'Вопросы к интервью
28 октября 2019
Z Особое мнение Все выпуски

Особое мнение СПб


Время выхода в эфир: 28 октября 2019, 11:06

Т. Троянская Ну что, мы начинаем уже наш эфир. «Особое мнение» – программа Дмитрия Губина. Я приветствую, добрый день.
Д. Губин Здравствуйте. Вот так вот слушали кусок обсуждения…
Т. Троянская Редкий вы теперь гость. Кусок обсуждения «Джокера».
Д. Губин Редкий, я надеюсь, в значении 2 в словаре, то есть уникальный, невозможный. Да, Таня, вы довольно точно определили мою роль и мою борьбу в искусстве. А говорили мы о «Джокере». О том, должны ли фильмы крутиться на языке оригинала, будучи снабжены субтитрами, или нет. Должен сказать…
Т. Троянская Дмитрий.
Д. Губин Да? Есть новости помимо фильма «Джокер»?
Т. Троянская Нет. Я хочу, знаете, что вам сказать? Я хочу сообщить нашим слушателям, что про «Джокера» мы как раз поговорим вот как раз в промежутках, когда нас можно будет видеть только на Youtube.
Д. Губин Нельзя будет слышать.
Т. Троянская То есть в тот момент, когда в Москве будут новости. Поэтому переключайтесь все на Youtube смотрите, и слушайте нас здесь. А мы же начнём с того, что не только нас с вами, Дмитрий, интересует… Культура нас с вами интересует. А есть другие вещи.
Д. Губин Ещё и револьверы.
Т. Троянская Револьверы? Нет. Это вы сейчас о себе. Сейчас у нас активисты в Петербурге выступают против сноса СКК – это здание хотят реконструировать и превратить в ледовую арену. У нас же чемпионат мира по хоккею грядёт ещё. И, соответственно, градозащитники, видимо, не верят и считают, что здание, которое, практически, памятник культуры – оно почти 40 лет существует, могут просто убрать. И, в результате…
Д. Губин Не знаю, как вы, но это – точно памятник культуры, потому что я больше, чем 40 лет существую.
Т. Троянская Касается только building…
Д. Губин Тимбилдинг или бодибилдинг? В чём вопрос?
Т. Троянская Вопрос вам: не жалко ли СКК?
Д. Губин Нет, не жалко мне СКК, хотя там смотрел Мадонну. И Мадонна делала своё потрясающее совершенно шоу.
Т. Троянская То есть то, что разрушат СКК и построит какой-то олигарх…
Д. Губин Значит, смотрите. Мне жалко, вот искренне жалко Кировский стадион. Он был уникален – вот он был произведением искусства. Насыпать искусственный вулкан, искусственную гору, в кратере которого построить римский амфитеатр и сделать так… Я до сих пор жалею той возможности, которой больше нет, хоть скупи ты все квартиры на Крестовском острове. Раньше можно было на роликах, или на велосипеде, или пешком идти по дорожке – она была всем общедоступной, которая поднималась по этому кургану, по этому вулкану наверх. И с каждым новым поворотом, особенно на роликах, на велосипеде это было эффектно, перед тобой начинался открываться залив. Ну, Маркизова лужа, но не важно – залив. Ты поднимался наверх и перед тобой открывалось море – это было «вау», это было очень круто.
Д. Губин Дальше этого несчастного японца пригласили, чтобы, посредством его имени, попилить бюджет – он, бедняга, даже умер, не дожил, слава богу и слава для него, до конца строительства этого безобразия, и построили то, что построили. В принципе, сам по себе – неплохой проект. Но зачем нужно было Стадион Кирова уничтожать? И сегодня стоит вот этот несчастный сталинский прихвостень бронзовый, который почему-то тут должен называться любимым градоначальником: вот он стоит как муравей по сравнению с этой летающей тарелкой, которая там выросла. И которая дико, прозорливо напоминает сверхсовременную мечеть, окружённую чуть склонёнными минаретами. Потому что вид у этого стадиона: «Газпром-арены» или как он там называется, совершенно мусульманский. Вот Стадиона Кирова мне жалко, потому что он уникален.
Т. Троянская А СКК не жалко?
Д. Губин: Скк я не вижу, в чём его уникальность.
Т. Троянская Ну, Никита Явейн утверждал, что…
Д. Губин Никита Явейн пусть сначала научится строить. Я живу в доме Никиты Явейна, который весь заклеен маячками, потому что он трескается. Никита Явейн проложил в доме, где я живу, ливневую канализацию и квартиру Никиты Явейна – этого отломай-руки архитектора, который, кстати, с хорошей идеей, но очень скверно по материалам, сделал Новый Эрмитаж, мне переделывал Доминик Перро. Поэтому на месте Никиты Явейна я помалкивал бы в тряпочку.
Т. Троянская Ну, ладно, может быть, он плохо построил…
Д. Губин Я имею право это говорить. Я живу в творчестве Никиты Явейна.
Т. Троянская У вас аргументированное объяснение. Я просто к тому: может быть, он выступил как эксперт – что там какая-то уникальная крыша. У СКК, у стадиона.
Д. Губин Крыша у нас у всех одна – Кремль. И горе тому, кто без этой крыши. Вас, вообще вон, «Газпром медиа» крышует. Поэтому так и можем мы сегодня говорить: резко и бурно, и успокаиваясь, вновь входя в свои берега.
Т. Троянская В общем, СКК вам не жалко? Пусть снесут и построят новый?
Д. Губин Татьяна, правда: я не вижу уникальности СКК. Его ляпнули, как консервную банку кладут, в эту местность. К нему привыкли.
Т. Троянская Ну уже она существует 40 лет – эта консервная…
Д. Губин «Привычка свыше нам дана, замена счастью она» – а хочется счастья.
Т. Троянская Хорошо, то есть счастье – это если распилят…
Д. Губин Нет, счастье, смотрите. С точки зрения современного градостроительства, у меня вышел текст в «Деловом Петербурге», есть 2 варианта любого нового строительства. Первое – то, что делает город безумно уютным. Например, проект Мариинского театра, упомянутого Доминика Перро – его фишка состояла вовсе не в золотой шали, а в том, что крыша театра превращается в 24-часовое, открытое, новое городское пространство. Крыша принадлежит всему городу, а золотая шаль лишь укрывает от непогоды. И вот та помесь танкового завода с провинциальным универмагом, которая выросла под названием «Новая сцена Марииненского театра» – это прямая противоположность идеям Доминика Перро. Вы на эту крышу не можете выйти, там стоят какие-то упыри, которые вас шмонают при входе – это единственный театр оперный мира, который я знаю, чтобы тебя шмонали, просвечивали и так далее. Там нужно заплатить деньги, чтобы выйти на крышу. Это полностью уничтоженная, изгаженная, изнасилованная идея.

Д. Губин Значит, идея номер 1: создайте нечто уютное, чтобы в городе было уютно. Моя идея там была самая простая: улицу Трактороподшипниковую или улицу Шкапина, которую уж совсем не жалко, потому что там только съезд сторонников эвтаназии проводить в полном составе, чтобы уж никаких сомнений при финальном голосовании, засадите сакурами. И город будет туда съезжаться, когда будет цвести сакура. Это вариант 1: создайте нечто фантастически-уютное. Хотя бы даже «Зарядье» в Замоскворечье: там толпы, там плохо, я туда больше не пойду, но все-таки это что-то.
Т. Троянская Нет, ну это, да, это – место притяжения для очень многих. «Зарядье», я имею в виду.
Д. Губин Вариант 2: сделайте то, чем был Петербург до революции. Город Санкт-Петербург был не просто столицей империи – он был выставкой достижений имперского хозяйства. И с этой точки зрения: «Зингер» с прозрачным куполом, с этим вот глобусом, с этими вот «вау» – он был, конечно, выставкой достижений. Точно так же, как и Адмиралтейство захаравское – это выставка… Вообще, как можно такой мастодонт сделать лёгким, изящным, воздушным и так далее. Здесь делали самые крутые вещи мира. Создайте нечто такое, ради чего люди могут приезжать из других стран, других городов.
Т. Троянская Ну, может, и создадут, кто знает.
Д. Губин Я не видел проекта. Я знаю точно, что СКК в нынешнем виде – он не создаёт ни уюта, потому что там нет нормального пространства вокруг него. Та чахлая убогая древесная поросль – эпиляцию ей давно пора было сделать, потому что выглядит это достаточно непристойно. Это – не пространство. Сказать, что это – «вау», я тоже не могу. Вот вам развёрнутый ответ на тему, почему я пожимаю плечами при этой новости, она не вызывает у меня никаких чувств. Я не знаю, что будет новое. Возможно, такое же безобразие, как и старое. Но старого мне не жалко, потому что оно не уникально и не уютно.
Т. Троянская С этим понятно. Давайте про красоту в городе. Вот мы начали говорить до эфира про то, что закрасили фрески в переулке Радищева. Ну и, вообще, подобное у нас происходит в городе постоянно. То есть нет закона и, соответственно, на портале жители, 0.1% жителей жалуется, и по наветам этих жителей закрашивают фрески.
Д. Губин Да, это – умеренно вредительский портал. «Наш город» – вроде так он называется.
Т. Троянская Да, или «Наш Санкт-Петербург»…
Д. Губин Если ты хочешь нагадить на голову соседу – тебе дорога в «Наш Петербург». Значит, смотрите. Все говорят: «Нужен закон о стрит-арте». Стрит-арт – это беззаконное искусство. Более того, я осмелюсь утверждать, что любое сильное искусство – оно внезаконное. А что, Люсьен Фрейд законен? А что, какой-нибудь Бэкон законен? Да там все в ужас пришли, увидев эти жирные голые фройдовские тела. А что, импрессионисты были законны? Условно говоря, законом тогда был салон, вот когда они выражались. А что, кубизм? А что, русский революционный авангард? А что, Пушкин со своими четырёхстопными ямбами? Который начал по 10 000 получать за издание «Евгения онегина» – вообще никто таких денег не получал. Любое искусство новое – оно внезаконно.

Д. Губин Законы для него не писаны по одной простой причине: во-первых, оно не спрашивает законодателей. Во-вторых, закон всегда отстает от авангарда. Любое новое искусство, серьезное, интересно – оно авангардно. Оно существует в беззаконном более-мене виде практически всюду, где я его видел. И встаёт вопрос о том, где оно уместно, где оно неуместно. Мне бы дико не понравилось, если бы иначе как в пределах манифеста, граффити покрывало Эрмитаж. Хотя в Эрмитаже прекрасно, мы знаем, во дворе – это была акция во время Манифеста, копейка жигули, которая проехала всю Европу, с размаху втюхнулось в дерево. Это был высокий художественный акт – я согласен с Пиотровским.
Т. Троянская Ну, да, дерево не пострадало и всё это было объяснено.
Д. Губин Дерево не пострадало, пострадал только жигули – шофёр тоже не пострадал. Была такая вот акция: приехать на родину и ткнуться в сень родимых осин – это легко довольно читается. Вот классические парадный Петербург и рисунок по нему, возможно, нужно согласовывать. Такое тоже допустимо, что там раскрашивается где-то, что-то, временно и так далее. Но, ребята, это – петербургские дворы. Это стынь, это мрак, жуть, тлен, пепел, обломки, распад и полураспад. Петербургские дворы служат единственной культурологической цели – это «спиваться, так уж дотла».
Т. Троянская Чтобы никакое искусство не мешало.
Д. Губин Потому что вот вид вот такой. Потому что в спивании есть некий сильный мотив: «Чую с гибельным восторгом – пропадаю, пропадаю». Вот там уж: «Эх, буду умирать молодым» – вот, что такое питерский двор страшный. И когда вы придёте не Ковенский 14, я вам очень советую: крошка, мимо которого пройдёшь, хотя там на балконе стоит английская королева и призывно машет. Сейчас, по-моему, русским флажком – когда-то махала английским. А в момент, когда англичанка гадила, ей унитазный ёршик в руку дали.

Д. Губин Вот посмотрите, во что превратились петербургские дворы: Ковеснский 14. Во что превратился полутайный дворик 8 советская, 4. Посмотрите, во что превратилась Восстания 24 – Арт Флигель. Посмотрите, во что превратился Голицын-лофт, Фонтанка 20. Я помню, как он открывался: там был старый загаженный паркет, который не было сил ни очистить, ни отциклевать. Ни денег, ничего. И вот эти ребята, эта хипстерня, торгующая: кофешопы, барбершопы… Что они там ещё умеют делать… Смузи. Она завалила фольгой разноцветной этот пол. И по нему бегали собаки, это были такие… «Бразды пушистые вздымая, летит блин Жучка удалая» – вот что-то такое было. Это – полное преображение этих жутких петербургских пространств. Более того, это то, ради чего в Петербург стали ехать люди.
Т. Троянская Но почему же, почему же жители пишут эти послания? Ну здесь разные истории: жители пишут послания…
Д. Губин Татьяна, я не высокого мнения о жителях Российской Федерации вообще, о жителях Петербурга в частности. Достаточно посмотреть… Только прилетел в Питер и вдруг понял, что на частоте 90.1 больше нет радио Эрмитаж, джазовой радиостанции. Какая, в задницу, культурная столица ваш Санкт-Петербург, если у вас нет в FM эфире ни одной радиостанции классической джазовой музыки. Пошли вы к чёрту, вы – титуши. Вот, Беглов – ваш уровень. А до этого был какой-то там Полтавченко.
Т. Троянская Ну Беглов, наверное, не виноват, что исчезла джазовая радиостанция.
Д. Губин Да никто не виноват. Никто это не слушает, рекламодатель не даёт рекламу.
Т. Троянская Нет, не правда. Эрмитаж как раз активно слушали.
Д. Губин Можно построить самый высокий в Европе небоскрёб, чтобы показать, кто на свете всех умнее. Ну не умнее, а всех круче – это Миллер с Путиным. Вот единственный смысл Лахта-центра.
Т. Троянская То есть, в итоге, мы сами виноваты в том, что происходит в городе?
Д. Губин Это вы сказали. Я не высокого, честно говоря, мнения о так называемом среднем жителе Петербурга. Я не считаю Петербург культурной столицей. То есть я считаю его культурной столицей России, это несомненно. Но если к России прибавить Польшу и Прибалтику, у Петербурга начнутся большие проблемы.
Т. Троянская Я думаю, Польша и Прибалтика будет против такого прибавления.
Д. Губин А если мы возьмём всю Европу в целом, то, боюсь, что Петербург как культурная столица звучит достаточно анекдотично. Вот и всё. И, в том числе, мы имеем культуру, я сейчас имею культуру в широком смысле, в том числе, вот обычную бытовую культуру. Потому что культура-быт – это не только чистые общественные сортиры, которые, слава богу, в большем количестве, чем в СССР существуют, но и это отношение к тому, что появилось неподцензурно и неподзаконно. Потому что появился новый способ изменения привычных пространств. Более того, обратите внимание: ведь стрит-арт – он недолго существует. Надписи смываются, художники соревнуются. И у нас получился анекдот: в Петербурге существует музей стрит-арта. Это завод Пластполимер, шоссе Революции. Но стрит-арт – это не музейное искусство. Есть 2 типа искусства. Это искусство хранимое – это Эрмитаж, Русский музей, искусство творимое. Вот стрит-арт, Бэнкси, как только он превращается в искусство хранимое, потому что в нём хранят деньги – Бэнкси сегодня стоит реальные бабосы невероятные миллионы.
Т. Троянская Но при этом он живёт и на улицах.
Д. Губин Это – искусство творимое. Это должно жить на улице. Пришёл другой художник – он закрасил. У Бэнкси… Я был на 2 его выставках, что тоже анекдот для Бэнкси. Потому что выставка для Бэнкси – это улица: гуляешь по Лондону в районе Барбикан, вдруг «вау» – Бэнкси на стене. Настоящий, там пластиком его, правда прикрыли. Или идёшь по Брик Лэйн – вау, Бэнкси.
Т. Троянская Ну есть и не прикрытые.
Д. Губин Все, кто возмущён стрит-артом, хороший совет – летите в Лондон, хотя генконсульства, спасибо Владимиру Владимировичу Путину, больше не существует в Петербурге.
Т. Троянская Генконсульство не занималось визами.
Д. Губин Есть визовый центр. Визу можно получить – её очень легко дают, процент отказов, по-моему, 1%.
Т. Троянская На, это правда. Ну главное – доказать свою платежеспособность.
Д. Губин И сходите на Брик Лэйн. Вот это какие-то квадратные даже не километры – квадратные парсеки, покрытые стрит-артом. И вы увидите, сколько его отделений. Потому что я там, ну, подружился-не подружился – познакомился. Потому что у меня есть знакомая стрит-артистка. Она работала на крутые фирмы, она делает украшения, она – дизайнер по ювелирке. И вот она стала наклеивать бижутерию на работы, которые там. ТО есть она стала приделвать серьги королеве, нарисованной на стене и так далее. Там есть крошки: там есть искусство маленьких наклеек с марку размером. Там есть грандиозные муралы – это огромные совершенно стеновые фрески. Там есть дома, которые полностью преображаются. Они работают со светом ночью. Почему? Потому что район Брик Лэйн – это Ист-Энд, это «на тебе, боже, что нам негоже». Там, вообще, кроме Джека Поторошителя никогда ничего хорошего не было. Вот и всё. И вот этот район полностью преображён. Туда приезжают ради этого. Я понимаю, в голове среднего питерца никак не приходит в голову, что приезжают в Питер уже не только ради Эрмитажа. Эрмитаж – это один раз. И уж точно не ради Янтарной комнаты, потому что Янтарная комната – 7 часов ожидания с китайцами и счастье на всю жизнь обеспечено.
Т. Троянская Ну кто-то, да, ради Янтарной.
Д. Губин Кто-то – да. Но Эрмитаж – это на 1 раз. А вот куда пойти вечером потусовать: на Думскую или на Белинского, на Жуковского или на Некрасова, потому что на Некрасова сейчас крутая реально ночная жизнь – туда ходят местные. То есть если вы хотите встретиться с парой музыкальных критиков.
Т. Троянская Это кто-это, музыкальные критики?
Д. Губин Ну вот, там тусуются композиторы, критики и так далее – это не шутки. И мы там обсуждали вполне серьёзно творчество позднего Брукнера. Это можно сделать в час ночи на улице Некрасова. Потому что это только locals only.
Т. Троянская Ну видите, значит есть ещё что-то в Петербурге.
Д. Губин И как только это прихлопнут… Так это растёт так же, как стрит-арт. В Питер уже едут ради ночной жизни. В Питер едут ради движняка. В Питер едут ради всех этих улиц.
Т. Троянская Не всё потеряно у нас.
Д. Губин В Питер едут ради пресловутой Рубинштейна. Но вы зайдите на Рубинштейна вот сразу, как с Невского влево, первая-вторая подворотня и посмотрите, какой там сделали дивный… Где находится Ортодокс бар… Посмотрите, какой сделали дивный проход с граффити с портретами Рахманинова, Дягилева, Чайковского и так далее. И когда всё это замазывают, потому что нельзя – это эстетика Советского Союза. «Все мальчики должны иметь стрижку не больше одного сантиметра» – и директор школы на ступеньках стоит с линейкой и всех отсылает домой. Вы вернулись в такой дремучий совок, господи боже.
Т. Троянская Смотрите, здесь разность. С одной стороны, то, что с фресками в переулке Радищева – это другая история, это закон. А что касается именно трансформаторных будок – вот там…
Д. Губин Кстати, Мону Лизу закрасили? Потому что, когда закрасили работу Hoodgraf «И тебя вылечат»: сцену из «Ивана Васильевича», там появилась Мона Лиза.
Т. Троянская Я не видела Мону Лизу.
Д. Губин Там появилась Мона Лиза с хэштегом «меня не закрасят». И я на неё посмотрел, сфоткал и сказал: «Дура ты».
Т. Троянская Наивная.
Д. Губин Прилетит взвод таджиков летучих и замажет маму родную. Он единственное, что прятали, очень долго не замазывали – Мону Лизу-гастарбайтера, работу Паши Каса, такого казахско-петербургского стрит-артиста. Это было на углу Восстания и Жуковского. Она была за углом, нужно было обернуться. Мона Лиза стоит в оранжевой…
Т. Троянская Жилетке.
Д. Губин Жилеточке с лопатой, с метлой, с совком в руке. Их посылали, этих несчастных таджиков замазывать: «Слушай, сестру не могу закрасить. Давай её будкой задвинем». Они её будкой задвинули, запрятали сестру свою, гастарбайтершу. А потом: «Ну прости, это не мы стреляем, это Гитлер нам велит» – все же всегда имеют оправдание, почему уничтожали стрит-арт, почему убивали людей, почему пытали в отделениях полиции, почему голосовали на собраниях. Когда всё здесь рухнет, а рухнет здесь с неизбежностью, дети будут спрашивать родителей. «А что я то? Понимаешь, сынок, время было такое». Слушайте, ну что, вас уволят из ЖЭКа, если вы откажетесь это замазывать? Не будем это закрашивать и всё. Не будем. У народов, которые действительно народы, есть право на сопротивление.
Т. Троянская Только народ об этом не знает.
Д. Губин Все прекрасно знают.
Т. Троянская Нет, не все.
Д. Губин Нет, все выбирают путь. Я всё время говорю, это русский тип выживания – притвориться ветошкой.
Т. Троянская У людей даже иногда в голове не возникает, что можно ослушаться. Есть такие люди.
Д. Губин Можно сопротивляться пассивно. Итальянцы придумали итальянскую забастовку.
Т. Троянская Начальник сказал – надо сделать.
Д. Губин Ну пошли тогда начальника. Галич ещё спел: «Прихожу на работу я в пятницу, посылаю начальство я в задницу». Ну пошлите вы это начальство в задницу. Вы же видите, что вы творите.
Т. Троянская Я думаю, нас сейчас не слушают люди, которые закрашивают полотна.
Д. Губин Смотрите, Михаил Борисович…
Т. Троянская Пиотровский?
Д. Губин И когда было страшно – он привёз Чапманов. А тут всякие наши рыженькие тайные геи, типа этого… Забыл, как зовут, неважно. Он в Госдуме сейчас.
Т. Троянская Который в Москве.
Д. Губин Да. Hey, you – его имя. И он там кричал, что это – разврат, что это всё нужно убрать. И что казал Пиотровский? Он посмотрел на него, как Меркель смотрит на Путина – это такой взгляд школьной учительницы, которая… Вася снял штаны и показал голую задницу классу – и учительница его даже не ругает, она вот так вот смотрит: «Ме». Он так же посмотрел на этого.

Т. Троянская Потому что Пиотровский имеет право.
Д. Губин Нет, Пиотровского можно снять по щелчку пальцев, так же, как и всех остальных.
Т. Троянская Но он умеет лавировать.
Д. Губин Он умеет лавировать, но у него есть другое. У него есть некие пределы, у этого арабиста, который начинает утро с чтения сур Корана – ну, по крайней мере, красивая версия.
Т. Троянская Красиво очень читает. Нет, я слышала, как он читает.
Д. Губин Я не знаю, я ни разу не просыпался утром рядом с Пиотровским.
Т. Троянская А я тоже не просыпалась, я просто слышала, как он читает – это потрясающе, на самом деле.
Д. Губин Значит, у него есть некий предел. Каждый должен себе сказать: «До сюда я дохожу, а дальше я не пойду, пусть даже потеряю работу». Ну не дохнут сегодня с голоду. Ну, правда, даже те, кто очень бедно живут – можно найти другую работу. Дальше начинается процесс саморазрушения.
Т. Троянская Вы сейчас прямо как Дудь говорите на церемонии GQ. Как Юрий Дудь выступал на церемонии GQ.
Д. Губин Я не слушал его выступление, ну вот Дудь, который не стал прогибаться. Меня столько раз увольняли и что? В итоге, я сижу на «Эхе Москвы».
Д. Губин Вы живёте в Германии.
Т. Троянская А те, кто увольнял, какой-нибудь Толя Кузичев…
Д. Губин Да, и что? Меня туда насильно угнали вполон?
Т. Троянская Нет, наверное, в общем…
Д. Губин Это был выбор. Я очень рад, что он у меня появился.
Т. Троянская О том, что Дмитрий Губин делает в Германии и почему он до сих пор не посмотрел «Джокера», мы поговорим на Youtube-канале, пока вы будете слушать московские новости. Поэтому если вы не хотите слушать новости, а остаться с нами, переключайтесь на Youtube.

НОВОСТИ

Т. Троянская А мы уже в эфире, мы уже в эфире, да. Выплыли мы из Youtube.
Д. Губин И мы начали говорит, что в Питере, который я только что обругал, обматерил, есть несколько институций культурных, которые очень сильно поднимаются. Даже… Не очень мне понравился Бартенев летом в Пассаже, но то, что Бартенева, эти фигуры выставили в Пассаже – это уже хорошо.
Т. Троянская Пассаж сейчас, скажем так, культурно ориентируется. Да, это здорово.
Д. Губин Потому что Пассаж – это магазин ни о чём. В городе есть 2 магазина ни о чём: Гостиный двор и Пассаж – непонятно, что там делать. Потому что последнее достойное внимания событие, как нам известно из творчества Достоевского – это «по Невскому ходила большая крокодила». Но крокодил в Пассаже – это рассказ Достоевского, там это было. Пётр Ильич любил заглядывать с интимными целями на второй этаж Пассажа – там много чего было. Но сейчас это – магазин, который не определился. Непонятно, зачем туда заходить.
Т. Троянская Ну не будем сейчас заниматься рекламой Пассажа.
Д. Губин Манеж стал очень крутым.
Т. Троянская Это правда, да. Манеж стал очень крутым.
Д. Губин Там была великолепная выставка AES+F.
Т. Троянская А Дейнеко и Самохвалов.
Д. Губин Дейнеко великолепен, я его в Москве смотрел. Сошел совершенно с ума, потому что он потрясающий совершенно.
Т. Троянская Вот, скоро. Приезжайте 14 ноября – откроется в Петербурге, в Центральном выставочном зале Манеж.
Д. Губин Вот такие вещи есть.
Т. Троянская Ну нельзя же не замечать и это. Ведь это же происходит. И то, что кино, возвращаясь к нашим Youtube-ным рассуждениям, что кино у нас стали показывать на языке оригинала с субтитрами. И всё больше таких кинотеатров.
Д. Губин Нет, во-первых, у нас здесь есть довольно 2 сильных институции зарубежных, 3. Это институт Сервантеса – испанский язык, это институт Гёте – это немецкий, соответственно, и Альянс Франсез – французский институт, все эти культурные дела. Все фестивали, которые проводят они, они проводят крутейшие фестивали, там, конечно, показывается крутейшее кино. Там показываются фильмы на языке оригинала. И я дико рад, что я Фатих Акин узнал благодаря Гёте-институту. Это потрясающий совершенно немецкий режиссёр. Бывший торговец крэком, член малолетней банд.
Т. Троянская Турецкого происхождения.
Д. Губин Турецкого происхождения – гордость всей Германии, который рос в Гамбурге. И я в Гамбург поехал: первым делом побежал в бар «У золотой перчатки», где происходит действие последнего фиьма про маньяка-убийцу Фатих Акина. И, должен сказать, что там просто можно поставить камеру, что там такой Феллини, что там такой Фатих Акин, что всё художка отдыхает – это непридуманные лица. В Питере, кстати, в последнее время стала подниматься филармония. Они как-то встряхнулись, они стали приглашать дирижёров со всего мира молодых. И что Бен Гласберг, допустим, приезжал, то, что опять в Петербурге будет, второй раз за год, сейчас восходящая вертикально в Германии русская звезда – дирижёр Иван Демидов. Он дирижирует в это воскресение, в 3 дня, с совершенно фантастическим двойным семейным концертом Роберта и Клары Шуман. Ну, Роберта Шумана знают все, даже те, кто никогда ни одной ноты даже не слышали из Шумана. А Клара Шуман – никто не знает, что она в 14 лет написала… Первый концерт Клары Шуман, и последний, фортепьянный – это такой манифест феминизма. Вот все феминистки города Петербурга – они должны просто ровными рядами и в любом порядке идти в филармонию в воскресенье.
Т. Троянская Кстати, это повод.
Д. Губин В 14 лет она пишет скерцо, нежное и прозрачное. Фантастическое, после которого невозможно слушать Роберта Шумана, потому что он такой мастер-мастер, она – умная девочка, которая начинает чувствовать в себе женщину. Это музыка о том, как умная девочка начинает осознавать в себе женщину. Это потрясающе, это просто вау, супер – это событие мирового масштаба. Даже в Германии Клара Шуман, я специально бегал её послушать, исполняется крайне и крайне редко. В 90 году впервые были опубликованы ноты и существует единственная редакция у всех концертов.
Т. Троянская Дмитрий, хватит. Мы опять с вами…
Д. Губин Это вот – моя последняя любовь. Клара Шуман – последняя любовь. Роберт, прости – люблю Клару.
Т. Троянская Хорошо, надеюсь, не последняя любовь, что будет ещё много любви после Клары Шуман. Про «Норд-Ост» давайте поговорим. Многие газеты публикуют, и очередная годовщина была в октябре. И до сих пор этот вопрос для вас: он разрешён или нет?
Д. Губин Да нет, это лично-постыдный вопрос. Личный, потому что я присутствовал в Норд Осте практически с минуты захвата в эфире радио Россия тогда. Меня вызвали на работу, потому что мне сказали: «Слушай, какие-то мужики ворвались во время спектакля с оружием, ничего не понятно, срочно приезжай». И я просидел эти 4 дня, я спас в одежде, как спят военные, ожидая боя. Я реально спал в одежде, положив телефон под ухо, у меня была машина у подъезда: я помчался в Останкино по ночной Москве, 10 минут. И я вёл вот эти вот эфиры, когда было вообще ничего непонятно. И когда захватывали – это кризисный канал, так называемый, на радио, когда снимается вся сетка, отменяется всё вещание, и у ведущего по началу – ноль. Всё, что у него есть – только молнии.
Т. Троянская Не понимаешь, что говорить.
Д. Губин И мой позор, мой личный стыд – я очень сильно это переживал, но здесь нет никакого ни позора, ни стыда, что когда утром, меня ночью вызвали, сказали: «Видимо, будет штурм – давай срочно» – я приехал, я успел к началу штурма, когда началось. И вот когда «ура» – я кричал ура в эфире. И ко мне вбегает Лёша Абакумов, великий радийный и телевизионный начальник. Он был тогда директором радио Россия, и он говорит: «Притуши фитиль, похоже, дело очень хреново. Умерь всё». У него была хавка и чуйка радийная совершенно феноменальна – я других таких людей не видел. Он понял, что что-то происходит не то. И когда он мне принёс записку, я говорю: «Кажется, есть жертвы». И он мне приносит записку, где написано: «Сотни». И я вдруг понял, каким идиотом я выгляжу.

Д. Губин И у меня навсегда остался этот вопрос: те, которые пускали газ… Давал команду, судя по всему, Путин лично. Судя по всему, лично Путин. Знал ли путин – это вопрос для военного расследования и для суда-трибунала, я не преуменьшаю. Это не значит, что человек будет признан виновным, но такие вещи разбираются в трибунале. Это – военное преступление с использованием боевых средств. Может быть, трибунал придёт к выводу, что никакого преступления не было. Но у меня 2 вопроса. Первое: знал ли он, что не существует антидота? Второй вопрос: существовал антидот против этого газа? Третье: если не существовал, на основании чего он принял решение убить заложников? Я не обвиняю – это те вопросы, которые у меня остались после Норд-Оста.

Д. Губин Если антидот существовал, то почему он не был применен, почему бригады скорой помощи не были проинформированы о том, что произошло? Я не большой специалист в медицине, но я встречался с людьми: были врачи, они объясняли, как погибали люди. Захлебнувшись рвотными массами, перекрытое дыхание и так далее. Почему медики не были предупреждены о том, что произошло? Вот в чём у меня вопросы. Три вопроса. Существовал ли антидот? Второе: когда Путин отдавал приказ… Я говорю сейчас Владимир Путин в одно слово с маленькой буквы, если угодно, чтобы снять персонификацию. У меня нет уверенности, что лично он отдавал, хотя похоже на то, скажем так осторожно. Второе: знал ли он о существовании антидота или его отсутствии. И третий: почему даже если антидота не было, что вообще ставит всю операцию под очень большой вопрос, почему медики не были предупреждены о характере поражения?

Д. Губин Потому что, когда мы увидели картинки: первые вот эти люди со страшно открытыми ртами, с запрокинутыми головами в автобусах… Потому что, понимаете, когда выезжают медицинские бригады – есть специализированные. Я не знаю, что тут: токсико-реанимация, я не хочу глупости говорить и из себя изображать специалиста. Но то, что посылаются специализированные бригады, или они информируются, или они снабжаются, или что-то ещё – пусть уже медики скажут, что в таких случаях должно делаться. Понимаете, не посылают кардио-реанимационные бригады там, где произошла катастрофа, где переломы костей и всего на свете. Наверное, не посылают. Вот, какой у меня вопрос очень большой.

Д. Губин И я помню свою глупую радость. А произошла такая чудовищная вещь. Такая невыносимо-чудовищная, что мне до сих пор стыдно за те крики и вопли радости, потому что я думал: «Ах, всех освободили». Мне казалось, что, даже если газ применён, ну да, сейчас же все очухаются. У меня есть ещё вопрос со звёздочкой: а почему убили всех, кто захватывал Норд-Ост? У нас же всегда убивают всех, у нас же не остаётся свидетелей. У нас, когда сообщают, что убили очередных террористов, у нас террористов нет в живых, кроме тех, кто якобы, я не знаю, какое решение примет суд – вот сейчас в Петербурге идёт суд по поводу теракта в метро.
Т. Троянская Вот да, давайте, потому что это очень странное дело. И сегодня как раз начинаются прения. И очень всё неоднозначно. Периодически мы читаем, есть даже специальный сайт, посвящённый этому и вопросов очень много.
Д. Губин Татьяна, я вам скажу так: я несколько раз занимался уголовными делами, так вышло. Один раз – личная семейная история: у меня отца убили, я перечитывал тома уголовных дел. Несколько раз изучал тома других уголовных дел по другому случаю. Я вам хочу сказать: во всех без исключения случаях у меня оставались вопросы, и очень большие, после прочтения этих уголовных дел. Но когда я поговорил со следаками, когда я поговорил с ментами, мне сказали, что это нормально. Так оно всегда и бывает. Если гладко – значит придумано. Всегда бывают какие-то несоответствия.
Т. Троянская Нет, ну, главное, чтобы не настолько надумано, что посадят невинных людей.
Д. Губин Я ничего не могу сказать. К сожалению, я должен солидаризироваться с Олегом Кашиным, который недавно публиковал на сайте Republic статью, в которой он заявил, что у всей полиции презумпция виновности. Правильное отношение общества к судьям, к полиции, к росгвардии, ко всем силовым структурам – они виноваты, они нас обманывают. Я с величайшим сожалением должен солидаризироваться с Олегом Кашиным. Ссылаюсь на Кашина: пусть его посадят первым, а меня – вторым. Сейчас, кажется, уже за это сажают. Но то, что происходит и то, что творится, как Кашин говорит, что мы научились понимать этот язык. Что разбил камеру, висящую в трёх метрах – это значит, менты стёрли запись. Сорвал батарею, обварился кипятком – значит, его пытали. Оказывали ему помощь, пытались запустить сердце – значит, били каблуком в грудь, чтобы уж точно не выжил.
Т. Троянская Вам не кажется странным, что народ не очень реагирует на это дело?
Д. Губин Так и в Германии гитлеровской не реагировали.
Т. Троянская Нет-нет, я именно про дело – теракт петербургский. Что такая ксенофобия у нас есть. Ну, понятно, что там жители Средней Азии: «Все они виноваты».
Д. Губин Нет, дело не в этом. Если бы судили кого-угодно… Понимаете, это возникает…
Т. Троянская Ну «Новое Величие» же – резонанс больший, чем теракт?
Д. Губин Ну там уж совсем, насколько я понимаю, сфальсифицировано. Даже свидетели Иеговы* не вызывают возмущения, потому что привыкли. Ребятам дают 7 лет за то, что они верят в бога. На основании чего их обвинили экстремистской организацией. А у меня под окнами библиотека, в библиотеке стоят книги иеговистов – они хотят, меня уговаривают прийти к ним на занятия. Конечно, на русском языке в Германии. И никто их за это не сажает. Вот что ужасно.
Т. Троянская У нас всё по-другому.
Д. Губин Если вы хотите со мной поговорить о каких-то ещё вещах, я сегодня буду вечером выступать в ДК «Лурье». Будет лекция о тайных и явных вызовах будущего: о том, чем чревата остановка для тех, кто живёт в прошлом. Самое печальное, что сегодня происходит в стране – это даже не репрессии, а такое покорное согласие жить в прошлом.

Т. Троянская Традиции у нас не меняются. Заканчиваем рекламой Дмитрия Губина, саморекламой. Спасибо.
Д. Губин Будьте счастливы.

*Организация признана в России экстремистской



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире