'Вопросы к интервью

И.Воробьева Здравствуйте! Это программа «Особое мнение». Меня зовут Ирина Воробьева. И сегодня со своим особым мнением главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов. Добрый вечер!

Д.Муратов Добрый вечер!

И.Воробьева А добрый ли вечер? Как можно оценить приговор, который один из, который мы услышали в отношении нашего коллеги Егора Жукова?

Д.Муратов Вот у меня список лежит. Павел Новиков — штраф. Никита Чирцов, экстрадирован из Минска, год получил. Владимир Емельянов — 2 года условно. Там две бабушки. А просили 4 года колонии. Данила Конон — 15 суток. Абаничев — по 212-й дело прекращено. Это по массовым беспорядкам.

Вообще, хочу обратить внимание, это очень важно. Придумали же дело по массовым беспорядкам, придумали же заговор — ФСБ, чекисты, центр «Э», хотя это, в принципе, одно и то же — и были массовые беспорядки. А массовых беспорядков не было. Ну, не довелось их наблюдать. И слава богу, потому что москвичи любят свой город, и не было ни погромов, ни поджогов, ни витрин, ни перевернутых машин. Ничего, напоминающего светоотражательные «желтые жилеты» на улицах Парижа.

И вот 212-я никак не проходила, хотя всех мели по ней. И начали заменять на экстремизм.

И.Воробьева Именно насилие в отношении представителей власти.

Д.Муратов В результате там несанкционированные фото там, на митинге. Азар, специальный корреспондент «Новой газеты» за фото с мороженным получил штраф в 300 тысяч рублей.

И.Воробьева За фото с мороженым?

Д.Муратов Да, да-да.

И.Воробьева Дороговато.

Д.Муратов Ну, советский пломбир.

Мы, конечно, вернемся к Егору Сергеевичу Жукову, но очень важно сейчас понимать про другое. Кирилл Жуков — тот, кто поднял забрало на шлеме… Я тысячу раз повторю: трогать полицейских нельзя. Но и давать 3 года колонии человеку нельзя.

Иван Подкопаев признал свою вину — 2 года колонии. Данила Беглец, у него двое детей, без кормильца. Подал наушники упавшему парню. Видно на всех видео. Данила Беглец получил 2 года колонии. Павел Устинов вообще ничего не делал — получил год, хорошо, что условно. У него сейчас судимость. Требовали ему чуть ли не 3,5 года. И конечно, самая жуткая история — это то, что касается Константина Котова.

Все внимание общества, все внимание прекрасных, добрых людей и наших славных горожан должно быть приковано к этим людям. И, мне кажется, очень важно, чтобы мы придумали новый менеджмент солидарности в отношении Константина Котова.

И.Воробьева Менеджмент солидарности?

Д.Муратов Да.

И.Воробьева Что это значит?

Д.Муратов Можно подписывать письма, можно выходить на митинги, можно стоять возле суда. Можно снимать ролики. Можно, как актеры, выходить на пикеты. Можно делать какие-то перформансы, издавать плакаты. Или очень популярная нынче вещь — наклейки на ноутбуки.

И.Воробьева Вот у меня есть.

Д.Муратов: 212-я никак не проходила, хотя всех мели по ней. И начали заменять на экстремизм

Д.Муратов А вот как это поможет, эти уже опробованные, понятные истории, как они помогут Котову, который, собственно, уже в колонии? Петиции можно писать. Есть много всего, что общество опробовало. А вот как действовать, как впрячься за чувака, который находится уже в колонии, который ни в чем не виноват кроме того, что сотрудник центра «Э» Улыба не раз его предупреждал: «Еще раз увижу на акции — посажу». Вот такой у нас закон. Такой вот Улыба — закон.

И.Воробьева Улыба — это Леша Улыбка который так называемый?

Д.Муратов Да-да. Это почти личные отношения, которые оборачиваются одной из сторон 4 годами. Вот как быть сейчас с Котовым? Если у кого-то возникают какие-то идеи, то, конечно, нужно ими делиться и их обсуждать. Очень важно, что человек, который страдает абсолютно ни за что, который никого не задел, никого не трогал, никаких погромов, он ничего не учинял, он выходит выражать свое мнение на одиночный пикет. Он получил реальный 4 года колонии. С этим, конечно, очень сложно жить.

И когда я всюду сегодня слышу разговоры о победе — духоподъемство такое в духе телеканала «Царьград», — я всем говорю: Котов — внимание!

И.Воробьева Я всё понимаю. Действительно, много людей по «московскому делу» получили реальные сроки. Действительно, много разных трагедий. Но вот сегодня из 4 приговоров 3 остались на свободе, я так скажу. Но разве нельзя порадоваться хотя бы сегодня или обязательно нужно оглядываться на всё?

Д.Муратов Ира, давай постараемся потихоньку с этим разобраться. Во-первых, конечно, и я и вся наша редакция страшно рады, что наш сотрудник и сотрудник «Эха Москвы» Егор Сергеевич Жуков скоро выйдет на работу.

И.Воробьева На учебу и на работу.

Д.Муратов Мы ему очень рады. Ну, и сегодня радовались и улыбались — и Оксюмирон и Чулпан Хаматова, и отец Алексей Уминский. Мы были в зале. И, конечно, это была драматическая история, когда весь нарратив судейской речи, весь сюжет этой судейской речи вел к тому, что, в общем, чувака надо расстрелять, как и лягушек, которые стояли у него на столе при видеосъемках…

И.Воробьева Керамических.

Д.Муратов Лягушек все-таки решили уничтожить, а Жукова решили пощадить. И да, это прекрасно. И замечательные студенты, которые за него вступились и были вокруг на Ярцевской улице вокруг здания этого суда. Всё это отлично. Правда, отлично. И меня очень радует, что сам Жуков, несмотря то, что он сейчас мог забросить в чулан эту огромную сумку, с которой он пришел, готовясь уходить в тюрьму, — в спортивных штанах с браслетом над белой кроссовкой, с большой черной спортивной сумкой, с готовностью идти и сесть в колонию, — и вот он забросил эту сумку и не остался как бы смотреть отклики в интернете, что пишут про это дело, а поехал на один из судов, который происходит сейчас.

И.Воробьева Да. Я скажу, что сейчас оглашение приговора по делу Егора Лесных, Максима Мартинцова и Александра Мыльникова.

Д.Муратов И вот он поехал туда. И это правильное решение цельного умного парня. Он молодец. Вот хочу сказать, что наверное, Татьяне Юрьевне и Сергею Александровичу немножко обидно…

И.Воробьева Это его родители.

Д.Муратов … что он этот вечер проведет не с ними. Жукова, да. Прекрасные люди. Наверное, им немножко обидно. Я, Сергей Александрович и Татьяна Юрьевна, прошу: вы как-то с пониманием относитесь. Он очень определенных ценностей и взглядов человек. Он хороший товарищ. Он нам показывает в первые часы после того, как он вышел… Ну, а потом он будет у нас на работе заниматься, возможно, очень близкими к тому, что он сейчас делает, делами.

И.Воробьева Вернемся буквально через пару минут. Программа «Особое мнение». Главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов.

РЕКЛАМА

И.Воробьева Продолжается программа «Особое мнение». Дмитрий Муратов, Ирина Воробьева. И возвращаемся, безусловно, к всем событиям с прошедшими судами. Сегодня, кстати говоря, насколько я понимаю, с последнего их обвиняемых по делу о массовых беспорядках сняли обвинение. Сергей Фомин. Их вообще больше нет.

Д.Муратов: Очень важно, чтобы мы придумали новый менеджмент солидарности в отношении Константина Котова

Д.Муратов Нет, больше массовых беспорядков нет. Их придумали, и теперь их просто даже в наших судах сложно предъявить.

И.Воробьева У «Новой газеты» накануне вышел документальный фильм о «московском деле», который называется «Фигуранты». Пару слов об этом фильме, просто чтобы люди понимали что смотреть, куда бежать.

Д.Муратов Для нас это новое производство. Это второй фильм, который мы выпускаем за последние 3 месяца. Вышел фильм «Школа №1» о Беслане Оли Бобровой. И сейчас фильм Глеба Леманского, Влада Докшина и Иры Долининой «Фигуранты». Наши операторы — мы уже хорошо оснащены — присутствовали фактически на всех эпизодах, что было.

И теперь мы можем с помощью этого фильма — это самое главное — сравнить, что говорят в приговорах судов, и посмотрите, пожалуйста, что было на самом деле. Это один из самых важных замыслов этого фильма.

Мы понимаем вместе с этим фильмом, как, например, развивалось дело по Жукову. Мы не раз в этой студии говорили. Видимо, думая, что обезглавить студентов Вышки, где его определяли какие-то специальные тайные полиции как лидера, решили оговором, сказав, что это он посылает студентов прорвать полицейскую цепь. А это был не он. И на видео, которое сняла наша редакция — тот же Лиманский с Докшиным, — видно, что один человек призывает, просто он одет так же, как Жуков… И, кстати, его не нашли.

И.Воробьева Я как раз хотела спросить — так и не установили, кто это?

Д.Муратов Нет. Я здесь уже просил… Мы его лицо закрываем, потому что не хотим его подвергать лишней опасности, разглашать персональные данные. Нам закон это не позволяет. И не нашли, кстати, его. Вот всех нашли, а этого парня не нашли.

Не смогли вменить беспорядки и так далее. И тогда эксперт Коршиков — это эксперт ФСБ, который работает в специальном учреждении ФСБ, которое занимается техническими и иными экспертизами, — дал свое заключение. Я бы очень не хотел, чтобы над Коршиковым ржали.

И.Воробьева Почему?

Д.Муратов Он в суде — вы можете удостовериться в этом у адвокатов Новикова, Соловьева, Мусаева, у родителей, тех, кто был в этом зале (я там был, в этом зале) — это такой саркастичный пожилой человек, который очень уверенно держится, который чувствует, что за ним стоит сила. На вопрос об образовании он называет номер воинской части, где он его получил, а диплом показывает судье, показывая свою принадлежность к особому ордену, который понимает, чем он занимается. Он лихо отвечал на множество вопросов. И нам самое главное — понять его логику.

Логика его такова. На чем строится главное обвинение Егора Жукова? Когда на одном из роликов он говорит, что нужно использовать любые формы протеста, эксперт Коршиков, не найдя больше нечего в самих высказываниях и в блоге Егора Жукова, открывает книгу о способах протеста Джина Шарпа, и в этой книге он видит среди многих способов протеста…

И.Воробьева Ненасильственных.

Д.Муратов Ненасильственных. Он видит, например, такие вещи, которые могут впечатлительных судей — а у нас все судьи очень впечатлительные, они как только видят эксперта из ФСБ, они впечатляются своей функцией, своим величием еще больше, — и в экспертизе написано, что, таким образом, сказав о необходимости любых форм протеста, Жуков призывал — Ахтунг! Прошу внимания, кто еще не прочитал приговор (а это заключение легло в основу приговора, чтобы было понятно) — он призывал к подделыванию денег, поджогам, уничтожению и блокированию избирательных участков.

Д.Муратов: Они домысливают свои страхи и впечатывают их в чужие тексты, в чужие мозги, в приговоры

У Жукова ни про подделывание денег, документов, или там, например, есть такая штука — забрасывать протестами все государственные органы власти, чтобы избыточной нагрузки административная система не выдержала и была погребена под письмами трудящихся, запросами какими-то, — так вот ни о чем об этом у Егора Жукова нет ни одного слова. Это эксперт Коршиков берет из книги и домысливая за Жукова, что он мог бы иметь в виду и это, вписывает в свою экспертизу, которая становится материей, основой того приговора, который сегодня читали в Кунцевском суде.

Как спорить с подобной экспертизой? Конечно это экспертиза по поводу мыслепреступления.

И.Воробьева Это даже не слова, а мыслепреступление.

Д.Муратов Да-да-да. Конечно, это смыкается… У Александра Бастрыкина, председателя Следственного комитета была известная статья в «Российской газете», где он говорил об объективной вине. То есть вот она материалами дела не доказана, но мы-то понимаем, что имел в виду этот гад, негодяй, троцкист… простите, «навальнист». И мы-то понимаем, что он имел в виду.

Кстати, тут очень тонкий момент. Я обратил внимание на него там, в суде и просто замер. Он отлично держался этот Коршиков, просто надо отдавать должное своему оппоненту. Вот он для меня оппонент. Мы проводили экспертизу на его экспертизу, которая от него косточки на косточке не оставила, но он держался отлично.

Но в какой-то момент его прорвало, пар вырывало из-под крышки, которой была накрыта голова эксперта. И он сказал: «Я заметил в период с 1 по 17 октября, — не помню сейчас точно даты, — что у него изменился характер, кто-то им стал руководить».

И.Воробьева О!

Д.Муратов Жуков передо мной сидел спиной ко мне, — он развел руками. Он все-таки человек уже сдержанный и опытный, но еще молодой и живой, понимаете? Расстреляли-то пока только лягкушек, он-то живой. Он не очень понял, что… И тот начал договаривать свою мысль. Он увидел в этом некое внешнее руководство, международный заговор, который руководит этим парнем студентом, — о чем его прямо спросил один из адвокатов. И Коршиков не стал юлить и сказал: «Ну, может быть, да, может быть, так я думаю».

Они домысливают свои страхи, они придумывают свои заговоры и впечатывают их, инсталлируют, вставляют пломбами в чужие тексты, в чужие мозги, в приговоры, которые, собственно, они и пишут. Ведь по по большому чету суды стали копипастом экспертиз и обвинительных заключений.

И.Воробьева Можно это вообще называть экспертизами?

Д.Муратов Это очень любопытный вопрос. Я не буду сейчас называть все фамилии, но мы печатали тексты выдающихся лингвистов, специалистов по семантике, докторов наук, людей, которые преподают целые корпусы лингвистической науки студентам ВШЭ, в Институте русского языка академии наук. Они были приглашены в судебный зал. Но их компетенции, этих докторов наук, реальных лингвистов недействительными и их не выслушали, их экспертизу на экспертизу и экспертизу того, что сказал Жуков — их не стали слушать.

Человек, физии к математик, — еще раз: очень достойно держащийся в суде, — он стал у нас единственным экспертом в области лингвистики. Эксперт ФСБ у нас теперь единственный лингвист в стране. У нас уже был единственный специалист по языкознанию Иосиф Виссарионович Сталин. Единственный специалист по ораторскую искусству и юриспруденции Андрей Януарьевич Вышинский. Вот теперь у нас есть такой специальный человек. Все остальные лингвисты больше не считаются. У нас ест один эксперт, и он признан судом.

Сегодня, по-моему, или вчера суд удовлетворил иск Елены Ямпольской, председателя комитета Государственной думы по культуре в отношении меня и «Эха Москвы», потому что я здесь говорил о её фразе «Пенсионеры должны выйти из зоны комфорта». Я интерпретировал эту фразу и пришел на суд, чтобы ей задать вопрос: «А правда, что у вас зарплата под 600 тысяч рублей, а пенсия будет больше… Вам-то нормально. Зачем вам выходить из зоны комфорта? Пусть пенсионеры выходят».

Эксперты сегодня огласили, что она имела в виду духовную и психологическую зону комфорта, а я такой приземленный, грубый сержант советской армии имел в виду только грубые материальные ценности. Экспертиза. Вот я проиграл.

И.Воробьева Суд стал на сторону Ямпольской. Всё понятно.

Д.Муратов Неожиданно!

И.Воробьева Грубый Муратов у нас в эфире «Эха». Мы продолжим.

НОВОСТИ

И. Воробьева Продолжается программа «Особое мнение». Главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов. Меня зовут Ирина Воробьева. И раз уж мы так много говорим про суды последние сколько-то там месяцев, то вот Совет судей предложил разработать нормативный акт о правилах освещения журналистами деятельности судов. Поскольку мы (в смысле, не мы с Муратовым, а мы как СМИ) все давим на суды, у нас тенденциозные публикации и так далее. Это было бы смешно, наверное, но как-то не очень, когда суды пытаются отбрыкаться.

Д. Муратов Конечно, это постановление напрямую связано с судной неделей, которая сейчас начиналась. Это было профилактирование медийного сообщества, чтобы оно аккуратно относилось к тому, как оно будет освещать эти оставшиеся еще суды. Это понятная превентивная мера. Знаешь, когда делают человеку укол, для этого ваточкой протирают то место, куда ткнут иголку. Вот, значит, протерли. Но, конечно, все дело за самими судьями. Все дело кроется в самом судейском корпусе. Мы помним, что в этой проклятой всеми коммунистами царской России выдающиеся адвокаты могли добиваться приговоров и освобождали людей, потому что они выступали за справедливость. У нас… Я вот несколько раз был (просто приведу как пример) на суде по братьям Магомедовым и одному из сотрудников подразделений компании «Сумма».

Д.Муратов: Как только человек приходит пободаться с государством, возникает только одно отделение суда. Находится оно в райцентре Страсбург

И. Воробьева Сергей Хаджикурбанов.

Д. Муратов Нет.

И. Воробьева А, это другие, Магомедовы. Да, я поняла.

Д. Муратов Браться Магомедовы, это компания «Сумма». Второй из них — бывший сенатор и один из лидеров «Ночной хоккейной лиги». Известные, популярные и в Дагестане, и в России люди. Я знаю Зиявудина Магомедова — очень культурный, образованный, умный парень. Так вот на 3 судах подряд следователи читали судье одно и то же прошение, не меняя там ни одного слова, о том, чтобы оставить его под стражей. Просто под копию, один в один! Даже специально. И судья все время продлял срок содержания под стражей. Как и сейчас они сидят под стражей. Вы понимаете: суды стали подразделениями тех органов, которые ведут дознание. А уж если какое-то дело оперативно сопровождает ФСБ…

И. Воробьева То все.

Д. Муратов То здесь результат абсолютно предрешен. У судей нет той самостоятельности, о которой многократно говорил Вячеслав Михайлович Лебедев. Судьи, безусловно, к сожалению, в большинстве своем отлично могут судить, когда дело касается бытовых дел — грабежей, криминальных убийств, краж. Но как только гражданин пытается что-то сказать государству, и у него возникает спор с государственной административной системной…
Кстати, административных судов, где человек может бодаться с государством, до сих пор нет, хотя они были указаны во всех реформах. 20 лет все говорят, что будут административные суды, где человек может сказать государству: «Слушай, вот ты мне не повысило пенсию, вот ты меня неправильно выгнало с работы, вот невозможно жить на такую зарплату. Вот ты считаешь среднюю зарплату по отрасли, по медицине, а врач «скорой» получает 14,5 тысяч, а не 80, как там сказано в национальных проектах». И человек может пойти поспорить об этом. Идти не к нам, не в ФБК, не на «Эхо Москвы», а в суд. Нет таких судов!
И как только человек приходит пободаться с государством, возникает только одно межрайонное отделение суда. Находится оно, если не ошибаюсь, в райцентре Страсбург. Называется оно Европейский суд по правам человека. И только там. Человек, который у нас предъявляет государству какие-то требования, очень часто абсолютно законные, ничего здесь не может добиться. Суды всегда стоят на защите интересов государства. Вот поэтому такое отношение. Тут не надо обижаться. Тут, друзья, уже нужно сказать: мы меняем судейский состав, мы хотим самостоятельности судей.

И. Воробьева А что, от смены судейского состава что-то поменяется? Вот убрать сейчас Егорову из Мосгорсуда — что-то изменится?

Д.Муратов: Там, где Нюта, там все работает. Потому что она работает круглосуточно, и вокруг нее все начинает крутиться

Д. Муратов Ира, конечно, изменится многое. Потому что уже существуют фигуры-мемы. Конечно, это уже вызывает… Министр Скворцова, которая всем нам объясняет, что у нас лучшая, эталонная медицина в мире, а у нас детей, больных редкими заболеваниями, орфанными заболеваниями, нечем лечить. Не осталось лекарств. Поговорите об этом с Раппопорт, с Хаматовой, с Федермессер. Это же полный, абсолютный, диковинный кошмар! А она говорит, что у нас эталонная медицина. Она стала мемом.
У нас главный космонавт, который утопил таксу. У Королева Стрелка и Белка летали в космос, а Рогозин у нас таксу утопил, и она куда-то делась. Он у нас главный космонавт. Все, что мы знаем про космодром Восточный — это сколько было при отрыве первой ступени, второй и третьей, и в результате куда-то погрузилось. Это как будто то место, где только закапывают деньги и за это сажают каких-то стрелочников. Он тоже мем. И судьи, к сожалению, стали мемами.
Что там говорит Медведев? Позавчера у него была прямая линия, пресс-конференция. «У общества есть запрос на справедливость». Ок. На выборы вы людей не допускаете, за одиночные пикеты сажаете, на митинг выйти нельзя, высказывание в блогах является экстремизмом. Как сказала сегодня судья, «потому что единственным способом ротации власти являются выборы, но на них не пускают». Что остается? И суды тоже встали на эту сторону. Вот так вот все, ребята, и гикается. Когда запрос на справедливость есть, а ни одного инструмента для ее достижения нет.
Что сказал Путин (и молодец, правильно сказал), заступая на должность в 2012 году? В «Коммерсанте» сказал: «100 тысяч подписей собрано, рассматриваем в Думе эту инициативу». Потом сказали: «Нет, давайте будем рассматривать не все, а создадим специальную комиссию, которая будет рассматривать. Давайте это не на общеупотребительных ресурсах рассматривать, а создадим какой-то сайт общественной инициативы». И ничего ни разу не рассмотрено. А все эти петиции… Вот мы сейчас собрали 300 тысяч подписей НРЗБ людей о том, чтобы прекратили это диковинное «московское дело». Мы что требовали? Даже сейчас понятно, что не было массовых беспорядков. Ну, люди требовали. Но какой-то отклик есть? Да никакого! Никакого отклика нет.
Вы чего хотите, какого фидбэка, какой обратной связи? Вы что, правда думаете, что «Единая Россия», если вы не напихаете бюллетеней во все щели — и себе, и в урны — возьмет 301 голос? Да никогда в жизни! Уже Объединенный народный фронт стал намного круче, чем эти партии, потому что партии тоже не работают.

И. Воробьева А ОНФ работает? Потому что там Нюта?

Д. Муратов Кстати, я забыл про то, что Нюта в ОНФ. Но там, где Нюта, там все работает. Потому что она работает круглосуточно, и вокруг нее все начинает крутиться. Я знаю таких людей. У ОНФ есть задача преследовать правящую партию по закону. Они и преследуют. Они смотрят, что недоделали эти, и начинают их критиковать. Ну хоть как-то там чего-то. Это, конечно, все симулякры. Безусловно, даже нечего говорить. Но нет другой жизни, никакой. Сейчас вот им еще осталось заняться Ютюбом, и дальше что будет?

И. Воробьева Нет, подождите, не надо никаким Ютюбом заниматься. Нам вчера (или позавчера — когда там это было?) Дмитрий Медведев сказал: «Интернет у вас никто не отбирает». Не надо, все у нас хорошо.

Д. Муратов Но количество ограничений, связанных с поисковиками, с телевизионным контентом в интернете, с ограничениями на высказывание, с блокированием различных ресурсов — оно уже таково, что скоро, конечно, переизобретут интернет. Все уйдет в какой-нибудь дарк. И, конечно, героем этого года, как ни крутите, становится Порнхаб. Когда блокируют какой-то фильм — например, фильм ФБК, Навального про Медведева или про сенатора, депутата Ремезкова, бывшего вице-губернатора у Ткачева, про его гигантские латифундии…

И. Воробьева Порнхаб заливает к себе? Правда, что ли?

Д. Муратов Порнхаб заливает к себе и весело об этом сообщает. Но в принципе, когда с чиновниками делают то, что делают наши или их расследования — а я ни слова не сказал, Ира, я просто делаю то, что…

И. Воробьева Зато я все поняла.

Д.Муратов: На днях мы попросили возбудить уголовное дело в отношении военных преступников, которые кувалдами убивали некоего пленного

Д. Муратов Делают вот это, то именно на этом ресурсе этому самому делу самое место.

И. Воробьева Отлично! Сейчас прекрасно, прямо выкрутился. Хорошо так обошел. Осталась пара минут до конца эфира. Хочу попросить рассказать про «Новую газету». Но не конкретно про «Новую газету», а про девочку Злату, которая стала у вас вести колонку.

Д. Муратов За 2 минуты расскажу. Я знаю, что возникает очень много вопросов по газете. Конечно, у нас есть ряд прекрасных кадровых приобретений. Те, кто видели фильм Кати Гордеевой — замечательный фильм, я сегодня посмотрел. На Ютюбе у него уже под миллион. Это фильм о «Норд-Осте». И в конце вы увидите девочку Злату. Она родилась после «Норд-Оста», ее мама была ей беременна, когда была заложницей. Злата — другой человек. Как сейчас принято говорить (мне нравится), «она другая». Она умная, она очень красивая, она мудрая. И мы взяли Злату в редакцию. Завтра Катя Гордеева представит ее редакционной коллегии газеты. Она получит удостоверение и будет вести у нас всю рубрику, связанную с «другими людьми» — с людьми с особенностями.

И. Воробьева Ненормотипичными.

Д. Муратов Ненормотипичными. Спасибо, я так буду теперь говорить. И я этому рад. Еще мы предложили «Доксе» — студенческой газете, которую исключили. И сегодня у нас в номере вышел первый выпуск студенческой газеты «Докса». Напомню, что «докса» — это «мнение». В отличие от «ортодокса», когда единственное мнение считается правильным. Они нащупывают мнение — тем они нам и ценны. Ну и, конечно, Егор Жуков. Кроме того, продолжим выпуск видеоконтента. А на днях мы подали в суд на то, что… А, не в суд, а попросили возбудить уголовное дело в отношении военных преступников, которые кувалдами убивали некоего пленного.

И. Воробьева Жуткое видео!

Д. Муратов Его надо было напечатать, потому что это лицо войны. Вы хотели войну как геополитику, как веселую шутку на ток-шоу? Когда весь народ приучили к войне. Вот так она выглядит, война. И теперь многие нас упрекают, что мы это напечатали. Вот историк Шаповалов пишет, что жестокость оправдана. Но это вещь нехристианская, как сегодня мне сказал Уминский. Дьявол всегда жесток, а христианство всегда… Вот это на самом деле разрушение христианства — то, что мы там увидели. Я за то, чтобы мы все-таки были гуманными людьми.

И. Воробьева Будьте гуманными людьми! Это Дмитрий Муратов, главный редактор «Новой газеты».

Д. Муратов Спасибо!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире