'Вопросы к интервью
14 февраля 2020
Z Особое мнение Все выпуски

Особое мнение СПб


Время выхода в эфир: 14 февраля 2020, 11:07

В. Нечай У микрофона Валерий Нечай, и сегодня у нас в студии доктор медицинских наук, профессор и общественный деятель Лев Щеглов. Здравствуйте.

Л. Щеглов Доброе утро.

В. Нечай Давайте начнём, наверное, с события недели – для меня, во всяком случае, это так. Приговор по так называемому «пензенскому делу». Кто-то называет его «дело группировки «Сеть» (запрещённой и признанной террористической в России — прим. ред.). Вопрос, с которого надо начать: этих ребят приговорили к срокам от 6 до 18 лет, это же сталинские уже сроки?

Л. Щеглов Да, это важнейшее дело, и, конечно, при ответе на вопросы, которых тьма возникает в связи с этим дело, очень хочется пройти между Сциллой и Харибдой. С одной стороны, избежать вот этого прекраснодушного гиперинтеллигентного и гиперлиберального бесконечного оханья, хотя честно говоря, хочется и охать, и ужасаться. Но действительность говорит о том, что мы живём в данных обстоятельствах, и охать-ахать – малопродуктивно. Что хочется сказать по этому делу? Оно страшное, на мой взгляд. И не случайно возникшее. Для меня это цепочка, всё началось ещё с Болотной, сначала лишения человека конституционных прав на выражение воли, потом штрафы, потом разгоны, потом условные сроки, потом реальные сроки. Теперь мы что видим? Что эти 7 или 8 человек, если я правильно помню…

В. Нечай Семь. Восьмому сначала дали небольшой срок, а потом он вышел.

Л. Щеглов Так вот, давайте просто сопоставим: они в общей сумме получили сроков больше, чем 5 убийц Немцова.

В. Нечай 86 лет в общей сложности ребята получили.

Л. Щеглов Теперь второй вопрос: а может быть, мы с вами заблуждаемся, и это действительно боевики-подрывники, которые, как говорит прокуратура, ни много ни мало – намеревались свергнуть власть во главе с президентом.

В. Нечай Я добавлю: играя в страйкбол.

Л. Щеглов Вот что им вменяется. Это антифашисты, представители левых взглядов. Мне они не очень симпатичны, эти левые взгляды, но это очень молодые, в основном, провинциальные, люди, которые собирались, играли в этот страйкбол-пейнтбол, о чём-то там беседовали. Какой может быть организация, задумавшая свергнуть власть, без реальных, серьёзных военных наставников, боевиков, опыта военных действий, проникновения во всяческие структуры, наличия серьёзного вооружения, а не одного пистолета на всех?

В. Нечай Там ещё, извините, ведро алюминиевого порошка было!

Л. Щеглов Видимо, они мазались им периодически. На мой взгляд, это, может быть, не очень умные мальчики, которые играли в определённую игру. Если там какой-то порошок и заржавелый пистолет – ну, наверное, они достойны какого-то штрафа а может быть даже не дай бог, условного осуждения. Но ведь они же все заявляют, и достаточно живописно, и у многих из них следы реальных пыток. Ну мы же знаем, что пытают у нас, ну знаем мы – от засовывания бутылок с шампанским… Силовики резвятся таким образом, и периодически это всплывает. Но как же в данном случае следы от электрошоков объясняют укусами клопов? Признаваясь, во-первых, клоповники в тех местах, где есть жесточайший санэпидконтроль и всякое такое.

Но всё же ясно, в данном случае мы дошли сейчас до такого уровня цинизма и такой вертикали, где самое главное для человека это оценка начальства, а у силовиков у нас по-прежнему начальство позитивно оценивает результат. А результат – это раскрытие, это посадки. Как говорят: «У нас так просто не сажают!». Это в стране сталинских ГУЛАГов, где десятки миллионов «так просто» сгинули в лагерях либо выползли оттуда инвалидами.

В. Нечай Извините, они не сгинули в лагерях. Они построили Беломорканал.

Л. Щеглов Никому не нужный.

В. Нечай Я цитирую тех людей, которые оправдывают сталинские репрессии.

Л. Щеглов Знаете, я склонен дискутировать, может быть даже излишне, спорить, выдавать аргументы, слушать другого человека, но я глубочайше убеждён, что есть несколько базовых вопросов, которые говорят о том, надо ли вообще с этим человеком хоть какие-то дела иметь, или не надо. Представьте себе, предположим, человек говорит, что земля плоская, что надо вводить инквизицию – надо ли с ним говорить? Вряд ли. И если человек говорит, что «Сталин – это хорошо», что хороши ГУЛАГи, что хорошо, что его родню – дедушку, прадедушку убили ни за что — надо ли с таким человеком говорить? Это базовые вопросы.

А вот вне базовых вопросов — грандиозная наша проблема — оппозиция грызётся, как бешеная просто, в несущественных вопросах. Вопрос пыток, вопрос страшного обвинительного уклона, вопрос ломания судеб через колено, пусть, может быть и не самых умных мальчишек – это вопрос тоже базовый. И если мы будем поддерживать это – ну не знаю, как нас потом назовут наши дети и внуки.

И ещё любопытный момент, связанный с этим делом. Я вот подумал: несчастные матери, которые, наверное, до этого были за всё и всё хорошо; обычные люди и явно среди них были очень многие за власть, всё прекрасно. Сейчас они объединяются. Я не слышал, чтобы объединялись матери убийц, воров, насильников. Не слыхал как-то. Это некое свидетельство, что они в ужасе. И в ужасе не просто, что их дети получили сроки громадные, а потому что тоже убеждены, что ни за что.

Вот любопытно, теперь, когда у нас все независимые правозащитные организации стали иностранными агентами, часть из них прижали, расформировали, обложили – куда они обратятся? Может быть, в ближайшую районную прокуратуру с жалобой? Может быть, в администрацию президента? Ведь каждый человек, который сегодня даже тремя руками за власть, нутром чувствует, что когда его возьмут за горло ни за что, у него есть шанс бежать к кому? К правозащитным организациям, которые не являются частью этой выстроенной мощнейшей вертикали власти. Вот здесь, наверное, и мамы вынуждены будут прозреть. Хотя я говорю это без капли злорадства, с трудом представляя себе, что сейчас переживают ребята и их родители. Страшное дело.

В. Нечай Чтобы хотя бы представить, можно почитать — в «Новой Газете», и на «Медиазоне» были опубликованы письма родителей детям.

Л. Щеглов Это страшное дело, и, опять же, в длиннике… Ну я не понимаю тех, кто принимает решения. Послушайте, ведь необязательно быть историками. Я никакой не историк и вряд ли я имею мощную систему исторических знаний. Но это же новейшая история, которая была буквально позавчера. А именно: когда накануне октябрьского переворота 1917 года, власть, глупая, бессмысленная – буквально плодила этих бомбистов, студентов, мальчишек. Неправедными действиями, глупыми преследованиями она же провоцировала воспалённые умы именно на то, что действительно потом являлось терактами. Неужели непонятно, что излишняя суровость по отношению к молодому человеку очень опасна, это бумеранг.

Не надо забывать – это же молодые ребята, у них излишняя энергия, даже, может быть, глупость какая-то. Физиогномика вряд ли наука, но я вот посмотрел некие видео и всё вместе: данные, их показания, нелепые объяснения следствия, и их лица, и ка кони бегали и стреляли друг в друга этими шариками – ну это такая же террористическая организация с конкретной целью свержения власти, как мы с вами представители кордебалета. Примерно вот так.

В. Нечай Знаете, я здесь отмечу ещё вот что: вы говорите про то, стоит ли разговаривать с теми людьми, которые оправдывают сталинские репрессии и так далее – а вам не кажется, что если мы не будем с ними разговаривать, то окажемся в своём маленьком загончике…

Л. Щеглов Нет-нет-нет, мы должны разговаривать с теми, кто доступен, понимаете? Зачем мы на «Эхе» сидим? Я глубоко убеждён, что большая часть населения – это не убеждённые представители либеральных идей, свободы, равенства, просвещения, интеллекта. Уверен, что большая часть слушателей это и не те, которые рогом упёрлись: «Мы за любую власть, и пусть нас порют, бьют, в стране увеличивается количество нищих, весь мир враги», и так далее. Я глубоко убеждён, что большая часть населения это либо, к сожалению, дремлющие люди («Народ безмолвствует», — сказал «наше всё» когда-то), или сомневающиеся. Возвращаясь в нашей теме, иногда сомневающихся – логике учат не программы типа нашей, а страшные происшествия, как матерей этих ребят, которые сейчас получили сейчас по 9, по 15 лет.

В. Нечай А вы мне можете сказать вот что. Если предположить, что одной из причин это дело стало то, что надо было кому-то отчитаться наверх, что «вот они победили», получить новые звёздочки на погоны…

Л. Щеглов Конечно. За этим стоят и деньги, премии.

В. Нечай А что в головах у этих людей?

Л. Щеглов А ничего. Холодный цинизм. А что стоит в головах у 90 % наших людей, которые уже смирились с тем, что основное действие, которое происходит в сегодняшней России – это воровство? Я иногда слышал в ответ на этот вопрос: «Вы просто завидуете. Окажись мы с вами там – также воровали бы». Вот такая история примерно.

В. Нечай Кто-то вообще говорит, что коррупция – это смазка для экономики.

Л. Щеглов Отлично, давайте тогда примем всё то безумие, которое происходит, а именно – известно, что самые дорогие яхты, дворцы, самолёты отнюдь не у бизнесменов, а у олигархов. А кто такой олигарх? Богач, насосавшийся денег в связи с аффилированностью к власти. И у чиновников. Примем, что самые богатые люди – чиновники с конкретными окладами (почему-то только у них мамы-миллиардерши, жёны, племянники); давайте примем, что самыми мощные коррупционеры, оказывается, офицеры по борьбе с коррупцией. Давайте примем полную абсурдность нашего существования, как некий факт. Об этом уже написал когда-то Оруэлл: «Министерство правды занимается ложью, министерство мира – войной». Давайте всё это примем, тогда всё будет гармонично.

В. Нечай С другой стороны, из тех вещей, которые я прочитал по делу «Сети» (кстати, всем рекомендую статью Ольги Романовой на «Карнеги» и фильм «Как не стать террористом», который сняли журналисты канала «7x7», в Youtube он в открытом доступе) — одно из объяснений, что это противостояние отцов и детей. В каком смысле: эти силовики не могли понять, каким образом эти анархисты могли тратить своё время для того чтобы кормить бездомных – некоторые из этих ребят у нас здесь, в Петербурге, в «Ночлежке» работали, помогали.

Л. Щеглов Это тоже существует, да. Поэтому я и пытался сказать: любой нормальный родитель знает, когда его подросток, сын, скажем, проходит так называемый «трудный возраст». И если он разумен, порядочен и любит своего сына, то может допустить, что в этом возрасте может быть хамство, грубость, резкость, могут быть не очень этичные поступки. Тяжёлый возраст. Почему государство, власть, не понимает, что 20-летний человек – это человек с оголённой кожей, который не набил ещё подлых шишек и рубцов, позволяющих стать так называемым «умудрённым» отцом, типа — «не высовывайся, в честные не ходи, героизм никому не нужен». Да, в определённой степени – да. Только проблема отцов и детей может быть тургеневская, гладкая, а может быть ужасающая, которую мы сейчас обсуждаем.

В. Нечай Если немного сменить тему (почему немного, потому что мне кажется, что то, о чём мы сейчас будем говорить, чем-то напоминает «Сеть», но, наверное, с каким-то позитивным смыслом): Алла Ильина, новая, во всяком случае, для меня, героиня. Петербурженка, которая сбежала из Боткинской больницы, после того, как её обманули. Ей сказали, что «на день или на пару мы тебя положим, проверим и отпустим». Девушка сбежала, её искали с собаками, теперь её будут штрафовать. Суд в понедельник в 9 утра.

Л. Щеглов Для меня это всё то же самое, хотя и в более мягком варианте. Это иллюстрация самой, пожалуй, нашей тяжелейшей проблемы, противостояния человека (индивида, личности) и государства. Человек, как только он сталкивается с государственной машиной, обречён. Это то, что сейчас происходит. Я глубоко убеждён, что если бы эта Алла столкнулась с главным нашим санитарным врачом (которая, насколько я понимаю, является рулевым в этой идиотской, нелепой истории), как с соседкой, случайным спутником в общественном транспорте, и разговорилась бы — то вполне возможно, что оказалось бы, что это крупное административное лицо само по себе является милой, логичной, приличной женщиной. Но как только ты надеваешь мундир, начинаешь быть ответственным перед человеком, у которого на этом мундире ещё одна звёздочка – всё, ты превращаешься в элемент государства.

С точки зрения медицины (я посмотрел эту историю) это же нелепость и бред. Во-первых, для того, чтобы применять меры принудительного характера должно быть совершенно точное, чёткое и судебно установленное отрицательное воздействие этого человека на окружающих. Предположим, эта Алла (не дай бог, я фантазирую) больна холерой в самом злокачественном выражении. Да – приехать, с помощью правоохранительных органов немножко насильно забрать и изолировать. Ведь первое, с чего начинается история – её обманывают: «Заедьте на один вечер». Второе: уже все инкубационные сроки проходят, а ей говорят: «Сиди!». Третье – ей говорят, что «вы здоровы, но на всякий случай». Да что это такое?! Поэтому она вынуждена, она женщина, у неё может быть паника. Да и мы с вами – давайте нас сейчас на две недельки запрём, никакого контакта, ничего не понимаем, что происходит. Как это?

В. Нечай Еда по расписанию и прочее.

Л. Щеглов Да. Это показано, как сегодняшнее государство относится к человеку: «Ты просто микроб. И не вякай».

В. Нечай Вы знаете, меня поразила ещё одна вещь, про которую Алла сегодня утром у нас в эфире рассказала. Перед тем, как отправить её в Боткинскую больницу (она отказывалась), ей сказали: «Не поедешь – будет плохо врачам в поликлинике, где ты лечишься». Шантаж.

Л. Щеглов Шантаж и злодеи как бы апеллируют к человеческому. Тебя хотят обокрасть, унизить, а говорят: «Ну ты иди нам навстречу, иначе твоя мама будет переживать». И прекраснодушный доверчивый человек, конечно, пойдёт навстречу. Это говорит о том, что Алла (я знать её не знаю) имеет какие-то человеческие качества, она готова на какие-то ущемления ради каких-то других врачей, которые якобы пострадают. А те, кто вот это всё устраивает, не видят в ней ни человека, ни личность. Они видят свой отчёт, и чтобы только не влетело им лично за какое-то нарушение инструкции № 185, и как возможность получить благодарность, а то премию. Всё. Во всех этих делах – что у силовиков, что, в данном случае, у санитарных докторов – человека нет. Они как шахматисты, или, скорее, как «Чапаев» в шашки: передвигают эти штучки, которые называются людьми. А задачи совсем другие. Это не люди для них.

В. Нечай Но беда заключается ещё и в том, что вот эти санитарные врачи так себя повели, и теперь у меня нет доверия санитарным врачам. У меня давным-давно нет доверия ФСБшникам, потому что мы знаем про «Сеть».

Л. Щеглов Конечно. А с стой стороны… Вот мы свами говорим, а с той стороны: «Смешные нелепые ребята. Мы всё равно будем делать так, как делаем, а если уж очень прижмёт – ну есть Росгвардия».

В. Нечай С двойной оплатой во время митингов.

Л. Щеглов Да-да. Вот такие аргументы, если мы будем слишком раздражать. Так у них в головах, видимо.

В. Нечай Но ведь тогда мы будем всё дальше и дальше друг от друга.

Л. Щеглов Да.

В. Нечай Но если это происходит, рано или поздно произойдёт разрыв.

Л. Щеглов Обязательно. Я не политолог, никакой не оракул, но убеждён, что в ближайшее время будет так же, если не хуже, а в долгосрочной перспективе это всё обречено. Потому что напряжение у людей возрастает, экономика неэффективна, нищих всё больше, это неэффективная история.

В. Нечай Вот вы это сейчас сказали, а я вспоминаю результаты голосования на выборах президента.

Л. Щеглов Так и будет в ближайшее время.

В. Нечай И я вспоминаю о том, что мы сейчас обсуждаем поправки в Конституцию.

Л. Щеглов Так и будет, у людей нарушены логические связи, за счёт очень многих факторов. Конечно, за счёт нашей двух-трёхвековой истории, и за счёт мощнейшей пропаганды. Самый-самый запропагандированный бесконечный зритель телевизора скажет вам то, что будет казаться нелепостью, а для него это результат его мощных умственных усилий. Он скажет: «Министры, всякие руководители, все-все-все – очень плохие люди, скорее всего, нечистоплотные, а как минимум – ничего не хотят делать». Но на самом верху — всё просто суперское, сверхзамечательное!

В. Нечай Это же царь и бояре.

Л. Щеглов Да. Так пока устроено народное сознание. Но оно, во-первых, меняется, а во-вторых, мы преувеличиваем, таких людей далеко не 90, не 80, и не 70 %. Уверен.

В. Нечай А у кого-то сознание может поменяться.

Л. Щеглов Да! Особенно когда приближается к тебе лично проблема.

В. Нечай Мы продолжим этот разговор после московских новостей.

НОВОСТИ

ЗАСТАВКА

В. Нечай Мы продолжаем, напомню — доктор медицинских наук Лев Щеглов у нас в студии. Мы остановились на поправках к Конституции. Там уже бога рекомендуют включить. Дьявола почему-то не хотят – в смысле победы над ним. Я бы это предложил. Кто-то культуру, как Михаил Пиотровский. Такое ощущение, что на самом деле нам просто готовят какой-то сюрприз, свинью какую-то.

Л. Щеглов Конечно. Знаете, я вот сейчас подумал: нам же усиленно предложено считать, что «наше всё» — это Пушкин, а возникает ощущение с каждым днём, что вообще-то наше всё – это Салтыков-Щедрин, у которого я помню фразу: «Чего-то хотелось, то ли новой конституции, то ли севрюжины с хреном». Послушайте, я не правовед, не юрист, в отличие от большинства наших первых лиц, но я действительно не понимаю: а в чём вдруг такая необходимость (причём мы знаем, что она решается как-то предельно быстро), в чём смысл этих очень туманных предложений по изменению Конституции, которые даже правоведы, юристы и знатоки Конституции до сих пор не очень понимают? Есть обычная логика – если речь идёт о душевно здоровых людях, и если одни что-то предлагают другим очень туманно и непонятно, то на самом деле в основе лежит что-то одно, очень прозрачное и очень понятное.

В. Нечай Я здесь вспоминаю того же Салтыкова-Щедрина, который сказал: «Если начали говорить о патриотизме, значит, где-то украли».

Л. Щеглов Ну с этим мы давно уже как бы смирились. Да-да. Конечно же, это просто-напросто утяжеление самой власти, вертикали оказывается недостаточно. Ты стоишь перед вертикалью, тебе и так не влезть, но нет, теперь ещё нужно, чтобы с этой вертикалью надо всем свисала гиря. Насколько я понимаю, происходит усиление власти президента, потому что даже такая мелочь… я не помню по цифрам, сегодня президент, кажется, может назначать из всего сената 17 человек, а будет – 30. Следующее смотрим: предлагается пожизненное сенаторство. Зачем? Ничего не понятно. Но это какие-то проблески вот того ясного и конкретного, что лежит внутри вот этого безумно туманного и даже нелепого. Что значит «утвердить в Конституции минимальную оплату труда»? Так это и так законами определено, зачем же это в Конституцию?

Мне один весьма известный адвокат (естественно, я не буду называть фамилию) рассказывал, что он по ряду дел иногда бывает и в Верховном, и даже в Конституционном суде. И когда он приносит туда свои аргументы с жалобами: «Смотрите, здесь всё нарушено, как же так?!», просто беседует с кем-то, то он несколько раз получал ехидную реплику тех, кто на самом верху нашей Фемиды: «Ой, вы ещё про Конституцию вспомните». Понимаете? Это отношение высших иерархов правосудия. Значит, всё это делается совсем другими вещами.

Что же мы, будем играть в уж совсем ничего не понимающих? Эта пилюлька завёрнута в очень красивую бумажку про горячие обеды. Представляете, предложение изменить Конституцию и тут же — горячие обеды, материнский капитал подувеличить. Обычный человек с разрушенными под влиянием пропаганды мозговыми связями, думает: «Отлично, пусть они там что хотят делают, чего я туда буду влезать? А вот здесь на 5 тысяч больше, здесь за обед ребенка не надо будет платить, ну и окей».

В. Нечай Давайте будем называть вещи своими именами – это же подкуп.

Л. Щеглов Конечно. В определённом смысле любая власть это предполагает, но делает это не так грубо, свирепо и нелепо. Послушайте, пусть даже пришло время менять Конституцию. Предположим, хотя я ориентируюсь на мнение правоведов – она у нас очень хорошо, поэтому зачастую её и нарушают не граждане, а правоохранители. По Конституции ты можешь идти на митинг, а тебе говорят: «А он не санкционирован». Вообще слово «санкции» сегодня – слово дня. Против нас санкции со стороны Запада, а внутри страны санкции со стороны государства против человека. Чудесно – санкции, как знак времени. Всё санкционировано, всё не санкционировано и так далее.

Есть только один механизм – референдум. Почему от него уходят? Потому что быстро надо сделать. Настоящий референдум готовится долго. Многие говорят: «Да и чёрт с ним! Голосование этот тот же референдум». Да ничего подобного. Демократия – это процедура, соблюдение каких-то мелких занудных частностей. «А мы устроим голосование!» А такого механизма нет. Вот в коллективе устраивайте голосование, в 9 начинать утра или в 6. Поэтому очень много вопросов, очень много странностей и это так называемое «неясное», людям, хотящим думать, совершенно ясно.

В. Нечай Вы же прекрасно понимаете, что кроме этого у нас есть закон о выборах и референдумах. Во-первых, Конституционный суд должен был бы дать своё заключение по ряду положений, выносимых на голосование – а там сокращается количество конституционных судей и меняется вообще механизм. А во-вторых, если мы будем проводить это голосование, на него не будут распространяться правила контроля и наказания в случае, если будут фальсификации.

Л. Щеглов Опять же, через 5-10 лет это будет разбираться в учебниках как пример неправомерного использования процедуры, которая не имеет никаких… Что такое «всенародное голосование»? Новгородское вече, что это? Плебисцит? Нет таких понятий. Вы совершенно правы, есть два механизма – выборы и всенародный референдум. Всё. Почему опять вдруг это возникает? Потому что надо быстро и, с точки зрения придумщиков, эффективно добиться своего результата. Вот, собственно, и всё.

В. Нечай И всё-таки… Минута, если можно, на этот вопрос. Если мы говорим про этот недореферендум, сейчас его противники говорят о трёх тактиках: не ходить; либо голосовать нет, против этих поправок; делать так, что «мы не верим», говорить о сомнениях. Вы для себя тактику выбрали?

Л. Щеглов Да, я выбрал, потому что я специально поинтересовался тем, что мы только что обсуждали. Это не вполне правомерно, нет такого понятия, зачем я буду участвовать в незаконных каких-то акциях?

В. Нечай Эта незаконная акция будет стоить 14 миллиардов рублей.

Л. Щеглов Тем более. Это при больных детях и 20 миллионах, живущих за чертой.
Слушайте, с другой стороны, это всё закономерно. Чего тут удивляться? Надо было думать, когда ещё несколько лет назад любая инициатива первого лица вызывала единодушное голосование в Госдуме и в сенате. Нет такого в нормальных странах. А у нас, если бы кто-то вдруг проголосовал против предложения, исходящего из Кремля – это же всё равно, что подвиг Матросова. Так что это всё закономерно.

В. Нечай Я стар настолько, что я помню, как Совет Федерации не одобрял бюджет России.

Л. Щеглов Совершенно верно. И помните, как мы ещё говорили: «А что толку от 1-2 оппозиционных депутатов в Госдуме?» Сколько один Дмитрий Гудков мог хотя бы вопросов вставить? Которые тонули в пустоте, но он их вставлял. А сегодня, если из Кремля придёт: «Давайте голосовать, что в году не 365, а 400 дней», они все единогласно проголосуют.

В. Нечай Ровно так же и случилось с отказом от перевода времени с летнего на зимнее.

Л. Щеглов Время они переводить не умеют, а стрелки переводить очень хорошо умеют.

В. Нечай 2 минуты у нас остаётся. Вопрос, который я хотел вам всё-таки задать: в Петербурге суд приговорил к уничтожению книгу мусульман. Ещё владелец называет её Кораном, хотя при этом, как выясняется, эксперты… Как ФСБ пишет: «Книга с арабскими символами в коричневом твёрдом переплёте». Понять, что это на самом деле. они не могут. А уничтожить хотят.

Л. Щеглов Вспоминается, что, кажется, Ежи Лец говорил: «В каждом веке есть своё Средневековье». Это приходит наше, родное отечественное Средневековье. Думаю, что это запредел и что это отменят. Во-первых, это межконфессиональный конфликт. Что это такое – для одной религиозной конфессии признающееся святым, другими не может расшифроваться? У нас в Петербурге нет специалистов по арабскому языку и знающих ислам?

В. Нечай Конечно, есть.

Л. Щеглов Это безумие, это непрофессионализм, который пронизывает всё.

В. Нечай А вы знаете, кто этот НРЗБ у нас сейчас? Или он коллективный?

Л. Щеглов Я думаю, коллективный. И потом, ещё раз хочу сказать вам: у самых беспородных дворняг есть хороший нюх, куда надо бежать в каком случае. Они, будучи непрофессионалами и мракобесами, очень хорошо чувствуют запах: откуда исходит и в какую сторону дует. И иногда даже как бы немножко утрируют свои действия, и их иногда для порядка одёргивают. Думаю, так и случится в этом случае.

В. Нечай Говорят, точно так же поступают и судьи в российских судах, и никто никуда не звонит.

Л. Щеглов А кстати, в новом варианте они будут ещё более зависимы. Муниципалитеты, которые во всём мире представляют собой как бы чуть-чуть отдельную власть, будут тоже зависимы от центра. И будет нам счастье.

В. Нечай Знаете, из этого всего разговора я могу сказать только одно: кажется, мы просто очень плохо знаем свою историю. Потому что всё это уже давно было.

Л. Щеглов Выводов не делаем.

В. Нечай Я напомню, это была программа «Особое мнение». Лев Щеглов был у нас в студии.

Л. Щеглов Удачи всем.

В. Нечай Спасибо. Всего доброго.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире