'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 20 ноября 2019, 19:05

А.Соломин Добрый день, приветствую аудиторию радиостанции «Эха Москвы», меня зовут Алексей Соломин, и наш сегодняшний гость – политолог Глеб Павловский, здравствуйте.

Г.Павловский Здравствуйте.

А.Соломин С Путина хотел начать.

Г.Павловский Ой.

А.Соломин Хотя вы пожаловались, что скучный сегодня день, скучные новости.

Г.Павловский Нет, давайте разделять – день сам по себе не скучный, а новости я просто не слушал, потому что это не нужно. Я каждый день могу сесть утром и написать новости этого дня: что-то запретили, кто-то убил жену, экономика выросла на 0,001% .

А.Соломин А вырастет на полтора.

Г.Павловский Выросла – обычно так торжественно сообщают за последнюю неделю. Закрыли или хотят закрыть какой-нибудь университет, но никак не могут закрыть, что там еще? – да, конечно же, арест – одного арестовали, другой убежал, что еще может быть? И падение рейтинга власти еще на процент. Вот все. Знаете, новости стали как в Северной Корее, даже в Советском Союзе они были веселее – там какие-то приезжали живописные борцы за мир, какой-нибудь пламенный товарищ из Азии Сук Эн Сын, были доярки, дояры, был пуск мартенов. Где у нас пуск мартенов? Нет у нас пуска мартенов.

А.Соломин Я даже не знаю, что это, простите.

Г.Павловский Вот видите. Невежество воцарилось, никто не знает, что такое цех горячей плавки.

А.Соломин Цех горячей плавки? Может, и хорошо?

Г.Павловский Да, распаханное количество земли. Теперь все новости относятся только к двум вещам: к власти и к энтропии, что в принципе одно и то же. То есть, к власти и как что-то где-то портится: упал спутник, заерзали жену, или жена зарезала мужа безразлично. И что еще? Да, — героический дан отпор украинской агрессии. Все-таки в старые времена агрессоры были покруче.

А.Соломин «В городе убивали, грабили и насиловали».

Г.Павловский Мы дали сегодня кому-то отпор?

Г.Павловский: Теперь все новости относятся к двум вещам: к власти и к энтропии, что в принципе одно и то же

А.Соломин Сегодня мы назвали Зеленского «симпатичным парнем».

Г.Павловский О, это большое событие.

А.Соломин А вы говорите, что скучно. Правда, в общем контексте это все равно звучит как некий аванс – мол, еще непонятно, что он сможет. Да, ему кое-что удалось, были разведены войска в двух населенных пунктах, но непонятно, сколько это продержится и на что он способен вообще. Путин дает понять, что он присматривается к Зеленскому. С вашей точки зрения, — я чувствую, что я по какой-то колее пошел…

Г.Павловский Да, вы просто по матрице шпарите. Одни по темнику, другие по матрице.

А.Соломин Совсем скоро должна состояться нормандская встреча. С вашей точки зрения, это будет новое обострение конфликта Россия-Украина, или все-таки мы начнем находить пути выхода из него?

Г.Павловский Там будет кадриль с обострениями – одновременно сближение, объятия на расстоянии, воздушные поцелуи, пару человек убили, одну лодку вернули, другую не вернули. И это надолго. Там нет решения. И нет готовности решать. На самом деле я подозреваю, что нет готовности решать и у Зеленского. У него просто другие проблемы, внутренние более важны.

А.Соломин Это потому что всем выгоден этот статус-кво?

Г.Павловский Нельзя сказать, что всем. Вряд ли можно сказать, что людям, которые живут под обстрелом, это выгодно.

А.Соломин Двум странам?

Г.Павловский Хотя тем, кто поставляет им товары и продовольствие, это выгодно. Потому что это большой бизнес – трансграничная контрабанда. Две страны? Украина — еще нельзя сказать, будет ли Зеленский строить на этом свою политику, тоже на таком тлеющем конфликте, который якобы каждую неделю чуть-чуть, на гомеопатическую дозу снижается, деэскалируется.

А здесь-то в Москве точно – в Москве не хотят никакой деэскалации. В Москве хотят красивых «четверок», «пятерок» где-нибудь в Елисейском дворце в сиянии юпитеров что-то подписать, сфотографироваться, дать интервью. То есть, здесь нет желания просто снять проблему.

А.Соломин C вашей точки зрения, важно Путину в рамках его срока решить проблему, или это ему абсолютно не интересно?

Г.Павловский: В Москве не хотят деэскалации — хотят красивых «четверок», «пятерок» где-нибудь в Елисейском дворце

Г.Павловский У него нет рамок срока, поэтому у него нет такого критерия, — кстати, когда-то давно, чуть ли не на первом сроке, он говорил, что — да, срок коротковат, зато это подгоняет, заставляет ускоряться. А что его сейчас должно ускорять?

А.Соломин Ну и к тем событиям, которые происходят вокруг. Госдума рассматривала поправки в бюджет, Екатерина Шульман говорит, что это очень интересный момент, потому что видно, как расставляются приоритеты, какие вылезают лоббисты. Вы какие выводы сделали из того, какие поправки пролезли в новый бюджет?

Г.Павловский Я не являюсь аналитиком бюджета. Безусловно, совершенно права Екатерина, потому что бюджет это такой снимок поляроида, как выглядят итоги аппаратной конкуренции, невидимой нам, теневой за этот год.

А.Соломин На что вы бы обратили внимание?

Г.Павловский Я не анализировал бюджет, а вы спрашиваете, на что я обратил внимание. Я ни на что не обратил внимание, кроме профицита, конечно. Профицит есть? – есть. Значит, не все украли, можно еще расслабиться.

Понимаете, в чем у нас проблема с бюджетом? — есть отдельная реальность людей, допущенных до бюджета, имеющих доступ. Разумеется, тоже непростой, у них много конкурентов, но они могут бороться за реальный приз. Это очень ограниченная группа участников. А остальные в нее не входят.

Ну, это ряд крупных госмонополий, то есть структуры, восходящие, так или иначе, к участникам кремлевского двора. А остальные просто вне игры. Есть регионы. Регионы, естественно, борются за бюджет, за рост. Но тут сейчас я уверен, что если посмотреть на финансирование регионов, мы увидим структуру инвестиций в выборы 20, и особенно 2021 года, выборы местные и промежуточные, но уже очень важные в сентябре 2020 года и совсем важные думские выборы 2021. Там уже идут инвестиции.

Вот один смешной пример — их называла тоже Екатерина – это 6 млн. долларов, которые выдали на карманные расходы Жириновскому.

А.Соломин На «Институт мировых цивилизаций».

Г.Павловский Да, на его «Институт мировых цивилизаций», хотя ни одна мировая цивилизация ничего о нем не знает. Но это понятно. Это говорит о том, что он является активом в перспективе следующих выборов, что само по себе неочевидно, потому что могли бы уже начать делать ставку на что-то другое. Но нет. Поэтому, конечно, в бюджете выделяются те регионы, чью лояльность оплатили за хорошее голосование в прошлый раз, за хорошую цифру и будущие, те, которые будут хорошо голосовать.

А.Соломин Делаем короткий перерыв – напомню, что в эфире «Эха Москвы» политолог Глеб Павловский.

РЕКЛАМА

А.Соломин Продолжаем эфир, меня зовут Алексей Соломин и сегодня это «особое мнение» политолога Глеба Павловского. Глеб Олегович, еще вопрос по бюджету — большое количество поправок перепало ВЭБу, структурам, которыми занимается Игорь Шувалов. Ранее говорили, что команда Медведева очень сильно пострадала в результате перестановок, ухода Шувалова, но если говорить вашим языком, по поводу этого бюджета, получается, что инструменты, ресурсы у него все-таки огромные. Это означает, что команда Медведева сильна?

Г.Павловский Да нет, думаю, такой вещи, как команда Медведева.

А.Соломин Шувалов уже к ней не относится?

Г.Павловский Это все равно, что говоря о колхозниках, использовать слово «крестьяне». Когда-то – да, когда-то там жили крестьяне. А теперь они колхозники. Теперь это все такой кремлевский или. Если угодно, Путинский колхоз. Нет там в этом смысле этих команд. Есть воспоминания о том, как когда-то они были, может быть даже чего-то хотели, но они стараются об этом не напоминать и сами не вспоминать.

А.Соломин То есть, сегодня Игорь Шувалов это сольный игрок?

Г.Павловский Каждый из них потенциально сольный игрок. Там нет солидарности. Солидарности там нет никакой. Иначе бы не находились в тюрьме как Абызов, например. И эти несчастные братья, которые там бегают по Европе и их извлекают. Нет, там такого нет. Все играют за себя и все планируют себя на будущее, которого, может быть у них и нет – на участие в транзите.

А.Соломин А вы бы предрекли какое-то позитивное будущее игры Шувалова?

Г.Павловский Ну, это сильный зверь. И его взять не так-то просто. Поэтому, конечно, тот, кто пойдет на него без рогатины, рискует остаться без головы. Он вполне сильный игрок. Он, кстати, был игроком независимо от Медведева. В период президентства Медведева эти люди остались неиспользованным активом, то есть, они были в активе, но Медведев не смог активизировать свои активы.

Г.Павловский: Шувалов — сильный зверь. Тот, кто пойдет на него без рогатины, рискует остаться без головы

Шувалов, конечно, сильный человек. Но может быть, он уже устал бояться? Я не знаю.

А.Соломин ВЭБ это институт развития?

Г.Павловский Да, вот эти «институты развития» это очень интересная вещь. Ведь страна не развивается, и это некий медицинский факт. Но создаются институты развития разные, все время о них идет разговор, заметьте, и уже очень давно, между прочим – он начался еще при Медведеве. Создаются какие-то анклавы развития, то научно-технического, то финансового, то медицинского.

Почти все из этого не развивает. То есть, это места, где водится много денег, поэтому туда, конечно же, устремляются и корпорации и просто люди, — что-то, но не всегда перепадает простому человеку в таких случаях, — потому что он умеет и знает, как искать дырочку в мешке. Но развития нет. Страна не развивается.

Это если вы посмотрите в ленте каждый день – то Кудрин скажет, то еще кто-то скажет, что развития нет.

А.Соломин Ну, это не так. Они все говорят, что развитие есть, оно такусенькое, но оно есть.

Г.Павловский Вы не путайте развитие с ростом. Если бы у нас был вообще негативный экономический рост, то это вообще кранты. Развитие это немножко другая вещь, это повышение общей платформы, где могут объединяться разные ресурсы, и разные люди могут выходить и стимулировать этот процесс — этого нет просто. А есть такая тягостная духовная атмосфера, где все так или иначе ждут, чем это кончится. Это не развитие.

А.Соломин Но это же не просто припадение к кормушке?

Г.Павловский Нет, это упрощенно. Вы прекрасно и легко определите, где кормушка, потому что там чавканье, туда стремятся люди, разные силы, — в общем, все это известно. Это и Навальный все время показывает, во всяком случае, во втором круге — второй круг около кормушки .

Но нет, речь идет об атмосфере неразвития. И, собственно говоря, этот выбор уже сделан Кремлем.

А.Соломин Какой?

Г.Павловский Развиваться не надо.

А.Соломин Почему?

Г.Павловский Потому что развитие меняет пропорции. Не существует развития, при котором все одновременно одинаково развивается. Кто-то выходит вперед, и тот, кто вышел, начинает предъявлять претензии, он чувствует себя сильным, чувствует себя вправе требовать новых правил игры. А зачем?

А.Соломин Так это не некое испытание для Игоря Шувалова? Вот он возглавляет большой институт, большую корпорацию развития. Посмотрим, как он справится.

Г.Павловский Он свои испытания уже более или менее прошел. Там сейчас временный баланс, — я бы так сказал, — до следующего, кстати, очень скоро – до следующей фазы борьбы за транзит. Там они, конечно, начнут воевать не по-детски. А сейчас они — те, кто пытался вырваться вперед сильно либо сели, либо отказались от претензий. Ате, кто на самом деле чемпионы будущие – они пока еще в тени. Они в тени, они стараются о себе не напоминать.

А.Соломин А вы видите этих людей, их очертания, абрис?

Г.Павловский Вы их тоже видите. Понимаете, вот говорят «технократы», что такое «технократы»? Технократ — это притаившийся человек. Это управленец, может быть даже хороший, который старается не демонстрировать всего объема своих способностей, и главное ни в коем случае не заявлять никаких амбиции. Это очень важно.

А.Соломин Политических?

Г.Павловский Политических, идейных даже Они итак со свечечкой постоят в храме, хотя они не верят ни в бога, ни в черта, ну и все. Но вообще они ждут просто. Ждут какого-то момента, когда баланс нарушится, и их услуги потребуются. А они потребуются, конечно.

А.Соломин То есть, они ждут, когда на них покажут пальцем?

Г.Павловский Нет. Они ждут, когда без них нельзя будет обойтись. А что это такое «нельзя будет обойтись»? Как только нарушится баланс, окажется, что кто-то в большой опасности. И тот, кто в большой опасности, а это может быть и сам президент, это может быть и кто-то из его круга – будет нуждаться в управленческих, прежде всего, в управленческих ресурсах экстраординарного уровня. А сейчас они не демонстрируют экстраординарный уровень. Вы видите где-то хорошее управление? Почти нигде.

А.Соломин Я пытаюсь узнать, кто они, где они?

Г.Павловский У вас какой-то полицейский вопрос – где они?

А.Соломин Да, где? Имена?

Г.Павловский Имена, явки.

А.Соломин Это охранники Путина, министр экономики?

Г.Павловский Охранники должны охранять, они занимаются своим делом. Министр экономики тоже, в общем, — они хорошие профессионалы. Но они не должны вполне проявлять свою экономическую идеологию. Потому что это будет воспринято президентом как амбиция. А это уже нехорошо. Зачем? Они и не проявляются.

А.Соломин Неужели ему важны серенькие исполнители? Ведь это же его…

Г.Павловский Ну, какие же они «серенькие»? Возьмите Мединского – он же пестренький, какой же он серенький? Он радужный, красивый такой, как тропическое земноводное. Там нет такой мысли, что у них серость. Так было всегда, между прочим. Так было и в 19 веке при царях-реакционерах типа Николая Первого или Александра Третьего – они вовсе не считали, что они душат что-то. Просто то, что они делали и во что даже, может быть, они верили, вело просто к тому, что страна тормозилась, пропускала свой ход.

Г.Павловский: Володин сделал большое дело – отмуштровал Думу до предельной дисциплины и будет держать до выборов

А.Соломин А депутаты играют вообще сейчас какую-то роль? Они регулярно предлагают какие-то новые, причем острые вещи — типа иноагенты-физлица?

Г.Павловский Это не острая вещь.

А.Соломин Ну, такие обсуждаемые истории.

Г.Павловский Да, это такое яркое заявление, очень похожее на щедринское запрет наук. Вообще хорошо быть физическим лицом-иноагентом СМИ, это ужасно интересно, я бы хотел попробовать – интересно, как это.

А.Соломин Вы хотели бы попробовать назваться?

Г.Павловский Нет, попробовать, что это такое. Потому что это невообразимо вообще-то. Дума сейчас как хорошо отмуштрованный взвод. Володин сделал большое дело – он отмуштровал Думу до предельной дисциплины и будет держать ее в такой форме до выборов. Его задача — ее продержать Они ведь голосуют единогласно — такого вообще небывало. За этот закон тоже проголосовали, по-моему, все, кроме одного.

А.Соломин Делаем сейчас короткий перерыв для новостей и рекламы, напомню, что в студии «Эха Москвы» Глеб Павловский.

НОВОСТИ

А.Соломин Продолжаем программу. Меня зовут Алексей Соломин, сегодня это «особое мнение» политолога Глеба Павловского. Глеб Олегович, что происходит с «Яндексом» в действительности? Он теряет свою независимость?

Г.Павловский Ну, это давно уже происходит. Заглянуть в новости «Яндекса» без омерзения просто невозможно.

А.Соломин Тем более странно – зачем все это?

Г.Павловский Все равно есть такой мейнстрим, русло, колея, когда в конкуренции выигрывает – я имею в виду в аппаратной, политической так называемой, — выигрывает тот, кто предлагает более дремучий, более пещерный и реакционный вариант решения, то постепенно все сдвигается туда, в сторону порчи всего, что работает.

«Яндекс» работает. Это, во-первых, само по себе, его раздражающе выделяет из остальных. К тому же он какой-то российско-международный – это тоже по нынешним временам необычно. Международным у нас имеет право быть «Russia Today» или какие-нибудь наши друзья-питекантропы из правого сектора /организация запрещена в рф/ европейского, которых тайно финансируем.

А «Яндекс» непонятен. И это делает его уязвимым. Сейчас они вроде бы пытаются уже практически на краю прикрыться, реструктурировав правление «Яндексом», создав этот самый фонд – это оригинальная идея, но думаю, что для питекантропа это слишком изощренно, он не знает кон-фу, у него дубина.

Поэтому, думаю, дубина над «Яндексом» по-прежнему висит и никуда не уйдет.

А.Соломин Но судя по тому, что закон об ограничении иностранного участия отозван, ему же сказали «стоп», значит, эта сделка не состоялась?

Г.Павловский Ну, приостановили. Ну, отозвана, — а что, мы не видели, как возвращаются эти дремучие и, в общем, нет нематерного слова, эти так называемые законы? Конечно, мы можем все их презирать, но «Яндекс» большая корпорация, он не может все их презирать.

А.Соломин Смотрите — «Яндекс» успешная корпорация, корпорация, которая торгуется на «Nasdaq», не каждая российская компания может этим похвастаться.

Г.Павловский Да.

Г.Павловский: Дубина над «Яндексом» по-прежнему висит и никуда не уйдет

А.Соломин Но при этом власть понимает, что для нее это стратегический актив, что именно по этой причине она не могла допустить перехода «Яндекса» под контоль иностранцев.

Г.Павловский Думаю, что все обстоит не так. Думаю, никакой угрозы перехода под контроль такой системы просто нет, что такое «контроль поисковика», объясните мне? Что такое «контроль поисковика» — все, что возможно. Уже реализовано в новостях «Яндекса». А стратегический актив для них тот, который вместе с их поварами едет куда-нибудь на Мадагаскар, в Камерун или Центральную африканскую республику и там караулит на лесных тропах – вот что для них стратегические активы.

«Яндекс» не интересен в этом качестве. Поэтому «Яндекс» интересен в качестве мишени. Большой, жирной мишени. Которая, в конце концов, конечно же, должна упасть в карман. И она упадет в карман, это факт.

А.Соломин Он интересен с точки зрения получения прибыли из этой компании. Или контроля все-таки?

Г.Павловский В конце концов, это тот вопрос, который, в конце концов, решается персонально — кто-то это получит, или объединятся двое-трое друзей из близкого круга и его получат. Но не сейчас, не так быстро. Нельзя просто, чтобы это обрушило их позиции «Яндекса» на бирже сразу. Но понятно, что идет туда. А куда это еще может идти?

В отличие от китайской, наша система не допускает лояльной инаковости какого-то анклава, который действует по другим законам, как экономическая зона свободная, как Шанхай – и при этом лояльна центральному правительству. Нет, лояльности здесь мало. Здесь надо лизать. У нас нет понятия «лояльности».

А.Соломин Но «Яндекс» не собирается «лизать»

Г.Павловский Да, он не собирается лизать. И все, это предрешает судьбу, конечно. Будет ли она решена после думских выборов, или после 2024 года, это еще неясно, но где-то там.

А.Соломин То есть, все-таки мы говорим о контроле над этой машиной перед крупными политическими событиями.

Г.Павловский Да. Которые они рассматривают просто как дополнительный какой-то агитпроп. У них же много агитпропов. И вот они их накапливают. Они даже теми, которые есть, не умеют управлять. Но они накапливают.

А.Соломин Правда, что первое десятилетие Путина он не особенно интересовался не то, что самим интернетом – ну, это расхожий мем, что Путин не пользуется интернетом — именно мем, я не знаю в действительности, может, и пользуется – я знаю, что Марина Литвинович показывала ему, что такое интернет еще в 1999 году. Действительно ли 10 лет его не интересовал контроль над этой сферой?

Г.Павловский Он был абсолютно не нужен. Потому что речь шла о контроле над более крупными политическими активами. И вообще-то кто 20 лет назад понимал, чем будет интернет через 20 лет? Еще не было ни мессенджеров, ни социальных сетей в нынешнем смысле, даже блоги были новинкой.

А.Соломин Но форумы уже были.

Г.Павловский Он хорошо понимал, что есть какая-то такая абсолютно маргинальная сфера, где люди в очочках тусуются и пишут друг другу письма и смотрят порнушку – это его вполне устраивало.

А.Соломин Не помню, это вы говорили, или кто-то еще, — «Секрет фирмы» выпустил большое исследование о том, как Путин жил с интернетом все это время. Александр Волошин был тем человеком, который первым в окружении Путина понял перспективу.

Г.Павловский Волошин, безусловно, был человеком продвинутым и смотрел вперед. Потому что он вообще был нацелен на строительство «National Building», на строительство государства Россия. В котором, конечно же, должны были ведущую роль играть передовые ресурсы, передовые сектора экономики. Да, он уже был вполне в интернете и имел свою оценку.

А.Соломин Вы тогда работали на Кремль, на администрацию президента.

Г.Павловский Да.

А.Соломин Или вам не нравится слово «Кремль»?

Г.Павловский Почему же? Хорошее здание.

А.Соломин В чем состояла задача тогда в области интернета? Контроль каких-то сфер, понимание каких-то сфер?

Г.Павловский Нет. Ну, это было смешно совершенно – какой контроль? Это был просто способ быстрого, в обход существующих медий, создания новых СМИ. Потому что все эти газеты, радиоканалы и даже телевидение — это было неповоротливо. Это была такая обремененная долгами и опасностями инфраструктура. А сеть была быстрая, там можно было, — вот как мы решили с Антоном Носиком, и меньше, чем за полгода создали эту «Газету.ру» и «Ленту.ру» — моментально.

А.Соломин То есть, инструмент влияния, тем не менее?

Г.Павловский Почему? Нет, это были, прежде всего, качественные медиа.

А.Соломин Но вы работали на Кремль. Они рассматривались вами как инструмент влияния?

Г.Павловский Это были девайсы для Кремля, это была возможность иметь большое количество качественных инструментов – но не в том смысле как сегодня телеграм-каналы, которые являются просто сливными бачками. Сливные бачки были и тогда, между прочим.

А.Соломин Да.

Г.Павловский Мне это было неинтересно – зачем создавать заранее порченные медиа? Я таким не занимался. Я создавал качественные. И действительно, мы в короткий срок создали даже это «ино-СМИ», которое сегодня превратилось в бог знает, что, — но это тоже было создано нами. Это ресурс был действительно качественный ресурс переводов, серьёзных статей, быстрых, моментальных статей. Это все была интернет-журналистика.

Тогда речь о контроле не шла. Вот этот идиотизм контроля возник через 10 лет.

А.Соломин Что стало отправной точкой, почему он заинтересовал?

Г.Павловский Ну, это долгая история, мы не успеем ее рассказать. Идея контролировать всё идет от того, что кадры безопасности важнее, чем безопасность. Когда у нас говорят о безопасности, это значит, что надо ещё какую-то группу кадров извлечь, оплатить и напустить на кого-то.

Г.Павловский: Идея контролировать всё идет от того, что кадры безопасности важнее, чем безопасность

И то же самое и с контролем. Контроль это способ разрушения действующих структур, которыми ты не умеешь управлять.

А.Соломин Которые тебе могут мешать – правильно?

Г.Павловский Мешает всё. Вообще плохому танцору яйца мешают – мешает все. Вопрос в том, умеешь ты управлять, или не умеешь. Кремль, в конце концов, это гигантский глобальный неудачник. И поэтому все, что он сегодня производит, это контроль. Контроль, контроль и контроль.

А.Соломин А когда вы поняли, что все идет не так, что все идет по пути вот этого гигантского глобального «не так»?

Г.Павловский Так не бывает, что в какой-то момент все идет не так.

А.Соломин Но вы же стали в какой-то момент говорить, что Кремль это гигантский глобальный неудачник? В какой?

Г.Павловский В чем-то, конечно, — ну, 15 или 20 лет назад была моя записка о силовиках Путину. Да, это явно шло не так. Но в других отношениях главное, с моей точки зрения, было в порядке — возникла страна, которую поддерживало ее население. Население России не хотело больше в Советский Союз. Я считал, что все это нам обеспечит будущее. Я ошибался.

А.Соломин И на этой ноте мы вынуждены закончить. Время наше вышло. Глеб Павловский, политолог в эфире радиостанции «Эхо Москвы», меня зовут Алексей Соломин. Пишите свои комментарии под этим видео, если вы будете его смотреть или пересматривать. Спасибо, что были с нами. Спасибо вам, Глеб Олегович.

Г.Павловский Пожалуйста.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире