'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 18 декабря 2019, 19:08

А.Нарышкин Добрый вечер, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Особое мнение», мой сегодняшний гость — мы его ждем, он уже в здании и несется в судию по коридорам, это политолог Александр Кынев. Приветствуем вас.

А.Кынев Здравствуйте.

А.Нарышкин У меня вопрос про мусор, как ни странно. /Мусора в жизни в прямом смысле очень много — принимает ли Госдума соответствующее законодательные проекты по переработке, сжигание тоже приравнивают к переработке, Собянина спрашивают во время его отчета в Мосгордуме и постоянные протесты происходят в разных регионах – не только Шиес, но и в Татарстане. Каким образом эта мусорная тема вышла в политическую плоскость, как и когда это произошло?

А.Кынев Вы меня спрашиваете?

А.Нарышкин Конечно.

А.Кынев: Любая попытка высказывать свою точку зрения кончается только шельмованием: тебя объявляют врагом

А.Кынев Я думал, что прервал ваш монолог. По поводу ситуации с мусором, на мой взгляд, вообще количество протестов, которые были в этом году, — ведь не только протесты экологические, можно вспомнить Екатеринбург и ситуацию со сквером, это московские протесты, это дело Ивана Голунова, это протесты в Улан-Удэ после выборов мэра – то есть, протестов было много и они разные. Здесь не только экология, здесь очень разная тематика по регионам.

Мне кажется, у всех этих очень разных протестов есть нечто общее. На мой взгляд, все они связаны с темой человеческого достоинства. Потому что фактически во всех этих случаях речь идет о нежелании власти слышать людей, о неуважении к ним, о неготовности и неспособности создавать людям комфортную среду, в которой они чувствуют себя достойно.

И эта проблема достоинства выражается во всем. То есть, экология это то же – люди не хотят жить на свалке, учитывая, что тот же Шиес это в принципе довольно зажиточный, по меркам Архангельской области населенный пункт. Там проходит газопровод, там люди…

А.Нарышкин Грех жаловаться?

А.Кынев Ну, на фоне соседних районов там ситуация отличается. Ну и, кроме того, северяне они все патриоты. Я сам родился не так далеко от этих мест, могу сказать, что на Севере люди прекрасно знают и понимают, насколько хрупка природа – потому что на Севере очень долго восстанавливается лес, долго восстанавливается почва, намного медленнее, чем в центральной полосе или в тропиках. Деревья очень долго растут и люди всегда с очень большим трепетом относились к окружающей среде.

Та же самая история — фактически с неуважением к гражданам — со сквером. Казалось бы – какая ерунда, построил здесь или там.

А.Нарышкин Все равно построят.

А.Кынев Да. Но, тем не менее, совершенно внезапно, хотя эта тема была не нова и уже несколько площадок перед этим были отвергнуты, но это стало в регионе главной темой года – с точки зрения екатеринбургской городской политики.

Думаю, что тема достоинства сегодня ключевая в целом. То есть, думаю, что такой всеобщий синдром глухоты, который всю нашу власть снизу доверху парализовал, — и не слышит никто никого, и не хочет слышать, а любая попытка высказывать свою точку зрения кончается только шельмованием: тебя объявляют врагом. При этом власть ищет все новые способы, как еще больше тебя оскорбить, — в этом смысле этот год тоже показателен, тот же закон о физических лицах-иностранных агентах, о штрафах для них. То есть, ничего, кроме шельмования тем, кто имеет иную точку зрения, власть не предлагает.

Чистки в вузах — что мы наблюдаем в Москве, увольнение преподавателей, закрытие студенческих журналов, и так далее. Думаю, что это все звенья одной гребаной цепи и не видеть этого невозможно.

А все это ложится на почву усталости. Знаете, кризис идет год-два, люди думают: ну ладно, скоро кончится, потерпим, все-таки у нас есть свет в конце тоннеля. Но света нет. А когда кризис длится 5-6 лет и ситуация постоянно ухудшается, доходы снижаются, цены растут, а государство вместо этого поднимает налоги и начинает драть уже третью шкуру — какая у людей может быть реакция?

И в этом смысле, когда человек взведен, когда он психологически находится в состоянии фрустрации…

А.Нарышкин Нервы сдают?

А.Кынев Конечно, нервы сдают. Любое раздражение в таких условиях воспринимается абсолютно уже как последняя капля. То есть, люди начинают взрываться просто потому, что мало того, что вы принимаете какие-то идиотские законы, мало того, что вы уничтожили мой бизнес, мои друзья остались без работы, или я сам, — так вы еще даже последнее, что у меня остается, чувство собственного уважения, пытаетесь уничтожить. Уничтожаете сквер, куда я мог пойти гулять, или уничтожаете лес, куда я мог пойти за грибами.

То есть, это уже, на мой взгляд, такой снежный ком. И в этом смысле думаю, что этот год очень показателен. Он говорит о том, что общество меняется долго, копится-копится, а потом в какой-то момент это переходит в критическую массу и мы видим, как это катится лавиной.

Обратите внимание, что кроме публичных акций протеста, которые мы наблюдаем в этот год, ведь мы имеем довольно большое количество самосудов всяких разных гражданских. То есть, вот эти истории с дедовщиной, и вообще.

А.Нарышкин И девочку убил маньяк.

А.Кынев Да, и эти безумные криминальные инциденты типа историй с профессором Соколовым — вот это се, на мой взгляд, признак психического нездоровья общества. Только у одних оно выражается в девиациях криминального толка, а у других оно выражается в том, что «хватит терпеть, мы больше не можем». Мне кажется, что это все одинаковое следствие невроза, который сегодня существует в нашей стране.

А.Нарышкин Вы поставили диагноз, и это замечательно. А власть когда будет слух обретать? какое лечение мы назначим власти?

А.Кынев Мне кажется, что мы много лет надеялись на то, что просвещением, объяснением того, как правильно, как неправильно, попытка объяснить власти, что ее собственные решения наносят ей ущерб, что мы можем добиться каких-то позитивных перемен – я сам очень много лет потратил на то, что мы постоянно занимались анализом выборов, каких-то законопроектов. Бывало так, что — да, ты напишешь хорошую статью, которая объясняет, что закон, который предлагает власть, ей самой же и навредит, — бывали случаи, когда это помогало, либо закон отзывали или забывали на какое-то время, либо существенно меняли.

А.Кынев: При этой власти, на мой взгляд, никаких позитивных перемен уже быть не может

Но, на мой взгляд, если смотреть на ситуацию последних года-двух, на мой взгляд, произошло полное окукливание. То есть, этот синдром глухоты в последние три года стал абсолютно тотальным. И честно говоря, сейчас мне кажется, что я не вижу никаких объективных оснований надеяться на то, что мы какой-то пропагандой, рассказом о том, что правильно, а что нет, попытками на пальцах объяснить, что так нельзя, вы сами пострадаете, мы понимаем, что вам плевать на нас, на людей, но вы себе делаете плохо.

Вот это все сегодня перестает работать просто потому, что никто никого не хочет слышать. То есть, абсолютный занавес, за которым никого различать не хотят. Поэтому мне кажется, что при этой власти, на мой взгляд, никаких позитивных перемен уже быть не может. Она назад не отыграет.

А.Нарышкин И не уйдет.

А.Кынев Нет, рано или поздно она уйдёт. Вопрос только, когда и каким образом. На мой взгляд, здесь единственное, что интересно, это анализ сценариев эволюции авторитарных режимов – их очень много. И как раз все крутится вокруг этого.

Думаю, что этот невроз, который мы наблюдаем в обществе, он сопровождается неврозом внутри самой власти – именно вследствие этих развилок, которые существуют по поводу собственного будущего. И такой взаимный невроз как раз создает ситуацию, когда они взрывоопасны: когда у всех паранойя, все боятся друг друга, все друг друга подсиживают, в каждом знаке видят заговор собственных друзей против них же.

Все же понимают, что разговоры про «пятую колонну» это попытка запудрить мозги – в основном они боятся друг друга больше всего.

А.Нарышкин Сделаем небольшой перерыв. В гостях у нас сегодня политолог Александр Кынев

РЕКЛАМА

А.Нарышкин Продолжаем программу. Это Алексей Нарышкин, напротив меня политолог Александр Кынев. Про протесты у меня остался вопрос — вот мы смотрим на Францию, там сейчас забастовки из-за пенсионной реформы. В Финляндии не так давно ушло правительство, потому что была забастовка почтальонов.

А.Кынев В Латинской Америке сейчас почти повсеместно бастуют.

А.Нарышкин Да. А мы?

А.Кынев Думаю, что эти глобальные волны турбулентности тоже, конечно, оказывают свое воздействие. Нравится это кому-то или не нравится, но это просто объективная данность. То есть, если кто-то бегает по коридору, у вас в комнате тоже будут скрипеть полы и слышен шум.

Здесь то же самое: когда окружающий мир очевидно трясет, когда мы видим, как стабильные политические режимы долгое время трещат по швам, — например, мы видим, как в Испании уже третьи выборы подряд и сейчас непонятно, утвердят там правительство или нет, в Израиле третьи выборы подряд. То есть, все вокруг висит на волоске, такие волны глобальной нестабильности.

Естественно, они не могут не затрагивать Россию, тем более что Россия сама в них вовлечена — и через украинский кризис в том числе, и конечно, все это сказывается. То есть, это такой дополнительный мультипликатор, на мой взгляд, который внутренние проблемы еще дополнительно усиливает, потому что есть на что смотреть.

Если говорить про итоги этого года – сейчас все подводят, говорят, что там было главным, — на мой личный взгляд главное, что было в России в этом году, конечно, это московские протесты. В данном случае я их не разделяю внутри — и «московское дело» туда же отнесу, конечно, и дело Жукова как часть «московского дела», и так далее. Это с одной стороны. С другой стороны более ранние истории с протестной активностью – дело Ивана Голунова, Шиес. Екатеринбург, Улан-Удэ чуть позже.

Но сюда я бы добавил и президентские выборы на Украине. На мой взгляд, то, что близкая, тесно связанная с нами страна, — независимо от того, что пишет пропаганда, все знают и понимают, что конечно, историческая связь между нашими странами колоссальная и общество очень сильно влияет друг на друга, и информационное поле российское влияет на украинское, а украинское влияет на российское. И думаю, что выборы, конечно, восприняты в России как пример.

А.Нарышкин Кстати, Яндекс посчитал, что выборы на Украине чуть ли не самое важное событие для россиян. А разве это не следствие какого-то отклонения?

А.Кынев: Все же понимают, что разговоры про «пятую колонну» это попытка запудрить мозги – в основном они боятся друг друга больше всего

А.Кынев Нет, думаю, что это абсолютно нормально. Дело в том, что

Яркие политические события в мире всегда воспринимаются как элемент политической моды. То есть, кто-то придумывает. А потом это копируется в большом количестве продолжателей, но кто-то всегда идет впереди.

На мой взгляд, сегодня выборы на Украине, которые похожи на полную перезагрузку политической элиты, это многими во властной элите России воспринято с ужасом, как пример того, что ожидает их. Потому что на самом деле та популистская волна, которая идет по всему миру – это как раз во многом усталость людей от традиционных элит, коррупции, от бюрократии, от застывших социальных лифтов, которые не работают.

В латинской Америке ведь то же самое. Если мы внимательно посмотрим, что там творится – в принципе, это тоже, по сути, анти-истэблишментская революция. То есть, в одних странах, где у власти находились правые, она левая. В тех, где долгое время находились левые, она как бы формально правая.

Но смысл везде один и тот же: люди требуют перезагрузки элиты. То есть, люди требуют смены элит, смены форматов отношения власти и общества и смены некоей парадигмы, в которой страна движется. То есть, в целом можно сказать, что сегодняшний мир вообще в целом находится сейчас в очень сильной турбулентной зоне.

А.Нарышкин Но наш-то режим застрахован.

А.Кынев Главный ресурс режима то, что у него монополия на насилие — очевидно. Понятно, что ни у кого из оппонентов этого нет. Он определяет правила игры и у него колоссальный перевес в ресурсах, которых у оппонентов нет. То есть, в этом смысле то, что мы наблюдаем в России, успехи оппозиции, которые есть, это, конечно, во многом не ее заслуга.

Оппозиция у нас в основном пользуется ошибками власти. Она сидит и ждет: власть ошиблась — использовали, ошиблась – использовали. Но другого не остается. То есть, в этом смысле за собственные поражения власти некого винить, кроме самой себя – только она в этом никогда не признается. Знаете, она как в басне Крылова: «У сильного всегда бессильный виноват».

Поэтому думаю, что так и будет дальше – никакой значимой контрэлиты в России нет, ресурсы и возможности абсолютно несопоставимы. Можно только одно: заниматься троллингом, провоцировать, ждать, когда ошибутся, когда передерутся, когда появится какой-то зазор — в этот зазор проскочить. Нет другого пути. Ну, это то, что нам остается. Насколько долго это может длиться? История говорит, что бывали очень длинные периоды такой авторитарной нестабильности, когда один авторитаризм сменял другой, более мягкую фазу на более жесткую.

Но надо заметить только одну вещь – надо понимать фактор времени. В современном мире политические режимы, как правило, меняются очень быстро. Такого, чтобы режим был неизменным 20-30-40 лет, — в условиях современного мира, где очень быстро все меняется, — благодаря революциям коммуникаций, так далее, — законсервировать это невозможно.

То есть, Северную Корею можно было построить в 40-е годы в аграрной стране, которая итак была изолирована от внешнего мира – ее просто не открывали, она итак была закрытая. А вот отрезать то, что уже связано, это невозможно.

Поэтому думаю, что при том, что никакого легкого пути нет – авторитаризм не вечен. Он будет эволюционировать, будет постоянно бороться с внутренними кризисами и противоречиями и мы должны смотреть на эти противоречия внутри, пытаться на них играть – может быть, иногда провоцировать и ими пользоваться. И пытаться в этой драке «плохих парней» периодически поддерживать того парня, который, может быть менее плохой, чем остальные.

А.Нарышкин Про партию «Яблоко», у которой прошел съезд и которая выбрала себе нового председателя – она тоже относится к той оппозиции, которая только и может, что ловить косяки от власти?:

А.Кынев Конечно. В этом положении находятся все абсолютно оппоненты. Просто они отличаются большей или меньшей степенью субъектности. То есть, есть те, кто более энергичен, у кого больше драйва, кто готов больше рисковать, кто не готов идти на какие-то мелкие компромиссы ради большого.

Недели две назад мы говорили о том, что есть марафонцы и есть принтеры. В этом смысле да, марафонцев у нас почти нет — разве Навальный, на мой взгляд. А у большинства только «здесь и сейчас», у них очень короткие горизонты, что касается «Яблока» — думаю, об этом нужно поговорить отдельно.

А.Кынев: Медийное поле российское влияет на украинское, а украинское влияет на российское

А.Нарышкин Тем более что наши слушатели очень просили.

А.Кынев Да, потому что известно, что я когда-то работал в «Яблоке» и почти всех участников процесса знаю лично достаточно давно, я и Колю Рыбакова знаю.

А.Нарышкин Нового лидера.

А.Кынев Да, знаю его с 90-х годов, мы знакомы больше 20 лет. И Шлосберга знаю с 96-го года, по-моему. И понятно, что знаю самого Явлинского и остальных — я отработал в «Яблоке» четыре с половиной года, в конце 90— х годов я всю внутреннюю кухню – как принимаются решения, как все устроено, — конечно, знаю на личном опыте.

На мой взгляд, здесь надо смотреть на два момента. Момент первый — это то, что происходит внутри, внутренняя эволюция. Второй момент внешний – во что все это вписывается снаружи.

Я бы начал с момента внешнего. Надо прекрасно понимать, что если мы внимательно посмотрим, что творится на политическом поле, с высокой долей вероятности на выборах 21-го года мы в бюллетене не сможем увидеть никаких демократических списков. Партию Гудкова, скорее всего – власть закусила удила, и скорее всего, ее просто будут ликвидировать. Думаю, что шансы, что ее удастся спасти, очень небольшие.

По сути дела, никаких других демократически партий на сегодня нет. Потому что считать «Правое дело» карикатурное, которого не найдешь со свечой, — называть ее демократической партией смешно. «Гражданская платформа» после ухода Михаила Прохорова это партия скорее национал-патриотическая, которая борется с «пятой колонной», поддерживает анти-Майдан, — какие же, к черту, они либералы? А кто остается? Партия «Зеленых» карикатурная, которая такая полуфейк-полуспойлер, — это альтернатива? По сути, никого нет.

Вот на этом фоне остается практически только «Яблоко». То есть, в этом смысле может быть эффект похожий на Москву, когда у «Яблока» было три кандидата. Которые шли как «яблочники» и Беседина шла формально как независимая – они все четыре избрались. Думаю, что что-то похожее может случиться.

Но надо понимать, что при том, что есть колоссальная проблема с имиджем «Яблока» как партии, есть конкретные люди. Та же ситуация с Шлосбергом очень показательна – когда выборы в Госдуму федеральные, «Яблоко» в Псковской области собирает какие-то смешные голоса, потому что люди видят список с Явлинским и фамилиями старых политиков, и за них не голосуют. А когда тут же проходят выборы в областное собрание, где уже свой родной Шлосберг, которого знают, — там 7-8%. Два года назад у них были выборы в районные советы – есть районы, сельские районы, в которых «Яблоко» получило по 27-30 голосов на выборах в районные советы. То есть, в этом же районе на федеральных выборах – меньше процента, а на районных — 30.

То есть, люди прекрасно понимают, что «то «Яблоко» — это какое-то «то «Яблоко», а вот у нас здесь «Яблоко» совсем другое – мы голосуем за конкретных людей. То есть, эту разницу тоже нужно чувствовать и понимать.

Поэтому, конечно, ценность сохранения «Яблока» важна, потому что это может оказаться в 21-м году дерзновенным шансом провести каких-то более или менее адекватных людей. Ну, понятно, что как элемент компромисса.

А если говорить про партию внутри. Я много читал за эти дни комментариев и отзывов по поводу оценки Николая Рыбакова, Льва Шлосберга, что могу сказать? По-человечески я ко всем этим людям отношусь с симпатией. Не могу сказать ничего плохого ни про Льва Марковича, ни про Николая — это достойные, порядочные и вполне себе искренние люди, и я к ним отношусь с большим уважением.

Могу немножко сказать про свое личное отношение. Я Шлосберга знают 23 года. Когда мы с ним познакомились, это была середина 90-х гг., тогда Лев Маркович был больше таким теневым политиком, то есть, он был тогда человеком, который имел влияние на тогдашнего мэра Пскова, у него был свой центр, но реально никакой команды у него не было. Когда я приезжал в Псков в первый раз, когда работал в «Яблоке», по сути дела, был один Шлосберг, и не было больше никого.

И вот тот Шлосберг и Шлосберг сейчас – это абсолютно разные люди. Видимо, в какой-то момент произошла внутренняя эволюция. Он казался закрытым человеком, который занимался интересными ему делами, сам по себе.

А.Нарышкин И вдруг раскрылся.

А.Кынев Да. Со временем появились люди, появилась команда, газета, сайт. То есть, видимо, в какой-то момент он…

А.Нарышкин Сделаем сейчас перерыв. Напомню, — политолог Александр Кынев сегодня у нас в гостях.

НОВОСТИ

А.Нарышкин Наш эфир продолжается. У нас в гостях сегодня политолог Александр Кынев. Я вас прервал на рассказе про «Яблоко» — вы чуть ли не дифирамбы Шлосбергу пели.

А.Кынев Да, на мой взгляд, Лев Маркович проделал колоссальную личностную эволюцию. Хочу обратить внимание – он боец. То есть, он провел огромное количество кампаний – он стал депутатом сейчас во втором созыве. Но перед этим было огромное количество кампаний, которые он проиграл. И обычный человек, когда выдвинулся и проиграл, а потом опять выдвинулся и проиграл, он дальше на 90% забьет и скажет: займусь-ка чем-то полезным, буду зарабатывать деньги, или что-то еще.

А вот он столько лет шел к своей цели, у него огромное количество маленьких, больших, средних неудачных кампаний и, в конце концов, он все-таки завоевал то политическое место, которое у него сейчас. Он боец. В этом смысле в российской политике по-другому выживать нельзя: нужно жить долго, бороться и не опускать руки. И в этом смысле Шлосберг, на мой взгляд, пример для подражания.

Но есть другой минус – он все-таки региональный политик. И это на самом деле вещь, которую очень сложно преодолеть. На мой взгляд, для федераль6ного политика ему все-таки не хватает каких-то вещей. И это не только опыт. Это, в том числе, на мой взгляд, некий… то есть, мне кажется, что он во многих вещах слишком жесткий — как человек и как политик. Ему будет сложно формировать коалиции. То есть, больший элемент прагматизма и большее мастерство – скажем так, которому на федеральном уровне сразу не обучишься.

То есть, при том, что он яркий политик, на мой взгляд, — ну, я боюсь, что он бы вот эту нишу организационной работы и выстраивание сложных больших коалиций на федеральном уровне, мне кажется, что ему было бы это сложно сделать.

Что касается Коли Рыбакова, — здесь как раз совершенно другая история. Коля тоже очень давно в политике, тоже провел много кампаний, из них какие-то удачные, многие неудачные. Но его особенность как раз в том, что он человек компромисса.

А.Нарышкин Гибкий?

А.Кынев Его минус в том, что харизмы, на мой взгляд, у Николая нет. То есть, конечно, он не яркий политик. Он не из тех, кого услышал и сразу запомнил, не думаю, что личных фанатов там будет много. В этом смысле использовать его как политическое знамя, наверное, не получится. То есть, это не харизматический лидер, который может вытащить партию за счет личного рейтинга.

А.Нарышкин А Рыбаков говорит, что он организовал кампании, в которых «Яблоко» побеждало, и последняя из них Мосгордума. Вы согласны?

А.Кынев Думаю, что успех избрания «яблочников» в московской кампании, так же, как успех избрания коммунистов это заслуга скорее Навального и «умного голосования». Конечно, приятно, когда твои партийцы побеждают, но говорить о том, что это победа технологов «Яблока» было бы преувеличением. Они внесли свой вклад, конечно, но без Навального вряд ли кто-либо из них прошел.

Поэтому, что касается ситуации в «Яблоке» — плюс Николая – он неплохой организатор, он человек компромисса. Может договариваться, может устраивать коалиции – может быть в силу своей как раз «невождистскости», то есть, он не вождь, а именно менеджер.

Мне кажется, что оптимальным сценарием было бы следующее: Рыбаков как человек, который выстраивает партийную работу, ведет переговоры, формирует коалиции, а, допустим. В 21-м году Шлосберг как лидер списка. Как политическое знамя, как лицо кампании, которое позволит мобилизовать определенное количество сторонников. Мне кажется, это был бы разумный вариант.

Самое плохое было бы, если бы публичным лицом по-прежнему оставался Явлинский. Вот с ним точно никакого будущего не будет. Потому что это человек из прошлого – он никогда не сможет мобилизовать — на каждых следующих выборах он получает меньше, чем на предыдущих. Потому что невозможно фигурами из нафталина создавать у людей какие-то позитивные ожидания про будущее. Про будущее должны быть новые люди, по-другому не бывает – это чистая психология.

А остальное – это какие-то наивные рассуждения. И в этом смысле «Яблоко» с Явлинским власти очень удобно, потому что вроде как и оппозиция есть, но и вреда от нее никакого. Поэтому мне кажется, что если «Яблоко» всерьез желает добиться успеха на федеральных выборах, мало быть единственной демократической партией, нужно вызывать какой-то энтузиазм. Для этого во главе списка должны быть яркие новые люди и кампания должна быть именно вокруг них. То есть, Явлинскому, по-хорошему, в этой ситуации нужно было бы уйти в сторону и не мешать партии проводить выборы.

Точно так же, как в свое время поступил Гайдар. Вот на 10-лдетие смерти Гайдара много было сказано, а я скажу одну вещь. Гайдар совершил — ну, про экономику говорить не буду, все сказано, хочу про политику сказать, и это очень важный пример.

А.Кынев: Если «Яблоко» желает добиться успеха на федеральных выборах, мало быть единственной демократической партией

Гайдар это человек, для которого ценности были важнее личных амбиций. Когда после фактического краха «Демократического выбора России» на выборах 95-го года он трезво понял, что он сам не может быть политическим знаменем. Потому что есть некий рейтинг, есть накопившаяся история претензий – неважно, справедливы они, или нет, но они есть. И он ушел в сторону. И он дал возможность сформировать новую команду, где были новые на тот момент лица, — то есть, Немцов, Кириенко. Хакамада, Борис Федоров и другие. А сам ушел в тень.

А.Нарышкин Это хорошее качество.

А.Кынев Это потому что для него была важна не личная карьера, не личные амбиции. Потому что для него была важна борьба за идею. Вот на мой взгляд было бы неплохо, если бы Явлинский проявил такое же личное мужество, как его проявил Гайдар. Потому что пока единственное личное мужество Явлинского – все время уходить в кусты и ни за что не отвечать. Это очень комфортно, но это не мужество, это трусость.

А.Нарышкин А примеры, когда он «уходит в кусты»?

А.Кынев Господи, думаю, что любой, знающий историю «Яблока» может вспомнить массу примеров, когда «Яблок» там не участвовало, там не участвовало, — все, кто работал внутри прекрасно знают и помнят истории, когда его в таком-то году взяли в правительство, в таком-то году, и так далее, в 96-м году даже велись переговоры, — напомню, тогда Лебедя назначили секретарем Совбеза, а был сценарий с приходом Явлинского. Но ничего же не состоялось. И это был не единственный кейс, таких случаев было достаточно много в конце 90-х. Это уже в «нулевые» его перестали приглашать фактически.

Но знаменитая кампания 99-го года, когда СПС обошел по количеству голосов «Яблоко» она как раз строилась вокруг идеи, связанной с тем, что вы только говорите, а когда нужно что-то сделать, вы всегда находите тысячу поводов, чтобы отказаться. Потому что комфортнее ни за что не отвечать и может быть, даже это какой-то элемент лености политической: легче критиковать, чем нести ответственность.

И вокруг этого был весь дискурс – были знаменитые дебаты Чубайса и Явлинского, — кстати, я был живым свидетелем в студии, и было парадоксальное ощущение внутри студии – казалось, что Явлинский победил. Но когда я пришел домой и посмотрел все это на экране, я понял, что он Чубайсу почти вчистую проиграл.

А.Нарышкин За Явлинского немножко обидно — вы ему сейчас предъявляете много чего. Он же не единственный, кто не может уйти.

А.Кынев Я же не говорю, что он глупый человек – он умный человек. Он хороший синтезатор, он умеет прочитать 20 бумаг и из большого количества разнообразных тезисов скомпоновать собственный — я это неоднократно наблюдал в ходе работы бюро, каким образом он сидит, слушает, а потом формирует свою собственную точку зрения. Он умеет анализировать, умеет слушать.

Но вопрос совершенно в другом – вопрос в наличии политической воли. Потому что быть умным это хорошо, но кроме наличия ума нужно быть готовым им пользоваться.

А.Нарышкин Путин тоже не уходит. Тоже нет политического ума? Или не умеет пользоваться?

А.Кынев Не понимаю, как можно сравнивать Путина и Явлинского. Как раз Григорий Алексеевич это такое чистоплюйство: «я все понимаю, но хочу ходить весь в белом». А вот Путин это вообще абсолютно другой типаж политика, совсем другой типаж. Но думаю, что сейчас у нас нет времени о том, чтобы поговорить про личность Путина.

Кстати, на мой взгляд, если кому-то интересно посмотреть на психологический портрет нашего президента – есть прекрасная книжка, вышедшая в прошлом году Глеба Павловского, называется «Экспериментальная родина». На самом деле такое странное название, а это не что иное, как рассказ Павловского о политической истории, в которой он принимал участие.

Там он описывает свое знакомство с Путиным, каким он был, каким он виделся со стороны, описывает, как он принимает решения, как он работает с информацией. Очень советую – почитайте. На мой взгляд, там вполне ясный политический портрет.

А.Нарышкин Как называется книжка?

А.Кынев «Экспериментальная родина», она вышла в прошлом году.

А.Нарышкин Губернаторы у нас как будто бы заново стали меняться, какой-то «губернаторо-пад» и за Левченко обидно — коммунисты же гордились одним из своих на посту главы региона.

А.Кынев Левченко был самым сильным из трёх губернаторов-коммунистов. У нас их было три – кроме Левченко это еще Кучков и Коновалов в Хакасии. На мой взгляд, я считаю решение снять Левченко сугубо политическим – он был далеко не худшим губернатором, он был вполне приличным на общем фоне, он очень достойно провел четыре года, хотя он работал в кислотной среде – федеральный центр явно не помогал региону, наоборот, пользовался любым поводом, чтобы вставлять палки в колеса. Тем не менее, в общем, никаких провалов не было.

А.Кынев: Гайдар это человек, для которого ценности были важнее личных амбиций

Что касается вот этого наводнения, которое было – я бы посмотрел на губернатора любого другого региона в условиях подобной катастрофы, когда денег у региона нет на какие-то чрезвычайные, заранее не запланированные расходы.

На фоне других губернаторов Иркутской области – посмотрите, кто был до него – он, во-первых, не только там всех пересидел – имеется в виду, когда начался период переназначений, потому что он был губернатором 4 с лишним года – ни один до него после 2005 года не досиживал срок до конца. Все уходили с позором, или на момент увольнения со скандалом с элитой, с населением, плохими рейтингами.

Рейтинг Левченко вполне нормальный для того, чтобы выиграть конкурентные выборы в следующем году. Думаю, его по этой причине и сняли. Поскольку понятно, что главная причина, почему сняли Левченко – чтобы не дать ему возможность выиграть выборы в следующем году.

Кроме того, здесь еще один важный момент: в условиях роста протестных настроений власти важно уничтожать любую оппозицию мы об этом говорили в начале – никто никого не слышит, никто ни с кем не хочет договариваться. То есть, даже собственные какие-то младшие партнеры воспринимаются как враги, — потому что, не дай бог, предадут, или слишком усилятся. Поэтому таких надо топить, откручивать головы – даже тех, кто бегает с тобой советоваться.

На мой взгляд, история со снятием Левченко это как раз история с попыткой лишний раз притопить коммунистов, чтобы не усиливались.

А.Нарышкин Чтобы знали сове место?

А.Кынев Чтобы знали свое место. Это сигнал всем остальным. Кроме того. Посмотрите на ситуацию по другим регионам тоже — ситуация, которая была сейчас в Мосгордуме, когда выкручивали руки, чтобы КПРФ голосовала за бюджет, не поднимала неудобных вопросов, пытались соврать «круглый стол» с участием Навального. А что творится в регионах? Это вполне себе конкретные кампании информационной травли против тех или иных коммунистов — снять их с выборов. Потому что если взять выборы этого года, то из шести снятых с выборов кандидатов системных партий – три коммуниста. А потом еще был и четвёртый. Бортко.

А.Нарышкин К сожалению, наше время вышло. Политолог Александр Кынев был гостем программы «Особое мнение».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире