'Вопросы к интервью

Т.Троянская Мы в эфире. 11:08. В студии Татьяна Троянская, и я приветствую Марину Шишкину, председателя регионального отделения партии «Справедливая Россия». Марина Анатольевна, добрый день.
М. Шишкина Здравствуйте.
Т.Троянская Наши средства связи: Во-первых смс: +7-931-291-58-00. У нас также ведется трансляция на ютубе. Все очень просто: заходите на ютуб, набираете «Эхо Москвы в Санкт-Петербурге», и можете подписываться, вам будут приходить уведомления от том, что происходит.
Вчера, Марина Анатольевна, Владимир Путин встречался с представителями Совета по Правам Человека. И вы слышали о чем они говорили. Естественно, самые яркие вопросы звучали от Александра Сокурова, в принципе, это уже такая традиция. Вас удивил ответ президента по поводу пластиковых стаканчиков. «Сначала пластиковые стаканчики, а потом бутылка и так далее»?
М. Шишкина Вы знаете, удивил меня ответ. Может быть я остаюсь таким же романтиком, которым остается Александр Николаевич Сокуров, который с такой, в хорошем понимании, маниакальной настойчивостью призывает к совести, к победе духу, к человечности, милосердию постоянно призывает. Ну сколько можно, Александр Николаевич, вам же все время отвечают одинаково. Вот я его понимаю, и меня этот ответ, конечно же, удивил, потому что это не тот ответ. Мальчик Егор Жуков — молодой человек и молодой политик. Он имеет право на высказывание своей точки зрения в любых возможных ему формах. Ему Конституция не запрещает.
Т. Троянская Но только в рамках закона.
М. Шишкина В рамках закона ничего он не нарушил, я до сих пор не могу понять, за что ему условный срок. Я не нашла аргументов в этом приговоре, и причем здесь пластиковый стаканчик, и почему нужно равнять человека не совершивших эти поступки с преступников. Знаете, в риторике есть такой прием, называется софизм. Это такое сложное умозаключение, стилистическая конструкция, которая предполагает, что человек будет введен в заблуждение. Из него есть много выходов. На первом курсе логики, философской дисциплины, учат этому. Человеку не потерять то, чего у него нет. У него нет рогов – значит он их и не потерял, или значит, что они у него есть – наоборот. Понимаете? Вот с пластиковым стаканчиком, я прошу прощения, чистый софизм, который, наверно, используется отчасти как демагогический прием.
Я расстроилась этим ответом, потому что на месте президента, любого другого человека, губернатора все-таки есть смысл встречаться с людьми, особенно молодыми, про которых сейчас так много говорят. Егор Жуков — образованный молодой человек. Ему жить в нашей стране после нас. Вместе с нами он сейчас живет. А потом будет жить после нас. Поэтому от чего же с ним не поговорить, отчего не узнать же истинные мотивы? Почему в ютубе, как показалось надзорным органам, силовым, отчего же он вот какие-то вещи говорил, которые кому-то не понравились? Может быть, какие-то причины есть? Он что, сумасшедший? Он иностранный агент? Кто он? Он как раз вот та молодёжь, ради который мы строим страну, делаем национальные проекты, делаем какие-то прорывы. Поэтому не надо брезговать советом.
Т.Троянская За другой молодежью будущее, вам бы ответили.
М. Шишкина А молодежь действительно разная. Только некоторая другая молодежь, которая вдруг посмотрела, что произошло с мирным мальчиком и их сверстником тоже, может быть, немножечко прозреет и скажет: «И вдруг я на этом месте окажусь!». Поэтому в любом случае за молодежью, а за активной молодежью – тем более. Историю никогда не делала масса, делали небольшая активная группа людей, и она уже формируется. Поэтому совет Александра Николаевича Сокурова был правильный. И правильно, что он продолжает взывать к милосердию и к здравому смыслу, и я преклоняюсь перед ним.
Т. Троянская Но здесь по-прежнему ничего не меняется – взывает к милосердию Александр Николаевич, на что Владимир Владимирович отвечает все то же.
М. Шишкина Софизм.
Т. Троянская Была какая-то часть за закрытыми дверями, поэтому еще одно высказывание Владимира Путина со слов Николая Сванидзе: «Если бьют женщину, это не повод бить полицейского». Но в общем-то это действительно так. Полицейского нельзя бить, и ничего за его действия с ним не будет.
М. Шишкина Вот вы ответили на этот вопрос. Если бы эта фраза, эта мысль, этот месседж имел бы продолжение. Действительно, если полицейский ударил женщину, ей не стоит с ним такими же методами расправляться. То есть бить не надо. Но я обещаю или мы обещаем, или мы сделаем все для того, чтобы впоследствии тот полицейский, который ударил женщину, будет наказан самым суровым образом. Возможно, эта фраза была бы достойна того, чтобы разделить ее, разделить эти аргументы с участниками встречи. Поскольку этого продолжения не последовало, отсюда какие выводы: значит тем самым мы фиксируем, что у нас в государстве есть каста неприкасаемых. Вот сейчас это полицейские, а это действительно так, Татьяна. Вот это есть каста, которая врастает в нашу жизнь.
Вы когда-нибудь ходили на стадион, на футбол? Мирная история и такого количества полицейских, которые сейчас сопровождают болельщиков, участников этого матча, не было никогда. Такое ощущение, что ты попадаешь в какую-то космическую страну, в какое-то Зазеркалье, где тебя вот два раза просматривают и вокруг одни полицейские, огромное количество. Я понимаю, что меры безопасности нужны, но это очень много. Если проходит мирный митинг, предположим, против повышения тарифов, на котором небольшое количество людей, который прошел в прошлое воскресенье. И там силовиков значительно больше, чем мирно бастующих. Т.е. они простаивают. Это вот вся сила защитная простаивает в любое мирное мероприятие. И нам говорят, что они неприкасаемы, они могут позволить себе ударить женщину. Вообще бить нельзя.
Т. Троянская Вообще бить человека бить нельзя.
М. Шишкина Мы сейчас закон о насилии принимаем и думаем: «Ну как же так вот», сейчас спорим. Как это там ужасно, хороший закон в самом деле. Но забываем, что мы все люди, находящиеся в пределах большого полицейского загона и на самых мирных мероприятиях. О чем мы говорим, это не какие-то стычки, ни какие-то драки. Это футбольные матчи.
Т. Троянская Но сейчас на самом деле Путин в конце года же со всеми советами встречается, и по итогам этих встреч создается определённое настроение и говорят: «Ну как-то ответил мягко, значит будет какое-то послабление». Вот после той встречи эксперты пишут, что достаточно тягостное ощущение.
М. Шишкина Проблема нашего управления, к сожалению, заключается в том, что мы прогнозируем нашу будущее не потому, как будет работать совокупность институтов разного рода, государственных и общественных, а по тому, какое настроение в тот или иной момент было у одного человека. И вот главная печаль в этом. Я не знаю, что в этот момент могло случиться с президентом: неважно себя чувствовал, не готов был. Его настроение не может и не должно никак влиять на то, чтобы государственная машина работала, чтобы Конституция исполнялась, чтобы общественные, гражданские институты выполняли свою амортизационную роль: вот в чем проблема. И если, как вы говорите, кто-то говорит, что меряет это по настроениям, – вот здесь надо бить тревогу.
Я даже не готова и не хочу сейчас оценивать, говорить в каком модусе шел разговор. Это неправильно. Это абсолютно признанное и призываемое нами субъективная форма управления. Ну, вы знаете, даже при самодержавии настроение все-таки государя размывалось еще разного рода другими настроениями. Императрица была, Дума, были гражданские институты, благотворительность и т.д. Поэтому даже тогда это не играло такую существенную роль. Сказал царь – в сказках это работает.
Т. Троянская Вы знаете, Марина Анатольевна, императрицы у нас нет. Дума — это у нас такой достаточно формальный орган нынешний.
М. Шишкина Вот за что бороться надо. Надо меньше думать над тем, что будет говорить княгиня Марья Алексеевна. Даже эксперты говорят – вот как это будет выглядеть. А все-таки нужно работать над тем, чтобы те институты, которые должны балансировать между разными стратами в обществе работали. Вот 21-й год – выборы в Государственную Думу и Законодательное Собрание. Товарищи петербуржцы, не повторяйте ошибок нынешнего сентября, когда явка в городе была 25%. Поверьте, если мы все выйдем, мы сможем ввести в парламент тех людей, за которых нам будет не стыдно. Вот за полтора года начинаю вам это говорить. Тоже Государственная Дума – не верьте, что вот стопроцентно машина фальсификаций пройдет как по маслу – не будет этого. Поставьте им этот полицейский на дороге в виде собственного контроля и в виде явки. Уверяю вас, споткнется.
Т. Троянкая Посмотрим. Потому что перед выборами губернаторскими настроения были разные, было ощущение, что народ придет и проголосует. Но не пришел народ, поэтому имеем то, что имеем. Поэтому будем наблюдать за настроениями сильных мира сего – как они встали, как у них что.
М. Шишкина Принц посмотрел на меня три раза и улыбнулся.
Т. Троянская Именно так. Про решение ВАДА давайте поговорим. Это решение сподвигло Сергея Миронова на парламентское расследование по допингу. Что вы думаете по этому поводу?
М. Шишкина Во-первых, я горячо поддерживаю Сергея Михайловича Миронова, который выступил с очень разумным предложением, единственным из депутатов Думы. Как он вчера сказал, фракция будет инициировать парламентское расследование. Я рада, что мои коллеги не скатились с ту систему аргументации, которая сейчас звучит, что это опять враги виноваты. «Американцы и европейцы душат нашу систему». Не скатились по крайней мире и в эти детские аргументы «Почему французам можно, а нам нельзя». А все-таки предложили парламентское расследование. То, что произошло – это очень печально, это плохая история. Те, кто следил за этой историей и хоть чуть-чуть интересуется судьбой российского спорта понимают, что нас на 4 года лишили международного спорта. А может даже и больше, потому что до того момента, когда судебное решение вступит в силу пройдет время. Наши вроде еще пытаются его оспаривать – это полгода, год. А значит, это еще на какое-то время вперед мы отлучены от крупнейших международных соревнований и не имеем право внутри проводить. Это Олимпиада, Универсиада, это все фактически. Вы понимаете, жизнь спортсмена, Таня? С трех, с пяти лет человек работает в режиме спорта высоких достижений, он готовится к олимпиаде. Как правило одна олимпиада в жизни спортсмена, ну может быть две.
Т. Троянская В зависимости от видов спорта.
М. Шишкина В целом, будет говорить полтора. Дальше будут какие-то турниры пониже уровнем. Ему говорят: все вы туда не попадете. Мы, следящие за этой историей, понимаем, что это абсолютно справедливое решение, нас наказали не только за то, что мы принимали допинг. Это плохо, весь мир борется с допингом. Во всем мире существует эта проблема. Нас наказали, как мне кажется, за глубокое патологическое, на государственном уровне, вранье. Мы просто взяли и соврали организации, которая принимает это решение. Мы врали и путались в показаниях несколько раз за эти полгода с сентября, когда нам нужно было дать данные московской антидопинговой лаборатории. То мы их не сдали до 31 декабря потому что «вадавцы» приехали не с тем видом компьютеров, то не сдали потому что, оказывается вносил муж заведующей лаборатории какие-то изменения. Потом нас прижали и мы дали. Оказалось, что более 140 проб сфальсифицированы, подменены и т.д.
Мы обманули на государственном уровне и ответ был именно такой: дисквалифицировать страну. Вот тем аспекты, которые сейчас звучат, связанные с тем, что «А почему всех коллективно спортсменов дисквалифицировали, надо было индивидуально». Нет. надо. Во-первых, подлог абсолютно государственный. Это Министерство Спорта и Следственный Комитет, где хранились данные антидопинговой московской лаборатории, и туда никто не имел права, ни Родченков, который в 2015 году онлайн-версию сделал. Он не имел доступа туда. Никакой муж заведующей лаборатории. Это первое. А второе, у нас олимпийская история – не частная история пожертвований личного бизнеса. Это история, поддерживаемая государством. Вот такое жесткое совершенно решение на государственном уровне отстранить. Мне безумно, смертельно жалко спортсменов. Настолько жалко, вот эти люди реально ни в чем не виноваты. Прыгунья Мария Лацискенис сказала: «Меня ничем не защитили чиновники. Министерства меня бросило». Вот эта реакция спортсменов, она будет сейчас
Т. Троянская Но вопрос, на кого они будет обижен – это принципиальный вопрос
М. Шишкина Понимаете, я думаю, что спортсмены знают все.
Т. Троянская Думаете?
М. Шишкина Думаю, они догадываются. Они знают. А поскольку работает большая государственная машина, еще раз говорю, в олимпийском движении у нас нет частного сектора здесь – и они зависимы и понимают, кто есть, кто. Кто распоряжается их судьбами, их здоровьем. Самое главное, что распоряжается их судьбой. Потому что ВАДА говорила: вы нам отдайте результаты этой лаборатории – мы простим вам – вы только честно скажите, что вы сфальсифицировали. Вот эта история напоминает историю завравшегося человека. Он начинает врат – он врет, врет, врет и эта ложь, он приобретает какие-то колоссальные размеры, а ему уже не выпутаться. Честно скажи, признайся. Поэтому Миронов Сергей здесь прав: надо провести расследование и наконец сказать.
Т. Троянская Вы думаете, инициатива хорошая. Но вопрос — как будет проведено расследование, как обычно?
М. Шишкина Я не верю, может Сергей Михайлович меня не поддержит, что это расследование будет проведено и будут наказаны конкретные виновники – чиновник Иван Табуреткин и еще такой-то. Я не верю. Со спортсменом уже это случилось. Не думаю, что какой-то суд апелляционный решит по-другому. Потому что еще раз говорю, мы видели и думали: «Боже мой, что же происходит». Ребят пустили на передовую – отдали просто. Часть из них примет другое гражданство, к сожалению.
Т. Троянская Тут мне кажется осуждать здесь спортсменов никак нельзя.
М. Шишкина Ну как осуждать?
Т. Троянская Они имеют право
М. Шишкина Он с трех с пяти лет занимался. Это колоссальный труд, это деньги. Он жил, он талантлив
Т. Троянская Но вопрос — как государство отнесется к этому. Будут называть предателями?
М. Шишкина Думаю, что будут называть. У нас другого вектора не придумано. 9 декабря было принято решение ВАДА – мы говорим: «Ах, вот они. Это уже не спорт, это политика». Это не политика, это вранье, совершенное людьми, которые должны были отвечать за этот диалог с ВАДА. Это вранье этих чиновников. Кто-то, наверное, уедет. Я их не смогу осудить. Кто-то выйдет под нейтральным флагом, как это было на последней корейской олимпиаде. И их тоже нельзя осуждать. И значит, и пусть выходят, потому что они не могут зарывать свой талант. Сейчас нужно найти все возможные варианты. Чтобы спортсмены выступили. Всевозможные варианты. Под нейтральном – под другим флагом. Это одна часть того всего диалога, они не должны зарыть свой талант в землю. А вторая часть – будут ли наказаны виновники. Если мы наконец прозреем, что мы не можем так поступать на государственном уровне. Мы своим-то врем, ладно, гражданам. Мы уже привыкли, что нас обманывают от мелочей и до крупного, с пенсиями зарплатами. Ну привыкли – ну вот с нами государство поступает. Но не прокатывает это на международном уровне. Я всячески поддерживаю парламентское расследование, но сморю на это с пессимизмом. Это же надо признать: «Да, мы, вот».
Т. Троянская Но причем мы ни на какой-нибудь Михаил Иванович один, а не один человек. Система должна себя разрушить.
М. Шишкина Поэтому я отвечаю на вопрос: верю ли я в это расследование. Месседж хороший, но почему сразу зашумели так: «Не надо никакого расследования, да и его не надо проводить, вы просто восстановите эту историю, и вам все станет ясно». А фамилия конкретного министра, замминистра – ну что тут делать.
Т. Троянская У нас же чемпионат хоккею должен быть.
М. Шишкина Но у нас есть шанс, ведь мы считаем, что у нас теплые отношения в Федерацией Хоккея
Т. Троянская Потом эксперты говорили, что это не повод не проводить чемпионат, потому что все связано с инфраструктурой, с подготовкой.
М. Шишкина Руководство международных организаций ответило, что как планировали, так и будем. Под вопросом стоит молодежка, т.к. на нее не распространяется решение ВАДА. Пока не распространяется. Поэтому, мне кажется, в зависимости от того, как мы сейчас себя поведем, какие выводы сделаем, и сделаем ли какие-то выводы, либо устроим огромную информационную кампанию «Почему им можно, нам нельзя? Это все политика». Это этого будет зависеть судьба и хоккейных турниров, и молодежных турниров.
Т. Троянская Это тоже зависит от одного человека или все-таки система сложнее.
М. Шишкина Мне очень трудно сказать. Я невхожа ни к тому конкретном человеку, ни к людям ниже. Я как тот эксперт, о котором вы начали разговор. Почувствовал, что сегодня он посмотрел не так. Наверно, все-таки субъективный, личностный объект правления у нас большой, но не стоит его преувеличивать. Я очень верю в силу челяди. Догадываясь, сколько ее много, она должна доказывать право на свое существование, и она хочет быть тем субъектом, который формирует какое-то решение. Закон челяди, закон окружения работает на то, чтобы было принято то или иное решение. Знаете, «кто в уши дует» как нынче говорят. Поэтому, представляете, какое количество чиновников задействовано в этом, какое огромное Министерство Спорта. Вы читаете сейчас спор Колобкова и Гануса, предположим, значит, наши, РУСАДА, и Министерства. Вы чувствуете, что там по поводу этой истории пошли какие-то противоречия, потому что действительно РУСАДА говорит, что «Мы не должны были заниматься передачей этих данных, потому что было возбуждено дело на Родченкова, все эти материалы якобы ушли в Следственный Комитет». Они как могли забирать? Внутри уже этой структуры, внутри субъектов, которые принимали решения по передачи данных наших, там уже неспокойная ситуация. Поэтому один человек – не один человек.
Т. Троянская Успокоимся на время московских новостей, потом продолжим. НОВОСТИ
Мы продолжаем наш эфир. Марина Шишкина, председатель регионального отделения партии «Справедливая Россия», политик у нас в студии. Мы много говорили и про спорт, и про права человека, и Егора Жукова мы вспоминали. Давайте про будущего политика, теперь он уже политик. После его выступления он дал несколько интервью, в т.ч. стал сотрудником «Эхо Москвы», был разговор с Сергеем Бунтманом и Алексеем Венедиктовым и, честно говоря, меня удивило, что в Фейсбуке совершенно разные мнения появились. И кто-то говорит: «Вот выскочка какой-то, ну и что, что он сделал. Все забудут о нем через некоторое время», а кто-то наоборот писал: «Вот, наконец, настоящий политик. Не то, что этот Навальный». Вообще, баттлы между-между. Вот для вас Егор Жуков кто?
М. Шишкина Для меня Егор Жуков — это закономерное и хорошее явление в современной политической картине мира. Именно так формируются политики. Егор Жуков – такая собирательная история, которая в самом деле реализована в очень симпатичном, как мне кажется. Парне, очень неглупом. Это мог бы быть человек другого уровня образования. Но это умный парень, который оказался достаточно крепким психологически. Неслучайно его с Гавелом сравнивают. Помните, он же организовал гражданский форум. И мысль появилась пацифистская об объединении здоровых сил, которая потом привела, собственно, к бархатной революции в той стране, где это произошло все. Оно прокладывает такую условную параллель с Егором Жуковым. В тех интервью, который он давал, он и пропагандирует такой путь. Вот это его последнее слово, любовь и ответственность, христианские истины, очень неагрессивная риторика, которая для политика такого молодого совершенно неожиданная. Может, поэтому сравнение с Гавелом есть. Поэтому мне кажется, это хорошая, заслуживающая внимание всех, история.
Что касается разных точек зрения – конечно они будут. Это говорит об интересе к фигуре, и я на них не смотрю. Фейсбучная общественность тоже разная. Кстати у Егора, в его интервью я выдернула одну тему, которая мне наверно очень близка. Он говорит: «Слушайте, вот сейчас политический мир или мир людей, которые интересуются политикой, или тех кто как-то могут быть связаны с политикой, он делится на две части: эта та фейсбучная или, например, аудитория «Эхо Москвы», где мы понимаем друг друга практически без каких-то дополнений и можем говорит не сложноподчиненными предложениями у вас здесь. Потому что те, кто слушает, они в массе своей собственно, мыслят примерно также. А есть вторая аудитория, которую мы называем «дремучей», телевизионной. Так вот нам, политикам, надо не брезговать идти разговаривать с той аудиторией». Я его горячо поддерживаю. Я не верю, что людей не просветить ни в чем.
Вот я смотрю по водителям моей машины. Вы знаете, начиная работать со мной, они начинают слушать 91.5 и потом у них меняется мировоззрение и это говорит о том, что информация и пропаганда, она творит определённого рода чудеса, человек просвещается. Поэтому посыл Егора идти в ту часть аудитории, с которой трудно говорить. Да, это наш народ, да он заслуживает такого правления и такого правителя. Но это наш народ. Что касается самого Егора – происходит нормальный политический процесс, я считаю. Вот он символизирует начало нового политического страта. Это вот студенты. Интересно, мы переживали не только за Егора, как ему там эти 4 месяца в Сизо. Я, например, с интересом наблюдала как политизируется студенчество, которое в самом деле политизировано мало сейчас. Я очень верю в эту здоровую часть, я много лет работаю со студентами, я верю, что они вот двигатель прогресса. Да в общем, вся история показывает. И видела, как они переживали за Егора и говорили: «Стоп, так а за что его? На его месте могли быть мы». И история с ним накалила, политизировала вот этот отсек.
Параллельно шли процессы которые действительно шли параллельно .Не знаю, заметили ли наши слушатели или нет, вот вся фанатская история. А представляете, объединились Зенит со Спартаком. Кто понимает – тот понимает. Там было чуть ли ни восемь уходов. И Краснодар и т.д., перечислять не буду. Они в знак протеста, заметьте, против полицейского произвола на 40 минуте, как это было у нас на Крестовском, покидали стадион. Поверьте, фанаты как студенты. Но фанаты еще более – это абсолютно неполитическая сила
Т. Троянская До поры до времени.
М. Шишкина Это совсем неполитическая сила. Они, например, никогда не дает комментариев журналистам. Есть такая фанатская этика, что с журналистами они не работают. А они вдруг выступают против полицейского произвола. Это можно назвать процессом политизации? Это сто процентов можно назвать. И сейчас они объединены – у них уже сообщество.
Поэтому для меня Егор Жуков и какие-то такие вещи, связанные с проявлением новой политической активности очень любопытны. О чем это говорит? Это говорит, что действительно рвется везде, это дует из всех щелей. Это те группы людей, который раньше брезгливо относились к политике вообще и никогда не думали, что они выступать станут. Это формирование нового оппозиционного строя. Замечает ли это власть? Сто процентов. Иначе не было бы никакого приговора Ивану Голунову, не было бы мягкого приговора Егору Жукову. И третье, что надо отметить. Для меня интересно, что система массовой, коллективной общественной межпрофессиональной защиты становятся нормой. С Голуновым произошло – не только журналисты, с Егором Жуковым -театральные деятели выступили
Т. Троянская Да, здесь все пошли поддерживать.
М. Шишкина Формируется некая гражданская институция, которая очень активна, не боится поставить свое имя, даже не смотря передачи на ютубе Егора Жукова. Как только с парнем началось – посмотрела, что парень то делал. Они объединяются и говорят: «Нет, этого не может быть». Именно потому такие мягкие приговоры.
Т. Троянская Марина Анатольевна, с одной стороны они объединяются и говорят: «Нет, этого и этого не может быть», а потом, когда возникает вопрос, а за что, а куда нам идти. Вот здесь возникают разногласия. Потому что мы имеем Жукова, мы имеем Навального, мы имеем несколько ярких оппозиционеров. Но они не могут объединиться между собой. И начинается сравнения: а, Навальный, а вот Жуков. Вот мы постоянно выбираем какого-то лидера.
М. Шишкина Да, мы постоянно хотим оптимум, мы хотим такого идеального универсального политика. Это, знаете, господь Бог, и то, он у всех разный. Человечество не нашло для себя такой персоны, которая бы устраивала всех в зависимости от места жительства, вероисповедания, профессии и возраста. Эта же детская болезнь левизны в коммунизме, как я говорю есть и у Егора Жукова. Когда в интервью ему задали вопрос «А вы бы могли из ныне действующий политиков назвать, есть ли такие?». И он сказал примерно следующее: «Если они есть, то хорошо скрываются». Это такая максима, понимаете. К сожалению, у нас такие, разные политики, у которых разное отношение к каким-то важным вещам. Да, даже разное отношение к Крыму и к Украине, к однополым бракам, к пенсионной реформе. Но у этих политиков есть какая-то самостоятельная точка зрения. Это говорит о том, что они выполняют свою профессиональную функцию. Они по крайней мере готовы к тому, чтобы в стране происходила смена власть, какие-то процессы оздоровления. Да, это ошибка, это болезнь, я согласна с этим. Но нам удалось с грехом пополам объединиться на муниципальной кампании этого года, и вы результат видели. Ну забыли мы немножко.
Иногда мне говорят: «Шишкина, а вы что, в «Справедливой России»?» Да, я в «Справедливой России», да, я здесь. Мне не стыдно за мои поступки, не стыдно за поступки моих депутатов, да, у нас есть разные точки зрения, да, мы спорим по разного рода вопросам. Как недавно было: вроде Сергей Михайлович сказал, что закон о домашнем насилии имеет ювенальный след, а Надежда Тихонова выступает за закон. Это говорит о некой демократии. Теперь из-за того, что я лидер «Справедливой России» со мной что, грех общаться великим оппозиционерам? Вот я со своей политической смелостью могу поспорить со многими оппозиционными якобы политиками .
Поэтому это, конечно, максимализм. Он с одной стороны детский. Детский не в плане возраста, а в плане политического самосознания, а с другой стороны это просто говорит об узости мышления и о том, что для человека его собственная роль в политике важнее, чем решение коллективной задачи. Вот я могу наступить на свое индивидуальное я для того, чтобы задача была выполнена.
Т. Троянская Мария Анатольевна, не могу вас не спросить. 14 числа съезд партии «Яблоко» в Москве случится. И 15-го или 14-го вечером мы узнаем имя нового председателя партии «Яблоко». Пока три кандидатуры: Лев Шлосберг, Николай Рыбаков и Эмилия Слабунова. Ваши фавориты?
М. Шишкина Вы меня сейчас спросили, как если бы Семака спросили, кого вы предпочитаете из игроков Спартака. Конечно, я с глубоким уважением отношусь к Льву Шлосбергу, я считаю, что это политик очень крупных мазков, очень крупного масштаба, именно уже засветившейся на политическом поле не словами, а делами. Мне очень симпатичен Николай Рыбаков, которого я знаю по Петербургу. Николай, несмотря на свою молодость, имеет большой политический бэкграунд. Это человек, который, конечно, мог быть претендовать . Я не знакома с Эмилией Слабуновой, поэтому не буду говорить ничего. Ну, по крайней мере, у Яблока есть выбор. Это хорошо. Уже три кандидата . Любой выбор — это всегда прекрасно.
Т. Троянская Любой выбор это всегда прекрасно.
М. Шишкина Им решать. Самое главное, чтобы они в следующий раз не сделали той ошибки, которую сделали в муниципальных выборах, не стали ни с кем объединяться. Сказали: «Вот не пришелся Ваня Солнцев капитану Инакиеву» и не стали объединяться ни со Справедливой Россией, ни с кем сотрудничать.
Т. Троянская Может быть это и будет зависеть от того, кто будет у них председателем. Марина Шишкина, председатель регионального отделения партии СР была у нас в студии, спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире