'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 21 ноября 2019, 17:08

О.Бычкова Добрый вечер, добрый день это программа «Особое мнение», с особым мнением Виктор Шендерович, привет, добрый вечер.

В.Шендерович Добрый вечер.

О.Бычкова И мы начнем, конечно, с иностранных агентов.

В.Шендерович По этому поводу ослик Иа говорил: « Если это вечер добрый. В чем я лично сомневаюсь».

О.Бычкова Про Иа специально вспомнил?

В.Шендерович Конечно.

О.Бычкова Уже есть такие мемы в интернете. Мне нравится такой гомеопатический принцип этой поправки, такое бесконечное разбавление до одной молекулы: ты работаешь в СМИ, которое иностранный агент, ты иностранный агент, если потом ты начинаешь с кем-то работать, то иностранное агентство тоже передается.

В.Шендерович А если не помоешь руки после того, как поздоровался, то перескакивает контактным образом. Понятно.

О.Бычкова Они нас троллят, как ты думаешь?

В.Шендерович Нет. Им не нужно. То есть те, которые троллят, они это делают за отдельные деньги потом.

О.Бычкова Тролль дороже стоит, или дешевле?

В.Шендерович Дешевле гораздо. Тролль стоит дешевле депутата Государственной думы. Да и с русским языком у тролля немножко получше, чем у этих.

О.Бычкова По крайней мере, он должен подтвердить свою грамотность.

В.Шендерович Дело в том, что он входит в коммуникацию, а эти не входят в коммуникацию. Они живут на своей планете как в Кин-Дза-Дза — другое правительство на другой планете живет. Им необязательно, чтобы мы их понимали. Их понимают суды, администрация, они разговаривают на одном… не клоачном, какой-то, конечно, на каком-то своем языке.

О.Бычкова На клоачном это мы с тобой. Думаю. Они как дельфины и косатки обмениваются.

В.Шендерович Да, на своих частотах. И там они прекрасно понимают друг друга на этих частотах, на этих номенклатурных частотах. А с нами им входить в коммуникацию не надо, потому что мы их не выбирали никогда и не будем выбирать. И им совершенно плевать, что мы о них думаем — их не интересует коммуникация с нами. Это несчастные западные политики озабочены тем, чтобы наладить контакт со своим электоратом. В гробу они видели электорат. Они наладили контакт со Старой площадью и их жизнь удалась.

Все более или менее понятно в принципе — как у Кортнева в песне «Все понятно, но что конкретно?» В принципе, все, конечно, понятно – они продолжают брать жизнь под полный контроль. Им кажется, что их все несчастья от недостаточного контроля. Вот надо еще завинтить гайки, надо еще выкачать воздух, надо еще убавить жизни. Все, что пахнет жизнью — нормальные коммуникации между людьми, свободный обмен мнениями, получение информации – все, что жизнь, — без шуток, — угрожает их безразмерной и нелегитимной власти.

У Ежи Леца сказано: «некоторые любят, чтобы рыбка плескалась в масле, на которой ее жарят». Вот им мало, что они нас жарят, им еще нужно, чтобы мы плескались, чтобы мы их радовали. Они не хотят, чтобы мы обсуждали их. Не хотят, чтобы мы получали какую-то информацию. Они пытаются закупорить окончательно, — закупорить, выкачать воздух, взвинтить.

Все это вполне успешно тактически – мы все время об одном и том же говорим, — тактически это очень успешно. Конечно, можно еще завинтить и еще выкачать воздух — вон, впереди Северная Корея, и туда еще довольно длинная дорога. То есть, уже не очень длинная, гораздо короче, чем с 2000 года. Мы уже полпути прошли.

О.Бычкова Ну, про Северную Корею мы мало чего знаем, но вот в Иране беспорядки – там вырубили интернет.

В.Шендерович: Им кажется, что их все несчастья от недостаточного контроля. Вот надо еще завинтить гайки

В.Шендерович Вот я хотел как раз эту тему затронуть. Но просто зафиксируем, что дорога, в принципе. Конечно она уже не очень длинная, но довольно длинная. Еще можно заворачивать, выкачивать, — все это можно делать.

Тактически это может быть успешно – как это успешно в Иране. Тактически. Рано или поздно либо рванет, либо деградирует до потери сознания. Ничего третьего не может быть.

О.Бычкова Кто деградирует до потери сознания?

В.Шендерович Страна.

О.Бычкова Страна?

В.Шендерович Страна. Она уже на пути к этому.

О.Бычкова А как понять, что она уже деградировала и потеряла то, что у нее ушло сознание?

В.Шендерович Сознание уходит медленно. Это же не Альцгеймер, это постепенная вещь. То есть, конечно, можно быстро. Но мы наблюдаем, как человек постепенно теряет адекватность: вот он еще узнает, но уже не отзывается на какие-то темы.

В обществе это менее заметно, потому что предмет исследования размыт. Но конечно, эта деградация совершенно очевидна – она визуально очевидна. Она на лицах уже, человек не может 20 лет подряд смотреть Соловьева и Киселева безнаказанно для выражения лица. Для психики такие вещи не проходят безнаказанно. 20 лет этой инъекции.

О.Бычкова Ты сейчас про какого человека говоришь?

В.Шендерович Про любого человека, который пытается этим. У которого телевизор как осветительный прибор и как радиоточка работает все время.

О.Бычкова но так это же не этот человек принимает законы.

В.Шендерович Я сейчас говорю про степень деградации. Кто-то принял закон, чтобы ничего, кроме Соловьева, Мамонтова. Киселева и Шейнина не было. Но я же говорю про деградацию страны. Про то, как устроено все: как устроена обратная связь. Ухудшается кровоток, человек живет, ходит, функционирует, в туалет заходит иногда — он функционирует. Но уже головой он не с нами. Ухудшается кровоток.

Собственно, средства массовой информации, общественное мнение это и есть кровоток общественный. Поэтому на Западе, где тоже случается хренова туча всякой ерунды, но немедленно болевой сигнал доходит очень быстро. Он становится предметом обсуждения. Любая дурь, любая проблема становятся проблемой обсуждения. В прайм-тайм.

О.Бычкова Ну а толку?

В.Шендерович Есть партии, телезрители становятся избирателями, есть обратная связь. Она не идеальная, но она есть. Кровоток.

О.Бычкова Они сейчас смотрят на своего президента Трампа.

В.Шендерович И что?

О.Бычкова И даже пытаются их обсуждать на слушаниях в парламенте, даже пытаются ему вынести импичмент. А ни фига.

В.Шендерович Что значит – ни фига?

О.Бычкова А он продолжает все равно бесноваться.

В.Шендерович: Впереди Северная Корея, туда еще довольно длинная дорога. То есть, уже не очень. Полпути прошли

В.Шендерович «Бесноваться» это эмоциональная оценка. Он легитимный президент, в отличие от нашего – не правда ли? И срок его последнего нахождения, дата, известен – это январь2025 года, допустим – но это предельный срок. И они не объединятся ни с Канадой, ни с Мексикой. У них не поменяется конституция, у них не будет чрезвычайного положения, в связи с которыми отменят выборы. У них не будут взрывать дома – не будут, — для того, чтобы оставить Трампа или переназначить кого-нибудь – не будут.

Там есть механизмы обратной связи. В связи с чем стратегически – да, у них сейчас некая болтанка, турбулентность, но они пристегнуты и все это в рамках процедур.

У нас мы понимаем, что Путин будет, пока не помрет. И я бы сказал «дай бог ему здоровья», если бы не это обстоятельство. Если бы это был просто частный факт его жизни и его близких. Поэтому мы не можем сказать «доброго здоровья», потому что от этого зависит жизнь миллионов людей и судьба миллионов людей.

Мы не знаем, каким образом, но мы точно знаем, что он останется в 2024 году – мы это знаем. Поэтому ситуация действительно очень драматичная. И самое драматичное в этой ситуации уже сейчас, задолго до 2024 года — мы констатируем, что инструменты перемен эволюционные разломаны, и значит, перед нами выбор: либо медленного сползания к деградации, выкачивание воздуха, понижение наших прав.

Ну, кто-то еще уедет, технологии будут уходить, мозги будут уходить, инвестиции, — мы будем постепенно скукоживаться до какой-то нефтегазовой окраинной провинции. Либо, — дальше мы смотрим Иран. Либо взрыв.

Причем, обратите внимание – там пишут «взрыв носит анти-исламский характер», но в связи с подорожанием топлива. И обрати внимание – никого это особенно не колышет. Интернет отрублен.

О.Бычкова Кого – не колышет?

В.Шендерович Никого за пределами Ирана. Не колышет. Отрезанный ломоть.

О.Бычкова Ну, нельзя так сказать. Например, международное сообщество или российских пользователей интернета, которые смотря на это с большим интересом.

В.Шендерович Я сейчас говорю про большой мир, для которого давно Иран это отрезанный ломоть, источник головной боли. И все усилия мирового сообщества по отношению к Ирану заключаются в том, чтобы Иран причинял как можно меньше несчастий. Это же, в этот же ряд встали мы. Россия.

О.Бычкова Ну, мы стоим уже там какое-то время.

В.Шендерович Уже встали.

О.Бычкова Давай мы сейчас прервемся на маленькую паузу. Это программа «Особое мнение» с Виктором Шендеровичем

РЕКЛАМА

О.Бычкова Мы продолжаем программу «Особое мнение», у микрофона Ольга Бычкова, с особым мнением Виктор Шендерович. Классический вопрос: хотите ли вы так, чтобы как в Иране?

В.Шендерович Нет, как в Иране я не хочу. Ни в каком смысле я не хочу, как в Иране – ни чтобы вешали на виселицах.

О.Бычкова Не в этом смысле. Люди возмущены тем, что у них подняли резко цены на бензин, ввели всякое нормирование, и они пошли выражать свое возмущение. Причем, начали они это делать не в столице их родине, городе Тегеране, а в каком-то регионе, а потом дошло до столицы.

В.Шендерович Не знаю, помогал ли Собянин руководить Ираном, но в столице по традиции немножко больше денег, больше банков, немножко лучше жизнь устроена. Социальные волнения начинаются на окраинах – в Темшаре, а не в Бухаресте началось у шахтеров в Румынии. Это связные вопросы. Дело в том, что если проблемы с ценами на нефть, социальной политикой, возникают в европейской стране, то там на этот случай есть конкурентная борьба, партии, есть свободная пресса, есть суды, выборы есть свободные. И есть возможность этот вопрос решить в рамках либеральных процедур.

А там, где нет либеральных процедур, там надо либо скотами стоять в стойле, где поставили, либо начинать переворачивать машины и бить стекла.

О.Бычкова С какими котами?

В.Шендерович Скотами. Либо так, либо так. Поэтому я не хочу как в Иране ни в каком смысле. Ни чтобы был авторитаризм и одна плавильная идеология, а ее противников прессовали, вешали, убивали – я этого не хочу. Я хочу, чтобы была сменяемость власти, а не как в Иране. И как у нас. Хочу, чтобы была возможность у людей политические проблемы и экономические проблемы обсуждать, а потом делать выводы на уровне смены администраций – всего лишь администраций, чтобы без Аллаха, который поставил этого аятоллу, а другого не велел, а как-то обходиться в этом случае без Аллаха. И так далее.

О.Бычкова По-моему, вы очень много хотите.

В.Шендерович: Человек не может 20 лет подряд смотреть Соловьева и Киселева безнаказанно для выражения лица

В.Шендерович Хотеть не вредно. Мы должны констатировать сходства и различия. Сходство огромное с Ираном. И у нас с Ираном сходства гораздо больше, чем с любой европейской страной.

О.Бычкова Да ладно?

В.Шендерович Гораздо больше. Внешние различия, что они на Восток лицом, они намазы делают, а мы крестимся – это внешние различия. Главное сходство социального устройства: несменяемость власти, существование одной правильной доктрины и партий и остальных неправильных, кругом враги, изоляция, санкции, свой «особый путь». Это общие сходства, которые значительно важнее, чем разница отправления религиозных обычаев.

И то, что есть одна правильная религия, а остальные неправильные – это важнее гораздо, чем то, в чалме ты ,или с крестиком. Гораздо важнее. На мой атеистический, светский вкус.

И мы должны понимать эти базовые сходства очень сереьзные. И мы видим, волнения в Иране показывать нам наше трагическое будущее. Один из вариантов нашего драматического, а в общем, уже трагического будущего, поскольку погибла уже очередная сотня людей, пока мы разговариваем. И уже стреляют по демонстрантам, и уже насилие.

Надо понимать, что это совершенно неизбежно. Там, где нет либеральных – какое ненавистное слово — там, где нет либеральных механизмов влияния на власть и смены власти, будет так. Либо не будет никак. Либо тогда деградация и уход совсем уж вниз.

О.Бычкова Ну, про смену власти и демократию это я понимаю, а вот про деградацию я слышала, но…

В.Шендерович Ты хочешь знать, как это выглядит?

О.Бычкова Я представляю, я каждый день наблюдаю. Но эта деградация может продолжаться сколько угодно.

В.Шендерович Разумеется.

О.Бычкова Не то, что при нашей с тобой жизни, но и при жизни наших детей и внуков.

В.Шендерович Разумеется. Тут скоро не получится. Это очень длинный путь. Это длинный путь, который кончается вымиранием цивилизации.

О.Бычкова В смысле деградировали-деградировали, да не выдеградирвоали?

В.Шендерович Совершенно верно. И китайцам, в незнамо каком году, не придется даже пользоваться, собственно, никакой своей армией. Мы же распадаемся прямо у нас на глазах.

О.Бычкова Вот про «распадание» — в Испании начинают расследовать, что там происходило у них перед референдумом в Каталонии. И не замешалась ли там какая-нибудь русская рука. А до этого были такие же расследования про американские выборы, про «Брекзит», еще какие-то поменьше.

В.Шендерович Я только что из Каталонии — на днях.

О.Бычкова Да ладно?

В.Шендерович Должен сказать, что там и без нас как-то. Там вполне.

О.Бычкова На улицах?

В.Шендерович На улицах неплохо. И это как раз то, о чем я говорил неоднократно в связи с «желтыми жилетами» и всем остальным. Да, выплескивается на улицы, в поджоги, и так далее, но поскольку механизмы работают, то очень скоро все это переходит в легитимное русло. Да, в очень конфликтное, но легитимное. Поэтому по улицам Барселоны милости просим гулять, сидеть в кафе на солнечных сквериках – все прекрасно.

Да, время от времени наблюдал своими глазами демонстрацию сторонников распада государства, сторонников нарушения территориальной целостности — мирную демонстрации. Ее охраняла полиция. Сторонников отделения Каталонии. И все нормально: никто никого не метелит.

О.Бычкова Справедливости ради скажем, что лидеры отделения Каталонии сидят в тюрьме и получили большие и настоящие сроки.

В.Шендерович Которые, правда, отбывают не как Дадин и не как Котов, немножко в других условиях.

О.Бычкова Климат там потеплее будет.

В.Шендерович Не только по части климата – домой ночевать ходят. Но это уже подробности. Мы сейчас не о проблемах Каталонии.

В.Шендерович: Мы не знаем, каким образом, но мы точно знаем, что он останется в 2024 году – мы это знаем

О.Бычкова Пишут, что некоторые разведслужбы разных стран считают, что есть некое подразделение с какими-то цифрами, которое занимается стабилизационной деятельностью в Европе. А мы видим, так оно и есть?

В.Шендерович В России, несомненно, есть.

О.Бычкова В Европе. Они орудуют в Европе, чтобы навести бардак. Российские агенты.

В.Шендерович Да, разумеется. Не знаю, агенты это или не агенты, но то, что это одна из главных линий нашего МИДа, безусловно — раскачивание западной лодки, демонстрация западных проблем, усугубление этих проблем. Это все еще идеологический отдел ЦК КПСС этим занимался с большим удовольствием. Находили какого-нибудь городского сумасшедшего и делали из него звезду протеста – мы все знаем, как это делалось.

А уж когда появляются реальные проблемы, да чтобы в эту расщелину вставит ломик, да еще помочь, чтобы оно треснуло… это мы умеем.

О.Бычкова Подсыпать ботов.

В.Шендерович Да. И этим занимаются, безусловно. Тут даже гадать нечего – конечно, да. До какой степени это на уровне «Раша Тудей» и на уровне информационного вредительства, а до какой степени это просто чистая нелегальщина — ну, наверное, у них есть основания думать о втором, полагаю.

О.Бычкова А к этому надо серьезно относиться?

В.Шендерович Им – да. А нам-то что? Какая разница, как мы относимся? Это бандиты. Нам серьезно нужно относиться к тому, что с нами, с любым из нас, — бог с ним, с Западом, он как-нибудь разберется, у него есть ресурсы для того, чтобы разобраться с этим. А вот у нас с тобой ресурсов нет. Любого из нас могут сейчас оштрафовать, нашить желтую звезду, а впоследствии еще завинтить, посадить. С любым из нас можно сделать все, что угодно. Все, что они пожелают, что придет в их чумные головы.

О.Бычкова Получается, что всемогущественный Путин с всемогущественными КГБ, ФСБ и как они там еще называются, держат за горло не только нас с тобой, и нашивают нам какие угодно звезды.

В.Шендерович Их он не держит за горло.

О.Бычкова То есть, не только нашу родину, Российскую Федерацию, но и весь мир держит за горло и делает, что хочет.

В.Шендерович Нет, «что хочет» он не делает, а то мы бы жили совсем в другом мире. Совсем в другом мире – если бы он делал то, что хотел. Он не может делать то, что хочет. Нет. И Запад какое-то время назад понял, наконец, — привет Бушу-юниору, который посмотрел в глаза друга Владимира и увидел там вкус его души – привет из Любляны 2000 года.

Они почувствовали вкус этой души, распробовали, отплевались, прополоскали рот и приняли меры. Мы через запятую с Ираном – мы проблема, мы геморрой, к нам относятся как к проблеме, и эту проблему решают. Запад разный — Канада и Англия одно, а Франция другое, и так далее.

О.Бычкова А что они могут сделать?

В.Шендерович Они могут обезопасить себя. Еще раз – какое-то время назад, четверть века назад, там были иллюзии, что Россия хочет войти в дружную семью европейских народов, вышла из коммунизма, нам хотели помогать, мы тогда были очень модные, — российское все было модное, «Новая Россия», и так далее.

Но скоро эта модная Россия приобрела вот эту вот физиономию, вполне чекистскую, хамскую. Потом была « Мюнхенская речь» — уже 11, 12 лет назад. Первый такой ясный сигнальчик. А уж после 2014 года неприлично спрашивать: некрасиво подозревать, когда вполне уверен.

И Запад абсолютно органично перешел в позицию защиты от нас, чем и занят. Нас выдавили и будут и дальше выдавливать на обочину. Это наш выбор, это не Запад на нас накладывает санкции. Это мы сами себя за шиворот выволокли из приличного общества и выбросили вон – туда, в список авторитарных режимов.

О.Бычкова Владимир пишет, что «Виктор стал очень мрачным». И он продолжит быть мрачным через небольшой перерыв.

В.Шендерович И резко развеселю.

НОВОСТИ

О.Бычкова Продолжаем программу. С «Особым мнением» Виктор Шендерович.

В.Шендерович Мрачный.

О.Бычкова Да. Ты по-прежнему мрачный?

В.Шендерович: Волнения в Иране показывают нам наше трагическое будущее. Один из вариантов нашего будущего

В.Шендерович Развеселился немножко – новости послушал. Новости одна другой веселее.

О.Бычкова Я вспомнила, что слово «Абсурдистан» — ты помнишь, кто его придумал и запустил в оборот?

В.Шендерович Нет.

О.Бычкова Вацлав Гавел. Причем, давно. Он это придумал.

В.Шендерович Кстати, Гавел одним из первых из политиков Запада сказал внятные слова про Путина, и про то, что происходит в России. Сразу.

О.Бычкова Да, что Россия ведет жестокую борьбу.

В.Шендерович Да. С Путиным еще взасос целовались на Западе, а Гавел – ну, тут-то понятно, он это запах, слава богу, давно знает.

О.Бычкова Конечно. Вот как раз про запах. Госдума сегодня нас не только иностранными агентами порадовала, а сегодня рассматривался еще законопроект о штрафах за повторный отказ предоставить ФСБ колючи от шифрования – это к истории с «Телеграмом».

В.Шендерович Они безошибочно выбирают врагов. Ордер на розыск Сергея Петрова в Интерпол, — вот это враги. А там все друзья – от Рамзана Кадырова до аятолл.

О.Бычкова Аятоллов.

В.Шендерович «Аятолонная политика». А вот враги – безошибочно. Враги те, кто за свободы, враги проводники свободы, — это относится и к «Телеграму» и к Петрову, который в открытую спонсировал оппозицию и икал возможности общественного диалога даже внутри Госдумы – по-моему, он был последним приличным депутатом Госдумы. Их там, собственно, двое и было – он и Гудков.

Надо отдать должное этой власти — врагов она выбирает безошибочно. Как и друзей. Своих, не наших.

О.Бычкова Ну и туда же эта история про смартфоны – они сегодня хорошо поработали.

В.Шендерович Все, что ведет. Или все, что предполагает увеличение открытости, диалога, какой-то жизни, — нормальной, общественной жизни – все это немедленно в морозильник, немедленно к Прокрусту, немедленно отпилить, немедленно заморозить. Вполне последовательная политика.

О.Бычкова Ты продолжаешь следить за делом «Седьмой студии»?

В.Шендерович Не особенно.

О.Бычкова Там сегодня выступила сотрудница министерства, которая сказала, что на нее следователи оказывали давление в ходе допроса.

В.Шендерович Подожди. Это частный случай. Я сегодня в Фейсбуке выписал и поразился, ЧВК «Вагнер» пытали и жестоко казнили пленного.

О.БычковаНу, если это действительно они.

В.Шендерович Если это они, конечно, если он не сам себя казнил. Тем не менее. «Новая газета» даже нашла, кто. Следственный комитет и прокуратура сразу не заинтересовались расследованием о коррупции в московской мэрии, свидетель по делу «Седьмой студии» жалуется на давление следствия и угроз следствия. Путин в открытую сказал, что мы будем похищать западные технологии.

О.Бычкова Он сказал не «похищать», он сказал «цап-царап».

В.Шендерович Конечно, «цап-царап» это не значит похищать. «Цап-царапать» будем.

О.Бычкова А зачем он так? Ну, что такое?

В.Шендерович Отвязался. Потому что никто не скажет. Все ему говорят «ты гений, Ваше величество». Он говорит — все подхихикивают. Ему же никто не скажет «ты сошел с ума» — нет такого там рядом. Вот он и отвязался. Как и они все отвязались.

О.Бычкова Ну, неприлично.

В.Шендерович А кто ему так скажет? Когда последний раз рядом с Путиным находился человек, который мог ему сказать: «Владимир Владимирович, это неприлично». А отвязался он довольно давно. Просто я перечисляю: его дочь вошла в список с рекордными заработками, Кадыров сказал, что угроза убийства в традициях чеченского народа.

Обрати внимание – нас это ничего не удивляет. Вот ты сказала сейчас как о новости, что свидетель сказала, что на нее оказывалось давление следствия. И что? Это быт. Это ты сказала о том, что зимой похолодало. Это нормально. Да, конечно следствие оказывает давление – а что? Это норма.

Мы привыкли к этому хамству, к этим убийствам, к этому беззаконию. А еще в этой череде оказывается, что движение «Серб», которое поливает людей зеленками, ломает носы, — причем, они попадались на этом, оно получает финансирование, — «Медуза» сообщила – от МВД.

И мы опять не удивлены. А почему мы не удивлены? – а чему мы можем удивляться после этого лета, когда людей просто метелили на улицах просто так, потому что глаза не понравились, уже без лозунгов.

О.Бычкова Нет, там даже не глаза – просто мимо люди проходили.

В.Шендерович Ну, вот не понравились – отметелили. Сломали ногу дизайнеру на прогулке, а потом сказали, что так и должно быть, чему мы можем удивляться теперь, что еще может стать новостью – не приведи господи. Я только фиксирую. Это к вопросу о потере сознания, откачке крови от головы.

Мы привыкли. Привычка, конечно, «свыше нам дана», и это очень точно – она замена счастью. Это не счастье, но это замена счастью. Пушкин был очень точен, как и в других случаях. Потому что, процитировав другого классика: «Жизнь наша, как селянка, которая подается в трактире. Когда смаху ложка за ложкой ешь, вроде ничего. А начнешь ворошить да рассматривать – стошнит»

Это уже Салтыков-Щедрин. Пока не думаешь, пока «ложка за ложкой» — вроде привыкли: ну, вчера же такую же селянку подавали – съел. А что же сегодня не съесть? Мы привыкли. Привыкли относительно быстро. За 20 лет мы привыкли к таким вещам, что ели бы нам в 2000 году, когда все это приходило в Кремль, нам бы сказали:/ знаете, будет вот так – и один день бы нам показали, как будет, что можно, а что нельзя.

В.Шендерович: Мы через запятую с Ираном – мы геморрой, к нам относятся как к проблеме, и эту проблему решают

О.Бычкова То мы бы что тогда?

В.Шендерович Думаю, что мы бы тогда что-нибудь – тогда бы что-нибудь случилось.

О.Бычкова Может, это нужно было показать не нам, а какому-нибудь одному человеку. Или нескольким?

В.Шендерович Ну да, нескольким. Которые сейчас изображают из себя свободных интеллектуалов — после того, как их сняли с финансирования они теперь свободные интеллектуалы. И теперь они против Путина. В том числе, в эфире «Эха» — свободные интеллектуалы, которые его своими руками и сделали. И слов извинений мы от них, напомню, не услышали. Но это уже ладно, это другая тема.

Так вот в том-то и дело, что постепенность дает возможность это делать. Почему я когда-то и говорил – если человека схватить за горло и начать душить, он начнет отбиваться – он понимает, что ему грозит опасность. А если просто начать выкачивать воздух, то он просто уснет. А потом умрёт. И даже не поймет, что умирает. И вот с нами это производится сейчас.

О.Бычкова А зачем ректоры двух университетов будут сидеть там пожизненно?

В.Шендерович Даже странно. Зачем наводить на мысль, что начальство можно менять? Что это за мысль такая? Все пожизненно. Пи СССР был анекдот: «всем умирать генеральными секретарями». Надо просто дождаться и пережить, вот и все. Единственный способ – пережить

Нет никаких выборов, и не надо привыкать. А то так можно разбаловаться: сначала Садовничего, а потом понравится, скажут: интересная вещь, выборы, кого хотим — выбираем? — как интересно. Да еще предельный срок по возрасту? Какие интересные мысли. Да еще чтобы не геронтология руководила, а кто-нибудь помоложе, — вы еще нам Макрона покажите, чтобы 40-летине к власти приходили. Так можно черт знает, до чего дойти. Это все русофобия.

О.Бычкова А Навальный с ФБК, который подает иск против Путина, потому что считает, что он во всем виноват, в конечном счете. Они это для чего делают?

В.Шендерович Они это делают для резонанса, разумеется. Ничего больше делать сейчас нельзя. Все прекрасно понимают цену этого суда и возможность этого суда. Как будет выглядеть суд над Путиным, все прекрасно понимают.

О.Бычкова Нет, не все. Я не понимаю.

В.Шендерович Никак не будет выглядеть. Просто не примут к рассмотрению. Не будет этого суда. Но правильно делает Навальный – он обращает внимание на причинно-следственные связи. Есть прямые причинно-следственные связи: этот человек был назначен, а администрация президента отвечает за это, за кадровую политику. Вот и все.

Да, надо эти причинно-следственные связи более или менее выстраивать, никаких политических прямых последствий это, конечно, за собой не повлечет. Это мы все прекрасно понимаем, и Навальный не хуже нас.

О.Бычкова Хотела тебе предложить цитату из выступления Вячеслава Володина, спикера Госдумы. Он предложил законодательно запретить пересмотр роли советского народа во Второй Мировой войне. Нам и белорусам.

В.Шендерович И что нового? Тебе не велят думать. Ничего нового нам не расскажут. Просто истории не существует. Стираются все учебники, вчерашних газет нет – Оруэлл, да? Пишется одна правильная газета. И до перемены курса, до того, как там махнут другого цвета платочком, будет этот курс.

Они в точности идут по совершенно проверенным рецептам. Они полагают – отчасти справедливо, — ведь если бы мы ему сказали «Пошел вон, дурак, — это противоречит Конституции, у нас свобода мнений» — если бы мы это ему сказали числом миллион, и если бы это было скандалом — представляешь, какой-нибудь такой упырь встал посреди Европы и сказал: «Я вам запрещаю думать и трактовать» — его бы погнали вон. И партия, к которой он принадлежит, долго бы извинялась и говорила – ой, мы не уследили, он сошел с ума, простите нас.

О.Бычкова Все-таки в некоторых странах существует запрет на сомнение в Холокосте, предположим.

В.Шендерович В демократических не существует. Там, где существует это, это уже огромный шаг в сторону от демократии. Давай не будем решать польские проблемы.

О.Бычкова Не будем.

В.Шендерович Мы же говорим про Европу не географическую, а политическую, ментальную Европу. Ничего нового. Но, к сожалению, это очень эффективно. Я посмотрел фильм Смирнова «Француз», и самое главное там – ментальная пропасть. То, о чем он рассказывает, неизвестно 99% населения. Они просто не поймут, кто этот человек — герой Балуева. Просто не поймут толком.

О.Бычкова Надо посмотреть «Француза».

В.Шендерович Надо. Хотя бы ради этого.

О.Бычкова Спасибо большое. Это Виктор Шендерович в программе «Особое мнение».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире