'Вопросы к интервью

А. Петровская 11 часов и 7 минут, добрый день, доброе утро! Это программа «Особое мнение». Со своим особым мнением сегодня депутат Законодательного собрания Борис Вишневский. Напомню средства связи, смс-портал + 7 931291 58 00, а также Ютуб-трансляция на канале «Эхо Москвы-Спб». Нам там можно смотреть, слушать, писать комментарии и задавать вопросы.

Начнем с того, что вчера в Пензе суд вынес приговоры семи активистам проходящим по делу «Сети», которая является запрещенной организаций и признана террористической в России. За создание террористической организации они получили сроки от шести до восемнадцати лет. Все сроки, которые запрашивало обвинение, практически их все суд подтвердил. Несмотря на внимание, которые привлечено к этому делу, несмотря на заявления о пытках, которые были со стороны фигурантов этого дела, несмотря на то, что даже до президента донесли информацию об этом деле, мы видим такой итог этого судебного процесса. В Пензе еще ждут судебного решения по фигурантам из Петербурга.

На просторах соцсетей есть мнение одного из защитников Бояршинова, который говорит о том, что общественность сейчас возмущена этим сроком, который вынес суд в Пензе, но вопросы надо задавать не столько к суду, сколько к самой статье и к самому Уголовному кодексу и к антитеррористическому пакету, который был принят в 2013 году. А вы эту позицию разделяете?

Б. Вишневский Да, конечно, но начать я хочу с того, что общественного вниманию к делу «Сети» было не достаточно, как и к делу «Нового величия», очень похожего на него, как и к делам крымских татар, которые по таким же обвинениям получают такие же чудовищные сроки раз за разом. И об этом почти никто не знает. По сравнению с Московским делом, или с делом Голунова, к глубокому сожалению, значительно меньше огласки, меньше внимания. И такой приговор в том числе может быть был вызван и недостатком этого внимания.

А самом деле я знаю уже почти два года. Еще в июне 2018 года в Удельном парке мы организовывали митинг в защиту политзаключенных. На этом митинге выступала Татьяна Копылова, мама Юлика Бояршинова, одного из обвиняемых по делу Сети. Все, что мне известно, позволяет мне утверждать, что оно полностью сфабриковано. Доказательства выбиты пытками. Обвинение не выдерживает никакой критики. Формулировки обвинительного заключения… Вдумайтесь, дорогие слушатели: «в неустановленном месте неустановленные лица при неустановленных обстоятельствах что-то там планировали». И на основании таких формулировок людям дают срок заключения до 18 лет. Это как называется?

Не могу не напомнить, года два назад я был на похоронах известного журналиста Дмитрия Циликина. Его убийца, который нанес ему тридцать ударов ножом, осужден… Саша, как вы думаете на сколько? На восемь с половиной лет. А люди, которые не то, что никого не убили, которые вообще никому не нанесли никакого ущерба, у которых обвинительное заключение построено на исключительно на домыслах следствия и на показаниях, от которых они отказались в суде, которые были выбиты пытками, в том числе и электрическим током – получают до 18 лет.

А. Петровская Возвращаясь к мнению одного из адвокатов, он как раз и говорит о том, что если посмотреть на эти сроки, которые предлагает эта статья, если посмотреть как квалифицируется террористическая организация по этой статье, то мы видим, что здесь нет необходимости доказывать, что что-то реально готовилось. Просто само целеполагание является основанием для заключения по этой статье. Действительно, вопрос глобальный к законодательству. В Уголовном кодексе эта статья в рамках антитеррористического пакета добавилась. Наверное вопрос надо задавать выше, чем просто по конкретному делу.

Б. Вишневский Без сомнения, законодательство в этой части надо менять. Нужно наказывать за реальную террористическую деятельность и за реальные приготовления к террористическим актам. Только этого мы практически не видим. Как обычно мы видим, что ищут не там, где потеряли, а там, где светло. Конечно, гораздо легче найти группу антифашистов или левых активистов, таких как в том же деле «Сети» и облыжно обвинить их в том, что они собирались свергать власть. О чем вы, господа? Люди, часть из них служила в армии, у которых даже путем подбрасывания не обнаружили ничего, кроме двух неисправных гранат и одного пистолета, все показания которых построены на выбитых под пытками, и что? Эти люди реально собирались свергать власть? Кто-нибудь в это верит? Что они вдесятером собирались устраивать государственный переворот? Но в это же невозможно поверить!

Там такие доказательства замечательные! Например, один из них был инструктором по стрельбе, и имел официально зарегистрированное оружие – карабин «Сайгак». У другого тоже было официально зарегистрированное лицензией охотничье оружие. И их обвиняют в том, что они это собирались использовать чуть ли не для государственного переворота! Вот такого уровня там доказательства.

А. Петровская Но это строится на логике законодательства во многом.

Б. Вишневский Это строится не только на логике законодательства, это строится еще на том, что суд не критически оценивает все, что принесло следствие. Все, что следствие состряпало, то и переписывается фактически в решение суда. Я отца Юлика Боярышнинова почти каждую пятницу встречаю на Невском проспекте с плакатом в защиту сына и других политзаключенных, и он, и Татьяна Копылова и адвокат Виталий Черкасов, который занимается этим делом, они были у нас месяц назад, когда мы открывали в офисе питерского «Яблока» выставку по делу «Сети» и там тоже представлены очень убедительные материалы о том, как пытками выбивались показания, как все это сфальсифицировано, и нормальный суд в нормальной стране такой обвинительное заключение, что называется «надел бы на голову следователям». И следователи были бы потом обвинены в попытке сфальсифицировать дело. А у нас – вплоть до восемнадцати лет сажают тех, кто является обвиняемыми по этому делу.

А. Петровская Иван Иванченко в Ютуб трансляции спрашивает у вас, как вы относитесь к обвинениям, что ваше участие в мероприятиях в поддержку фигурантов дела «Сети» трактуют как поддержку террористов. Я не знаю, есть ли такие трактовки, и есть ли какие-то подобные слова в ваш адрес?

Б. Вишневский К нам на выставку прибегали… Журналистам их назвать невозможно, они не заслуживают этого звания. Персонажи из информационных помоек, которые пытались именно так трактовать эту выставку. Они сами, если бы их начали пытать, гораздо быстрее дали бы любые показания, о том, что они лично, кому-нибудь из вышестоящих начальников или властителей, хотели бы в чай полония подбросить. Это все чушь! Даже то судебное решение, которое было принято вчера, еще не вступило в силу. Конечно оно будет обжаловано. И пока никто не смеет называть этих ребят террористами, даже с точки зрения закона. Если мы говорим о том, что дело сфальсифицировано, что доказательства ничтожны, что людей пытали, это что? Поддержка терроризма? Ни малейшего отношения это к ней не имеет. Это утверждение, что эти люди невиновны в том, в чем их обвиняют.

А. Петровская Мы будем следить за тем, как пройдут суда над фигурантами из Петербурга. Уже известно, что будут обжалованы принятые решения по Пензенским делам. На этом история Сети не заканчивается.

Б. Вишневский Я только к одной вещи хочу призвать, в том числе и журалистов, которые нас слышат, или потом посмотрят этот эфир или прочтут. Дорогие коллеги! Я могу говорить «дорогие коллеги», поскольку до сих пор с гордостью кроме статуса депутата имею статус обозревателя «Новой газеты». Пожалуйста, как можно шире распространяйте информацию о политических репрессиях в нашей стране! О политических преследованиях. Вспомните, какой резонанс с вашей помощью был дан делу Голунова. И Голунов был освобожден. Какой был резонанс Московского дела, и это помогло тому, что несколько людей, часть, не все, к сожалению, были освобождены от чудовищных обвинений. Чем больше будет огласка, тем больше вероятность того, что суды будут выносить приговоры более близкие к закону.

А. Петровская Борис Лазаревич, отсутствие должного внимания к делу «Сети» и «Нового величия» связаны с тем, что там обвинения идут по статье, связанной с деятельностью террористических организаций?

Б. Вишневский Я не могу этого исключать, что кто-то боится поддерживать людей, которые обвиняются по столь тяжкой статье, но если обвинение сфальсифицировано, надо об этом говорить. Если людей пытали – надо об этом говорить. Существует официальный доклад, сделанный двумя замечательными девушками, к сожалению уже бывшими членами Общественной наблюдательной комиссии Яной Теплицкой и Катей Косаревской о том, как применялись пытки, в том числе и к фигурантам дела «Сети». Я этот доклад отправлял в суд для принятия мер и для возбуждения уголовных дел.

А. Петровская Но уголовных дел нет?

Б. Вишневский Результат – ноль. Уголовных дел нет. Вообще по делу «Сети» не возбуждено ни одного дела, простите за тавтологию, по заявлениям по применению пыток. Даже расследовать это не хотели.

А. Петровская А внимание, на ваш взгляд, может изменить ситуацию? Хотя бы по части возбуждения уголовных дел? Потому что пытки…

Б. Вишневский Общественное внимание может изменить ситуацию. Власть очень часто отступает, столкнувшись с серьезным общественным вниманием, с большим резонансом. Так можно защитить невиновных. Все что мне известно, приводит меня к этому выводу. Люди, которых осудили вчера, они не виновны в том, за что им вынесен этот приговор.

А. Петровская Мы с вами говорили с вами о судебном решении и вообще о законодательстве. Давайте теперь перейдем к самому высшему, к законы, который у нас в качестве базиса и основы – к Конституции, которую тоже хотят пересмотреть. С Уголовным кодексом – пока нет, а зато с Конституцией – да. У вас уже вышла большая публикация в «Новой газете» и вы в ответе на те поправки, которые были предложены были президентом, написали список своих поправок, их штук двадцать.

Б. Вишневский Это не я написал.

А. Петровская В данном случае вы – как коллективное представительство от «Яблока».

Б. Вишневский Я из свел в двадцать основных тезисов. Как только появились эти путинские поправки к Конституции, мы стали это в «Яблоке» обсуждать. А я не только депутат, но и руководитель фракции «Яблока», и зам председателя партии «Яблоко», избранный в декабре на партийном съезде на этот пост. Что нам делать? Можно просто сказать «нет», мы против этих поправок. Они усиливают власть президента, ослабляют суды, ослабляют регионы, ослабляют местное самоуправление и почти не расширяют полномочия Парламента, это все фиктивно. И можно просто требовать это не принимать. Но мы решили, что этого не достаточно.

Надо предлагать альтернативу. Мы способствовали созданию общественного конституционного комитета, у которого четыре сопредседателя: Григорий Явлинский, Владимир Рыжков, Евгений Гонтмахер и Леонид Никитинский. Вместе с нами работают классные юристы, в том числе даже бывшие судьи Конституционного суда, специалисты высочайшего уровня по конституционному праву. Уже первый пакет наши предложений, что надо отменить в Конституции официально, сделан. Он состоит из четырех законопроектов. Один касается президента, второй – парламента, третий – правительства и четвертый – судебной системы. И эти проекты и содержат эти двадцать тезисов, о которых я и писал в «Новой газете». Синхронно в пяти региональных парламентах, где у нас есть фракции: Москва, Петербург, Псков, Карелия, Астрахань, мы это внесли, передали на рассмотрение и будем настаивать на том, чтобы региональные парламенты рассмотрели это как свою инициативу в Государственную думу о поправках в Конституцию.

Зачем нужна парламентская оппозиция? Не только для того, чтобы что-то сказать с трибуны, а для того чтобы легально заставить обсуждать свои предложения. Официальная инициатива, внесена в региональный парламент, и ее придется обсуждать. От нее нельзя просто так отмахнуться. Конечно, можно попытаться выкинуть ее из повестки пленарного заседания. Я даже думаю, что такого рода методы у нас в Петербурге почти наверняка будут применяться. Но думаю, мы сможем как минимум настоять на обсуждении этого на Комитете по законодательству. Будем стараться вынести это на пленарное заседание и тоже самое будет происходить в Москве, Пскове, в Астрахани и в Карелии.

Предложения оппозиции, сформулированные в виде юридического акта, который внесен официально, и официально принят к рассмотрению, – это очень важно. Это не просто митинги и пикеты, не просто какие— то предложения, которые никто не обязан рассматривать, а то что так или иначе рассматривать придется.

А. Петровская Посмотрим! Ведь были случаи, когда что-то когда-то так и не рассмотрели под разными соусами.

Б. Вишневский Конечно были, но наша задача – заставить из рассматривать, а заодно и объяснять гражданам, почему в их интересах то, что мы предлагаем. Почему в их интересах – лишить президента влияния на суда. Нельзя, чтобы президент назначал судей!

А. Петровская Убедить в этом придется довольно много граждан! Больше половины россиян, 64% заявили, что готовы принять участие во всенародном голосовании по Конституции и поправкам, а 72% из них высказались за эти самые поправки.

Б. Вишневский Я не верю этим цифрам и могу сказать почему. Это делал тот же самый «Левада центр». Помните, была замечательная история? В мае прошлого года, когда вдруг «Левада центр» фиксирует уровень доверия президенту в 33%. Выступает Песков и говорит, что быть такого не может. И через два дня появляется новая цифра в два раза большая. Что называется «чего изволите?» У меня подозрение, что тут тоже что-то не чисто. Граждан еще и в наглую обманывают. Потрачу минутку на это дело.

А. Петровская Тогда все-таки был ВЦИОМ! Где они поменяли методику и пересчитали.

Б. Вишневский Да, прошу прощения, тогда речь шла о ВЦИОМе, но это примерно одно и то же. К сожалению, это одна и та же структура. Увы, на сегодняшний день очень трудно доверять нашим официальным социологическим службам и их оценкам. Но повторю, граждан обманывают!

А. Петровская Но они и обманываться рады.

Б. Вишневский Причем обманывают с якобы социальным предназначением этих поправок. Две самые простые вещи. Гражданам говорят, что у них будет индексация пенсий и будет МРОТ не ниже прожиточного минимума. Дорогие слушатели! А вы знаете, что у нас норма о том, что у нас МРОТ должен быть не ниже прожиточного минимума уже 18 лет содержится в законодательстве. Восемнадцать! С 2002 года. Это не мешает сперва это выполнять, а потом делать нищенским прожиточный минимум. И соответственно – маленьким МРОТ. Индексация пенсий тоже в законе записана, только правительство определяет коэффициент индексации и ничего ему не мешают эту индексацию заморозить в любое время, то, что мы и наблюдаем. И эти поправки – вообще ничего не дают с точки зрения социальных прав и улучшения благосостояния граждан. Только по телевизору этого не говорят, таких как я на телевизор не допускают, с такой аргументацией.

А. Петровская Можно не доверять опросам, но видим, что эта инициатива идет от президента, а поддержка президента выражена хотя бы в одном опросе – в итогах выборов, и в какой-то степени все-таки верить им приходится. Президентские выборы показали поддержку со стороны большинства россиян. Значит скорее всего и инициативы, которые идут от президента, будут этими россиянами поддержаны. И есть ощущение, что если россиян и обманывают, то они рады обманываться! А вы пытаетесь сейчас убедить их в том, что им это не нужно!

Б. Вишневский Мы стараемся убедить их в том, что их обматывают. Мы стараемся показать им альтернативу, мы стараемся показать, что им нужно то, что предлагает «Яблоко». Это ограничение президентской власти, это реальное расширение возможностей парламента и реальная независимость судов. И выборность Совета Федерации. И право парламента на назначение премьер-министра, а не право согласиться или не согласится с тем, кого предложил президент. Это и норма, что парламент может оправить в отставку любого члена правительства, если он считает, что он работает плохо. Это лишение президента возможности назначать судей, о чем я уже говорил. Судьи, назначенные президентом – всегда будут оглядываться на власть и думать о том, как бы так себя повести, чтобы наверху были бы довольны моим решением. Но ведь именно это и приводит к тому, что нарушаются права граждан. В любом споре гражданина в суде, если судья оглядывается на начальство и думает, как бы сделать так, чтобы оно было довольно, он не защитит своим решением гражданина от несправедливости. Это нужно понимать – зачем нужен независимый суд. Для граждан нужен независимый суд, а не для политической оппозиции.

А. Петровская В Ютубе спрашивают, видимо это тот, кто читал эти двадцать поправок к Конституции, потому что мы их не называли. Зачем вам увеличивать количество депутатов. Наверное хотите своих продвинуть? Спрашивают вас в Ютубе.

Б. Вишневский Я уже слышал этот вопрос, а ответ очень прост. Если посмотреть на то, какое количество жителей представляют депутаты федерального парламента в Германии, или во Франции, или в Австрии, то выяснится, что это в несколько раз меньше чем в России. А у нас огромная страна. Для реального представительства нужно, чтобы один депутат Государственной думы представлял не траста с лишним тысяч жителей, как сейчас, а все-таки поменьше. Тогда депутаты будут доступнее для избирателей, избирателю будет проще к ним попасть и депутатам будет легче представлять их интересы. Мечта исполнительной власти всегда и везде, чтобы депутатов было поменьше, чтобы они меньше совали свой нос туда, куда не нужно исполнительной власти, чтобы было меньше контроля и чтобы было меньше представительства.

А мы предлагаем не многократное увеличение. Наши юристы и эксперты подсчитали, что вместе 450 надо чтобы было 670 депутатов в Государственной думе. Уверяю вас, Россия может себе позволить парламент из 670 человек. Реально у нас депутаты Государственной думы почти недоступны для избирателей.

А. Петровская Я успею задать вопрос, а продолжим после перерыва. Вы сказали, что эти поправки – это реальные предложения, а не простое нет. Тем временем движение «нет» по конституционным поправкам существует в Петербурге. Что с этим движением? Вы верите в его успех? Или не верите? Поговорим об этом сразу после московских новостей.

НОВОСТИ

А. Петровская 11 34, мы продолжаем программу «Особое мнение». На ваш взгляд это движение «Нет» бесперспективно? С подписями…

Б. Вишневский Нет, я этого не говорил. Более того, как только появились эти поправки, «Яблоко» сразу выступило с тем, что теоретически оно против этого пакета, и по содержанию и по процедуре. Наши слушатели, возможно не знают интересный факт, что у нас есть закон 1998 года о том, как должны приниматься поправки к Конституции. И там говорится, в главах с третьей по восьмую, которые касаются основ Конституционного строя, это или предложения изменить одну статью, или несколько, но так, чтобы поправки были взаимосвязаны. Их можно вносить только по одной теме группу поправок. А что вносит президент? Что общего между индексацией пенсий и сокращением численности Конституционного суда? Очевидно – нечего! Путин нарушает даже те законы, которые есть сегодня. Даже процедурно — это не правовая тема.

А. Петровская Предположим, что это не будет вноситься на в рамках одной темы, а их будут вносить по очереди. Одну за другой.

Б. Вишневский По содержанию это не годится, мы сразу же заявили, когда еще не было никакого движения «Нет», что мы против этих поправок и мы призываем им противостоять и сопротивляться. И ни в коем случае их не принимать. И я ни вижу в этом никаких противоречий. Но при этом мы считаем, что параллельно необходимо прдлагать альтернативу. Нужно призывать голосовать против путинских поправок. Официально решения еще нет, но я думаю, что оно будет. Нужно участвовать в этом так называемом голосовании, чтобы показать, что много тех, кто против. Если те, кто «за» придут или их как обычно привезут, а те, кто против не придут, сделают козью морду и скажут, что у нас тут забастовка избирателей как на президентских выборах, то точно также как тогда это приведет к тому, что поправки эти могут получить довольно большой процент «за».

А. Петровская А Вам не кажется, то они и так его получат?

Б. Вишневский Нет, не кажется. Это зависит от нас. Если много людей придет и проголосует «против», то не получится организовать этот большой процент.

А. Петровская Хорошо, народ придет и проголосует «против», а что дальше?

Б. Вишневский А дальше будет понятно, что нет у этих предложений подавляющей поддержки в обществе.

А. Петровская Но она по закону и не требуется!

Б. Вишневский Это вообще юридически сделано настолько криво, что просто надо отстранять от должностей тех, кто готовил эти поправки и эту процедуру. Если точно посмотреть Конституцию, то любые поправки глас в третьей по восьмую, принимаются в порядке, установленным Федеральным конституционным законом: Дума, Совет Федерации, после этого эти поправки подписываются президентом, а в силу они вступают после одобрения в региональных парламентах. И там тоже будет очень важный этап. Придется обсуждать эти поправки в том числе и в нашем ЗакСе. Можно будет выступить и высказать свое мнение. У граждан будет возможность оказать общественное давление, чтобы они не одобрялись.

А. Петровская Пока вы даже не дошли до совещания Комитета, где обсуждались эти вопросы.

Б. Вишневский Совещания Комитета юридического значения не имеют никакого.

А. Петровская А какое значение будет иметь выступление Бориса Вишневского с трибуны Законодательного собрания? При всем уважении к вам. При большинстве «Единой России».

Б. Вишневский Это будет зависеть в том числе и от журналистов. Расскажут ли они об этом или не расскажут. Чтобы граждане хотя бы узнали о нашей точке зрения. Необходимо сопротивляться! Необходимо использовать все легальные методы, чтобы противодействовать этим укрепляющим самодержавие поправкам президента и чтобы заставить обсуждать и принимать поправки, предложенные «Яблоком».

А. Петровская Это звучит очень умозрительно.

Б. Вишневский Нет, это звучит конкретно, а не умозрительно.

А. Петровская На вашем месте на прошлой неделе сидел Александр Павлович Тетердинко, и он сказал: «Но они же оппозиция! Они должны быть против!» И здесь кроме позиции «против» хотелось бы понять, как это будет работать.

Б. Вишневский Александр Павлович Тетердинко плохо понимает сущность оппозиции. Он в ней никогда не был. Думаю, ему эту роль придется испытать не себе, если он немедленно не перебежит на другую сторону. Оппозиция – это не только те, что «против». Оппозиция – это те, что предлагают другое решение, альтернативу. Не так, как предлагает власть, а иначе. Так, чтобы было лучше для граждан. Этим «Яблоко» и занимается все четверть века своего существования.

А. Петровская Вы сказали, что идет процессуальное нарушение принятия поправок и перечислили как это должно быть. Я пока ни увидела, какие нарушения есть сейчас, кроме предложенного президентом общенародного голосования…

Б. Вишневский Которое вообще нигде на записано! Ни в Конституции, ни в Законодательстве.

А. Петровская Но там и не написано, что его нельзя провести.

Б. Вишневский Я говорил о другом. Процедура принятия поправок Конституции, записанная в самой Конституции не предусматривает этого голосования. И когда Песков говорит, что если голосование, чего-то там покажет, то президент не подпишет… Неправда! Президент обязан подписать эти поправки сразу после принятия их Советом Федерации. Это прямо в 108-й статье Конституции записано. А в силу они вступят после одобрения двумя третями депутатов региональных парламентов. И здесь нет возможности у президента, опираясь на какое-то голосование, что-то подписать или не подписать. Это тоже обман.

А. Петровская Я правильно понимаю, сначала президент подписывает… Точнее до подписания, президент уже заявил, что будет общенародное голосование. Если общенародное голосование не дает доверия этим поправкам, президент оказывается в ловушке, он не имеет возможности выполнить свое политическое обещание. Не юридическое, а в данном случае – политическое обещание, и не может их не подписать в соответствии с волей народа?

Б. Вишневский Президент по Конституции обязан подписать Федеральный конституционный закон принятый Думой и Советом Федерации. Он не может наложить на него вето, он не может отказаться подписать. Отказ подписать будет означать нарушение его конституционных обязанностей.

А. Петровская Здесь пошла вопросы как нужно действовать. Вы сказали, что в случае проведения этого общенародного опросы нужно приходит и голосовать «против». Но какое это имеет значение, если вы только что президент в любом случае обязан подписать?

Б. Вишневский Это голосование – акт чисто политический, а не юридический. А я буду призывать граждан к тому, что когда Петербургское Законодательное собрание будет рассматривать принятые Думой и Советом Федерации поправки, оказывать давление на своих депутатов и требовать их эти поправки отклонить.

А. Петровская Перейдем дальше, к городским событиям. Что касается процедуры парламентского расследования сноса СКК. Она запущена? В какой она стадии?

Б. Вишневский Завтра она будет запущена, на пленарном заседании будем собирать подписи. Нужно десять подписей депутатов.

А. Петровская Пока у вас их меньше?

Б. Вишневский Надеюсь, что мы все-таки наберем десять подписей. Снос СКК наводит на одну мысль, в свете чудовищных событий в Петербурге, я почти два года занимался этой историей, настаивал на том, чтобы его не сносили. Там была нужна только реконструкция, и когда его варварски уничтожили, то это был шок. Я прекрасно помню это здание, я много раз там был и на том знаменитом матче «Зенита», когда 1 ноября 1984 года он стал чемпионом СССР по футболу. Понятно, что уничтожили его намеренно и ровно в тот день, после которого можно было подавать заявки на включение его в реестр культурного наследия. Я выступал 2 февраля на митинге в СКК, говорил, что буду требовать признанием его памятником, чтобы его были обязаны восстановить. Будет требовать его изъятия у инвестора и наказания инвестора, внесения его в черный список. Мои обращения отправлены в том числе и губернатору. Жду ответа.

А. Петровская А пока вы нам здесь это рассказываете, там, еще вчера идет и продолжается фактически снос!

Б. Вишневский Я знаю! Мое обращение отправлено срочно и в прокуратуру вице-губернатору Линченко, чтобы немедленно остановили эти работы, но с учетом того, что поданы две заявки Обществом охраны памятников и мной на включение СКК в перечень объектов культурного наследия, и в том, что продолжение демонтажа, не позволит расследовать недопустимые и преступные действия, которые привели к его уничтожению. Буду ждать ответа.

А. Петровская А пока вы будет ждать ответа, нет опасности, что СКК разберут окончательно?

Б. Вишневский Опасность конечно есть. Проблемой является то, что наш городской парламент проявил постыдное равнодушие к судьбе СКК . 5 декабря были парламентские слушания, я там выступал и говорил, что если в конституционном соглашении останется слово «демонтаж», то это может предрешить судьбу СКК и если его подпишут в таком виде, то мы будем с полным бессилием наблюдать, как его будут уничтожать. Надо принимать рекомендацию слушаний, требовать изменить конституционное соглашение. Парламент отказался даже рекомендации такие принимать и никак не вмешался в эту ситуацию. А в результате, мало того, что уничтожили СКК, так еще и там погиб человек.

А. Петровская А кто подрядчик, который выполняет монтажные работы? Понятно кто это? Что это?

Б. Вишневский Интесно! До сих пор непонятно! Городские чиновники разводят руками и говорят: «А мы не знаем, как это было! И не знаем точно, кто это делал. Мы ни за чем не следили. Повторяю, это преступление перед городом и горожанами. За него люди должны обязательно ответить. Мы понимаем, в чьих интересах, это сделано, за этим стоят так называемые друзья Путина, все эти Тимченки и Ротенберги, которым очень хочется, чтобы СКК не было и построить на его месте другую арену, и видимо с этим его и связано это стремление городских властей на все это смотреть широко закрытыми глазами и этому попустительствовать.

А. Петровская А есть какие-то документы до начала работ по реконструкции? Которые, например, свидетельствовали бы об аварийном состоянии здания?

Б. Вишневский Практически ничего. За день до сноса было заявлено об аварийном состоянии крыш, какая-то экспертиза была, но там все равно не говорилось о том, что это здание надо было все демонтировать. Повторяю, СКК уничтожен намеренно, сознательно и в наглую на глазах у всего города. Я уверен, что все, кто это сделал, эти вандалы, они должны за это ответить.

А. Петровская Большое спасибо, мы на этом сегодня заканчиваем. Спасибо, хорошего дня!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире