'Вопросы к интервью
01 ноября 2019
Z Особое мнение Все выпуски

Особое мнение СПб


Время выхода в эфир: 01 ноября 2019, 11:06

Т.Троянская Программа «особое мнение», в студии Татьяна Троянская. Мы в эфире и на Youtube, я приветствую Льва Щеглова, доктора медицинских наук, профессора и общественного деятеля. Лев Моисеевич, добрый день.

Л. Щеглов Здравствуйте.

Т.Троянская Начнем с театра. Редко такое у нас бывает в «Особом мнении», он тем не менее. Вчера были объявлены номинанты высшей российской театральной премии «Золотая Маска», и к вечеру разразился скандал, поскольку в шорт-лист, короткий список, не вошел спектакль Богомолова «Слава», который он поставил в Петербурге на сцене БДТ. И когда у Дины Годер, председателя экспертного совета, спросили почему, было сказано много слов, но итог сводился к тому, что режиссер не дал этической оценки в своей постановке.

Поясню – это пьеса 30х годов, Виктора Гусева, абсолютно сталинская пьеса в стихах, и факт, что Богомолов поставил спектакль, который одни воспринимают как абсолютно сталинский, другие – как стёб над той эпохой. Действительно, там нет этической оценки, но вопрос: стоит ли лишать спектакль за это номинации? В Facebook уже разгорается скандал – одни говорят, что это нехороший знак, что мы начинаем от режиссера требовать этическую оценку. Как вы считаете, Лев Моисеевич?

Л. Щеглов Я заранее хотел бы сказать, что совсем не являюсь экспертом в театральной жизни, но мне кажется, что это неправильно – подменять основное, требующее эстетических оценок, этическими. Это очень опасный путь. Я даже не исключаю, что мои симпатии на стороне человека, который говорит, что раз нет оценки сталинизма – это плохо. Симпатии мои на этой стороне, безусловно. Но брать это, как руководство к действию – ох, какой это опасный путь.

Потому что всё равно мы знаем, в какую сторону перегиб пойдет. Потому что тренд сегодняшний мы знаем. Потому что мы знаем человека, сказавшего, что Сталин был эффективным менеджером. Потому что мы знаем тоску по развалившемуся Советскому Союзу, который просто не мог дальше существовать, и знаем оценки, что это чуть ли не величайшая мировая катастрофа. Империя, развалившаяся без капли крови, что, напротив, в будущем будет оценено как редкая и очень удачная история.

Поэтому мне кажется, что нельзя запрещать. Запрещено запрещать – я считаю, что это самый возможный из путей запретов. И даже если эти запреты как бы мне симпатичны, и, условно говоря, я понимаю, что хотела сказать организатор, но руководство к действию – нет, нет и нет. Потому что мы должны жить по закону, а вот общаться, дружить, симпатизировать – по нашим взглядам. Если бы оправдание сталинщины было по закону принято невозможным, как в Германии оправдание гитлеровщины – это один разговор. Когда для меня, безусловно, отношение к Сталину и его людоедству является мерилом – я не буду общаться и никогда дружить с таким человеком. Но запрещать ему дышать и заявлять то, что он считает нужным – это не годится. Очень опасный путь.

Т.Троянская Тут хитрее, тут не оценки, понимаете? В том-то и дело.

Л. Щеглов А если нет оценки, тогда, извините, это называется волюнтаризм. Я председатель жюри, я считаю так, и всё.

Т.Троянская Нет-нет, я сейчас о режиссере. Богомолов не дает оценку.

Л. Щеглов Хитрый человек.

Т.Троянская Он говорит: «Пожалуйста, смотрите и решайте сами». И одни решают одно, а другие – другое.

Л. Щеглов Я бы сказал так, если бы я это видел – он, может быть, гениальный режиссер и наслаждается какими-то ходами необычными. Но как мыслитель он просто хитрец и всё. Это значит, что он использует тематику — очень будоражащую и значимую, но использует так, что «типа я свои ягодицы размещаю ни на эту табуреточку, и ни на эту, я зависаю в воздухе». Великолепная провокация, вот и повелись на нее.

Т.Троянская Вы совершенно правы, потому что когда режиссер берется за постановку, обычно у него есть некий посыл, который он хочет донести. Тут получается, что человек устраивает провокацию.

Л. Щеглов Конечно! Получается, что это такой циничный расчет мастера. Когда я смотрю какое-то произведение в театре, я должен забыть о циничном расчете — «давайте возьмем немножко Сталина, немножко секса, немножко агрессии, немножко про нашу русскость и сделаем из этого коктейль». Если это мастерски сделано – я об этом забываю. А если это лезет – ну, хитрость, любопытно, но я не поклонник таких вещей. Но из-за этого не вставлять в шорт-лист или лонг-лист – просто смешно. Мне лично.

Т.Троянская Спасибо. Я думаю, что этот спор продолжится.

Л. Щеглов Ой, если вы позволите, кстати – тут же про Сталина и всякое такое. Просто у меня такое живое, буквально на днях, воспоминание, мне кажется, это полезно изложить. Я на днях буквально прилетел, был по работе в одной из кавказских республик, не буду ее упоминать, где проводил семинар, читал лекции. Я там был впервые, очень милые люди, очень открытые, очень вежливые – хотя я могу понять, что кавказская вежливость корнями, наверное, идет в скученность, оружие. Знаете, говорили, что как только в Техасе ввели право на ношение оружия, все стали очень вежливыми. Это все я понимаю, но факт остается фактом – в быту не сравнить с нашими людьми, совершенно нет какого-то хамства, пренебрежения; подчеркнутое добросердечие, соседская такая история.

И вот с одним неглупым человеком мы ведем беседу, и он говорит мне (это довольно традиционная история, особенно для них): «И все-таки нам необходим Сталин». Для меня это один из маркировочных посылов, я излагаю свою точку зрения, а потом все-таки вспоминаю – не поработать ли с ним, как психотерапевту? Я не случайно говорю, что они открытые и искренние. Один из методов психотерапии – так называемая «рациональная психотерапия», когда т стараешься понять человека и логически подводить его на его уровне к его заблуждению.

Т.Троянская То есть, чтобы он сам понял, что заблуждается?

Л. Щеглов Конечно. Чтобы он переработал, совершенно верно. И я ему говорю: «А вы согласны с тем, что при Сталине пострадало очень много невинных?» «Да, безусловно, но во имя великой цели». «Хорошо, я вас спрошу – у вас дети есть?» «Да, два сына и дочь». «Попробуйте их представить: выражение лица, о чем они мечтают. Родители у вас живы?» «Только мама». «Вызовите визуально ее образ. А потом представьте, что они, во имя фантастической великой цели, завтра окажутся в лагере, над ними будут издеваться, кто-то из них – не буду конкретизировать – умрет». Он был настолько искренен, что сказал: «Слушайте, мне как-то не по себе стало». Вот, понимаете.

Т.Троянская Потому что все же думают, что кто-то там будет во имя…

Л. Щеглов Конечно. И вот я подумал – насколько он честный и искренний человек, насколько может быть и мне надо чуть-чуть сменить, потому что для меня человек, влюбленный в Сталина – ясен, и надо мимо пройти, желательно не запачкавшись. Да нет, это очень неплохой человек. Вот что значит штампы. Как мне иногда говорили мои знакомые: «Ну сколько можно, по «Эху Москвы» замечательные люди со своим особым мнением, но вы же рассказываете то, что умным и порядочным и так ясно, а глупым и зомбированным – бессмысленно. Что вы там талдычите одно и то же»? Да нет, вот я вспоминаю этого человека, которого буквально 4 дня назад видел – наша беседа имеет смысл.

Как писал Олжас Сулейменов: «Случается порой простые вещи доказывать всерьёз, как теоремы». Будем продолжать простые вещи доказывать всерьез. Хотя, казалось бы, ну что мы говорим? Доказывать, что дважды два – это четыре; Сталин – это горе и беда. Ну что мы талдычим одно и то же? Нет. Это имеет смысл. Это я как бы сам с собой разговариваю.

Т.Троянская Но это может быть и посылом нашим слушателям, чтобы не стремились сразу отворачиваться от человека, который говорит «Сталина бы нам!»

Л. Щеглов Я был поражен.

Т.Троянская Потому что люди, которые действительно считают, что стучать – это хорошо, не думают о том, что на них тоже могут настучать. Мы всегда думаем о том, что лес рубят – щепки летят, но то, что мы будем, наши близкие будут щепкой – об этом мы даже не задумываемся.

Л. Щеглов Совершенно верно. Человек – особенно наш человек – не очень привык на себя примерять происходящее. Когда говорят: «Да, многие сидели ни за что, ошибка». «А вас бы посадили?» «А меня-то за что?» Вот их ни за что – можно, а меня – как это? Так мы устроены, к сожалению.

Т.Троянская Наверное, поэтому мы в тысячный раз сидим здесь и иногда повторяемся. Давайте про законы, которые с сегодняшнего дня начали работать, целый ряд законов в нашей стране. И в частности, закон о «суверенном интернете», рунете. С одной стороны вроде бы – какой кошмар! — пугают. А с другой стороны, в принципе, ничего не изменилось, и это такой задел на черный день. То есть, если вдруг нас начнут атаковать – мы знаем, как себя спасти и сохранить. Правда — некоторое время назад Meduza об этом писала — перечь угроз российскому сегменту интернета пока не составлен. То есть, от чего защищаться, не очень понимают, но на всякий случай. И дважды в год будут профилактику делать – как бы вы поступили, если бы на нас напали в интернете. Роскомнадзор этим будет заведовать.

Л. Щеглов Для начала скажу, что я такой пользователь — в квадрате со значком чайника. Особо я в этом не разбираюсь и могу сказать, что вижу здесь целый ряд аспектов. Первое: попытка поставить под контроль всё. Наши замечательные законодатели, которые за последние лет 10 – я без шуток говорю – произнесли и написали «запретить», наверное, несколько десятков тысяч раз. Разрешить, способствовать, придумать – такие слова для наших законодателей, наверное, уже незнакомы, они исчезли из их лексикона.

Первое: всё поставить под контроль, здесь всё понятно. Их движение чего-то того, что у других называется душой, мне понятно. У меня есть глубокая убежденность в том, что у них ничего не выйдет. Очень печально, что всё это за наш счет, это же стоит громадных денег. Но мне кажется, что люди, которые искренне считают, что в XXI веке всё можно решить грубой физической силой, полицейской дубинкой, что наша армия будет мощна, если все десантники начнут лбами раскалывать кирпичи – мне кажется, что в век IT-технологий, дронов и всяких хитрых вещей, это всё бессмыслица.

Еще один аспект – я не такой уж параноидально подозрительный, но еще Салтыков-Щедрин писал, что «если громко кричат о патриотизме – ищите, где что украли». Ну это какие-то группы людей осваивают, какие-то дяденьки из Роскомнадзора за всеми увеличивают свой штат, свои оклады. Такая вот бессмысленная возня.

Т.Троянская Условно говоря, никто ничего делать не будет, поскольку это же работа, которая не видна глазом-то.

Л. Щеглов Ну конечно. Это элемент бессмысленности с какими-то собственненькими материальненькими интересиками. Ну и я все эти разговоры «вдруг кто-то на нас захочет напасть»… Я не понимаю, какую сегодня страну (хотя всем смотрителям телевизора ясно, как эти страны называются) захватит мысль о нападении на Россию. Я не понимаю в этом логики, выгоды, это не Средние века. Если даже, не дай бог, какие-то безумцы желают оттяпать кусок российской территории, что они с ней будут делать? Многие мыслители заявляют: «Газ, газ! Газ и нефть!» Газ и нефть теряют силу. Какая-то мышиная возня, на мой взгляд. Надеюсь, интернет будет жить, потому что если даже для людей моего возраста трудно представить себе жизнь без интернета, то для молодежи… Да, это проблемная вторая реальность, в которой они живут, но это – взять и отрезать у них кусок жизни. Просто вырезать. Нет, думаю, что нет.

Т.Троянская Ну и потом, всегда вспоминаем, что борьба с интернетом напоминает какую-то заколоченную дверь, стоящую посреди поля. В любом случае можно придумать пути выхода.

Л. Щеглов Да-да. Еще раз хочу сказать? Если мы знаем вообще страшные вещи, а именно – когда следственные органы (это вечная практика, далеко не только сегодняшнего дня) раздувают дела, чтобы оправдать свое существование, расширить штат, увеличить оклады, то уж здесь-то! Мне кажется, это безусловно для какой-нибудь милой бабушки лет 80 может показаться чем-то реальным, действительно опасным. Но все-таки мир принадлежит молодым, надеюсь.

Т.Троянская Лев Моисеевич, а вот интересно – как вы относитесь к этой истории с «Дилетантом», к карикатуре, которая возбудила некоторых. Сначала книжный магазин «Молодая гвардия» отказался продавать этот номер, потом Музей истории отказался от «Дилетантских чтений». Вот это что? Самоцензура или кто-то о чем-то кому-то сказал?

Л. Щеглов Я думаю, что это, безусловно, самоцензура. Но она не бывает на ровном месте. Мы как-то с вами уже говорили, что многие, особенно люди чиновно-лакейской направленности, очень хорошо чувствуют тренд, направление. А дальше они могут даже опередить волю начальства. Самое любопытное, что мы вчера большой замечательной компанией собирались у нашей подруги, вдовы Юрия Шмидта, великого адвоката и мощного человека, и по дороге один из нас купил этот журнальчик, и я впрямую обложку посмотрел, раньше в интернете видел. Во-первых – смешно. Во-вторых. Я не вижу там никакого конфликта. Никакого. Типа «сравнить добро со злом».

Т.Троянская А где добро и где зло?

Л. Щеглов Вот именно. Там совершенно, на мой взгляд, равностоящие фигуры в ироническом ключе. Давайте-ка вспомним традицию «Шарли Эбдо», говоря нашим сегодняшним жаргоном, которые считают, что традиция карикатуры – это обстёбывать всё. И как это не тягостно для нас, под это «всё» попадает даже, скажем, изображения тех, кто канонизирован в рамках…

Т.Троянская То есть, условно говоря, и святой Папа может туда попасть.

Л. Щеглов Да! Это, условно говоря, для католика – Папа, для иудея – Моисей. Для карикатуры как бы нет преград.

Т.Троянская Это как шут при короле, которому позволено всё.

Л. Щеглов Совершенно верно. Во-первых, карикатура – такой жанр. Хорошо, это французская традиция и для нас это немножко чуждо. Но, извините, я мог бы понять, когда Дева Мария расположена рядом с Гитлером под фатой, это хотя бы понятно для верующего человека, что «ну как это, это ж все-таки…!» А там-то — два злодея, неужели мы будем меряться, кто из них более злодейский? Понимаете, в чем парадокс?

Т.Троянская Лев Моисеевич, мы возвращаемся к началу беседы – для кого-то это не злодеи.

Л. Щеглов Нет, поверьте, Татьяна. Мне это интересно, я на эту тему много беседую с людьми. Я не от одного не слышал (может быть потому, что это все-таки были душевно здоровые люди), что например, Сталин – великая, мощная, почти святая фигура. Даже самые заядлые сталинисты как бы вынуждены признавать, что он сотворил очень много зла, но оправдывать – это было нужно, для Магнитки, для Беломорканала (который оказался никому не нужен), для Транссибирской магистрали (которая, как оказалось, ведет в тупик). Они как бы принимают злодейство, но оправдывают. Я не видел еще ни одного человека, который бы сказал, что это абсолютно позитивная фигура, как мы сказали – Моисей для иудея, Дева Мария и Папа Римский для католика, и прочее.

Т.Троянская Не абсолют, во всяком случае.

Л. Щеглов Поэтому я даже не понимаю, это высосано из пальца, такой вопль самоцензурный: «Доложите там, что живет такой Бобчинский! Я верноподданный!» Поэтому – действительно, Путин такой команды не давал, из Кремля такой команды не поступало. «Но у меня нюх, как у гончей, я ж чувствую, куда власть клонит, дайте мне крикнуть, что тут злодеи вокруг, а вот я – я великий!» Лакейская гадость, не более того.

Т.Троянская А вот интересно, то, что возникает такая шумиха, на ваш взгляд – людей, которые может вообще внимания не обращали на эту тему – в какую сторону скорее сдвигает?

Л. Щеглов Да ни в какую. Мне кажется это вообще такая глупость.

Т.Троянская Каждый остается при своем мнении?

Л. Щеглов Совершенно верно. Более того, я вас уверяю, что если бы не было шумихи, даже люди, которые предполагают, что нельзя сравнивать Сталина и Гитлера – посмотрели бы, ну смешно. И всё. Нет, нас хотят втянуть в то, что 50 лет назад отправило бы такого художника, и редакторов – ответственного и выпускающего — просто в лагерь.

Т.Троянская Что я могу сказать? Зато сделали большой пиар «Дилетанту». Я смотрю, Виталию Наумовичу звонят и говорят: «Виталий Наумович, оставьте для меня номерок».

Л. Щеглов Конечно! Вот вы у меня с языка сняли. Если бы не было этой картинки – не купили бы мы вчера.

Т.Троянская Сейчас мы прервемся на новости на радио. А в интернете мы с вами.

НОВОСТИ

ЗАСТАВКА

Т.Троянская Мы продолжаем наш эфир. Лев Щеглов, доктор медицинских наук, профессор, общественный деятель. Продолжаем обсуждать новости, которые иногда нас очень удивляют и в некоторое недоумение вводят. Самозанятые теперь и в Петербурге: Ленинградская область, Петербург и ещё 17 регионов с 1 января могут запустить специальный налоговый режим для самозанятых. Эксперты ожидают, что в первый год число легализировавших доходы в Северной столице приблизится к сотне тысяч, миллионы текут в бюджет рекой.

Л. Щеглов Не верится мне во всё это. Понимаете, у нас такая ведь… То, что называлось в советское время «кампанейщина». Вот одна кампания, ещё от неё как бы следы по воде – уже следующая кампания, следующая… Послушайте…

Т.Троянская Не успеваем отживать.

Л. Щеглов Совершенно верно. А мы уверены в том, что это принесёт денег в бюджет на фоне того, что всё-таки не победили серые зарплаты? Я просто конкретно знаю среди знакомых людей, которые вынуждены, условно говоря, получать официально 20 тысяч, а ещё 20 тысяч – в конверте. И это практика и маленьких фирм, и вполне… Не грандиозных, но вполне больших. Это побеждено уже у нас? Деньги рекой уже потекли в бюджет? Из бюджета они куда растекутся дальше?

Т.Троянская Наверное, в чьи-то кармашки, может быть. Или в какие-то проекты защиты интернета.

Л. Щеглов Вот видите. Самое грандиозное, что мы все, от сталинистов до антисталинистов, от поддерживающих власть до критически относящихся к власти – мы все не верим. Иногда, в общем-то, как Фомы неверующие. Уже скоро объявят, что в Москве живёт 15 миллионов, а мы скажем: «Это они специально… бюджет, чтобы куда-то туда, сюда». Я уже слышу о том, что якобы в России живёт уже не 145 миллионов, а 90 миллионов. То есть, мы становимся дико подозрительными, и это на самом деле для любой власти очень плохой признак. В страшном сне им не приснится, но когда, условно говоря, я – член «Единой России», я полностью поддерживаю любое начальство и готов ему целовать пятки, и это моя есть идеология; а в то же время я не верю очередным указам, приказам и распоряжениям. То есть, между обществом и властью нет доверия. Хоть какого-то. Это – очень опасный признак.

Поэтому… Вот эта очередная заунывная кампания по борьбе с самозанятыми. Слушайте, не развивается таким образом мелкий бизнес. Начинены города парикмахерскими, маленькими хлебопекарнями – то, на чём вообще стоят очень многие города и даже небольшие страны. Если мы не смогли заставить крупные компании полностью по-честному платить налоги, что обязан любой делать, то как мы переходим к следующей? Давайте теперь прижмём женщину троих детей, которая раз в неделю кому-то за 500 рублей подкорачивает брюки. Вот давайте её прижмём! Прижали, выдавили 200 рублей. Куда они пошли? Ой, не верим, что на дело. Ну и в чём смысл всего этого?

Т.Троянская По поводу того, что мы не верим государству – мы имеем на то основания. Читаем новости. Помните список Титова, нашего бизнес-омбудсмена, который призвал к экономической амнистии бизнесменам? Так вот, поверили несколько человек, четверо приехали в Россию, и вот Кировский суд Ростова-на-Дону приговорил бизнесмена Андрея Каковкина к 3 годам колонии общего режима за мошенничество в особо крупном размере.

Л. Щеглов Грешно смеяться!

Т.Троянская Действительно, 100 миллионов рублей он похитил в 2015 году. После того, как случилась эта «как бы амнистия», и появился список, Андрей Каковкин был первым из списка, и его арестовали сразу же после въезда в страну. Затем отпустили под обязательство о явке, а в августе 2018 года против Каковкина было прекращено дело, однако позже его возобновили. Всего из списка Титова на родину пока вернулись 4 человека, из них только в отношении двоих прекращено уголовное преследование, и не известно, насколько.

Л. Щеглов Вот смотрите. Я думаю, что любой-любой, просто любой, от профессора до дворника, здесь будет думать либо в одном, либо в другом направлении. Направление номер один: обещания, указы, приказы, Титов кого-то там уговорил (генерального прокурора) – это всё обман, верить нельзя. Это к тому, что мы уже обсуждали, но это ужасно. То есть, полное отсутствие доверия к официальным, неофициальным заявлениям, указам, приказам, распоряжениям. Второй вариант: нет-нет, просто этот гражданин Каковкин желательно, чтобы избавился от умственной своей недостаточности. Ну, глупец, типа. Ты совершил преступление, ты являешься вором и мошенником и как загипнотизированный кролик сам прыгаешь в пасть к удаву. Так удав виноват, или ты очень глупый и загипнотизированный? Всё, третьего не дано. Но я уж не верю, что совсем глупец.

Т.Троянская Но вот правда, эти бизнесмены не соображают, что ли? Ну вот Чичваркин, например, сразу отреагировал и, понятно, сразу сказал «нет», потому что он очень много получил от России. Вернее, не от России, а от понятно кого.

Л. Щеглов Скорее так. Если ты понимаешь, что происходит, если ты понимаешь, что не раз слово нарушалось – как ты можешь верить этому? Тогда встаёт другой вопрос: каким образом человек с явными признаками умственной недостаточности смог стать богатым и прочее? Это же всё-таки предполагает работу извилин, а не пальцев ног.

Т.Троянская Либо предприимчивость. У нас в 90-е годы очень многие люди стали богатыми не за счёт извилин.

Л. Щеглов То ли это очень плохо, потому что, ещё раз хочу сказать, власть, которой не верят – в итоге она сама слабеет. Вы знаете, когда-то в очень давний период, в те самые 90-е, когда всё стало несколько иным, один очень известный человек… Был повод, он мне сказал: «Постарайтесь запомнить на всю жизнь». И дальше стал загибать пальцы: «Договора, подписи, печати, милиция, полиция, бандиты, начальство – это всё только оформление доверия. Между тобой и банком, между первым бизнесменом и вторым, между человеком и государством».

Т.Троянская Ну да, можно ли с тобой работать или нет.

Л. Щеглов Конечно. А всё остальное – это же… Понимаете, можно написать 10 договоров, 40 печатей, и тебя всё равно обманут. Если внутри нет доверия, это очень опасная, очень плохая история. Но это не отменяет того, что некоторые люди глупы и доверчивы и всё.

Т.Троянская В общем, и получают за это вот доверие.

Л. Щеглов Есть Чичваркин, а есть Каковкин, и они разные люди. Его и жалко, и немножко смешно.

Т.Троянская Давайте ещё поговорим об историке Дмитриеве. Новая волна и новая поддержка от известных людей. Вообще это дело…

Л. Щеглов Отвратительное дело. Я имел отношение и в первом суде выступал как специалист, кое-чего добился. Понимаете, вот опять стоит вопрос: на кого это рассчитано? Ведь опять доверчивые люди скажут: а что, не бывает такого? Вот первый – его обвиняли в детской порнографии, смогли доказать, что он не причём. Хотя выпили у него крови и много месяцев в СИЗО, на обследованиях, экспертизах. И потом вдруг этот же человек оказывается обвиняем в следующем мерзком деле, что якобы по отношению к своей дочери он проявлял некие гнусные педофильные устремления. Что же за человек такой?

А оказывается, он всю жизнь сохраняет нам память о невинно убиенных и расстрелянных тем самым Сталиным, с которого мы начали сегодняшнюю беседу. Не является ли это всё-таки основным? Потому что получается, что завтра, если его отобьют от этого дела, возникнет следующее дело! Что он там, я не знаю, насилует кошек.

Т.Троянская Не мытьём, так катаньем.

Л. Щеглов Отвратительно, это — отвратительно. Я понимаю одно: ему можно поставить в вину очень тяжёлый характер. Вы прекрасно понимаете, что можно быть очень мощным человеком, делать очень большое дело, а в быту быть тяжёлым человеком, который раздражает. То, чем он занимается…

Т.Троянская А вы считаете, что тяжёлый характер – причина?

Л. Щеглов Нет, всё вместе. Прежде всего дело, конечно. Ещё раз говорю, он работает на оживление нашей исторической памяти о невинно убиенных. Это неприятно для власти предержащих, спецслужб и прочих. Но если плюс к этому ещё человек открывает дверь к тебе в кабинет ударом ноги, повышает голос… Понимаете, да?

Т.Троянская Понятно, да, личное неприятие ещё возникает.

Л. Щеглов Совершенно верно. Там просто в республике Карелия – так я предполагаю, это моё оценочное «особое мнение» – есть несколько очень мощных фигур, занимающих самые высокие посты, которых он, говоря языком улицы, достал. Но разве можно за черты характера сажать в тюрьму?

Т.Троянская Нет, ведь чем дальше возникает новое дело, тем более абсурдно это смотрится.

Л. Щеглов Это абсурд! А власть, если бы она была умна, она бы не махала дубиной. Власть теряет на этом же Дмитриеве гораздо больше, чем она приобретает. Она считает, что есть маленькие Дмитриевы, и вот мы большого Дмитриева законопатим, и эти маленькие заткнутся. Как это ни омерзительно, предположим, это логика. Но она забывает, что полмира знает уже о существовании этого человека. Это медвежья услуга.

Т.Троянская То есть, решая как бы один вопрос, возникают тысячи новых.

Л. Щеглов Более того, желая возвыситься, власть роняет себя всё ниже и ниже. Как это не могут понять люди, принимающие решения, которые, наверное, не совсем глупые – вот это для меня загадка.

Т.Троянская Вот интересны, например, какие-то дела, которые возникли уже после Дмитриева: Устинова дело – я понимаю, что оно не такое крупное, или Голунов – всё-таки, как-то общество помогло с этими делами. А здесь это просто такое ощущение, что…

Л. Щеглов Упёртость и немножко региональная особенность, я бы так сказал. В Москве, наверное, не прокатило бы это. В Петрозаводске прокатывает.

Т.Троянская Спасибо. Это было «Особое мнение» Льва Щеглова, профессора. Спасибо.

Л. Щеглов Удачи.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире