'Вопросы к интервью

Т. Троянская: 1107, программа «Особое мнение», в студии Татьяна Троянская и я с удовольствием представляю нашу гостью – Марина Шишкина, председатель регионального отделения «Справедливой России», политик. Ирина Анатольевна, добрый день!
М. Шишкина Добрый день всем!
Т. Троянская Сначала средства связи наши: +7 931 291 5800 – присылайте свои вопросы сюда. А также вы можете нас видеть на: YouTube трансляция. Заходите и набираете «Эхо Москвы в Петербурге» и здесь можете общаться друг с другом, а можете также задавать нам вопросы. Ну, Марина Анатольевна, кому как не вам говорить на эту тему: Петербургский университет. И вот самые последние известия: Александр Сокуров написал письмо в защиту исторических зданий Петербургского университета. Письмо это появилось 3 октября, но сейчас его активно подписывают преподаватели, студенты, выпускники ВУЗа и все сочувствуют. Речь, естественно, о выселении университета из родных стен, которые Сокуров называет «разгромом». Ваши комментарии. Человек, который, в общем, очень близок университету.
М. Шишкина Вы заставляете, Татьяна, нарушить моё правило: я не комментирую всё, что связано с университетом. 10 лет назад я была уволена за критику нынешнего руководства из университета с выборной должности декана. Но, если вы мне задали этот вопрос, то, наверное, всё-таки я прокомментирую, скажу свое мнение. Разгром университета происходит не сейчас: он произошёл много раньше. Потому что под разгромом понимается не только его физический перенос из исторических знаний здание на другое место. Вот, поляны, сельхозугодья: на землю сельхозугодий, я так понимаю, в районе совхоза Детскосельский, как бы это грустно не звучало. Под разгромом понимается уничтожение научных школ, уничтожение кадров, уничтожение традиции, уничтожение гражданских свобод – вот то что определяло всегда университет, во многие годы. Даже самые в суровые времена: в советские, в средневековые, в какие хотите. Вот это произошло значительно раньше. А то, что касается переезда: да, это – грустная история.
М. Шишкина Я думаю, что делается это не для того, чтобы оптимизировать, как мы нынче говорим, или улучшить работу университета. Делается это для того, чтобы получить какой-то очередной большой финансовой блокбастер. Блокбастер, потому что в университете есть неосвоенные, так сказать, места или территории. Вот стоит рядом Академия тыла и транспорта: практически, те здания, которые были переданы университету для того, чтобы расширить его историческое пространство здесь, в центре города. Вот как они стояли столько лет, так они стоят здесь. Точно также стоит здание Нобеля и многое другое. По-моему, по-моему, недостроенная Михайловка. Здесь я найду много точек которые, университет недореализовал. Вот зачем сейчас делать такой блокбастер, когда ещё столько не сделано? Наверное, с какой-то другой целью.
М. Шишкина Я вообще не верю, что это когда-то состоится, в принципе. А то, что универсанты волнуются – это прекрасно. То, что это состоится технически – я в это не верю. Скорее всего, это будет некий затяжной процесс, это будут разговоры о том, что идет переезд университета, какие мы молодцы. Это будет какое-то выкачивания денег из бюджета, это будет поиск дополнительных средств из казны Санкт-Петербурга. Вот для этого процесса, для вот этой имитации, для сублимации, фактически, думаю, всё это и делается. А универсанты молодцы, что выступают.
Т. Троянская То есть, в принципе, вы считаете, по факту, ничего не переедет?
М. Шишкина При нашей жизни этого произойти не может, я так думаю. Поскольку, ещё раз повторяю, для меня наличие хотя бы одного завершенного университетом проекта, например, завершению реконструкции здания Академии тыла и транспорта и подстраивание их под университетские нужды было бы свидетельством того, что тот менеджмент которой, создан в университете, те люди, которые работают там в состоянии довести до логического конца этот процесс. Но этого нет. 10 лет я уже не связана с университетом и лишь отголоски какие-то идут: они всё хуже, хуже и хуже. И поэтому, думаю, что универсанты не должны волноваться. А вот государство, из бюджета, из казны которого пойдут вот эти немереные деньги на освоение территории вот этих сельскохозяйственных под Детскосельским совхозом, по-моему, если мне не изменяет память, речь идёт об этом переезде. Хотя, куча вариантов уже была. Вот это, наверное, серьезно.
Т. Троянская Как вам кажется, Владимир Путин выскажется на эту тему: всё-таки Сокуров написала письмо, преподаватели подпишут его, студенты. Ну громкая же история, родной город.
М. Шишкина Ну он уже как-то уже говорил что, «при моей жизни этого не произойдет, я сказал – нет». Но, видимо, что-то происходит. Видимо, какие-то разные точки влияния, разные центры влияния, видимо, есть принятия этих решений. Но мы же не можем, Татьяна, надеяться только на царя-батюшку, вот когда он скажет. Выйдет из тайги, грибы посушит, соберёт, вот ещё что-то сделает. И потом скажет бах-бах: «Нет, всё-таки университет не будет переезжать». Наверное, всё-таки вопросы эти должны решаться совершенно другим способом. Я думаю, что, ещё раз, это – проект по какому-то вот, по созданию какого-то дополнительного финансового потока и для того, чтобы имитировать некую деятельность. Вот в чём дело.
Т. Троянская Хорошо, про другие финансовые потоки. Евгений Пригожин, так называемый повар Путина, возглавил совет медиагруппы «Патриот». В неё вошли медиа, связь с которыми он отрицал. Это что – каминг-аут? И что, теперь будет Пригожин открыто бороться с так называемыми антироссийскими СМИ, которые игнорируют позитивные перемены в России?
М. Шишкина Наверное, вы правильно сказали, где-то это – профессиональный камминг-аут. Поскольку все вот эти ресурсы, как мы говорим, все эти каналы… Мы в своём кругу, в профессиональном, или в более широком назвали так называемыми пригожинскими каналами. Никогда Евгений Пригожин не говорил: «Это – мои дети». Вот этого не было. Мы догадывались об этом, а здесь произошло официальное признание, что, да, наконец: «Это – мои всё-таки были дети были дети, вот. Я когда-то их родил. Может быть, они жили в разных семьях, при разных материках. А теперь я их объединяют всех в один большой дом. Я – такой многодетный медийный профессиональный отец и это – моё». Для чего создано? Ну, для того, наверное, чтобы удобнее и эффективнее было вести вот эту галимую, пропагандистскую историю, которая лежит в основе деятельности данных каналов.
М. Шишкина Это – такая серьёзная, очень суровая, очень непрофессиональная… Это – не журналистика сразу могу сказать. К журналистике это не имеет никакого отношения. Это только, что вот используются средства журналистские: слово, там, я не знаю, какой-то канал. Это – не журналистика. Вот для того, чтобы легче было это делать, легче управлять, и чего скрываться, я думаю, что это делается для этого. Медиагруппа не может быть создана для того, чтобы вести борьбу с какими-то другими СМИ. Вы понимаете, здесь всё перепутано.
Т. Троянская Может быть это – одна из частей: борьба со СМИ. А рассказывать правду, может быть, будут они говорить.
М. Шишкина Ну, слушайте, имидж чего-либо или кого-либо, тем более страны, формируется не словами. Он формируется делами. Вот есть хорошие дела – а журналисты об этом расскажут. Просто отфиксируют, без оценок отфиксируют, что у нас наконец-то отменили пенсионную реформу и всё, пенсия у нас хорошая. Да, у нас наконец-то перестала повышается плата за плата за тепло и электроэнергию так и далее, прекрасно. И вот журналисты об этом рассказывают – это как раз способствует так называемому позитивному имиджированию. Всё остальное – это, будем говорить так, обман. Это – когда извращаются факты, когда даётся недостоверная информация, когда кого-то пытаются убедить, якобы на западе, каких-то там врагов, что у нас всё, на самом деле, обстоит не так, как нам кажется. Ну это – краткосрочный, очень неэффективный и очень наивный момент.
М. Шишкина Конечно, это неприятно: наличие таких СМИ. Потому что вспомним сейчас историю с депутатом Резником Максимом Львовичем, множество подобного рода каналов организовали очень некрасивую и очень такую ну прямо не петербургскую историю травли человека. Вот для этого будут использоваться эти каналы. Тогда, да, это, конечно – очень эффективное оружие. Они же не брезгуют ничем.
Т. Троянская Ну я вот открыла сайты этой медиагруппы и заявление: «Россия – великая и неделимая держава, и мы должны сохранить её такой для будущих поколений. На фоне развития современных технологий интернета растет количество СМИ, в том числе антироссийских, которые продвигают негативную информацию и не замечают того хорошего, что происходит в стране. Цель медиагруппы – максимальное распространение информации о происходящих в России событиях, для создания благоприятного информационного пространства, направленного на развитие страны. Патриотизм – это любовь к стране, уважение её культуры и традиций».
М. Шишкина Слушайте, у Бориса Борисовича Гребенщикова, автора известной фразы вечерний «м» (ради этой фразы можно было творить столько лет), у него была такая песня, в которой были, сейчас не воспроизведу эти слова, но, тем не менее, что я отделяю любовь к власти от любви к родине. Любил свою родину, и в детстве, и в восьмидесятых годах, и люблю. А к власти я не могу никак относиться, потому что я никогда ей не был очарован, я никогда не любил. Вот а то, что сейчас предлагает Евгений Пригожин – это, как раз, ровно наоборот. Речь идет не о любви к родине а о любви к некой системе, некой структуре, которая создана сейчас и не хочет меняться ни в коем случае.
М. Шишкина Ещё раз повторю: для меня не бывает хороших и плохих СМИ, для меня не бывает либеральной или патриотической журналистики. Для меня журналистика бывает профессиональная или непрофессиональная. Профессиональная – это так, которая, соблюдая высокие стандарты, пишет правду, как бы печально и как бы грустно для данной системы, для данного режима, для данного руководства ни была. А вторая – которая замалчивает эту правду. Профессиональная журналистика – это та, которая как в Пскове со Светланой Прокопьевой, который сейчас грозит 7 лет за пропаганду экстремизма, берет на себя ответственность рассказать об этом теракте, произошедшем в Архангельске, для того, чтобы понять от чего такое происходит. Кто является инициатором, где вот эта матрица, где субстанция для происходящего.
М. Шишкина Вот это – профессиональная журналистика. А та, которая рисует розовые сады, обвиняет своих коллег других, которые пишут вот эту правду про такого рода события как в Архангельске – это уже, к сожалению, не журналистика. Я вам с самого начала сказала, это – немного другое. Это такой пропагандистский пучок, это такая надстройка идеологическая данной системы, данных каких-то конкретных людей, которые это придумывают. И к нашей с вами профессии ничего общего не имеет. Нет либеральной и патриотической, есть профессиональная и непрофессиональная.
Т. Троянская Марина Шишкина у нас в студии. Я сейчас попрошу Серёжу, потому что ругаются на нас наши слушатели на YouTube канале, поскольку микрофон загораживают лицо Марины Анатольевны. Люди хотят любоватся. Серёжа вот сейчас поправит.
М. Шишкина А я так думаю: «Господи, наконец-то мой такой немаленький носик будет закрыт и я буду выглядеть…»
Т. Троянская Марина Анатольевна, прекратите. По поводу Прокопьевой, журналистки. Сегодня Татьяна Вольская инициировала такую историю: одиночный пикет у Гостиного Двора. Она в 2:00 сегодня придёт туда. Как вам кажется, вот эту историю, поскольку мы видели Павла Устинова недавно и актёры стояли в течение, по-моему, недели, если не больше, я не знаю, не могу сказать сейчас продолжается пикет уже направленные на Московской дело. Но вот подхватят ли эту историю или это всё-таки такая…
М. Шишкина Более узкая, вы считаете.
Т. Троянская Да, конечно, история с Устиновым была, может быть, такая… Эффект её был более широкий: речь идет об актёре, человеке, ещё не включенным вообще-то в политический процесс. Абсолютно аполитичный…
М. Шишкина На месте которого мог оказаться любой. Вот как недавно случай с «Московским делом», то есть любой, который шёл по улице, либо помогал тому, кого избивают, либо сам случайно, я не знаю, стоял и смотрел и он оказывается уже виновником. А со Светланой Прокопьевой ситуация, конечно, другая поскольку она – журналистка, она должна быть готова в нынешних условиях к тому, что за ней придут, условно говоря, другое то, что приходить стали вообще за вещами ну совершенно недопустимыми.
М. Шишкина Речь идёт о том, что человек сделал там репортаж, интервью, материал – я не знаю, какой жанр был, рассказывающий о факте. Это – его прямой профессиональный долг рассказать. Если журналисты замолчат, будут молчать об этом факте, они, вообще-то, сделают профессиональную ошибку. Они совершают преступление: общество обязано знать, что происходит. Именно общество, именно слушатели и зрители сделают вывод, нарушил здесь что-то журналист или нет. Взять к этой истории привязать лингвистов, и, представляете, сделать вывод о том, что журналист, который говорила о факте вот этого теракта в Архангельске – она вот как-то не так говорила, вот как-то не осудила она его, как-то вот не было в её словах вот чего-то такого, чего хотел, предположим, следственный комитет или структура, вокруг которой это произошло.
М. Шишкина Журналист не имеет права давать оценок никаких. Он должен проинформировать. Таня Вольская – большая молодец. Таня, наши сердца с тобой сегодня. Ты умница. Я не знаю, вызовет ли это массовую реакцию у людей, далеких от журналистики, но у журналистов это уже вызывает. У нас завтра состоится секретариат Союза журналистов, где мы будем рассматривать этот вопрос. Я думаю, что вечером вы будете знать результат. Я говорила со многими своими коллегами по секретариату: мы абсолютно здесь едины, девочку нужно поддержать и категорически прекратить практику повторения подобного рода вещей. Знаете, что сейчас происходит? Врач – он уже боится сделать что-то…
Т. Троянская Так я об этом: не будет ли журналист теперь думать и боятся что-то написать? Потому что его слова могут быть абсолютно трактованы.
М. Шишкина А для чего это делается? В чём смысл? Журналистика – это прямой смысл. А для чего делаются вот эти массовые посадки после мирных демонстраций? Для чего забирают вот эту молодежь в эти многочисленные автозаки, увозят куда-то? Запугать их, запугать родителей – нельзя ходить на улицу гулять: не пить из этого колодца – козленочком станешь. Для чего это журналистам? Вот ты это сделала – мы тебе сейчас покажем, как это может быть. Ты не сообщай о том.
М. Шишкина То есть, система не борется с этимологией терактов: почему это происходит, почему вот таким образом вот этот парень пошел протестовать, что у него в голове, почему не мог по-другому выразиться? Быть может, на митинг не пускают, может не дают этой общественно-гражданской активности выплеснуться в более мирных формах, поэтому он делает такие крайне вещи? Вот надо разбираться с этим, а не со Светланой, которая об этом имела профессиональное право и задачу профессиональную рассказать. Но тут, конечно, я говорю: мы там будем объединяться. Но, все, кто неравнодушен к тому, чтобы мы имели право на объективную честную информацию – конечно, я призываю помочь Светлане.
Т. Троянская Марина Анатольевна, с одной стороны, так. А, с другой стороны, смотрите: ведь произошло какое-то изменение в обществе, стало оно похоже на гражданское. Вот буквально пару дней назад и назад, ну на днях выпущен был видеоролик, посвященный Московскому делу, когда известные артисты исполнили… Каждый исполнил, взял фигуранта Московского дела и просто рассказал. Я хочу сказать, что эти люди: там Евгений Цыганов, и Павел Деревянко, и Никита Кукушкин – то есть это известные актёры. Они лидеры мнений, на них ходят зрители и, может быть, люди, которые уважают их как артистов и которые считали себя далекими от политики – может быть, как-то хотя бы почитают про фигурантов Московского дела и задумаются, почему эти люди находятся там?
М. Шишкина Это замечательно: то, что было сделано Деревянко и компанией. Это замечательно. Я ему очень благодарна и у меня подобного рода вот эти гражданские шаги естественные, Татьяна, естественные, вообще, в нормальном обществе, они у меня вызывают, конечно, чувства большого восхищения. Я думаю, что большинство обывателей вообще не знают, что такое Московское дело. Почему? Потому что об этом не сообщает телевизор, об этом не пишут общественно-политические издания, которые…
Т. Троянская И «Патриот» об этом не напишет.
М. Шишкина «Патриот», возможно, об этом напишет, но в другом контексте, с другой коннотацией и вот там будет уже… Вы можете даже не разбираться, что такое что вообще случилось, а просто вот «какие опять тут плохие враги родины». И такая аудитория найдётся, для которой имена этих людей – они станут нарицательными, как имена врагов родины. Да и общество меняется. Татьяна, общество меняется.
М. Шишкина Вот вчера в воскресенье, в 2 часа дня, мы собирали избранных по нашим спискам партийным муниципальных депутатов: их 108 человек. В самом деле, это сейчас там с НРЗБРЧ нашими, это около 130 человек. Это в 4 раза больше, чем в четырнадцатом году. Я вам могу сказать, что я смотрела на вот эти лица, на этих ребят. Во-первых, там очень много молодых. Там очень много не партийных, пришедших в политику не с какой-то карьерной целью. Потому что к нам из-за карьеры не пойдёшь, за карьерой идут в Единую Россию. А чего к нам идти из-за карьеры? Вот бьют нас, шпыняют, работать не дают – какая тут. А потом, всё-таки, не все же они, наверное, какие-то странные, которые просто хотят пошалить, из дома уйти. Слушайте, хорошие, внятные, молодые, дерзкие.
Т. Троянская А что их двигает, объясните?
М. Шишкина И они пришли, они пришли с проекта «Объединенные демократы», за что ему огромное спасибо. Они идут в политику, где денег не будет – ну что такое муниципальный депутат? Ни зарплаты, по вечерам они же не будут как Швондер не будут петь там «суровые годы уходят». Это люди, которые должны будут работать на благоустройство, работать с гражданами, получать от них негативную какую-то реакцию, Они идут, потому что у них… Очень коротко. Их мотив заключается в следующем: «Мы не хотим уезжать из России». Мы живем здесь. Мы либо не хотим, либо нам уже поздно. Наши дети учатся здесь, они хотят получать здесь образование. И вот эта фраза: «Это – наша страна, это – наш город», у них не просто какой-то такой, я не знаю, демонстрационный рефрен – это их внутреннее состояние, и они хотят что-то сделать.
М. Шишкина В самом деле, на этой муниципальный компании произошла прекрасная совершенно вещь, когда вот этих ребят, много по городу, отказывались зарегистрировать, просто по несуществующим поводам, у многих из них вот выросло такое внутреннее человеческое гражданское зло на то, что произошло. И вот это зло перерастает в более стойкое чувство желания поломать вот эту фальсификаторскую историю и как-то вот вложить себя. Они говорят: «Да, вот вы знаете, мы вышли с кухонь, мы имеем права теперь критиковать, говорить». И это к нашему с вами ролику по Московскому делу – это всё в одну копилку. Я абсолютно верю, что это не случится сразу.
М. Шишкина Тот, кто ждет перемен в России сразу, завтра, должен понять, что этого не произойдёт никогда. Очень большая территория, очень большой корабль вот так вот медленно разворачивается. За спиной – длительный такой тоталитарно-патриархальный сезон. Это короткое очень время свободы в девяностые годы, а, затем, построение новой какой-то модели олигархического капитализма нынешней. И вот эта вся машина с вот этими нашими территориями, с нашей привычкой к отсутствию самоуважения – оно конечно будет разворачиваться очень долго. Но она разворачивается. Поэтому вчерашняя встреча меня удивительно порадовала. Вот дальше можно допустить этих ребят. Вот надо их пустить во власть, которых давно не пускали, и дальше они уже сделают многое сами. Пустить и не бояться. Вот сейчас говорят: «Ой, пустили вот этих новых там муниципалов, там, «Яблоко», которе ещё не умеют…»
Т. Троянская С одной стороны, смотрите, с одной стороны у них же абсолютно нет опыта.
М. Шишкина И что? Так его и не будет. Вы ребёнка как посуду учите мыть? Если вы ему не даётё мыть посуду до 40 лет, так и будет Обломов на печке. А если вы еу давали такую возможность, побил он тарелки, так и научиться он. Откуда у них опыт то? И поэтому, ещё раз говорю. Когда вот там, условно говоря, какой-нибудь видный деятель «Единой России» говорит: «Ха-ха, запустили. Что они умеют в этих муниципалитетах?» Научатся потихонечку. Если у них будет иное отношение к людям, хотя бы к людям, к их нуждам, к бюджету и понимание того, что это – не собственный карман, поверьте, все остальные нехитрые менеджерские навыки освоят.
Т. Троянская Сейчас мы прервёмся на московские новости, после чего продолжим.

Новости

Т. Троянская Мы продолжаем наш эфир, 11:35. Марина Шишкина, председатель регионального отделения «Справедливой России» у нас в студии, политик. И мы заговорили о муниципальных депутатах. Новая кровь в муниципалитетах и, Марина Анатольевна, ну всегда же, когда молодые люди приходят во власть, у них очень много искушений, мы начинаем наблюдать. А с чистым ли намерением пришли, не испортятся ли они, не будет ли там перебежчиков? И вот история, ну уже пару недель назад, история с Павлом Швецом, муниципалитет Фрунзенский, с портретами. То есть депутат снял портрет, потом Швец вернул портрет. И я сейчас это говорю абсолютно ни за, ни  против, но он подвергся осуждению со стороны оппозиционных коллег. Вот ваше мнение: то, что Павел Швец вернул портреты Путина, Беглова.
М. Шишкина Ну, Танюш, начнем с того, что пришедшие в муниципалитет ребята и наши избранные вот эти 108 человек – кто-то из них окажется слабее, кого-то переманят, кого-то перекупят, что сейчас и происходит. И это будет. Это будет естественная усушка, утруска произойдет. Я вчера на совещании, собрании им сказала: «Слушайте, это произойдет. Но я совершенно не огорчаюсь». Поскольку, знаете, как в человеческих отношениях, когда перетрясёшь после какой-то проблемы и с тобой остаются самые близкие. В этом и был большой смысл какого-то катаклизма. Предательство – оно… Предателей никто не любит, предателей не принимают нигде. Поэтому если ты предал, ну, значит, предал.

М. Шишкина Что касается Павла Швеца: Павел Евгеньевич Швец очень перспективный и очень интересный политик который, в самом деле сделал свою политическую карьеру, поверьте, не только как помощник депутата государственной думы Оксаны Генриховны Дмитриевой, но и сам по себе. Он достаточно организован, образован и, я не знаю, будем говорить толерантен в хорошем понимании. Мне с ним очень приятно работать. Я думаю, что это вот его была заслуга.
М. Шишкина Слушайте, то, что произошло – он подвергся даже не осуждению, он подвергся остракизму. И вот это то меня и печалит. Можно, конечно, было, я не знаю, выразить свое мнение, что там Павел, наверное, так не надо было делать в самом начале. Ну, произошло – произошло. Но этот факт не заслуживает того остракизма, которому был подвергнут Павел. Во-первых, не надо так судить категорично о людях и мы действительно до конца не знаем всех политических обстоятельств, политических, которые привели к тому шагу. Поверьте, у каждого политика, и я – не исключение, был режим серьёзных компромиссов с собой для того, чтобы идти дальше, для того, чтобы тебе сейчас просто руки не завязали и ты был потерян для общества. Думаю, то, что произошло не стоит такой реакции.
М. Шишкина Скорее всего, всё это забудется – новость живёт один день, а потом она умирает. Не надо Павла травить в этом плане, он ещё покажет себя. Это – не такая страшная история, он себя еще покажет как хороший муниципал, я в это совершенно верю. Политика – искусство компромиссов, другое дело, что до какого момента можно делать компромисс. Вот если кто-то вдруг из тех, кто так клеймил Павла считает, что это точка невозврата, условно говоря, и больше поэтому человеку руки они не подойдут – я так не считаю совсем. Вот это –важная очень история, это – опыт, который приобретён Павлом для того, чтобы впоследствии, возможно, если ты делаешь (и всеми нами) какие-то шаги, ты потом должен понимать эти последствия. Но потом молодость просто, ничего страшного не случилось. Павел, всё будет нормально.
Т. Троянская Хорошо тогда про других оппозиционных муниципальных депутатов. Смотрите, Марина Анатольевна, у нас оппозиционеры, к сожалению, никак не могут договориться. Вот не будут ли осуждать друг друга избранные депутаты, будут ли они держаться вместе?
М. Шишкина Танечка, вы мне задаёте вопрос: будет ли внутривидовая видовая борьба у так называемых вновь приобретенных оппозиционеров. Во-первых, её никто не снимал, она у нас есть. Потому что вся муниципальная компания была построена на объединении ряда здоровых сил: это «Объединенные демократы», это мы, «Партия роста» была вместе и так далее. А вот почему-то уважаемое мною «Яблоко» — оно как-то не возжелало с нами разделить эту поляну. То есть у него был отдельный стол вот в этом лагере пионерском. У них была своя тумбочка, там было своё яблоко. И вот это яблоко они, почему-то…
Т. Троянская Не хотели ни с кем делить.
М. Шишкина Не хотели ни с кем делить. Я делала всяческие попытки, чтобы этого не было. Просила, призывала, говорю: «Коллеги, давайте разводить округа. Слушайте, забудем политические демаркации. Это – Петербург, Ленинград, мы все друг друга хорошо знаем. Давайте не будем толкаться на одной поляне. Разделим это яблоко на много кусочков, а мы поделимся своим – у нас тоже кое-что есть, мы всё-таки партия с большой инфраструктурой, как выборы показали». Но, нет, такого объединения не произошло. Ладно, не поделили поляну и вот, конечно, сейчас очень важно всем нам ну в каком-то таком человеческом, гражданском, взрослом политическом понимании помнить, что, если мы начнём подвергать друг друга остракизму, а не помогать друг-другу в муниципалитетах, ничего хорошего из этого для нас, ничего хорошего…
М. Шишкина Мы и так по ниточке прошли. Вы понимаете, нас всё равно значительно меньше. Всё равно практически 1000 мест осталось за «Единой Россией», плюс ещё 260 самовыдвиженцев, которые перекрашенные самовыдвиженцы. Мы всё равно, как бы мы там ни говорили: «Ура, мы победили» — это очень тонкая история. Вот она вот такая крошечная и маленькая, физически она ещё маленькая. Поэтому этот ребёнок должен ещё подрасти (он ещё в люлечке лежит), чтобы встать на ноги, окрепнуть задать перца партии власти. Очень хочу, чтобы этого не произошло. Что для этого нужно делать? Ну вот объединяют нас какие-то совместные акции: вот этот марш в защиту Петербурга, объединяют нас какие-то коллективные письма, депутатские запросы. И вот то, что депутаты всех вот этих… Немного, их там 9 человек, всё-таки выступают в едином порыве по поводу чего-то, по поводу такого-то вопроса тоже объединяет. Всё это живо. И Смоленка жива и Малиновка. И транспортная реформа вон впереди, в 20 году. У нас куча тем: и с метро с Дунайской всё-таки течёт. Не из служебных помещений, как оказывается, а, похоже, потому что гидроизоляцию не положили. Я, знаете, Тань, думаю: это сколько же надо было ведер этим уборщицам в клининговой компании вылить, чтобы протекла станция метро.
Т. Троянская Это правда.
М. Шишкина Вот темы то они какие. Поэтому, слушайте, давайте мы здесь… Чтобы не ставить вопрос «кто на свете всех милее, всех румяней и белее». Кто из нас демократичнее, а всё-таки думать о благе города.
Т. Троянская Давайте о депутатах законодательного собрания поговорим, у которых есть свой командир – спикер законодательного собрания Вячеслав Серафимович Макаров. Вы, наверное, слышали его зажигательное выступление: как он там про Резника что он тусуется…
М. Шишкина То ли веселился, то ли зажигал.
Т. Троянская Зажигал.
М. Шишкина Хороший глагол.
Т. Троянская Ну, он молодёжные термины использует. Ещё один термин знает Вячеслав Серафимович – телебонькать.
М. Шишкина Да, Таня, вы знаете, я рыдала. Я просто рыдала. Во-первых, Вячеслав Серафимович тоже совершил политический камминг-аут: он назвал фамилию Навального, всё-таки назвал. Сделал это, признался, что есть такой политический персанаж. Что он в курсе этого человека – он сделал правильно ударение. А для тех, кто не знает, возможно, этой истории: после вот этой зажигательной речи Вячеслав Серафимович произнёс глагол телебонить, и он вызвал большое живое обсуждение в разного рода кругах, что называется. Я, когда получила, увидела пресс-релиз, который потом разослала пресс-служба законодательного собрания, Татьяна, я рыдала.
Т. Троянская С пояснениями.
М. Шишкина С пояснениями. Значит, оказывается, глагол телебонить – это не случайное какое-то употребление спикера, непридуманное. И вот, как новый Владимир Даль, значит, он пишет. Я прям зачитаю людям, которые вот это могли не видеть: «За гранью равнодушия и плывут в одну синонимическом потоки все данные действия: колыхать, полуправдить, половинить, подстрекать провоцировать, интриговать и раскалывать. Через эти слова…» — слушайте внимательно: «Мы выходим на смысл слова телебонить, а именно: настойчиво как в центрифуге крутиться в митингах ради митингов, суетиться в протесте ради протеста, несмотря на неудачи, продолжать в угоду своим целям настойчиво искать способы хоть как-то качнуть ситуацию, пошатнуть равновесие».
М. Шишкина Слушайте, помните у Иосифа Виссарионовича Сталина было такое произведение… Вы не помните, а я очень хорошо помню, называлась так: «Марксизм и вопросы языкознания». М. ШИШКИНА: После чего родились прекрасные строки Юза Алешковского: «Товарищ Сталин, вы – большой учёный, языкознания познавший толк» — которые гениально исполнил Владимир Семёнович Высоцкий. Я могу сказать, что Вячеслав Серафимович Макаров превзошел классика, потому что вот разослать такой пресс-релиз и дать трактование собственное нового слова…
Т. Троянская Чтобы все понимали.
М. Шишкина Я не знаю будем ли мы вспоминать законопроекты, вышедшие вот из-под рук замечательно Вячеслав Серафимовича. Но то, что мы никогда не забудем новое слово в политическом тезаурусе – это слово телебонить, которое вот, ещё раз, «настойчиво как в центрифуге крутится в митингах ради митингов», вот это мы, конечно не забудем. Спасибо, Вячеслав Серафимович, за такую находку, за вот такой вот … А вот, знаете ещё, Тань…
Т. Троянская А ещё генетический код.
М. Шишкина Слушайте, а вот эта центрифуга или пылесос турбулентности. Ну, мы сейчас с вами говорили о так называемом новом медиа-холдинге, созданным Пригожиным. Вот это всё – отсутствие профессионализма. Можете себе представить, чтобы профессиональный пресс-секретарь написал вот такое? Может быть, там они кто-то филологи могут знать, что такое субъективная модальность, но к чему вот это? Как это можно вложить в уста председателя законодательного собрания?
Т. Троянская А что бы вы сделали, Марина Анатольевна, на месте пресс-секретаря, если такое босс сказал?
М. Шишкина Ну слушайте, Черномырдин употреблял свои…
Т. Троянская Ну у него как-то остроумнее выходило, там талант всё-таки. А это как-то…
М. Шишкина Слушайте, никто же не давал пояснение вот этим черномырдинкам. А дело в том, что думать надо, когда ты говоришь и выходишь на трибуну. Даже вот на такую неожиданную, как законодательное собрание города. Благодарю вас.
Т. Троянская Спасибо. Марина Шишкина председатель регионального отделения партии «Справедливая Россия», политик, была у нас сегодня в студии.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире