10 июня 2004
Z Особое мнение Все выпуски

Леонид Радзиховский


Время выхода в эфир: 10 июня 2004, 19:08

10 июня 2004 года.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Леонид Радзиховский — журналист.
Эфир ведет Алексей Венедиктов.

А. ВЕНЕДИКТОВ — 19:09. Леонид Радзиховский у нас в гостях. Первые три вопроса мои, затем ваши вопросы на пейджер 961-22-22, для абонента 'Эхо Москвы', петербуржские товарищи присоединяются по своему пейджеру 202-13-49. Сегодня я больше внимания буду уделять телефону, потому что на пейджер отвечают «брокеры». Телефон 203-19-22. Вопрос, который пришел из Самары от Антона по Интернету: «Вот вы не высказались по поводу увольнения Парфенова. Что вы об этом думаете?»
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Я думаю, что здесь есть два аспекта. Один корпоративный и внутрителевизионный, который, к счастью, я имею возможность не обсуждать, поскольку я, слава тебе, господи, не работаю на НТВ, к телетусовке не имею отношения, поэтому говорить, кто из них плохой, кто из них хуже, Герасим или Му-Му, почему Герасимов совершил свой антигуманный поступок, я, к счастью, не обязан, могу спрятаться за то, что я журналист газетный. А второй аспект общеполитический или, если угодно, общесмишный.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Не смешной, а смишный.
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Совершенно не смешной. Касающийся всех нас — пишущих, говорящих, снимающихся и так далее. В этом плане это, конечно, печально. Ясно, что Парфенов был не подарок, как любой талантливый человек. И если бы у нас был десяток независимых каналов, то снятие Парфенова, Герасимова, Киселева и любого другого человека не имело никакого значения, кроме корпоративного. Поскольку у нас один федеральный полусвободный канал — НТВ, то естественно, что снятие на нем любой более-менее свободной программы, конечно, является ударом по весьма чахлой оставшейся свободе слова. В этом плане я снятие Парфенова, естественно, осуждаю.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Во-первых, не спрашивайте мою точку зрения, я с вами сегодня с 0 до 2 ночи, там я буду говорить о своей точке зрения, сейчас нас интересует точка зрения Леонида Радзиховского. Второй вопрос, который Ирина задает на пейджер 961-22-22, для абонента 'Эхо Москвы': «Хотелось бы узнать ваше мнение о ситуации вокруг Южной Осетии». Речь идет о том, что парламент Южной Осетии — напомню нашим слушателям, которые не слышали эту новость, — попросил принять Южную Осетию в состав РФ.
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Мое мнение довольно простое. Конечно, вся политика построена на разговорах о том, что нет двойной морали. И конечно, вся она построена на двойной морали. Ясно, что у них шпионы, а у нас разведчики, это догма для всех политиков, но тем не менее… Мне кажется, что в отношении Южной Осетии это тот редкий приятный случай, когда можно не руководствоваться двойной моралью, а именно: если нет свободной республики Ичкерия, то нет и свободной республики Южная Осетия, нет и свободной республики Абхазия, нет и свободной республики Приднестровье. Есть установленные, признанные во всем мире границы, признанные во всем мире государства. К таким государствам относится Россия, Грузия, Молдова и так далее. Поэтому мне кажется, что ответ Москвы на обращение республики Южная Осетия должен быть однозначным. Никакой независимой Южной Осетии в природе не существует, существует неотъемлемая часть Грузии. Безусловно, Россия, как и все мировое сообщество, должна гарантировать, чтобы при фактическом присоединении Южной Осетии к Грузии не было геноцида, не было этнических чисток, не было резни, не было тому подобных прелестей, которые, вообще говоря, бывают, но, насколько я знаю, Грузия никогда такими делами не занималась, по крайней мере насколько мне известно, но в любом случае…
А. ВЕНЕДИКТОВ — Но может всегда любой тиран, придя к власти… В Югославии до определенного времени этого не было, потом стало.
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Может. Душа горит. Поэтому на то и существует ООН, на то и существуют, если понадобится, российские войска, если понадобится, в союзе с другими войсками, будь то американские, натовские, какие угодно, чтобы гарантировать права человека на территории Южной Осетии. Права человека на территории Южной Осетии столь же неотъемлемы, сколь неотъемлемо право грузинского государства де-факто установить свою полную власть в пределах грузинской конституции над территорией так называемой республики Южная Осетия.
А. ВЕНЕДИКТОВ — И последний вопрос от меня, а затем телефон 203-19-22, сразу после новостей и рекламы. Сегодняшний приговор по делу Дмитрия Холодова, по «Московскому комсомольцу», оправдавший шестерых обвиняемых. Какие чувства вызывает у тебя этот приговор? Что ты вообще думаешь по этому поводу?
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Этот приговор вызывает у меня чувство ужаса. А что я думаю по этому поводу? Я это сказал. Я не знаю, насколько это юридически корректно, высказать свое личное мнение о том, виноваты или не виноваты.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Мы в СМИ, а не в суде.
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Я могу сказать, что у меня нет ни малейших сомнений в том, что эти люди, которые неоднократно признавались в этом убийстве, виноваты, что они это убийство организовывали. Более того, у меня вызывает чувство ужаса и тот факт, что никаким образом в этом деле не участвует г-н Грачев, ни с какого бока. Потому что понятно, что убивали они Холодова не для собственного развлечения. Вызывает это чувство ужаса. Я не думаю, конечно, что такие преступления будут в ближайшее время в России, но тем не менее вот эта безнаказанность, плюс к этому гарантированный взрыв восторга у огромной части патриотической аудитории по этому поводу, которые считают высшим патриотизмом, когда офицеры спецназа убивают молодого человека чуть старше 20 лет, вот такое понимание патриотизма наверняка сейчас будет поддержано, в том числе и многими нашими коллегами. У меня это вызывает чувство ужаса.
А. ВЕНЕДИКТОВ — 19:15, затем телефон 203-19-22, ваши вопросы, мнение Леонида, он будет на них отвечать. С ним и спорьте.
НОВОСТИ
А. ВЕНЕДИКТОВ — В прямом эфире 'Эхо Москвы' Леонид Радзиховский. Сразу отвечу Инне Борисовне, что Сергей Доренко в отпуске, назовем это отпуском, недели 3 он будет в отпуске, еще через неделю вернется. 203-19-22, первый телефонный звонок.
ВЛАДИСЛАВ — Я по поводу Счетной палаты. Была такая информация, что сейчас хотят ее переподчинить от парламента правительству. Неужели это связано с тем, что был аудит Чукотки, следовательно, связано с Абрамовичем? Неужели так сильна у нас еще Татьяна Борисовна, наш «серый кардинал»?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Ваш «серый кардинал»... У вас свои кардиналы, пожалуйста… Я только поправлю Владислава, он абсолютно неточен. Не о правительстве идет речь, а о президенте. Насколько я понимаю, Дума приняла, если говорить о фактической стороне дела, поправки в закон о Счетной палате, где представляет кандидатуру председателя Счетной палаты и его первого заместителя президент. Раньше этого не было. Но предложение это исходило от г-на Степашина. Это формальная часть. Теперь Леонид.
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Я, честно говоря, не думаю, что это имеет какое-то принципиальное политическое значение, Счетная палата подчиняется парламенту или она подчиняется президенту. Де-факто — как слушатели, может быть, слышали — парламент у нас тоже подчиняется президенту. Если для кого-то это новость, то я могу им эту новость сообщить. Таким образом, практического значения, подчиняется ли Счетная палата напрямую президенту или президенту через парламент, по-моему, значения не имеет. Что касается связи этого обстоятельства с тем, что у Степашина, известно, плохие отношения с Абрамовичем, он, действительно, несколько раз пытался его укусить, я думаю, что никакой такой существенной связи нет.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Владислав у нас всегда ищет заговор.
ВЛАДИМИР — У меня такой вопрос. Дума приняла навязший уже этот пакет асоциальных законов, безусловно. Они такое творят… Что, они ничего не боятся больше вообще? У нас что, больше не будет ни выборов… Или система ГАС «Выборы» показала себя, что можно делать что угодно? Как Радзиховский может ответить на это?
А. ВЕНЕДИКТОВ — И тоже опять поправлю. Дума пока еще не приняла полностью этот социальный пакет. Все-таки давайте не подтягивать факты, которых не было. И тем не менее, действительно, проголосовала за часть в 1-м чтении. Теперь по сути.
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Во-первых, я честно вам скажу, совершенно не уверен, что от принятия этих, как вы говорите, безусловно антисоциальных законов реально ситуация с выплатами и вообще с благосостоянием пенсионеров, инвалидов и тому подобных категорий бедных людей в России, что их реальное состояние значительно ухудшится. Я в этом абсолютно не уверен. Но это одна часть вопроса. Другая часть вашего вопроса, в какой степени Дума чувствует свою полную независимость от избирателей. Думаю, что в очень большой степени. Действительно, даже если эти законы будут крайне непопулярны в народе, я не думаю, что это существенно повлияет на результаты выборов в Думу, которые, впрочем, будут всего лишь через 3 года, а за 3 года многое забывается. Для того чтобы нынешний состав Думы мог претерпеть существенные изменения, необходимы некоторые условия, которые в стране нет. Дело не в том, что важно не кто голосует, а кто считает, я не думаю, что великие фальсификации производит эта система ГАС «Выборы», может быть в пределах 1-2%. Проблема не в этом. У нас нет независимого телевидения, склонного критиковать, склонного предоставлять всерьез эфир их конкурентам. Это главное условие. У нас независимого финансирования политических партий. Это тоже крайне важно. И наконец, ни один способный и карьерный молодой политик сегодня не будет спешить идти в конкурирующие партии, а скорее постарается сделать себе карьеру через «Единую Россию». Таким образом, отсутствие независимых СМИ, отсутствие независимого финансирование и, я думаю, большой кадровый голод у оппозиции, будь то правая или левая, это условия, которые создают исключительно выигрышную ситуацию для правящей партии практически при любом раскладе. Но разумеется, если речь пойдет о падении жизненного уровня в разы, о некоторой социальной катастрофе, то тут уже ничего не будет иметь значения. Если человек голодает, ему телевизор не поможет, сколько ни включай, сыт не будешь. Но если речь пойдет о некотором изменении уровня жизни, то это вполне можно корригировать с помощью умелой телепропаганды.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Леонид Радзиховский отвечает на ваши вопросы по телефону 203-19-22. Если у вас есть вопросы по событиям дня или недели, вы можете, представившись, задать их. Несколько вопросов пришло на пейджер, от Аллы, например: «Что это вдруг Йордан озаботился судьбой «ЮКОСа»?»
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Я думаю, что это, вообще говоря, вопрос, который бессмысленно задавать мне, его надо задавать Йордану.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Мы говорили с его представителем. Возможно, он скоро будет гостем «Эха». Мы зададим его, что это он озаботился. Я думаю, даже ответ мы знаем.
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Тут должна быть какая-то серьезная подковерная информация, которой я не владею. Для меня очевидно, что раздел туши «ЮКОСа» — это одно из самых вкусных и самых главных событий, которые предстоят российской элите на обозримый период времени. Желающих полакомиться здесь очень много. Вполне естественно, что Йордан, который в данный момент, насколько я понимаю, не имеет больших проектов, пытается выступить одним из… не участников дележа, это ему, как говорится, я так понимаю, не по чину, но, по крайней мере, принять участие в этом пиршестве духа. Было бы странно, если бы он не захотел этого делать.
А. ВЕНЕДИКТОВ — 203-19-22.
КОНСТАНТИН — Г-н Радзиховский, ответьте, пожалуйста, на два вопроса. Существует ли свободная республика Грузия и существует ли свободная республика Латвия?
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Отвечаю. Существует свободная республика Грузия. Первый вопрос. Существует ли свободная республика Латвия. Второй вопрос.
КОНСТАНТИН — Обосновать можете свою позицию?
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Это государства, признанные мировым сообществом. Это главный критерий существования независимого государства. Если вам, как я понял по контексту вопроса, что-то не нравится в политике Грузии или в политике Латвии, то это отнюдь не означает, что таких государств не существует. Есть много людей, которым что-то не нравится в политике России, но это не значит, что России не существует. Вообще говоря, на каждое государство существует огромное количество людей, в том числе организованных в партии и так далее, которым не нравится факт существования этого государства. Если по этой причине закрывать государства, то надо закрыть весь земной шар. Коль скоро ООН признает это государство, оно существует.
МАРГАРИТА — Я не согласна с позицией Леонида Радзиховского по поводу Абхазии и Южной Осетии. Абхазия когда была присоединена к Грузии? В 1931 году.
А. ВЕНЕДИКТОВ — А вы знаете, когда Калининградская область была присоединена к Советскому Союзу? На 12 лет позже, в 1945 году.
МАРГАРИТА — До этого она тоже входила в состав Российской империи.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Вы ошибаетесь. Это была Восточная Пруссия.
МАРГАРИТА — Вы знаете, чем отличается русский человек, российский, или симпатии, относящиеся к русским людям? Когда Россия увеличивается, душа радуется. А остальные, антирусские, они хотят расколоть Россию, меньше сделать и вредят постоянно. Позиция у Радзиховского какая-то антирусская постоянно.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Вот теперь понятно. Вот антирусскую позицию постоянно… Пожалуйста, Леонид.
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Я начал свою антирусскую позицию с того, что 1-я акционерная компания в России возникла при Николае Первом. Это явное проявление моей антирусской позиции, поскольку она возникла гораздо раньше.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Это правда.
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Очевидное ущемление, правда, не географических, но временны границ России. Я должен слегка разочаровать Маргариту. Она, по-видимому, думает, что Абхазия и Южная Осетия принадлежат к России, и я хочу их от России отнять и Грузии отдать. Маргарита, вы ошиблись, Южная Осетия и Абхазия не принадлежат к России, и я не в силах отнять их у России, подарить их Грузии, ровно потому что они не являются частью России.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Последний вопрос в этой части.
ГРИГОРИЙ — Вопрос по поводу Леонида Парфенова. В день увольнения, я наблюдал по центральным российским телеканалам, ни один канал не показал сюжета или комментария по поводу его увольнения. Сам Леонид Парфенов во время закрытия ТВС еще позволил себе сказать о том, что закрыли телеканал, а Первый канал даже слова не сказал. Как вы думаете, долго ли будет так продолжаться, что наше телевидение все молча и молча подает эту информацию?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Единственное — я правлю сегодня фактическое, — что и в программе Владимира Познера «Времена» и в программе «Время» Леонид Парфенов давал интервью, и в программе «Вести недели» в воскресенье тоже давал интервью.
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Вопрос, я думаю, не ко мне. Это вопрос к кремлевской администрации, которая контролирует выпуск политических и информационных сообщений по 1-му и 2-му каналам. На данный момент и в обозримом будущем, я думаю, будет продолжаться именно так. Более того, я думаю — кстати, увольнение Парфенова один из сигналов в эту сторону, — что эта политика будет продолжаться. Осмысленная она или нет, это другой вопрос. С моей точки зрения, она и Кремлю невыгодна. Но решает сам Кремль, что ему выгодно, что ему невыгодно. Насколько я понимаю, они считают, что это им выгодно, и такая политика будет продолжаться. Тем более сопротивления никакого они не встречают.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Через 6 минут мы продолжим. Копите ваши вопросы.
НОВОСТИ
А. ВЕНЕДИКТОВ — Леонид Радзиховский еще 9 минут отвечает на ваши вопросы. 203-19-22, это телефон прямого эфира.
ТАРАС БОГДАНОВИЧ — У меня вопрос-недоумение. Почему Грузия не хочет быть под Россией, не хочет быть в союзе с Россией, не хочет также быть в какой-то паре? А почему южноосетинский народ не может жить со своим народом, который живет через горку вместе, а должен входить в состав Грузии? ГДР, враги мирового человечества, объединились с ФРГ. А почему нельзя южноосетинскому народу на добрых началах отделить? Тем паче уже с кинжалом подступали грузины к южноосетинцам. И если бы не Россия, там неизвестно что было бы.
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Я не понял, кто там враги человечества. ГДР — враги человечества?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Неважно про ГДР. Вот объединились ГДР и ФРГ, а Северная и Южная Осетия не может объединиться в составе России.
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Я должен разочаровать уважаемого Тараса Богдановича, потому что существует такое неприятное понятие, как международное право. Если бы его не существовало, то, например, возник бы такой вопрос. Почему абсолютно пустая, за 200 лет так и не заселенная русскими Сибирь должна оставаться пустой, а рядом полтора миллиарда китайцев, которым жить нигде, почему бы им ни присоединить к себе Сибирь на дружеских, очень хороших и теплых началах, никого пальцем не тронув? Вот такие вопросы не встают, потому что существует такое понятие, как международное право, которое означает, что границы государств, признанных в мире, не подлежит пересмотру. Если бы они подлежали пересмотру, то у нас бы не просыхали мировые войны, войны всех против всех.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Я все-таки напомню Тарасу Богдановичу, что ГДР и ФРГ — это два государства, которые оба приняли решение объединиться. Если народ Грузии и народ России примет решение жить в одном государстве, то, конечно же, оно так и произойдет. Кстати, я для себя тут выяснил, что в Панкиссии, в знаменитом этом ущелье те грузины, которые живут, они этнические чеченцы. Т.е. собственно говоря, почему бы тем чеченцам ни жить с этими чеченцами. Это далеко нас может завести, Тарас Богданович.
ИРИНА — Уважаемый Леонид, меня, откровенно говоря, очень поразила ваша позиция насчет компенсаций. Я инвалид 2-й группы, абсолютно одинокая, живу только на пенсию. Лекарства мои на сегодняшний день, как минимум, полторы тысячи, добавят дай бог тысячу. А поездки?
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Я не говорил, что принятое решение является оптимальным и что оно никому не ухудшит жизнь. Есть такая штука, как среднее арифметическое. Отдельному человеку от этого не легче. Если вы живете на это пособие, и вам срежут 500 рублей, то для вас это катастрофа, вне всякого сомнения. И от того, что кому-то от этого станет лучше или кому-то не станет хуже, вам ни тепло, ни холодно. Поэтому ваша личная проблема, очень тяжелая проблема, совершенно не решается от того, что среднее государственное… Средняя температура по палате может быть нормальной, при этом у одного 40 градусов, а у другого уже труп остывает. Такое, как известно, тоже бывает. Поэтому ваша личная, очень тяжелая проблема, она и остается. Я просто хотел сказать, что вполне возможно, что этот закон будет скоррелирован так, что в среднем по стране те люди, которые получали льготы, немного проиграют или, может быть, даже вообще не проиграют при отмене льгот, точнее, при переводе их на деньги. Ясно, что вы и еще большое количество людей очень сильно проиграете, и вам, еще раз повторяю, это в любом случае катастрофа. Но для кого-то, и, может быть, для большинства это катастрофой не станет. А поскольку при выборах, так уж устроено, что один человек — один голос, то вот этого, может быть, не будет большого общего недовольства.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Леонид Радзиховский объяснил свою позицию.
ИГОРЬ — Сначала комплимент Леониду Радзиховскому. Вы один из журналистов, которые свой анализ проводят исходя не из желаемого, а исходя из действительного.
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Спасибо.
ИГОРЬ — И сразу две претензии по сегодняшнему эфиру, то, что вы ведете. Во-первых, ваша реплика по поводу судебного решения по поводу десантников, вы несколько эмоционально все это прокомментировали, или у вас есть какие-то факты, которые неизвестны суду, который их оправдал. И вторая претензия по тому, как человек позвонил и сказал, что не было сообщений по увольнению главного ведущего НТВ. Алексей Алексеевич это опроверг, и тут же вы начали развивать эту тему. Я так чувствую, что вы тоже чисто эмоционально хотели несколько уколоть нашу власть, хотя, в общем-то, в данном случае не за что. Ну и вопрос. Напоследок, возвращаясь к событиям годичной давности, когда очень многие журналисты либерального толка осуждали Путина за то, что он не поддержал Буша по поводу начала войны в Ираке, мотивируя тем, что Россия не получит экономических выгод в результате всей этой операции. Как вы считаете, насколько удачно было принятое такое решение? Потому что ощущение такое, что Россия, если все будет хорошо, не только получит компенсацию материальную, но и упрочит свои позиции, просто потому в Ираке будут очень сильны антиамериканские настроения и, напротив, сильны пророссийские, профранцузские, пронемецкие.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Я сегодня вечно поправляю, извините, слушателей, не только по Парфенову. Россия вынуждена была простить 65% долга Ираку. Как вы знаете, это решение было объявлено вчера.
ИГОРЬ — Я не про долг.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Но это же тоже материальные плюсы или минусы. Так что давайте будем честны. Давайте вам ответит Леонид.
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Тут три. По Парфенову у меня, естественно, нет никакой информации такой, которой не было у суда…
А. ВЕНЕДИКТОВ — По Холодову.
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Извините.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Ничего, я слежу.
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — По Холодову у меня, естественно, нет никакой закрытой информации. Вы правы, действительно, моя реакция была эмоциональной. Я думаю, что, как любой человек, я имею право на эмоциональную реакцию. Я могу только повторить, я пришел в ужас от этого приговора. Это правда. Никаких дополнительных фактов у меня нет. Я знаю мнение так сказать экспертного сообщества, мнение самих журналистов «МК», они тоже люди пристрастные, безусловно. Все люди пристрастны. Они ни одной секунды не сомневались, что убийство совершили эти люди. Эти люди признавались. Насколько мне известно, даже на суде речь не шла о том, что их пытали, т.е. это признание вырвали у них силой. Видимо, какое-то давление, как всегда, в ходе следствия на них оказывалось. Тем не менее для меня и по-человечески, и профессионально — со всех сторон очевидно, что они виноваты были в этом убийстве. Но раз суд их оправдал, я не имею возможности формально оспаривать решение суда. Эмоции мои да, они при мне остались, я их высказал. Что касается Парфенова, я сформулировал свою точку зрения. Уколоть власть… А чего власть укалывать? Я могу ее не укалывать, укалывать — это исподтишка как-то. Мне не надо, к счастью, действовать исподтишка, я могу сказать совершенно откровенно вслух. Я считаю большой ошибкой то, что продолжается зажим гаек в СМИ. Это плохо для общества, это плохо для самой власти. Потому что если гайки закручены больше известного предела, то потом они начинают отлетать. Или часто бывает так, что они отлетают, что плохо и для общества, и для власти. С моей точки зрения, дальнейшее их завинчивание является ошибкой власти. Уход Парфенова ... еще раз повторяю, я не большой его сторонник, но дело не в этом. Уход одной из более или менее независимых программ, которые позволяли себе выпускать пар и говорить власти неприятные вещи, уход такой программы, которая не будет заменена другой относительно независимой программой, есть дальнейшее завинчивание гаек, что вредно для власти и для страны. Теперь что касается Ирака. Правильно ли поступила Россия, что не принимала участие в военной операции против Ирака? Я думаю, что это тот случай, про который можно сказать — будущее покажет. Я был горячим сторонником американской военной операции против Ирака, о чем я много раз писал. Я считал, что американцы одержали там убедительную победу. В течение этого года выяснилось, что я был во многом неправ, что я могу прямо сказать. Сопротивления такого иракцев я не просчитывал. Значительно хуже, что его, по-видимому, не просчитали в Пентагоне и в ЦРУ. Тем не менее я думаю, что по прошествии определенного времени ситуация в Ираке устаканится. Я не знаю, будут ли там сильны антиамериканские настроения. Кстати, должен вам заметить, что вопреки ожиданиям многих, народной войны в Ираке нет. Действуют отдельные партизаны, отдельные силы, назовите их террористами или партизанами, как угодно, но тем не менее общенародного восстания против США нет. Поэтому я до сих пор считаю, что, если 30 июня американцы, как обещают, введут в действие иракское правительство и через какое-то время там ситуация более-менее устаканится и начнется даже рост экономики, я не думаю, что в Ираке будут после этого сильны массовые антиамериканские настроения.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Леонид Парфенов был «Персонально вашим». Спасибо большое, Леонид. ... Ты чувствуешь? Если Леонид, то Парфенов. Если президент, то Владимир Путин. Хорошо, мне Борисов скорчил рожу, а то я бы даже не понял, что я такое сказал.
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Я оговорился, ты оговорился, все нормально.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Леонид Радзиховский был нашим гостем. Спасибо большое, что вы пришли сегодня. Напоминаю, что комментарий Леонида Радзиховского вы можете услышать в нашей программе «Прямая речь» по воскресеньям.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире