23 марта 2004
Z Особое мнение Все выпуски

Сергей Доренко


Время выхода в эфир: 23 марта 2004, 19:08

23 марта 2004 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Сергей Доренко журналист.
Эфир ведет Алексей Воробьев.

А. ВОРОБЬЕВ 19:06 в Москве. Еще раз добрый вечер. У микрофона по-прежнему Алексей Воробьев. Сергей Доренко появился в этой студии. Добрый вечер.
С. ДОРЕНКО Добрый вечер.
А. ВОРОБЬЕВ Сразу с места в карьер, что называется. Понятно, что тема последних суток, двух суток уже, наверное, это убийство, ликвидация в Секторе Газа духовного лидера движения «Хамас» шейха Ахмеда Ясина. Как вообще выглядит реакция мирового сообщества известно, позиция США также известна. Никак не высказана точка зрения, сказано лишь, что с США Израиль не согласовывал свою позицию. Все остальное мировое сообщество Европейский Союз, Москва в том числе, высказали решительные протесты в связи с такими действиями. Позиция.
С. ДОРЕНКО Я думаю, что все должны высказать решительный протест, ровно потому, что есть дипломатия, есть интересы взаимоотношений с миллиардом почти мусульман. Поэтому нужно, конечно, решительно осуждать. Другое дело, что люди думают, при том, что они произносят дипломатичные слова. Осудить осудили, но что говорится потом в тиши кабинетов Вот давайте порассуждаем. Мы-то не связаны с вами ни дипломатией, мы же не работаем, ни на госслужбе, слава богу, можем недисциплинированно поговорить. Моя позиция личная в том, что террористов нужно уничтожать. Нужно уничтожать. Я не считаю бесспорным способ. Вот способ, который с шейхом Ясином был избран, очень не бесспорный. Вот почему. Человек едет в мечеть. Понятно, да, едет молиться, возносить молитву господу, лицо духовное и так далее. По нему пускают картинно ракеты. К чему это может привести? Это может к героизации его привести, к тому, что он героем будет, героем нации, героем сопротивления, героем чего угодно потом.
А. ВОРОБЬЕВ Фактически уже так оно и есть.
С. ДОРЕНКО Ну конечно. Зачем создавать еще одного героя? Не было ли здесь у израильтян такой позиции, знаете ли, показать своему у израильского правительства показать своему населению жесткость, т.е. опять игра на внутреннее потребление, а не на реализацию цели. Как можно уничтожить шейха, который, например, играл существенную роль, во всяком случае, идеологическую, в терроризме, в уничтожении мирных людей? Можно ли сделать это Я сейчас говорю, просто ни в чем себя не ограничивая, можно ли сделать это путем яда какого-то? Можно ли сделать это как-то еще? Таким образом, чтобы
А. ВОРОБЬЕВ Т.е. не показательно.
С. ДОРЕНКО Не показательно. Вот старик жил-жил, вот отправился А что же, он немолодой человек и все такое. Т.е. не делать картинки из этого, не делать мученика из него, решать практическую задачу. Практическая задача если феерическое шоу для внутреннего потребления и для грядущих каких-нибудь очередных выборов, показывание жесткости своему собственному населению, а не врагу, то тогда да, тогда нужно как можно больше карнавала. А если задача просто убрать человека, который реально мешает, вот такой старик Саруман сидит и чего-то такое мешает все время, тогда ее можно решать было без карнавала, мне кажется. Я считаю не бесспорным решение этого вопроса.
А. ВОРОБЬЕВ Тогда позиция ЕС и в том числе Москвы это закономерное лицемерие политических заявлений?
С. ДОРЕНКО После того как произошло такое возмущение в мусульманском мире по этому вопросу после расстрела этого ракетного, Москва не должна ссориться с мусульманским миром, это очевидно, ЕС тем более.
А. ВОРОБЬЕВ Еще одна тема минувших дней. По-моему, вчера один из помощников госсекретаря США Стивен Пайфер, если мне не изменяет память, сказал, что США оказывали техническое содействие при аресте россиян, которые подозреваются в причастности к убийству одного из лидеров чеченских сепаратистов Зелимхана Яндарбиева в Катаре.
С. ДОРЕНКО Противоречие есть.
А. ВОРОБЬЕВ Вот вопрос в связи с этим Михаила Федорова из Мюнхена: «Прокомментируйте, пожалуйста, признание американских официальных лиц в том, что они оказали «незначительную помощь» Катару в расследовании убийства Яндарбиева. На какой стороне воюют США с международным терроризмом?»
С. ДОРЕНКО США воют только на своей стороне. Это нужно очень хорошо понимать. Когда мы думаем, что США что-то такое делают Вот я очень много встречался с людьми этой осенью, когда ездил по городам и деревням, многие люди задавали мне вопрос: а почему США против нас? Я говорю, ребята, дорогие, сограждане, милые, товарищи, США не за нас и не против нас, они за себя. Они не только про нас плохо не думают, они про нас вообще не думают. Здесь вопрос о терминах, конечно. Я очень хорошо помню время, когда я работал для «Си-Эн-Эн». Помните, 38 попугаев, 38 снайперов, вот это безумие — Кизляр, Первомайск, когда Радуев совершил рейд, была захвачена больница и роддом в том числе в Кизляре сначала. Я сделал репортаж для «Си-Эн-Эн», испанской службы, для испанской службы писал и снимал. Я сказал, что террористы там выдвинули такие-то требования. Всё, одно слово террористы. После чего мне позвонили и сказали: да, это прошло в эфир. Там нет такого предварительного просмотра, т.е. все, что я говорю, идет в эфир. Но потом мне посоветовали, сказали, знаешь, лучше говорить повстанцы. Я говорю, ну относительно Радуева в Кизляре мне трудно говорить «повстанцы», потому что больницу он взял. Вот когда повстанческая армия и федеральная армия воюют, я могу, наступив на горло самому себе, собственной песне, назвать их в какой-то момент повстанцами, хотя для меня они, конечно, террористы, но когда больницу взяли, тут уж сверхочевидный терроризм. На что мой хороший товарищ, я с огромным уважением, хороший журналист оттуда, из Атланты, он мне сказал: в общем, я спорить с тобой не буду, американская редакция говорит rebels, повстанцы, поэтому мы будем говорить «rebeldos», повстанцы. Когда они скажут «террористы», мы скажем «террористы». Это вопрос о терминах. Вот Яндарбиев для них повстанец, и он ровно потому, что их система концентрических кругов на воде, вот когда камешек бросаешь, их система приоритетов его ставит в ряд повстанцев, как бы нам ни казалось это абсурдным и даже кощунственным.
А. ВОРОБЬЕВ Тема еще одна. Не исключено, что в ходе этого эфира мы еще раз вернемся, возможно, будут какие-то вопросы от слушателей, телефон эфирный будет работать, но чуть позже. Пока до новостей первой четверти часа хочется спросить о скандале сегодняшнем (скандале в кавычках, конечно) с участием г-на Куроедова. Михаил Кононов из Санкт-Петербурга спрашивает: «Сергей, вам не кажется, что сегодняшний скандал с участием Куроедова есть прямое следствие кадровой политики президента?»
С. ДОРЕНКО Времени, действительно, до новостей совсем мало. Может быть, Куроедов так уже в гневе проговорился, что все так плохо.
А. ВОРОБЬЕВ Здесь можно вспомнить «Курск», здесь можно вспомнить учения на Северном флоте.
С. ДОРЕНКО Я вам скажу, что, на мой взгляд, когда мой отец служил (я уже, кажется, говорил об этом), если солдат какой-нибудь, не дай бог, залезал или от удара электричества, или еще от чего-нибудь погибал один раз в год в части, то к нему приезжала комиссия, ему говорили: ты убил человека. Т.е. есть ответственность какая-то. Вот мне кажется, Куроедов как офицер, как человек чести должен был после «Курска» принять отставку, а Путин должен был отправить его в отставку. Вообще говоря, дисциплина, в том числе
А. ВОРОБЬЕВ Или подать в отставку? Вот здесь вот важно.
С. ДОРЕНКО Да подать они сейчас подают, слушайте, это же концерт. Это же концерт, это же кукольный театр. Они подают, и у них не принимают. Зачем это нужно? Его нужно было отправить в отставку. И даже если он не виноват. Если происходит вещь такого масштаба, он виноват и должен уйти, хороший, плохой Вот если хороший, человек чести должен уйти. А так безнаказанность приводит к бардаку.
А. ВОРОБЬЕВ 19:15 в Москве. На «Эхе» новости, Михаил Кедровский.

А. ВОРОБЬЕВ Продолжаем беседу. 961-22-22, для абонента «Эхо Москвы», пейджер эфирный. Эфирный телефон 203-19-22. Впрочем, он будет задействован чуть позже. Если помните, неделю назад мы расстались как раз на разговорах, в том числе касающихся работы Московичи. Вопрос от Алексея Пантелеева. Он длинный, но я все-таки сформулирую, поскольку он весьма и весьма любопытный, на мой взгляд. «Допускаете ли вы возможность того, что сознательное ослабление демократических институтов власти и превращение их на непродолжительное время в ручной, безотказный орган может благоприятно сказаться на судьбе страны в дальнейшем? В упомянутой вами работе Московичи говорится, что справедливые и глубокие идеи это идеи индивидуума, в то время как ложные и поверхностные идеи это идеи масс. Это значит, что находящийся у власти Mr.N заинтересован в тяжелые для страны времена хотя бы на некоторое время полностью сосредоточить власть в своих руках, чтобы оппозиция и смежные ветви не мешали воплощению намеченных им идей». Позиция ясна совершенно.
С. ДОРЕНКО Позиция ясна. Я был не так давно на РБК телевидении, где проводился опрос, опрос, наверное, среди тех, кто смотрит РБК. И там 40% или более того высказались зрителей (это всегда скидку можно делать, что это не репрезентативный опрос) за авторитаризм, за жесткую власть. Если мы будем говорить о науке и о социологии, которую я в данный момент не представляю, если мы обратимся к работе «Век толп» Сержа Московичи, то мы должны будем напомнить также и то, что он говорит, что стремление масс к равенству порождает обязательно тирана, который осуществляет это равенство. Иной схемы равенства не существует. Полное равенство масс всегда обеспечивается тираном. Я думаю, что вы говорите больше о мобилизационном периоде. Любой мобилизационный военный способ управления хорош во время прорыва, выхода из окружения очень короткое, непродолжительное время. Я думаю, что если вдруг бы герои известного произведения устроили вместо того, чтобы Данко вырвал свое сердце и пошел бы через болота все эти незнамо куда, сам-то он, конечно, не знал, куда он идет, и все бы ни пошли вдруг за ним в эмоциональном порыве, а устроили бы вдруг какое-то интеллектуальное обсуждение с участием лидеров общественного мнения, то это закончилось бы гибелью всего племени. Так вот, действительно, мобилизационный способ хорош на короткий очень период. Мобилизационный способ, который отстраивается как система на длительный период а он отстраивается сейчас, мы видим, как государственный орган, отстраивается под мобилизационный, военный способ действия, к тому же причудливо именно в России сросшийся с коррупцией. Т.е. он, с одной стороны, военный по форме, а коррупционный по содержанию, т.е. он и не мобилизационный, в общем, по существу, потому что способ управления такими подчиненными, вот такой вертикалью коррупции, он не обязательно дает хороший результат, не обязательно сигнал сверху проходит донизу, потому что он путается в коррупционных связях. Дальше. Если вы говорите о том, что Московичи пишет, действительно, что идеи масс всегда поверхностны, что масса, толпа это всегда женщина, это всегда эмоциональная некая сущность, а идеи индивидуума всегда глубоки и всегда более передовые
А. ВОРОБЬЕВ Не женщина, женское начало.
С. ДОРЕНКО Женское начало, да. Он там пишет прямо, что толпа женщина. То я должен вам сказать, что ни одного лидера, а лидеров, т.е. индивидуумов, вот это важно, что лидеры общественного мнения должны иметь возможность Предположим, что у нас есть общество, которого, к сожалению, я не вижу. Предположим, что у нас лидеры общественного мнения от церквей участвуют в дискуссии, от политических партий зрелых, политических в самом деле, что у нас существуют лидеры общественного мнения среди интеллигенции, не за квартиру, которая защищает того или иного лидера или там какие-то другие привилегии, а люди самодостаточные, состоявшиеся с такой степени, в том числе материально, наверное, что не заискивают перед властью. И вот обсуждение таких индивидуумов даст решение точно более прагматически верное, политически верное для нации, чем мобилизационная власть в руках господина N, не будем называть кого, не важно кого, на самом деле. Т.е. без дискуссии этот N, действуя каждый день Ну давайте просто посмотрим его парадигмы возможностей. Т.е. он может принять решение «а» и решение «б», но из решения «б» вытекает снова решение «а» и решение «б». Он может бесконечно далеко уйти от верного решения. Не имея возможности ни с кем обсудить, он уже через 3 месяца окажется черт знает где, вдали от правильного решения. И снова надо будет выруливать. Это же не война, это же все-таки страна, 145 млн. человек. Поэтому без обсуждения я не вижу способа военному лидеру ввести нас да еще когда это все это замешано, извините, на коррупции.
А. ВОРОБЬЕВ 203-19-22, телефон прямого эфира. Несколько минут до новостей середины часа у нас еще остается.
ВЛАДИСЛАВ Я бы хотел задать вопрос по поводу Балкан, а конкретно Косово. Вот вы не считаете, что нападение дикарей албанцев, не считаете ли вы, что это прямая ошибка России, а прежде всего Путина, который оттуда вывел войска?
С. ДОРЕНКО Я думаю, что мог не выводить. Я думаю, что также мог оставить базу Камрань и базу Лурдес и все такое, но я также готов выслушать аргументы Кремля, когда он говорит, что мы не можем играть там первые роли, лучше не играть никакой. Т.е., по-моему, могли играть роль, несмотря на то что, все-таки даже находясь там, не играли ни первую скрипку, ни 25-ю, но, по крайней мере, вы помните времена совсем тугие, когда сербы бежали под защиту наших частей, просто заходили на территорию части или бежали к КПП нашим, где рядом с нашими солдатами они, по крайней мере, могли сохранить жизнь в эту минуту. Потому что когда тебя убивают, важно не что будет через неделю Вот мы не могли как-то стратегически решать там вопрос. Важно не то, что будет через неделю, когда тебя убивают вот сейчас, вот сейчас выжить, вот бежать к русским солдатам. Это было, и это было возможно. Я думаю, что мы передоверились и нас убедили в том, что есть международные силы, это их фиаско страшное, это их предубежденность чудовищная против сербов, вот здесь нужно очень откровенно сказать, что с самого начала сербы, да, совершили много чего в Боснии и Герцеговине, против них тоже, кстати, совершалось и в Боснии, и в Герцеговине очень много чего, против сербов. Они были жестоки, с ними были жестоки. Но международное сообщество глядело всегда только на то, что они зверствуют, но никогда не смотрело на то, как против них зверствуют. И вот сейчас, и не в первый раз Югославия, громкое, кровавое фиаско вот такой односторонней и несправедливой позиции. А нас там нет.
А. ВОРОБЬЕВ 203-19-22, не устаю повторять эти цифры.
ИГОРЬ У меня не вопрос. У меня, во-первых, возражение против того, что говорит Доренко. Лидеры, о которых он упомянул, существуют.
С. ДОРЕНКО Лидеры общественного мнения имеется в виду.
ИГОРЬ Привести хотя бы одного. Алферов.
С. ДОРЕНКО Да нет, конечно, существуют
ИГОРЬ Это первое. Второе. То, что вы говорите о демократизации, о прочих демократических делах. Сейчас поляризация общества насколько велика, что задачей правительства и государства вообще должно быть ее уменьшить. И уменьшение поляризации и разброса во всех отношениях в социальном, финансовом и других это трудная задача. Да, приходится отказываться и от каких-то демократических принципов. Вот мои соображения.
С. ДОРЕНКО Я согласен с тем, что есть лидеры общественного мнения, есть Жорес Алферов Но вы поймите, что нет дискуссии тем не менее. Вот он есть, но на 145 миллионов общественной жизни нет. Неужели это нужно доказывать? Неужели нужно доказывать, что в регионах нет общественной жизни, что на уровне нации нет полнокровной общественной жизни? Нет дискуссии, нет спора, нет предложений. Вот и все. Я не говорю, что нет ни одного. Просто их абсолютно недостаточно. Абсолютно недостаточно для того, чтобы создать раствор нужной концентрации. А назвать пару звезд и я мог бы. Дальше вы говорите, что демократия я, может быть я очень боюсь исказить вашу мысль, но вы говорите, что для того чтобы понизить степень поляризации, может быть, и следовало бы отказаться от некоторых форм и инструментов демократических по сути. Честное слово, или у вас недостаточно было времени в эфире для того, чтобы пояснить позицию я, честное слово, не усматриваю здесь точно никакой логики. Потому что усреднение заключается как раз не в том, что вообще ничего нет. Для того чтобы выбрать срединный путь (это я возвращаюсь к своим любимым древним китайцам), мы должны иметь из чего выбирать, мы должны иметь верх, низ, право, лево. И только тогда вырабатывается срединный путь. Не из чего он не возникает, в пустоте нет срединного пути.
А. ВОРОБЬЕВ Это еще плюс ко всему, кроме философии, есть математика в том числе. Сейчас мы прервемся на несколько минут. Сначала реклама, потом новости, реклама и мы вновь в студии. Это случится в 19:35.

А. ВОРОБЬЕВ Еще 10 минут «Персонально Ваш» Сергей Доренко. 203-19-22, телефон прямого эфира, код Москвы 095. Впрочем, наверняка вы знаете это и без меня. Работает эфирный пейджер 961-22-22, для абонента «Эхо Москвы».
ГЕОРГИЙ Как вы знаете, Сергей, искусный мастер не оставляет следов.
С. ДОРЕНКО Да.
ГЕОРГИЙ А резкое изменение системы ввергает систему в хаос.
С. ДОРЕНКО Конечно.
ГЕОРГИЙ Насколько резко президент изменил систему управления? Когда заработают новые службы и агентства? Насколько я знаю, до сих нет законодательных актов, регламентирующих их деятельность. Спасибо.
С. ДОРЕНКО Не оставлять следов, наверное, президенту было бы чересчур, потому что тогда бы он был чересчур искусным мастером. Действительно, я вот в английском переводе читал искусный путешественник. Сейчас же вышел Лао Цзы наоборот, это уже года два как, не «Дао Дэ», а «Дэ Дао», если в одном из источников открыть. Там искусный путешественник не оставляет следов. Я думаю, что историческому деятелю, руководителю огромной страны все-таки надо какие-то следы оставлять, безусловно. Но вот в последней перестановке в правительстве нужно понимать, с кем имеешь дело. Когда мы говорим о пчелах, мы понимаем их привычки. Когда мы говорим о кроликах, мы представляем себе их привычки. Когда мы говорим о чиновниках, мы представляем себе, что для них принципиально важны такие вещи, как статус. Статус чиновников обозначается миллионом маленьких-маленьких, крошечных подробностей, которые они отличают так же, как пчелы отличают запахи и прочее. Так вот сейчас они, конечно, будут все это делить. И конечно, довольно долго. Пока утрясется, кто каким статусом обладает, кто какие решения, а кто чьи решения может опротестовать, наложить вето, послать куда подальше, кому носить, кто сколько берет и так далее.
А. ВОРОБЬЕВ Система потеряла равновесие?
С. ДОРЕНКО Система потеряла равновесие. От этого она стала слабее, чем Кремль, т.е. правительство решительно ослаблено, Кремль нет. И я думаю, что ставилась такая задача или нет, де-факто просто центр власти сместился в Кремль. Впрочем, также я говорю, посмотрите примеры. Когда у нас был слабый, комичный, позорный во многом Совет Федерации, где сидели эти бароны региональные и решали в основном свои вопросы. Тем не менее, нужно ли его было разрушать? Но мы знаем, как Кремль решил вопрос. Он его разрушил. И прислали людей, которые вообще ничего не решают. Таким образом, центр решений, который прежде все-таки находился в СФ, перешел в Кремль. То же самое было с Думой. Дума была противоречивая, спорная, но она выражала, на мой взгляд, мнения, была таким местом, где было представлено мнение людей, населяющих Россию. И вот сыграли в такую игру сейчас. Я представляю себе шквал мнений, скажут хорошо, но сейчас тоже мнение, и вот оно такое-то мнение, его надо вдобавок уважать. Я считаю, что это плод манипуляций. И опять из Думы центр принятия решений перекочевал в Кремль. Оставалось правительство, тоже комичное, тоже полу— какое-то рахитичное, авитаминозное, малокровное, которое тоже мало чего решало, но все-таки что-то такое на себя брало. И сейчас центр власти, который был в правительстве, опять перекочевал в Кремль. Таким образом, Кремль усиливает себя путем ослабления всех остальных политических площадок, которые могут возникнуть или уже возникли. Это тактика или стратегия, но мы это наблюдаем. Даже если нам скажут завтра, что цели такой не ставилось, но мы де-факто, наблюдая за этим, должны делать выводы.
А. ВОРОБЬЕВ Шутили не так давно: вертикаль власти превратилась в точку. Ну, остряки всегда существовали. Итак, 203-19-22, код Москвы 095. Еще один звонок.
ГЕОРГИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ Я вот что хочу. Первое я согласен с Сергеем, что консолидированного общества гражданского у нас нет, и в ближайшее время не предвидится, чему немало способствовало то, что при выборе президента отсутствовала дискуссия, о чем говорили. Я не уверен, что президент получил бы большинство голосов, если бы в ходе открытой дискуссии были открыто названы основные его ошибки за 4 года. Я не буду их перечислять, они известны достаточно. Но дело в том, что основная масса не знала этих ошибок. И второй вопрос, касается авторитаризма. Авторитаризм может быть эффективен только в том случае, если руководитель отмечен печатью мудрости, а не руководитель, который был на тренировке, когда господь ставил клеймо мудрости, простите.
С. ДОРЕНКО Это точка зрения. Я думаю, что также было бы справедливо дополнить ее тем, что в то же время, если бы были названы на открытой дискуссии с участием всех кандидатов, безусловно, всех кандидатов, ошибки того, кто руководит, тот кто руководит, мог бы блистательно опровергнуть своих критиков. Но он не захотел их блистательно опровергать, как мы заметили.
А. ВОРОБЬЕВ Он пояснил свою позицию было неинтересно. 203-19-22, код Москвы 095, еще один звонок.
ВЛАДИМИР Во-первых, я хочу возразить Сергею. Во-первых, ни нет предложений, как он до новостей излагал, а предложения есть, просто их никто не хочет ни видеть, ни слышать, в том числе и на радио «Эхо Москвы». Основная проблема в самой системе: как бы ни переставлять людей, что бы ни делать, не изменив в корне систему, мы, в принципе, не решим вопрос демократии как таковой. Поэтому изменить систему, а для этого надо просто структуру поменять, поставить с головы на ноги. Это не двух слов разговор, поэтому я не смогу Если у вас есть возможность, свяжитесь со мной, и мы по конкретным предложениям поговорим, осветим в таком доступном для народонаселения
С. ДОРЕНКО Вообще необходимость и потребность высказаться, безусловно, огромная, на самом деле. И вот человек, который звонил прежде и упрекал нас, первым упрекал нас в том, что мы недостаточно точно излагаем вопросы становления гражданского общества в России. Я подумал неожиданно, что вот он сказал, я ему ответил, а мне было бы ужасно интересно узнать, что он мне ответит. Потому что это человек очень вдумчивый и думающий. А что бы он, как бы он парировал то, что я сказал. Но форма в данном случае не позволяет этого делать, что, конечно, плохо. Я вообще не представляю себе, как мы можем на радио, скажем, часами вести такую дискуссию. А, наверное, нужно.
А. ВОРОБЬЕВ У нас остается буквально несколько секунд, минутка до конца программы. Один вопрос, их много, но первый был от Татьяны Владимировны. «Я прочитала в газете «Московские новости», что вы едете работать в США на телевидение. Это правда?» На это нужно ответить.
С. ДОРЕНКО Я ужасно был знаете, такой сюрприз был для меня. Я приехал я в прошлую среду, после эфира с Алексеем, после встречи с вами на радио «Эхо Москвы» в среду вылетел в США. И я вернулся. И вот я здесь сейчас фактически, физически в Москве. Но там мне принесли газету и сказали, чтобы я обратился в Интернет, и там уже просили интервью тоже американские русскоязычные СМИ: вот пишут, что вы переехали. Я могу сказать следующее. Я говорю, я пишу сейчас по 3 минуты в неделю комментарии для программы Матвея Ганапольского, для RTVI, для программы, которая выходит в Израиле, Германии, вообще во всей Европе, но в основном в Германии и в США, пишу по 3 минуты. И руководство этого канала предложило мне расширить сотрудничество, для этого поговорить. Я открыт для переговоров, в этом нет ничего ужасного. А статья была написана как-то очень странно… Знаете, я к Жене Киселеву относился всегда нормально, никогда не обсуждал журналистов ни в своих программах Вдруг взять такую статью, опубликовать, где тень на плетень наводится, типа того, что я баллотировался в Мосгордуму (а я никогда в жизни в нее не баллотировался, правда, заявлял, что собирался), где написано, что я баллотировался в Госдуму безуспешно. Первое никогда не баллотировался и никогда даже не заявлял, что буду. И так далее. Т.е. там много вот такого как бы проходя, как бы немножко очернить. Вот это меня немножко расстроило, потому что показывает, с одной стороны, что Женя страстный человек, а с другой стороны, что он пристрастный человек.
А. ВОРОБЬЕВ Мы ожидаем развития событий. Сергей Доренко был «Персонально Вашим». Я очень надеюсь, через неделю он вновь будет вашим.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире