'Вопросы к интервью

А. Соломин Всем здравствуйте. В эфире «Особое мнение». И в связи с событиями, естественно, мы сделали перестановки. В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы», Ютуб-канала «Эхо Москвы» — главный редактор радиостанции Алексей Венедиктов. Алексей Алексеевич, приветствую. Здравствуйте.

А. Венедиктов Здравствуй.

А. Соломин Что происходит? Что случилось?

А. Венедиктов Видимо, Путин решил определенно начать транзит, который до этого был в головах. Он решил его закреплять как юридически, так и кадрово. Сделал это вполне неожиданно, насколько я знаю сегодня те, кто были в Кремлевском дворце, может быть за исключением 3-4 человек, не ожидали никаких перемещений. Держались абсолютно как обычно. Ну да, ну будем повышать материнский капитал. Будем делать всенародное обсуждение Конституции.

А. Соломин Все думали, что грустное лицо Силуанова связано именно с этим.

А. Венедиктов Да. Все думали. Наверное, так. Да, конечно, 500 млрд. в год минус. Но на самом деле Путин обозначил, я бы сказал опции транзита, по-моему, очень ясно.

А. Соломин В своем послании уже?

А. Венедиктов Часть была в послании, а часть началась с кадров. Кстати в послании надо напомнить, что речь идет о перемещении Дмитрия Медведева с поста второго человека в государстве премьер-министра, на пост, который до сегодняшнего дня не существовал. На пост заместителя первого и единственного заместителя председателя Совета Безопасности.

А.Венедиктов: Путин усиливает силовую составляющую. Что такое Совет Безопасности? Это нынешнее Политбюро

А. Соломин Это чей заместитель?

А. Венедиктов Это заместитель Путина. Потому что председателем Совета Безопасности является президент.

А. Соломин Потому что многие подумали на Патрушева.

А. Венедиктов И поэтому агентства перепутали и те, кто там не был, не слышал, они решили, что он зам. Патрушева. Это увольнение и вообще…

А. Соломин Это понижение было бы.

А. Венедиктов Не нахожу это понижением. Нахожу это загогулиной имени, не хуже, чем назначение Кириенко я бы сказал. Мы, конечно, не знаем, кто возглавит правительство. Что сделал Путин? – он сказал: правительство в отставке. Правительство в отставке. Но правительство не будет возглавлять Медведев. У него другая цель. Другое предложение. Он сразу сказал, что будет новый председатель, другая цель. Что это значит? Если мы совместим назначение Медведева с тем, что говорил Путин об изменении функции тех или иных институтов — мы видим, что Путин усиливает силовую составляющую. Что такое Совет Безопасности? Это нынешнее Политбюро. Чтобы было понятно. Никакой не президиум правительства, администрация президента. Вот Совет Безопасности в том виде, в каком он сегодня – это политбюро. Потому что там не только силовики, как принято говорить – там мэр Москвы, мэр Санкт-Петербурга. Там полпреды всех семи округов. Члены Совета Безопасности. Естественно, министр иностранных дел, министр по чрезвычайным ситуациям. Не только министр обороны, ФСБ и СВР.

А. Соломин Алексей Алексеевич, в 21-м веке надо объяснять, что такое Политбюро.

А. Венедиктов Да, это высший коллективный орган государственной власти в РФ. Где принимаются все самые главные решения. Они принимаются естественно, президентом. Который председательствует. Это самые оперативные, самые доверенные, самые близкие политические люди. Поэтому создание поста заместителя, которого до этого времени не было, был секретарь Патрушев, а заместителя не было. И перемещение туда Медведева – это мне напоминает перемещение Медведева с поста очень высокого, главы администрации в свое время на пост заместителя председателя правительства РФ. А куда он скакнул с председателя правительства? В президенты. Медведев. Это раз. Совбез. Вторая история, если вы слушали внимательно конституционную реформу Путина, назовем ее так. Он предлагает силовую структуру перевести в Совет Федерации. Назначение силовиков согласовывать с Советом Федерации. Назначение прокуроров даже областных как бы сказал, с Советом Федерации. Сейчас – нет. И снятие судей Конституционного и Верховного суда, чего сейчас нет – тоже Советом Федерации.

А. Соломин Почему?

А. Венедиктов Второй узел, где силовики становятся зависимыми. Совет Безопасности, где они участвуют, Совет Федерации, который их контролирует и третий узел – это Госсовет. Мутный абсолютно Госсовет с непонятными функциями, ну губернатор и что. Что он делать-то будет. И тогда что оказывается. Что с голым задом оказывается правительство. Вот после реформы. То есть тот самый до Медведев, который, которого утверждать теперь будет не Путин, а Володин. Это же афронт. Так поэтому сейчас мы назначим кого-нибудь на правительство, на председателя правительства. Вот и общайтесь там с ГД. Правительство и ГД. Вот вы там отдельно. А силовые структуры, которые обеспечивают безопасность государства, они будут в другом месте. Я всегда говорил, что Путин всегда, выбирая между безопасностью и модернизацией, всегда выберет безопасность. Всегда. И он выбрал. Он самого доверенного, самого надежного, в ком он абсолютно уверен, перемещает для контроля над силовыми – тренируйся, парень. Может пригодится.

А. Соломин — РиаНовости цитируют Джабарова: «Президент предложил Медведеву по сути пост вице-президента». Вы согласны?

А. Венедиктов Согласен с Джабаровым. Обычно не согласен. Сейчас согласен. Это такой прото, прокси вице-президент, согласен абсолютно. В этом смысле это не конституционная должность, он его выводит за рамки Конституции. Нет такого поста в Конституции. Ни вице-президента, ни зам. председателя Совета Безопасности. Делает ему свободную должность. Занимайся всем.

А. Соломин И он его выводит от отчетности…

А. Венедиктов Он не подотчетен никому, кроме президента. только перед президентом. Назначается он указом и будет сниматься указом.

А. Соломин А вот эта загогулина, если я правильно ее понимаю, президент фактически под удар поставил правительство, но возвысил Медведева.

А. Венедиктов Он не поставил под удар правительство. Он просто сказал, ну смотри, силовики будут утверждаться Советом Федерации. Он же сказал, что согласовываться с Советом Федерации. Это значит, они выводятся из-под парламента.

А. Соломин Из-под ГД.

А. Венедиктов Да. Нижняя палата парламента. Ну хорошо, отлично. Значит, кто курирует силовиков? Совет Безопасности. Кто будет формально во главе Совета Безопасности? Президент, но он и так во главе всего. Кто будет оперативным руководителем? — Дмитрий Анатольевич Медведев. Поэтому я согласился бы с Михаилом Ходорковским, который только что был у нас в эфире, что это можно сказать, формально это не пойми, понижение или нет, потому что человек переводится на должность, которой не было. А какие у него функции. Какие ресурсы. Ты занимался экономикой. Займись делом. Ты с гражданского переводишься на силовую. А силовые – главные. А безопасность важнее, чем ваши эти тарифы и ваша инфляция. Безопасность важнее.

А. Соломин До этого было понятно, 4 первых лица государства. Сейчас.

А.Венедиктов: Допущу, что про это знал еще глава администрации Вайно, может быть Николай Патрушев как секретарь Совбеза

А. Венедиктов Формально.

А. Соломин Первое лицо – президент, второе лицо – премьер, третье лицо – председатель Совета Федерации, и четвертое лицо…

А. Венедиктов И сейчас также.

А. Соломин Это новое лицо.

А. Венедиктов Смотри. На самом деле по объему полномочий секретарь Совета Безопасности Николай Платонович Патрушев обладал огромными ресурсами. Я скажу, может быть, для кого-то осталось секретом, для тех, кто этим занимался, давно не секрет, что всю операцию по присоединению Крыма осуществлял Совет Безопасности и Патрушев. Не министр обороны Шойгу, не начальник Генерального штаба, не Министерство внутренних дел. Не ВВС, ВДВ и так далее. Осуществлял Николай Платонович Патрушев и Совет Безопасности.

А. Соломин Стратегически вы имеете в виду.

А. Венедиктов Оперативно даже, Патрушев приезжал в Крым, он сам об этом говорил. Он руководил на месте. То есть он занимался и военной безопасностью, и гражданской. Практически это было силовое параллельное правительство. Сейчас Медведев передвигается туда. И я скажу страшную вещь. Я соглашусь с Джабаровым, это повышение. Потому что если вдруг почему-то президенту захочется уйти в отставку пораньше, чтобы в другой конфигурации возглавить Госсовет, Совет Федерации, то понятно, кто становится наследником — Дмитрий Анатольевич Медведев.

А. Соломин Мы сейчас об этом подробнее поговорим. Буквально пара слов про правительство. Акции компаний российских реагируют снижением на отставку правительства в Лондоне. Это означает, что финэкономблок терпит поражение.

А. Венедиктов Это означает вот что. Что человек, который возглавлял финэкономблок — Дмитрий Анатольевич Медведев — перешел на пост, возглавляющий силовиков. Ну второй. А кто теперь является крышей, защитой гражданской части правительства финэкономблоком, кто станет, кто станет председателем. Одно дело, если им станет Силуанов, ну например. Другое дело, если вдруг станет кто-нибудь извне правительства. С другим ресурсом. А кто? А вот у нас есть Нарышкин. Не Алексей, а Сергей Евгеньевич. Сергей Нарышкин. А вот у нас есть Сергей Собянин. А вот у нас есть Сергей Шойгу. Ну можно выбирать среди Сергеев. У нас среди Алексеев, у них — среди Сергеев. То есть на самом деле сейчас будет важно, насколько новый премьер сможет взаимодействовать с гражданской частью и с думой. Еще раз, дума, правительство замкнуты друг на друге, и там как два ежика. И давайте.

НОВОСТИ

А. Соломин 17.18. Мы продолжаем эфир. В студии радиостанции «Эхо Москвы», Ютуб-канала «Эхо Москвы» Алексей Соломин. Наш гость сегодня — главный редактор радиостанции Алексей Венедиктов. Я напомню, что у нас сегодня действительно меняется сетка. Сейчас в «Особом мнении» Алексей Венедиктов. В шесть часов – «ДайДудя» будет Станислав Белковский. Обязательно приходите и вечером у нас информационные каналы, чуть позже еще подробности тоже вы узнаете.

А. Венедиктов В 19 часов в «Особом мнении» Проханов. В 20 часов – информационный канал. Дальше увидим.

А. Соломин Отставка правительства, переход Дмитрия Медведева на новую созданную должность.

А. Венедиктов Под него.

А. Соломин Под него.

А. Венедиктов Под него! Много ли мы знаем таких…

А. Соломин Заместитель председателя…

А. Венедиктов Совета Безопасности РФ.

А. Соломин Коим является Владимир Путин, сегодня многие об этом узнали. Впервые.

А. Венедиктов Да, кстати, все путают и говорят, я еще раз хотел бы остановиться для наших слушателей, чтобы они вдумались. Мне показалось очень точным номинация Медведева как вице-президента. Потому что Путин всегда фанат контроля и безопасности. У него всегда на первом месте стоит вопрос безопасности, военные, развитие военной техники. Ну, вы сами это видите, знаете. И вот он ставит и говорит, сегодня он это сказал, вот позанимался, а вот теперь позанимайся безопасностью и обороной. С моей сферой. Потренируйся, мальчик. Тебе может быть на сцену скоро выходить, да простит меня Дмитрий Анатольевич. Мы позавчера разговаривали с Дмитрием Анатольевичем Медведевым…

А. Соломин Опишите.

А. Венедиктов Ну что описать. Ну вот ни глазом, ни мускулом, ни подмигиванием…

А. Соломин В хорошем настроении.

А. Венедиктов В неплохом настроении, в очень хорошей форме. Я не верю, что он позавчера не знал об этом перемещении. Послание готовилось в большой тайне. Допущу, что про это знал еще глава администрации Антон Вайно, может быть Николай Патрушев как секретарь Совета Безопасности. Но я думаю, что этим круг исчерпан. И то он слишком велик. И он был в хорошей форме, шутил, вспоминали интервью, которое он давал нам в девятом году, в годовщину российско-грузинской войны. Он и не должен был говорить. Я просто говорю, что он был в настроении.

А. Соломин То есть он не выглядел недовольным.

А. Венедиктов Когда он выглядит недовольным – он не общается. Мы знаем это очень хорошо. То есть в понедельник еще в 15 часов Дмитрий Анатольевич был доволен. В отличном настроении, легком, общибельном настроении. Теперь непонятно, намечена была встреча. Теперь, наверное, как-то слетит. Я так думаю.

А. Соломин Уже чуть ли ни куплены билеты.

А. Венедиктов Билеты куплены. Но кто-то же будет вместо него.

А. Соломин Кстати, тоже интересный вопрос: кто будет. Но, судя по вашим словам, сейчас это не имеет такого большого…

А. Венедиктов Нет, конечно, это имеет значение. Потому что мы говорили о первом эшелоне, есть второй эшелон. Очень серьезных людей. Которые являются членами команды Путина с разными взглядами. Собственно говоря, существует, скажем, я не назвал его — Сергей Чемезов. И его дофин Денис Мантуров. Например. Которого многие прочили на пост премьер-министра или вернее первого вице-премьера сравнительно недавно, когда правительство уходило в отставку. О чем нам сегодня напоминал Минх, правда, он забыл сказать, что тогда премьер был переназначен. Вот тебе, пожалуйста, еще один кандидат чемезовский — Мантуров, например. Конечно, Собянин.

А. Соломин Шувалова все забыли.

А. Венедиктов Да, конечно, Собянин, конечно, Шувалов. Еще раз, конечно, Нарышкин. Конечно, Шойгу. Потому что может быть он сейчас начнет менять безопасников тоже. Переводить, не наказывать же. Но мы же знаем, что войной в Сирии занимался не Шойгу, а Герасимов. Начальник Генштаба. Мы знаем все как бы. То есть, конечно, и Шойгу тоже. Но основную нес на себе Генштаб. Есть люди, которые готовы уже стать на пост министра обороны. Нынешний командующий ВВС. И так далее. ВКС – военно-космических сил. Извините, ради бога. То есть на самом деле это начало перемещения, потому что, конечно, Медведев, надо понимать, что Медведев, когда конфигурировал правительство, это не только Путин. Вот я просто знаю, как это было. Не могу сказать, что все было на моих глазах. Но кое-что было на моих глазах. Они договаривались, что Силуанов будет первым вице, сохранив министерство финансов. Может не надо сохранять – нет, надо сохранять министерство. Вот Голикова вернулась на социалку. Понимаешь. Это тоже Медведев. И вот эта история, я не удивлюсь, если Голикова возглавит. Потому что то, что вот сейчас Путин говорил о социалке, это выходит на первый план. Совсем не удивлюсь. Но я не удивлюсь, если возглавит Сергей Нарышкин. Бывший глава ГД и ныне директор СВР. Близкий, преданный человек. Второй человек в государстве. Если чего случится, не дай Бог – второй человек возглавит страну. Поэтому, назначая на пост премьера, Путин должен думать: ага…

А.Венедиктов: Итогом транзита будет, скорее всего, воспроизводство после 24-го года персональной власти Владимира Путина

А. Соломин Кстати, когда мы говорим про второго человека в государстве, нужно иметь в виду, что это прописано в Конституции. Потому что если президент отправляется в отставку, и.о.

А. Венедиктов Заболел. Как Борис Николаевич. Я просто помню, может, наши слушатели не знают, как когда Борис Николаевич ложился на операцию, это был единственный раз, то ядерный чемоданчик был официально передан премьеру Виктору Черномырдину. И рассказывают несколько человек, что когда Борис Николаевич отошел от наркоза, первое, что он сказал: где чемоданчик. То есть знак власти. Поэтому можно заболеть, можно лечь на операцию.

А. Соломин И премьер во главе.

А. Венедиктов Важная история. Важная.

А. Соломин Изменений каких-то в этой части в Конституции сегодня не анонсировано.

А. Венедиктов Ее просто сегодня не изменить. То есть если вы поручите мне я, конечно, изменю в три дня, но вряд ли вы мне поручите. То есть можно провести, но так нет. Он – второй.

А. Соломин Вы перечисляли людей, которые могли бы стать…

А. Венедиктов И наверняка будет тот, кого не назвал. Сто пудов.

А. Соломин Я о чем хотел сказать.

А. Венедиктов Я помню: Зубков, Фрадков. Все мимо было.

А. Соломин Эти люди считаются лидерами политических кланов, между которыми якобы идет эта борьба.

А. Венедиктов Не только кланов. Не так. Политические кланы, когда есть кланы, у них есть клановые интересы. Какой лидер какого политического клана является Чемезов или Шойгу. Да нет. Это люди, которые участвовали в принятии очень важных решений. Их не надо вводить заново в курс дела. Они участвовали в выработке основных политических и экономических сюжетов. Это что важно. В этот период. А кланы, вот Дмитрий Анатольевич был лидером клана. И где этот клан. Кто-то в тюрьме, кто-то в шахматной федерации. Давайте не будем про кланы. Владимир Владимирович за этим смотрит очень внимательно.

А. Соломин Может быть это и есть борьба, собственно, с проявлениями…

А. Венедиктов Владимир Владимирович – дон донов. Он дон донов, великий дон. Поэтому игра, конечно, имеется в виду, но еще раз повторяю, это начало некого транзита. Который мы не понимаем, мы понимаем, что итогом транзита будет, скорее всего, воспроизводство после 24-го года персональной власти Владимира Путина. Скорее всего. Но это надо как-то обустроить, обуставить. Или переложить разные полномочия, перевести их. И конституционно, и кадрово, что очень важно. Конституция – да хрен с ней. А вот кадрово очень важно, чтобы именно в этот момент преданные люди находились на ключевых местах. А что является ключевым местом? Это то, что я назначу ключевым местом. То есть то, куда я передам полномочия контроля за этими ключевыми местами. Еще раз, все время помню, я, Путин Владимир Путин — фанат безопасности и контроля. И там, где контроль и там, где безопасность – там должны стоять люди, которые от меня в одном щелчке.

А. Соломин Президент, сама по себе должность президента, на мой взгляд, сегодня не сильно претерпела какие-то изменения в логике Владимира Путина. То есть он что-то освободил или что-то с кем-то придется согласовывать. Но в целом это президентская республика.

А. Венедиктов Согласовывать, утверждать это на самом деле как будто мы живем в правовом государстве. Он же сказал очень важную вещь. Это вечные дискуссии, которые были у него между и у него с главными редакторами раньше такие были, уже давно, правда, их нет. Дискуссии. Россия – президентская республика. И в его понимании, на мой взгляд, федерация – это плохо. Россия должна быть унитарное государство, институт власти. И очень важно, что в тех конституционных изменениях, о которых говорил и вообще в изменениях, он сказал две очень важные вещи, которые отражают его взгляд. Усиление президентской власти. Президент получает право, если все пройдет, вносить увольнение судей Верховного и Конституционного суда. Это абсолютная власть. Судьи были формально независимыми, это гарантия независимости. Их нельзя снять, их может снять только судейская корпорация сама по себе. Теперь можно будет. Второе. Местное самоуправление. Муниципалитеты. Города, мэры. Они не входили в систему государственной власти и по нашей Конституции, и по международным конвенциям. Теперь международные конвенции можно вниз. Они теперь будут входить, он это сказал, он это сказал, президент это сказал. И, наконец, прокуроры областные. Которые тоже будут проходить по представлению президента, через Совет Федерации. То есть он забирает у региона прокурорский надзор, и у нас возникает система а-ля Петр Первый. Око государево. В Липецкой области, в Благовещенске, в Татарстане. В Чечне.

А. Соломин С этим же должны были полпреды справляться.

А. Венедиктов Прокурор обладает формальной возможностью надзора. Полпред это что-то такое организующее. А прокурор – возбуждение дела. Следствие. Надзор за следствием.

А. Соломин То есть это не только око государево, еще и ручки.

А. Венедиктов Око в смысле…

А. Соломин Око – полпред.

А. Венедиктов Око Мордора.

А. Соломин Да. По поводу выборов президента. Не кажется ли вам, что они будут досрочными.

А. Венедиктов Не имеет значения. То есть имеет значение, конечно, но я думаю, что все равно ему сначала нужно все перестроить. Сначала ему нужно подготовить площадку, куда перетекут полномочия, куда он вслед за ними уйдет.

А. Соломин То есть в объявленной сегодняшней…

А. Венедиктов Он не может сегодня заявить о том, что я ухожу, я устал, я ухожу. И уехал на Афон. Ну, понятно. А вы уж тут без меня как-то крутитесь, тут Дмитрий Анатольевич там, новый исполняющий обязанности премьера исполняет обязанности президента.

А. Соломин А почему не может?

А. Венедиктов Мне кажется, потому что я представляю, что не может. Вот как я могу тебе объяснить. Я не знаю. Я абсолютно не был готов, я не знаю, кто был готов к сегодняшней истории. Конституционно был готов. В отдельных разговорах, в намеках, вот давайте это сделаем. Частично он это говорил. Частично люди, которые писали послания, общаясь за стаканом, говорили. Но к тому, что он сегодня отправит в отставку правительство. Зачем? А вот затем, чтобы освободить Медведева. А вот затем, чтобы переместить Медведева на новые полномочия. А вот затем, чтобы иметь слева от себя по безопасности, но более молодого. Патрушеву уже тоже, в общем, ничего. И создать под него еще раз повторяю, под него – отдельную историю. Поэтому опять повторяю, обычно с Джабаровым не согласен, сейчас абсолютно согласен. Это прокси вице-президент.

А. Соломин Дмитрий Анатольевич Медведев – главное доверенное лицо Владимира Путина.

А. Венедиктов Безусловно. Всю дорогу. Даже сомнения нет. У меня никогда не было сомнения, я всегда про это говорил.

А. Соломин А многие говорили, что он такой тайный оппозиционер. Например.

А. Венедиктов У них на определенные вещи разные точки зрения, и они известны. И они известны им обоим.

А. Соломин Разногласия.

А. Венедиктов Это не разногласия. Это разные точки зрения. И еще когда Путин был премьер-министром, а Медведев президентом, он, встречаясь с нами, говорил: ну вот было принято решение, я, в общем, его критикую в закрытом режиме, но это право президента. Это президентские полномочия. И я призываю вас уважать и то же самое наоборот, вот премьерские полномочия.

А.Венедиктов: У нас возникает система а-ля Петр Первый. Око государево

А. Соломин Мы сейчас сделаем перерыв для новостей и рекламы. Алексей Венедиктов сегодня гость программы «Особое мнение». Смотрите нас в Ютубе, можете задавать свои вопросы краткие и лайки, мы сейчас продолжим говорить в Ютубе.

НОВОСТИ

А. Соломин Продолжаем «Особое мнение». Обсуждаем отставку правительства. И связанный с этим транзит, который уже оформился.

А. Венедиктов Стало понятно, что меньше опций. Что Путин не станет ни во главе правительства, ни во главе парламента. То есть две опции вычеркнуты. Остался Госсовет, Совет Федерации, Совбез а-ля Назарбаев. Как сейчас верховный правитель. И возможно остался президент, если нам Зорькин объяснит, что 25 ценз, это обнуление.

А. Соломин Я хотел об этом поговорить.

А. Венедиктов А чего говорить. Объясни.

А. Соломин Ну не знаю, как объяснить.

А. Венедиктов На новых условиях, президентские выборы идут на новых условиях.

А. Соломин То есть Валерий Зорькин должен об этом сказать. На референдуме, например.

А. Венедиктов Валерий Зорькин скажет, это же трактовка Конституции. Трактует Конституцию Конституционный суд.

А. Соломин Но это не новая Конституция.

А. Венедиктов Нет, любую Конституцию трактует Конституционный суд. Причем тут новая Конституция.

А. Соломин Я к тому, что это изменение в Конституцию. Для принятия нового документа…

А. Венедиктов Это новый документ, это конституционные изменения.

А. Соломин В общем, кто как трактует.

А. Венедиктов Я тебе как Зорькин трактую. Я тебе говорю, как… Скажут так, будет так.

А. Соломин Я хочу попросить слушателей задавать вопросы в чате. Я буду внимательно следить и обращать внимание. Что вам остается неясным. Может ли это быть связано с тем, что вариант с Лукашенко не прошел? – спрашивают.

А. Венедиктов Ну, конечно. Это может быть связано с тем, потому что все в мире связано. Но вариант с Лукашенко не прошел, он просто не стал главной опцией. Он как бы отъехал. Он конечно держится в голове и сейчас будете наблюдать вялое переругивание. Но зачем, и вот я же вам рассказывал, мне наш общий знакомый с Путиным, они говорили, слушай, конечно, с Белоруссией это красиво, это объединение страны. Это историческое событие. Но можно и Конституцию поменять. Проще. Не красиво, но проще. Тоже легально.

А. Соломин Сергей Бобров спрашивает, как вы оцениваете шансы Алексея Кудрина на премьерство.

А. Венедиктов Я вот на премьерство никого не оцениваю. Потому что сейчас, если я правильно понимаю Путина, для него важны две вещи в премьере. Первое – возложить на него ответственность за экономические неудачи. И возложить на него всю экономическую работу. И второе – человек, который за спиной. Который формально второй человек. В этом смысле Алексей Кудрин может удовлетворять этим двум позициям. Поэтому оцениваю так же как равно как и Собянину, и Силуанову, и Шувалову.

А. Соломин А допускаете, что это может быть новый человек. Такой новый Владимир Путин.

А. Венедиктов Вполне. Губернатор. Какой-нибудь. Я допускаю, после истории как был назначен Михаил Ефимович Фрадков и Зубков, когда никто вообще не понимал, Зубков шел вообще с места, с позиции главы финансовой полиции. Ну вообще. А Фрадков шел с позиции по-моему внешней торговли. Вообще. Кому в голову могло прийти. Я допускаю все.

А. Соломин Вы сказали, что для этого сейчас лучшее время, потому что оппозиция разрозненная.

А. Венедиктов Для выборов. Конечно.

А. Соломин А какова вообще судьба оппозиционного движения сейчас?

А. Венедиктов Левые настроения очень велики. Я думаю, что решение, то есть у КПРФ большие шансы. Мы видим по региональным выборам. По выборам в Мосгордуму. И у партий с левой риторикой очень велики шансы. Где губернаторы избираются. В Мосгордуме треть депутатов. И мне кажется, что эти все решения первой части по материнскому капиталу, по образованию и здравоохранению — это как раз для левых. То есть это левую аудиторию вернуть к себе. Понимаю ваши проблемы, решаем их вот так. Давайте сюда. Поэтому в этом смысле и коммунисты растеряны. Их лозунги взяли.

А. Соломин Так всегда и делали. Когда нужно было.

А. Венедиктов Поэтому им нужно как бы перелеветь с левых. Я думаю, что на новенького выборы могут быть досрочными, слушайте, главная цель. Для чего все для транзита. Выборы же не для выборов. Выборы в ГД — обеспечить конституционный переход. В конституционный переход. Вот когда Путин посчитает или вернее люди вокруг него сочтут, может быть, ошибочно, может быть нет, что надо провести выборы – вот тогда они их и проведут. С точки зрения цели, а не с точки зрения самовыборов, самозанятости.

А. Соломин Кстати, а референдум не делает обязательным принятие решения этого референдума.

А.Венедиктов: Вариант с Лукашенко не прошел, он просто не стал главной опцией. Он как бы отъехал

А. Венедиктов Я не думаю, что это референдум. Я думаю, что будет так же как в 97-м, я думаю, будет всенародное голосование. Вот так. Референдум сложно, потому что за год до конца выборов в ГД нельзя проводить референдум. То есть последняя точка референдума – сентябрь этого года. То есть этот референдум можно провести 8 сентября.

А. Соломин В Крыму за 10 дней все устроили.

А. Венедиктов Ну, как скажете. Можно и так. Мы готовы к этому.

А. Соломин Новая ГД, сейчас в 21 году будут выборы…

А. Венедиктов Если будут выборы штатно.

А. Соломин Если не будут досрочные.

А. Венедиктов Если правительство досрочно, почему это нельзя досрочно. Все можно. Сами придут и попросят: распустите нас.

А. Соломин Ведь сейчас всё, что было сегодня на послании федеральному собранию, выглядело как перераспределение полномочий. Усиление парламента. Вам кажется, что действительно так.

А. Венедиктов Это все-таки не усиление в парламенте, усиление парламента это вещи такие, там многие вещи не прописаны. Например, а кто представляет премьера, кто называет первый премьера.

А. Соломин Он не сказал.

А. Венедиктов Не сказал. А министров представляет уже премьер. Опять же. То есть не депутаты выдвигают министров, не фракции. То есть это вопрос опять консультаций. Поэтому не слишком расширенные, но формально расширенные. В парламент, если бы там не было большинства, это была бы проблема торга. Это была такая же ГД, как она была избрана в 1999-м или 2003 году, где не было большинства у «Единой России». Это предмет торга был бы. А на будущее это может быть предметом торга. А сейчас не предмет торга.

А. Соломин Там единственная разница то, что не согласовывают, а утверждают.

А. Венедиктов Ну хорошо. Тебе не все равно? …Там осталось у президента право уволить по недоверию. Вот хорошо, во-первых, все министры назначаются указом президента всё равно. Предположим президенту назначили министра, которого он не хочет. Невозможно, но предположим. Я его назначил, а потом уволил. За недоверием.

А. Соломин Спрашивают: зачем такая срочность? Путин болен?

А. Венедиктов Ну слушайте, я не только не пресс-секретарь, я еще не личный доктор. Вообще о болезни должны говорить врачи, а не журналисты, так, между нами говоря. Но я думаю, что есть обстоятельства, о которых мы не знаем. Давайте признаемся. А что срочного. Ничего срочного. Я думаю, что Путин, может быть, сейчас показал наследника. Преемника. И он понял, что с поста премьера очень не народного, сейчас у Медведева шансы избраться честно, более-менее честно на народном голосовании — малые. Люди недовольны повышением пенсионного возраста. Падением уровня жизни. Это все правительство на самом деле. Мы же видим. Мы видим по опросам, что у Путина все там его 67, а у правительства – 30-20. То есть он не избираем. Может быть. Может, он так решил. Ну хорошо, давайте мы с этого опасного места сдвинем. Вот пусть там условно силуанов с маленькой буквы корячится. Или Кудрин. Или Собянин. А вот он здесь будет подрастать в безопасности это дело совсем особое.

А. Соломин Вы сегодня несколько раз уже сказали про подрастать. Подрастать во что в итоге?

А. Венедиктов Одно из расхождений между Медведевым и Путиным был вопрос по безопасности. Вопрос ливийской кампании тогда, был вопрос о выборах губернаторов. Где контроль ослабевал. Не назначение. А выборы. Это ослабление контроля. Ну пусть он посмотрит, он и так член Совета Безопасности. А пусть теперь порулит. И поймет, что контроль очень важен. Это подрастать в этой зоне.

А. Соломин Нет ощущения, что Владимир Путин тогда поставил ему двойку в международных отношениях?

А. Венедиктов Четверку. Но не пятерку.

А. Соломин То есть, может быть, подрасти еще в этом направлении.

А. Венедиктов Может быть. Так нет, Совбез это ровно про это.

А. Соломин Вы когда говорите об усилении сферы безопасности, о большем внимании вопросам безопасности и силовым группам. Означает ли это, что у нас такая мобилизационная кампания идет?

А. Венедиктов У нас всегда мобилизационная кампания.

А. Соломин В военном смысле. Что мы готовимся к какому-то крупному конфликту.

А.Венедиктов: Легитимность России как великого государства идет от 9 мая 1945 года

А. Венедиктов Это я тебе не могу сказать. Я не думаю. Просто президент реально Путин с 12-го года с момента своего третьего формально третьего и формально четвертого срока он становится все более, что писали в книгах – реакционным, милитаристским. Мы это видим. Делает ставки, делает заявления, вводит войска, туда-сюда, пятое-десятое. Поэтому это просто его тренд. Вот пока у нас не будет гиперзвуковых ракет — с нами считаться не будут. Я уже говорил и повторю еще раз, легитимность России как великого государства идет от 9 мая 1945 года. Но ее надо чем-то подтверждать. Не атомной бомбой 49-го года, а вот гиперзвуковой ракетой. Чтобы с нами разговаривали на равных. Чтобы со мной разговаривали на равных. Поэтому легитимность 9 мая 1945 года – великая победа, мы вместе разделили мир. Ялта-Потсдам. Вместе разделили мир. И сейчас плюс гиперзвуковые ракеты, ну вот условно говоря, — вот оно. И тогда с нами разговаривают. И тогда я еду в Берлин заниматься Ливией, слева – Меркель, справа – Макрон. И тогда Трамп берет трубку, когда я звоню. Вот.

А. Соломин Мы сейчас сделаем еще перерыв для кратких новостей и вернемся в студию. Задавайте свои вопросы в Ютуб-трансляции в чате.

НОВОСТИ

А. Соломин Продолжаем программу. Еще несколько минут. Я хотел спросить у вас, я помню про вопросы, я внимательно слежу. Хотел спросить про примат национального права над международным. Сегодня президент об этом тоже сказал.

А. Венедиктов Это его старая идея. Он считает, что суверенитет вообще неделим. Хотя, вступая в международные организации, мы признаем их правила. Которые консенсусные. И история началась с того, что был принят закон, разрешающий нам выполнять конвенцию, то есть решение международных судов, в частности Европейского суда по правам человека. В случае если Конституционный суд это разрешит. Собственно, эта выплата по решению ЕСПЧ ЮКОСу одного миллиарда 860 миллионов евро, я напомню, это было решение ЕСПЧ. Конституционный суд принял специальное решение не выплачивать. Но это отдельный случай. Все остальное надо выполнять. А теперь необязательно. Теперь хочу — выполняю, а хочу – не выполняю. В смысле если будет принято такое решение. То есть все наши международные обязательства, которые, между прочим, тоже принимаются законами, голосуются, подписываются президентом – они становятся необязательными. Это была идея президента давно. Так же как унитарное государство, я про это уже говорил. Поэтому не удивило. Так же как местное самоуправление. Внутри власти. Не удивило.

А. Соломин Ирина спрашивает: а вы считаете, что Путину удастся снова скормить россиянам Медведева? Над ним же не смеется только ленивый.

А. Венедиктов Вы знаете, я помню эти разговоры, когда выбирался между Ивановым и Медведевым, и все говорили: о, Иванов крутой, разведчик. В Англии работал. Что это за неваляшка такая Дмитрий Анатольевич. Скормили.

А. Соломин Последний вопрос.

А. Венедиктов Я кстати должен сказать, что мы еще поговорим о президентстве Медведева, что он оставил. И там есть позитивное.

А. Соломин Я успею только анонсировать несколько следующих эфиров. Я напомню, что в 6 часов сегодня в «ДайДудя» Станислав Белковский. Видимо, значительная часть вопросов тоже будет касаться отставки правительства. В 7 часов вечера – Александр Проханов в «Особом мнении», в 8 – информационный канал. В 10 вечера продолжим говорить об отставке правительства. У нас будет Глеб Павловский и другие эксперты.

А. Венедиктов А в 9 – Александр Невзоров на своем месте. Тоже будет комментировать.

А. Соломин Спасибо большое. Алексей Венедиктов сегодня гость «Особого мнения». Обязательно слушайте нас не только в эфире, смотрите нас на Ютуб-канале «Эхо Москвы», в Яндекс-эфире. Ставьте свои лайки. И оставляйте свои комментарии под этим видео. Спасибо большое.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире