12 апреля 2004
Z Особое мнение Все выпуски

Ирина Петровская


Время выхода в эфир: 12 апреля 2004, 19:06

12 апреля 2004 года
В прямом эфире «Эхо Москвы» Ирина Петровская, телекритик, обозреватель газеты «Известия»
Эфир ведет Матвей Ганапольский

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: «Петровская — ценный кадр именно потому, что может сказать нам все про телевидение», — это на пейджере. А в студии — Ирина Петровская. Самое яркое впечатление?
И.ПЕТРОВСКАЯ: Оно связано с Пасхой, а именно с трансляцией Божественной Литургии из храма Христа Спасителя. Вчера, кстати, это Павел Лобков довольно остроумно прокомментировал. И вдруг неожиданное отступление от канона службы и обращение к нашим верховным государственным служителям Патриарха. Мне показалось, что раньше такого не было. Они все стояли и держали свечки, от чего получили некоторое уничижительное прозвище «подсвечники», но в службе непосредственно не участвовали.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А сейчас что?
И.ПЕТРОВСКАЯ: Патриарх сделал целое отступление, поздравил с переизбранием и пожелал доброго пути нашему президенту.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Божье дело.
И.ПЕТРОВСКАЯ: При этом опять же в «Намедни» заметили, что христосовался Патриарх с В.Путиным, а Ю.Лужков еще и поцеловал руку патриарху. Фрадков только похристосовался, а Медведев, руководитель администрации, пожал Патриарху руку.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нормально.
И.ПЕТРОВСКАЯ: А также, когда показывали Крестный ход вокруг храма, то почему-то в кадр больше попадали не представители паствы и верующие, а крепкие мужики в пиджаках или в кожанках и с рациями.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Божьи слуги, вы просто не знаете.
И.ПЕТРОВСКАЯ: Там было, как минимум, два кольца.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вы просто не знаете, как литургия проводится божественная.
И.ПЕТРОВСКАЯ: С участием высших лиц государства да. Я была на литургии и Крестом ходе рядом с моим домом, в собственном храме, на Первой Останкинской улице, там было все несколько проще.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Присутствие работников ФСБ и охраны президента в храме это была 11-я заповедь, которая, как известно, разбилась это те самые скрижали. Вера Борисовна спрашивает: «Как можно попасть к вам в газету на прием?»
И.ПЕТРОВСКАЯ: Дело в том, что у меня такой странный статус в газете я не имею даже кабинета. И это не потому, что я так обделена, а просто так сложилось нынешние электронные средства связи позволяют в принципе не приходить в редакцию — я там бываю крайне редко, и общаюсь с собственной редакцией по электронной почте — пишу и посылаю. Поэтому думаю, что вам лучше позвонить в «Известия», там передадут мне ваши координаты, и вероятно, мы с вами таким образом свяжемся
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Татьяна: «Нет ли у вас информации, почему с Первого канала исчезла программа Э.Рязанова «О любви»?
И.ПЕТРОВСКАЯ: Думаю, что просто закончился цикл. Насколько я знаю, там было 8 программ. Не могу точно сказать, прошли ли все 8, но тут два варианта либо они закончились, либо они снимаются, и будут показаны позже. Как правило, цикловые программы так снимаются сразу несколько и потом еще сразу несколько. Или уже цикл закончился. А программа действительно была отличная: «Поговорим о странностях любви» — в разных историях любовных, но не в желтом смысле, а высоких любовных историях знаменитых людей.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И телефонный звонок.
ВАЛЕРИЙ: Я вам звоню из Перми. Я слышал, что Ирина говорила, что спортивный канал нужно сделать отдельно, платный. Я не согласен с этим, и могу объяснить.
И.ПЕТРОВСКАЯ: Давайте, объясняйте.
ВАЛЕРИЙ: Если бы у нас было развито платное телевидение, то есть кабельное, то я мог бы подписаться на один канал. Я бы подписался и платил бы. А так мне нужно покупать целую тарелку с целым пакетом программ.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: В данном случае вы не знаете суровой правды.
И.ПЕТРОВСКАЯ: Дело в том, что не предоставляется такая услуга только спорт, поэтому Валерий считает чрезвычайно важным, чтобы спорт сохранился в метровом диапазоне на общедоступной частоте. К сожалению, Валерий, нет такой практики в мире, чтобы специализированные каналы были в этом общедоступном для всех метровом диапазоне. А у нас, тем более, их всего шесть таких частот. Конечно, вы имеете право на спорт. Но с другой стороны, другой человек, из другого города, например, очень любит религиозные программы. А третий не прочь всякой клубнички посмотреть и эротики. Вот для этого и существуют специальные кабельные каналы — какие-то платные, какие-то получаемые в пакете по спутнику. К сожалению, такова практика.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Более того, я еще Валерия расстрою. Помните, я когда-то рассказывал, что такие компании, как «НТВ-Плюс», да и вообще это мировая практика интересные каналы вам дают дополнительно, после того, как вы подпишитесь на основной пакет. А основной пакет они оценивают обычно долларов в 20. Подсаживают вас на крючок, и вы смотрите всякую лабуду, которую чаще всего вы можете смотреть в открытом виде, имея спутниковую тарелку или обычную антенну. Проанализируйте, что показывает, например, «НТВ-Плюс». А вот все интересное дальше продается по 5 долларов в месяц. А всякая эротика и порно еще дороже. Говорю это без всякого смущения, потому что у каждого свои потребности. Но общая практика, — причем Ирина сказала абсолютно верно, — не только у нас, но и повсеместно, во всем мире основной пакет, а дальше вы должны докупать это к основному пакету. При этом вы не можете сказать — знаете, я купил у вас оборудование, основной пакет, теперь не хочу смотреть основной пакет, оставьте мне только мой канал спорт. Они говорят нет, мы так не можем спрограммировать для вас это дело. Идем дальше: «Куда исчезла Катя Герасичева из программы «Город» на ТВЦ?» не знаете?
И.ПЕТРОВСКАЯ: Я знаю только то, что произошло существенное изменение сетки вещания на третьем канале не путать с ТВЦ, это другая компания, которая по лицензии делит частоту с каналом ТВЦ. И не только Катя Герасичева исчезла, но также исчез Петр Толстой с программой «Выводы».
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошая была программа.
И.ПЕТРОВСКАЯ: Хорошая, мы ее отмечали. Видимо, там такая история, как и везде — хозяин-барин, он решил.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: С очень резкими сюжетами. Хорошая была программа, и хорошо он ее вел. Вообще это было как-то респектабельно.
И.ПЕТРОВСКАЯ: И, кстати, всегда с неким особым взглядом, подходом, отличным часто от основных каналов, программ аналитических.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Но при этом ожидалось, что на этом канале будет какой-то антиамериканизм, — в чем вообще этот канал замечен, — а у него ничего подобного не было. Очень хорошая была программа. И еще вопрос: «Что происходит с телевизионной передачей «Слабое звено» — ее собираются закрывать, или как-то реорганизовывать?» — Александр спрашивает.
И.ПЕТРОВСКАЯ: Программа действительно исчезла из эфира. Это было связано, по моей информации с тем, что Мария Киселева решила вернуться к своей спортивной деятельности. В настоящий момент, по-моему, не принято никакое решение, что с ней будет.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: «7 апреля в издании «Газета» была опубликована беседа с О.Попцовым. Прокомментируйте, пожалуйста. Вы также обещали сказать несколько слов о его фильме «Заплыв слепых».
И.ПЕТРОВСКАЯ: Про интервью О.Попцова знаю, потому что после него мне звонили многие люди из тех, кого Олег Максимович упоминает в своем фильме «Заплыв слепых», и звонили они с некоторым изумлением, потому что слишком маленькая дистанция отделяет нас от того времени, о котором рассказывает О.Попцов, слишком много живых людей, у которых совершенно своя трактовка и событий, о которых говорит Попцов, и о своей роли в этих событиях, которую тоже со своей позиции, со своей колокольни, оценивает О.Попцов. Кстати, фильм называется «Заплыв слепых», и уже некоторые остроумцы назвали это «один-единственный зрячий среди слепых». Поскольку есть такое ощущение, и именно в этом опасность таких мемуаров, которые пишутся с пылу, с жару, когда еще не очень много времени прошло, и еще осмысление такое, по горячим следам. Так вот, многие очень персонажи считают, что в данном случае Олег Максимович несколько переоценивает свою роль в минувшей истории, и, в общем, на эту тему даже в ближайшее время высказали готовность и желание говорить многие из тех людей, о которых там идет речь. Они выскажут свою точку зрения. Я могу сказать еще одну вещь не мне оценивать с политической и идеологической точки зрения эти мемуары, я могу говорить о телевизионной составляющей. Потому что телевидение и радио два разных средства массовой информации, тем более, телевидение и печатные СМИ. Нам говорится о том, что это своего рода экранизация книги О.Попцова. Ну так вот, с точки зрения телевизионной многое сделано так, что это даже не просто не телевизионно, а комически не телевизионно. С точки зрения монтажа, того, как смонтировано многое в этом фильме. Короче говоря, я не считаю эту работу большой удачей, судьбоносной такой работой среди прочих мемуаров. Потому что человек, который делает это для телевидения, должен все-таки иметь ввиду, что это должна быть и телевизионная картинка, и телевизионная сильная составляющая.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Как-то я не очень могу с вами согласиться.
И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну и не соглашайтесь.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Есть традиционные фильмы, к которым мы привыкли то, что в свое время задал канал НТВ, — это такой стандартный «бибисишный» ход, — здесь перед нами мемуары. Я так понимаю, что они говорятся во многом импровизационно.
И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, я думаю, они говорятся не импровизационно. Вначале это было написано в книжке. А теперь это идет некая адаптация для телевидения.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Но мне показалось, что он не читает текст. Он, по сути, уложил это в себе, и он просто рассказывает.
И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну правильно. Он — автор, он может и не читать текст.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну хорошо, это жанр такой. А как Радзинский ходит и рассказывает о дальней истории? А этот о ближней. В чем проблема?
И.ПЕТРОВСКАЯ: Радзинский ходит в ипостаси рассказчика-Радзинского. Олег Максимович избрал для себя три ипостаси — он пытается говорить с позиции политика, то есть сидя в кресле власти, он пытается говорить с позиции обывателя и это символизирует табуретка, которая находится в кадре, и он пытается говорить с позиции писателя.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Возмутительные вещи говорятся в эфире «Эхо Москвы».
И.ПЕТРОВСКАЯ: Есть некоторые законы телевидения.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет законов телевидения.
И.ПЕТРОВСКАЯ: Не может человек, который стоит в пиджаке на подиуме, и рассказывает что-то, перебиваться, — то есть в этот момент показывают этого же человека, слушающего самого себя.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А что ему, усы наклеивать в этот момент?
И.ПЕТРОВСКАЯ: Один и тот же Попцов «растраивается» не знаю, как это сказать — расстраивается в одном и том же кадре, — это просто комичнейший из телевизионных картин, поверьте мне.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Значит будем считать, что это юмористическая передача.
И.ПЕТРОВСКАЯ: Мы не будем так считать. Мы будем говорить о том — если имеет смысл продолжать и весь сегодняшний эфир этому посвятить. Мне кажется с точки зрения телевизионной — это не просто анти-телевизионная вещь
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Замысел или воплощение?
И.ПЕТРОВСКАЯ: В данном случае — воплощение. Про замысел пусть говорят люди, которых задел Олег Максимович, и оценил их роль так, как он считает нужным. Я об этом не могу говорить это их право. Я говорю о воплощении.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я считаю, что замысел замечательный. И такая форма абсолютно телевизионна.
И.ПЕТРОВСКАЯ: И еще важную вещь забыла сказать — если бы это вышло на другом каком-то канале, то может быть, это было бы менее.. хотя все равно, если бы в этой форме, То было бы так же анти-телевизионно, но есть некоторая странность, когда руководитель телеканала делает на много вечеров многосерийное произведение на том самом канале, который ему подведомственен.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А тут есть другой вопрос. Людей удивляет совсем другое. «В прошлый понедельник вы ничего не сказали о фильме Парфенова о Познере, который был показан в день его рождения. Какое впечатление произвел на вас этот фильм, и почему он был показан на Первом канале, а не на НТВ?» вот вам пожалуйста.
И.ПЕТРОВСКАЯ: Дело в том, что это результат достигнутых договоренностей между НТВ, Академией Российского телевидения и Первым каналом. Исходили из того, что Владимир Владимирович не только ведущий Первого канала, хотя в штате Первого телеканала не работает, но и президент Академии. Кстати сказать, в этом году исполняется 10 лет, как была организована премия «ТЭФИ» и возникла Академия российского телевидения. Поэтому я так думаю, выбрали человека, который может наиболее адекватно показать Познера не только как ведущего, но и как человека, потому что фильм о жизни Познера. И наверное, не ошиблись. Потому что фильм получился очень любопытным именно потому, что Познер много рассказывал о своей жизни, но впервые мы своими глазами увидели школу, где он учился в Америке, и тот дом, где он у окна стоял 5-летним мальчиком и смотрел в окошко, и те места, где он был во Франции, когда туда пришли немцы, и он видел в Биаррице мертвых немцев, которые утонули в океане. Другой вопрос, что мне в этом фильме не хватило той эмоциональности и драматизма, которые присутствуют, когда Познер рассказывает не только о внешней канве своей жизни, но и о том, что он переживал в разные периоды этого долгого своего жизненного пути. Фильм получился, как мне кажется, несколько холодноватым. Хотя и очень интересным, и очень по картинке сделан ну, как всегда у Парфенова.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И слушаем телефонный звонок
ЛЕВ ИВАНОВИЧ: У меня два маленьких вопроса — ваше мнение по поводу эффекта Караулова? Во всяком случае, маска Тринадцатого апостола ему не очень идет. Я хотел бы свое мнение с вашим сверить. И второй вопрос передайте громкое «фу» Матвею, — он иногда вас очень третирует.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Почему это вы науськиваете Ирину? Я здесь, в эфире. Вы мне можете сказать. Или боитесь, что отвечу?
ЛЕВ ИВАНОВИЧ: Я шучу.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Или это форма доноса?
ЛЕВ ИВАНОВИЧ: Матвей Юрьевич, вы же не глупый человек. А Ирина дама. С ней бы надо помягче.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: В каком смысле — помягче?
ЛЕВ ИВАНОВИЧ: Путь она больше говорит, потому что это ее час, нежели чем вы.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Насколько больше?
ЛЕВ ИВАНОВИЧ: По времени. Потому что это ее время. Критика конечно неприятна, я понимаю. Но тем не менее.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я только хочу понять, насколько больше?
ЛЕВ ИВАНОВИЧ: В два, два с половиной раза. Если вас цифры интересуют.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А если у меня какой-то дополнительный вопрос, который мне кажется интересным?
ЛЕВ ИВАНВОИЧ: Вы же помните, что женщина
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я ничего не помню. Если у меня есть интересный вопрос вот мне ответьте просто вот она говорит, я тупо задал вопрос, который с пейджера или эфира. А у меня есть дополнительный вопрос.
ЛЕВ ИВАНОВИЧ: Но время-то ее, уважаемый Матвей Юрьевич. Ее время, пусть она им сама распорядится.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Будет исполнено, как вы говорите. Приступаем.
И.ПЕТРОВСКАЯ: Лев Иванович, ваша забота трогательна, но на самом деле все в порядке. Потому что мы работаем в режиме диалога, и у меня даже нет ощущения третирования, потому что мы с Матвеем, во-первых, друзья
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ира, на что тратим время? Давайте ответим на вопрос.
И.ПЕТРОВСКАЯ: А мне часто бывает любопытна вот это вот его активное неприятие моего мнения. И в этом есть некая драматургия. Что же касается эффекта Караулова столько раз мы уже про него говорили, Лев Иванович, ей-богу, что лишний раз не хочется, потому что потом еще нарываешься на какую-нибудь довольно глупую придирку в его же собственной программе. Потому что он не воспринимает критику по сути, а исключительно воспринимает сам факт, что его задевают. Вы совершенно правы — ему роль вот этого вот.. как вы сказали Тринадцатого апостола? — совершенно ни к чему, и вообще он немножко путает журналистику с пропагандой, агитацией и многим другим. Тем, что не должно быть в программе журналиста. Больше ничего не хочу говорить. Потому что вот не тронь Караулова и все будет хорошо.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И еще звонок.
МАРИЯ: Я бы хотела узнать мнение о программе игровой с Абдуловым на РЕН-ТВ.
И.ПЕТРОВСКАЯ: Только-только появилась эта программа, называется она «Естественный отбор». Трудно пока говорить о каком-то сформированном мнении, хотя я посмотрела первый выпуск. Мне кажется, в принципе, это обещает быть захватывающим. Это некая смесь интеллектуальной игры с фактором страха, когда люди должны не только отвечать на вопросы, но при этом там висеть, летать, входить в клетки с разными дикими животными. Александр Абдулов, мне кажется, потенциально вполне успешный ведущий. Но посмотрим, поскольку первый выпуск никогда не может служить окончательным для выработки своей точки зрения. Матвей, вы что молчите?
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Как сказал Лев Иванович.
И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну что же. Уважаемые радиослушатели, наконец-то мы с вами остались наедине, хотя Матвей сидит, но лицо вот у него такое неприятное
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Почему?
И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот обидели его.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Чего это вы говорите такое?
И.ПЕТРОВСКАЯ: А почему вопросы не задаете мне с пейджера? У вас же пейджер.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А вам какой вопрос? Следующий?
И.ПЕТРОВСКАЯ: Или последующий
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Или через один.
И.ПЕТРОВСКАЯ: Любой задавайте.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Пожалуйста. Сразу после этого был вопрос: «Какие льготы участникам войны на бесплатный проезд, и льготы для сопровождающих лиц», — Марина из Москвы спрашивает.
И.ПЕТРОВСКАЯ: К сожалению, у меня в ближайшем окружении нет участников войны. И я не участник войны. Поэтому идем дальше.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ваше отношение к «Розыгрышу» — Юля.
И.ПЕТРОВСКАЯ: Я об этом тоже много раз говорила. Мне кажется, что это не вполне честная игра. Недавно мне Матвей Юрьевич показал итальянский вариант этой игры. Как он называется? «Шутки в сторону»? И там абсолютно другое ощущение. Потому что делается целое представление. И совершенно очевидно, что в большинстве случаев человек не знает о том, что с ним происходит. Здесь же, мне кажется, много игры — т.е. когда разыгрывают с ведома человека, и он просто подыгрывает. Либо розыгрыши, как, например, в случае с Амалией Гольданской и Екатериной Гусевой чрезвычайно глупые по своей жестокости. Если вы видели этот розыгрыш — когда Екатерина Гусева играла загипнотизированную индусом девушку, а Гольданская искренне не понимала, что с ней происходит, и видно было, что она сама близка к обмороку от ужаса. Вот это, на мой взгляд, несколько жестоко для таких розыгрышей. Должно быть ярко, захватывающе, и смешно. Чтобы все с облегчением посмеялись. А не то, что вляпался в какую-нибудь страшную историю, а потом, с трудом сдерживая сердечный приступ, делать вид, что тебе было смешно.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: «Космос-ТВ есть в Перми. А вы говорите демагогию про шесть метровых каналов. Есть и ДТВ». Леонид.
И.ПЕТРОВСКАЯ: Демагогию это я не понимаю. Космос-ТВ какое имеет отношение к шести метровым каналам?
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не знаю. Я просто прочитал следующее сообщение с пейджера, чтобы не обвиняли, что читаю что отбираю.
И.ПЕТРОВСКАЯ: Это, кстати, Матвей Юрьевич сказал, что Космоса-ТВ нет в Перми. А я не знаю, есть он в Перми, или нет. А что касается шести метровых каналов, я имею ввиду Москву в разных городах частоты могут варьироваться, хотя все равно большинство это дециметр и кабель. Космос-ТВ есть в Перми? С чем можно Пермь от души поздравить.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И это была Ирина Петровская. Спасибо, что пришли.
И.ПЕТРОВСКАЯ: И Матвей Ганапольский. Спасибо, что пригласили.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире