'Вопросы к интервью
04 октября 2019
Z Особое мнение Все выпуски

Особое мнение СПб


Время выхода в эфир: 04 октября 2019, 11:06

Т. Троянская Добрый день! 11 часов 6 минут, в студии Татьяна Троянская, и напротив меня Лев Щеглов — профессор, общественный деятель. Доброе утро, Лев Моисеевич.
Л. Щеглов Доброе утро.
Т. Троянская Программа «Особое мнение», мы в эфире и на Youtube-трансляции тоже присоединяйтесь к нам и ставьте, конечно же, лайки. Ну, давайте со свежих новостей. Сначала была информация о том, что губернатор Петербурга, Александр Беглов, находится в отпуске и потом появилась информация, что 3 числа наконец-то откроется метро. Вот те самые 3 станции метро, которые до выборов не открылись. И, наконец, это случилось. И Беглов присутствовал там. Ну, я уже выяснила, что вы не были на этих станциях метро. Но люди, которые живут в Шушарах, безусловно, счастливы. Правда, одна из станций замироточила, как смеются некоторые журналисты. Ну, протекла: дождь шёл. Наверное, понятно. Но, тем не менее, смотрите: пацан сказал — пацан сделал. Не сразу, но сделал. Со второй попытки.
Л. Щеглов Ну послушайте: если под пацаном предполагать всех тех, кто нам что-то обещает, то, насколько я помню, речь шла о нескольких десятках станций метро.
Т. Троянская Дам до 29 года, что-то такое.
Л. Щеглов Да-да-да. До 29 года непонятно какого тысячелетия. Значит, с этим всё ясно. Но, конечно, хоть и 3, но большая радость. Мне это напоминает, знаете, когда на Россию обрушился просто золотой дождь в виде цен на нефть пол 120-130 долларов за баррель. При самом чудовищном воровстве и коррупционном распиле и откате, ну что-то же происходило для населения. И это давало возможность не безосновательно некоторым говорить о том, что так россияне ещё никогда не жили.

Л. Щеглов Потому что, ну, Россия жила очень трудно. Только рабство прекратилось — начались революционные кружки, а потом революция. Закончилась революция, Сталинщина началась. Не закончилась – уже вторая мировая, отечественная война. То есть, ну конечно. Поэтому, как горожанин, я счастлив трём станциям метро, но про всякие обещания я, скорее, склонен шутить скептически. Но то, что городу, населению, горожанину перепадает что-то…
Т. Троянская Довольствуемся малым.
Л. Щеглов Да. Ну, конечно, это – хорошо. А что, лучше было бы, если б 0 станций метро? А что, лучше было бы, если бы все 3 там сейчас превратились в дуршлаг и везде бы текло? Мы уже приучены к тому, что нам обещают чего-то 10 — это значит, что мы получим чего-то 5. В итоге, мы получаем 3 и половина из этих 3 плохо работают. Но полтора то работают. Вот такая логика.
Т. Троянская Доехать то можно.
Л. Щеглов Да, конечно. Просто очень странно и неприятно, что вот эта общая какая-то позиция к тому, что населением нужно только манипулировать и надо только его обманывать, вот эта позиция приводит к тому, что даже открытие станции метро превращается в какую-то сверхсекретную операцию. Мы не знаем, когда это произойдёт. Дальше уже туда выдвигается ВРИО, на тот момент…
Т. Троянская Потому что они сами не знают, успеют, или нет.
Л. Щеглов Ну конечно, да. И нифига не открыты эти станции. Это же ясно, что это – провал. Тут же сверхумные (в кавычках) политтехнологи подсказывают, как надо перевернуть плохое в хорошее. Что это ВРИО специально туда поехал – а он то поехал для чего? Чтобы перерезать ленточку. И ясно, что там была такая, говоря языком улицы, лажа, что невозможно было ленточку… Так вот, он это специально поехал, чтобы сохранить здоровье граждан. Потому что там не очень было всё в порядке – что-то текло. Сейчас открыли – течёт на одной из трёх. Что-то здоровью не очень угрожает.
Т. Троянская Видимо, немного течёт. Не так как текло раньше.
Л. Щеглов На мой взгляд, это – такая глупость, которая на ровном месте плодит недоверие к власти, скептицизм: «Обещайте, обещайте — ясно. Всё мы знаем». У самой простой тёти, которая в гастрономе за прилавком стоит. Зачем это делать? Ну, это уже рефлекс.
Т. Троянская Мы тут с коллегами смеялись: перед началом отопительного сезона какая-то местная газета писала о том, что через 2-3 дня затопят, но, скорее всего, мощность будет очень сильная, поэтому батареи будут очень горячими. Но, ничего страшного – наши граждане могут открыть форточку. Я просто к тому, что «и так сойдёт».
Л. Щеглов Стравить из батареи воду – всё можно. Пробить её стамеской.
Т. Троянская Главное, что в газетах такой посыл: «Да ничего страшного, форточку откроют – и всё».
Л. Щеглов Наш гражданин из обывателя превращается в гражданина очень медленно, с большим трудом и при очень сильном сопротивлении власти. Совсем не надо иметь оппозиционные взгляды для того, чтобы понимать, что в обычной нормальной стране, если ты платишь деньги за услугу (а мы прекрасно всё это оплачиваем и не надо об этом забывать) и тебе её предоставляют некачественную, ты идёшь в независимый суд, которому никто не может позвонить из каких-то властных структур и нагибаешь эту компанию, будь то телефонная, снабжающая тебя водой, электричеством, чем угодно. А то иногда ещё и получаешь с них штраф, если твои требования справедливы. Вот и всё. У нас же вот этот обыватель, который очень медленно превращается в гражданина – он пока верит, что, вот если он дозвонится, скажем… Кстати, я такое делал на излёте советских времён: мы с приятелем звонили в приёмную ЦК и говорили, что мы замерзаем. Была одна очень холодная зима и нам не давали в наш дом тепла.
Т. Троянская И что, успешно?
Л. Щеглов Конечно, успешно. Только рядом два дома отрубили от тепла, а нам перебросили. Потому что мы с ним немножко схимичили и сказали, что у нас могут быть волнения: очень возмущены люди, собираются у подъездов. То есть мы заранее ещё считаем себя такими полукрепостными. Вот достучаться до начальника какого-то. То ли его разжалобить, то ли его испугать и получить ту услугу, за которую ты же платишь заработанные тобой деньги.
Т. Троянская Но, с другой стороны, может этому помогут наши муниципалитеты, поскольку появилось чуть больше муниципалитетов… Даже гораздо больше, по сравнению с предыдущим созывом, где, в общем, не единороссы. Там тоже между оппозицией свои внутренние трения, но, какая-никакая, но это – оппозиция. И вот, может быть, они приучат граждан и, вообще, объяснят, чем занимаются муниципальные власти?
Л. Щеглов Думаю, да. Вот, понимаете, глобально так, философски, прошедшие выборы… Особенно, знаете, вот для таких тоже… Всё больше меня стали раздражать люди, которые ну пальцем не пошевелили, ни одной подписи не поставили ни при каких письмах в защиту кого-то — ничего не сделали для того, чтобы изменить ситуацию, но счёт у них ко всем гамбургский. Ох, как это уже бесит действительно. Не хочу повторять: вот эти диванные мыслители, которые не могут свои ягодицы оторвать – но они всех осуждают.

Л. Щеглов Вот я читаю, например: «Нет, ну это — бессмысленно. Зачем бороться, всё равно в Кремле та же власть». Это – идиотизм. Если предполагать, что вот эти выборы ставили своей задачей резко поменять всё, существующее на сегодняшний день – это, во-первых, глупо. Во-вторых, это – не те инструменты. А вот если предполагать, что всё-таки в это затхлое болото врывается какой-то ветерок… Он не сметает всю эту тину, зелень, гной. Но это — ветерок. И неслучайно я отметил, что вот все пробившиеся депутаты, это всё – молодые люди. Я не увидел там, к своему удовольствию, своих сверстников.
Т. Троянская А чем вас это радует? С другой стороны, опыт маленький.
Л. Щеглов Нет-нет-нет. Мы уже не можем, в своей массе. Это именно дух молодости. И меня даже немножко поражает, что, как же это так: молодой человек, условный, которых десятки ворвались. Наперекор тому, что их запугивали, тому, что эти фильтры. Ну, всем этим спортсменам, которые появлялись на участках и пугали – гадости вот этой отвратительной. И они методично, не жалея своего времени, иногда ночуя в этих избирательных участках. Слушайте, это – знак очень симпатичный. Это не 2-3 человека. Если 2-3 человека… Ну, странные люди. Я, как, в общем то, всю жизнь занимающийся внутри и вокруг психологии и психиатрии, прекрасно понимаю, что экзальтация, странное редкое поведение – не клеймо. Но если только это – это одна история. А когда таких 10, 85, 115 – это совсем другая история.

Л. Щеглов У них другая энергия, у них другое видение мира, у них, оказывается, адское терпение. Я с трудом представляю, как я бы мог против этой омерзительной замшелой машины, которая хочет не просто меня отодвинуть, а, может быть, ещё переработать и растереть вообще в пыль. И вот они всё равно: ещё одно письмо, в суд бессмысленный, конечно, и так далее. И всё-таки кое-кто из них чего-то добивается. На мой взгляд, это – тот самый образ, который мы все знаем с детства. Это – тот цветочек, который пробивается через асфальт. Асфальтоукладочная машина, как мы видим по всем этим делам: московским, питерским, работает мощнейшим образом и закатывает уже три слоя. А цветок прорастает. Это – большая надежда, это очень здорово, на мой взгляд. Хотя, на завтра это ничего не решает.
Т. Троянская Ну давайте про цветы поговорим. Поскольку цветы бывают разные. Вы наверняка слышали историю с Фрунзенским муниципалитетом, где председателем выбран Павел Швец, это – оппозиционный кандидат. И один из депутатов, Волхонский, снял демонстративно портреты Беглова и Путина. И через некоторое время Павел Швец вернул их обратно: якобы, из принципа, что нельзя так действовать. И, в общем то, эта власть не помешала стать ему депутатом. И очень многие осудили Павла Швеца. И даже Максим Резник, который состоит во фракции «Партии роста» в законодательном собрании, дистанцировался от «Партии роста» в результате этого случая.
Л. Щеглов Ну, если продолжать нашу с вами аналогию про цветок, который пробивает асфальт, то вот этот маленький росточек ждал бы от какого-то симпатичного и дружественного старшего, чтобы его водичкой полили. А его пока-то уксусом немножечко полили, вот и всё. Я, кстати, не могу очень жёстко осуждать, в данном случае, позицию более взрослых руководителей этого Швеца.
Т. Троянская Оксана Генриховна, можно предположить.
Л. Щеглов Оксана Генриховна. Она искушённый политик. Она, то, что называется, мудрость. Но мудрость немножко подозрительна. Знаете, я сейчас вспомнил: кто-то из остроумцев говорил, что… Это, в данном случае, не относится к персонажам, которых мы обсуждаем. Но старый осёл всё время ругал молодого ослёнка за его резвость. И в пример ему ставил кухонный стол. Тоже 4 ноги – стоит спокойно. Вообще не двигаясь. То есть, по тактике, наверное, старшие товарищи правы: не надо раздражать какого-то там дракона. Мы чуть-чуть щёлочку свою приоткрыли и должны этим пользоваться. Но я, всё-таки, скорее, на стороне этого молодого человека, его первого порыва.
Т. Троянская Порыв был у другого молодого человека.
Л. Щеглов Ну у другого. Условные молодые люди. Потому что я, в данном случае, не очень понимаю, честно говоря, мудрость Оксаны Генриховны, уважаемой мною искренне. Потому что, а что произошло то? Что? Вот если бы они взяли плакаты, вышли на улицы как оппозиция. На плакатах написано: «Долой власть. Хватит сидеть 20 лет» – я это ещё могу как-то поставить в объяснение её тревоге. «Ну как это, ну что, ну ребята. Вы же сами стали немножко властью, при этой структуре. Ну где мы получим деньги на этот муниципалитет. Нас начнут душить». Послушайте, сняли портреты – что это вообще за язычество такое? У нас же давно, со времён Сталина некое язычество, которое идёт наперекор любой религиозной конфессии. Почти икона. Вот рядом должен быть Ленин, в скобках – Сталин, в скобках – Берия/Молотов/Маленков/Каганович/Брежнев/Андропов и теперь Путин. Дальше уже Беглов — сакрализируется Беглов.
Т. Троянская Иконостас.
Л. Щеглов Давайте дальше ещё повесим товарища Пупкина, который руководит в этом районе жилкомсервисом. А потом последний мой конкретный начальник. Ну это же – безумие, это же – кретинизм просто. И молодые люди очень хорошо это чувствуют. Зачем? Это – не иконостас. И они – не верующие люди. В чём здесь такой страстный вызов? Вот, знаете, как с шаманом буквально.
Т. Троянская Отмена традиций – это немножко напрягает, это немножко пугает. Что, если нет портретов, значит что-то затевается. Я думаю, логика такая.
Л. Щеглов Ну это паранойя у власти, зачем её поддерживать?
Т. Троянская Кто говорит, что у власти нет паранойи?
Л. Щеглов Так не надо её поддерживать. Я, в данном случае, молодых людей понимаю. Это раз. Предположим, включаем мудрость руководителя фракции: да я глубоко убеждён, что и Путину и Беглову на это совершенно фиолетово.
Т. Троянская Не знаю.
Л. Щеглов А я убеждён.
Т. Троянская То есть, получается, Оксана Генриховна перестраховалась?
Л. Щеглов Конечно. Да мы все страхуемся. Послушайте, давно наша самоцензура круче реальной цензуры. Давно. И молодые люди… Именно это и есть молодость, они пассионарны, они активны. А их уже начинают гасить. Ты уже сопротивляйся, но только одной рукой, а не двумя – это слишком сильно. Ты меняй всё, что сложилось печальное, но так аккуратненько меняй, не громко. Ещё раз хочу сказать: из ситуации момента, наверное, политически – это правильно. Если ты ставишь вопрос «только щёлочку», только туда засунуть пальчик, потихонечку что-то там. А если ты молодой человек искренний – нормальное движение. Ну зачем, зачем? Это что, Христос, Моисей, Магомед?
Т. Троянская Просто хочется понять, что, вот эти компромиссы – они для того, чтобы попасть во власть или чтобы ещё поменять эту власть?
Л. Щеглов Я думаю, я глубоко убеждён в этом. У такой меня был, к сожалению, покойный двоюродный брат. Я думаю, что, если ты входишь в структуру, которую ты сам оцениваешь, как полупреступную, то то, что ты говоришь, что ты вошел с целью поменять, это – самообман. Это то, что в психологии называется «рационализация». У тебя причины другие… Все мы люди. Гонор, хочу лично для себя чего-то, вижу это, как начало карьеры, хочу прозвучать в публичном пространстве: нормально, так человек устроен. Но, прикрываешься ты тем, что ты такой демократичный, порядочный и умный, и ты хочешь эту систему расшатать изнутри. Системы, построенные на тоталитарности, изнутри вообще не расшатываются. Системы, построенные на авторитарности, как наша, почти не расшатываются. Поэтому вот это: «Дайте мне местечко, и я буду очень тихонечко, я буду только критиковать правительство, но никогда не критиковать Кремль. Я только буду не согласен с нашей экономической политикой, но целиком буду согласен с нашей политикой во всём мире» – это сказки. На мой взгляд.
Т. Троянская Ну ладно. Давайте поговорим про то, что может ещё расшатать систему. Вот это гражданская активность, которая в последнее время прямо бросается в глаза и солидарность. Понятно, триггер – это Павел Устинов. Но к Павлу Устинову – всё «Московское дело». Продолжаются пикеты и у администрации президента в Москве и в Питере до недавнего времени тоже артисты выходили. И сообщества многочисленные выступили в поддержку. Понятно, что к ним присоединились и известные деятели, такие как Маргарита Симоньян, Тина Канделаки, кто там ещё высказался… Даже Золотов? Который сказал, что год нужно, не три – тоже даже не остался в стороне.
Л. Щеглов Ну, понимаете, когда они пытаются, не то, что… Возглавить им это никогда не удастся, потому что это фигуры трагикомические. Они, с одной стороны, опасны и страшны. Как вот этот вечерний колокольный звон после песни Гребенщикова. Это же опасные фигуры. С другой стороны, уже, у людей размышляющих, примесь безумия и маразма делают эту фигуру не просто драматической, опасной, знаете, такой дьявол. Кстати, который некий гражданин очень пытается сознательно или бессознательно вот эти френчи чёрные…
Т. Троянская Тот самый, на букву «М».
Л. Щеглов Да, специально брутальные такие. Люди понимают, что они опасны, но это – трагикомическое, потому что в этом есть комизм. И даже вот господин Золотов, который из охранника президента стал главой громаднейшей структуры – национальной гвардии, он, видимо, не в силах понять, что он говорит. Ведь это то, что мы когда-то с вами обсуждали, я даже термин предлагал – психиатризация обыденной жизни. Идёт психиатризация. Потому что, ну смотрите: стоит человек, читает телефон. На него наваливаются, хватают — всё, он виноват. Почему? Он же всё уже, признан, что он не имеет отношения к тому, что ему инкриминируют. И глава мощнейшей структуры говорит: «Дать год условно, и всё». Так за что дать? А ни за что.
Т. Троянская Может он не в курсе дела?
Л. Щеглов Да нет, это – такое мнение. Если мы взяли кого-то…
Т. Троянская Ну помните анекдот про бабку с дедкой: «Было бы за что — вообще бы убил».
Л. Щеглов Убил бы, да. Нет-нет. Вот поэтому они и боятся портретики снимать со стены. Это – такое обожествление своей системы, что, если она тебя цапнула, она не может ошибиться. Она не может – ты должен что-то получить. Это не случайно. Сейчас 0.3 процента оправдательных приговоров – меньше, чем при Сталине. Пусть каждый человек вдумается несколько раз в сутки, что это значит: оправдательных приговоров меньше, чем при Сталине. И что это значит, что, когда по делу Чикатило расстреляли человека – из него выбили показания. А потом поймали настоящего Чикатило. Значит, все могут ошибаться.

Л. Щеглов Почему у врачей ошибки 15-20 процентов, а у этих – суды независимые, которые называются, у них процент ошибки 0.3 процента. Вот это всё вместе скручено в комизм, и маразм, и психиатризацию нашей жизни. Когда говорят: «Да, он не виновен, поэтому надо дать год условно и всё». И на уровне его родно, конечно люди скажут: «Спасибо большое». Ну парня отпустили – всё, он жив.
Т. Троянская То есть, никто не думает, из чего всё это.
Л. Щеглов А на уровне понятий, он всё равно имеет судимость. За что? Да ни за что.
Т. Троянская Сейчас прервёмся на московские новости, после чего продолжим.

НОВОСТИ.

Т. Троянская Мы продолжаем программу «Особое мнение», Лев Щеглов, профессор, у нас в студии и мы как раз остановились на гражданском обществе. Давайте вот всё-таки… Это момент, когда, может быть, люди, которые до сих пор спали, они, наконец, проснулись. И история с Устиновым дала понять, что, в принципе, даже если ты к политике никакого отношения не имеешь, не ходишь на митинги и не ругаешь власть ни в эфире, ни где-то ещё – к тебе могут просто подойти, когда ты стоишь у метро.
Л. Щеглов Конечно, конечно. И вот эта как раз деградация власти — они же это не специально делают. Они не могут иначе. Вот эта деградация – она подталкивает тех, кто, может быть, и хотел бы отсидеться, подталкивает на осознание происходящего. Когда, действительно, благодаря Устинову, благодаря… Сейчас какое-то страшное «Ростовское дело» я читал: два мальчика искренних, с разрешёнными одиночными пикетами, что они против каких-то действий ростовских властей – к ним силовики сразу же подтягивают третьего, делают из этого сразу же организацию… И, в общем, им сейчас чуть ли не на 8 лет пытаются. Власть победит только в одном случае на короткое время: если действительно все страшно испугаются. И, действительно, кое-кто страшно пугается. И за это я не могу осуждать: человек склонен к испугам. И, вообще, когда на тебя надвигается обезьяна с дубиной – ты будешь убегать. Это ясно совершенно.
Т. Троянская Ну, потому что не знаешь, что она сделает в следующий момент.
Л. Щеглов Да, но, ещё раз хочу сказать: на некоторых молодых людей, когда молодость должна быть бесшабашна немножко, повышено-активна – на то она и молодость. Плюс, они не понимают, что им делать, взрослея в сегодняшней России: как им строить карьеру. Не каждый готов прибиться к правящей партии и, виляя нижней частью позвоночника, выкусывать себе будущую карьеру. Не каждый. Молодость должна быть романтична, и порывиста, и прочее. И то, что мы сейчас видим, это говорит о том, что некоторые, молодые, в основном, пробуждаются от той дремоты, в которой так уютно. Кстати, я прочитал, кажется, у Сорокина жуткий какой-то образ. Но вот, запомнилось, мне, значит: сегодня Россия напоминает младенца, который, свернувшись калачиком и уютно посапывая, спит в тёплом и мягком дерьме. Такие, Сорокинские образы.
Т. Троянская Давайте уже про взрослых людей, которые уже явно не спят. Мы вспоминали уже песню «Вечерний мудозвон» Бориса Гребенщикова. И разгорелись споры, кого же имел в виду Борис Гребенщиков. И, конечно же, как это ни странно, среагировал Владимир Соловьёв.
Л. Щеглов Шапка загорелась.
Т. Троянская Да, и начал говорить: «Конечно же, ну какая у нас программа? «Вечерний Ургант»». Но Иван Ургант, естественно, выступил в связи с этим.
Л. Щеглов Вот это трагикомизм, понимаете. То, что эти пропагандисты делают – это очень трагично и страшно. А то, как отреагировал господин Соловьёв – жутко смешно, жутко. Потому что при всех его глубинных жутких характеристиках я не могу сказать, что он – олигофрен, совсем нет.
Т. Троянская А вы считаете – нет у него, ну, скажем, ментальных нарушений?
Л. Щеглов У него есть, но это не в плане интеллекта, сообразительности, памяти, речи, логики формальной. У него, конечно же, есть такие характерологические изменения, самооценочные изменения. Вы посмотрите, я же не придумываю. Ну возьмите любой учебник психиатрии, посмотрите, сколько уделяется места… Это – не самое главное, но уделяется внимание жестам, мимике, постановке тела в пространстве. Описаны особые горделивые позы больных шизофренией с идеями величия.

Л. Щеглов Вообще, все как бы психически-здоровые люди зачастую не совсем нормальны в представлении других людей. Совсем нормален именно олигофрен. Он очень глупый, у него нет порывов, у него нету проявления эго – своего «я». Он хочет питаться, аккуратно выделять всё это в туалете. Хочет, чтобы ему было тепло, чтобы не было больно и со всеми согласен. Так вот, конечно же, если мы наблюдаем такие реакции – это ведь больше говорит о реагирующем. А гребенщиков как раз, я так думаю, даже если он имел в виду Соловьева, он спел о собирательном образе.
Т. Троянская Конечно, о собирательном.
Л. Щеглов Конечно же. Ведь этот условный «вечерний мудозвон» — это все пропагандисты, которые ну даже уже доверчивым людям своим звоном настолько надоели, что даже тут, я не знаю, обратили ли вы внимание, я не понимаю просто, что это, что Путин где-то недавно сказал, что надо прекращать очернять образ украинцев. Что на центральных каналах увлеклись. Вот что это такое? Я не очень понимаю. Ну вот. Это же к ним обращение. А кто увлёкся? Что, обезумевший зритель, который ничего другого… Бабушка несчастная, она же только оттуда получает что-то.
Т. Троянская Они потребители, да.
Л. Щеглов Ну вот мне показалось, что очень хорошо Ройзман сказал об этом. Обо всех попытках Соловьева перевести стрелки: сначала же он сказал, что Гребенщиков, оказывается, укушен бандеровцем.
Т. Троянская Да, он повесил в Twitter фотографию, что из поэта превратился в куплетиста.
Л. Щеглов Это так постыдно. Потом он, значит, пытался перевести стрелки, что это – Ургант. В общем, заметался, бедолага.
Т. Троянская Ну смешно, что такая реакция. И, вообще, человек очень нервный.
Л. Щеглов А потому что он, я так думаю, это – частное оценочное мнение, он искренне полагает себя великим, мощным, таким во френче. Он мастер гримас таких, он источает гнев, сожаление, презрение, в основном. Он оценивает всё. Это такой, как бы, мировой судья. Не мировой судья, которые сидят у нас там в помещениях, а судья всего мира. И поэтому я понимаю: он искренне потрясён. Как это посмели? и вот поэтому Ройзман, мне кажется, очень хорошо сказал: «Всё, что делает Соловьёв – это попытка помочиться на пьедестал Гребенщикова». Ну, мелкое хулиганство. Что Гребенщикову до его воплей?
Т. Троянская Это правда. Но давайте ещё об одной персоне юной: Грета Тунберг. О ней говорили на прошлой неделе, её выступления. Одни говорят, что она хайпанула, другие говорят, что девочка не виновата, виноваты люди, которые её используют…
Л. Щеглов Ей манипулируют.
Т. Троянская Да-да.
Л. Щеглов Вот это тоже – крайне любопытная вещь. Чтобы быть совершенно откровенным, я посмотрел в социальных сетях и мне не нравится, что говорят про властные люди и так же категорически не нравится, что говорят оппозиционные, вполне, зачастую, близкие по духу мне люди. Во-первых, сразу же произошла дикая подмена понятий. Мы говорим не о сути, а говорим о форме. Да, я согласен: по форме, девочка, говоря обыденным языком, странная. Говоря более профессиональным языком: у неё синдром Аспергера.
Т. Троянская Вы объясните, что это такое.
Это – одна из форм, чтобы не погружаться глубоко в детали, аутизма. Послушайте, но давно же мы стараемся не стигматизировать психиатрию. Потому что бывает, что человек имеет психический диагноз, и при этом он вменяем, творчески продуктивен и так далее. Ведь мы бы ничего не говорили, если бы сказали, что у этой Греты, знаете ли, атрофированы мышцы на левой ноге.
Т. Троянская Это не имеет никакого значения.
Л. Щеглов Совершенно верно. Да, она привлекает внимание своей некоторой странностью, своей мимикой. Но ведь она говорит – это же вопль молодых, обращённый к пожилым: «Вы нам оставляете, прежде всего, для жизни планету, покрытую мусором, где уже там белые медведи дохнут. Закрытую пластиком, с умирающей природой». Ведь надо же по сути говорить, а не по форме. Все уцепились, что она немножко эдакая. Ну и что? Я сейчас не хочу трогать эту тему и не буду называть, но почти все канонизированные фигуры, определившие развитие конфессий самых основных (есть такая патография – метод), они, при исследовании, если предположить, что эти фигуры жили — они все показывают некоторые, не хочу сейчас никого затронуть, некоторые вариации такой как-бы психической патологии.

Л. Щеглов Начиная с того, что Будда просидел 12 лет в пещере и медитировал. Ну, конечно, это примитивно, но это – кататоническая форма шизофрении. Не может человек в одной позе замереть. А вот зайдите в психиатрическую клинику, и вы увидите людей, которые замерли в одной позе – только их насильственно кормят, и они так живут годами иногда. То есть, оттенок психических особенностей лежит на всех нас. И Грета достойна обсуждения по сути того, что она сказала, а не потому, что неё мимика не очень адекватная и может быть за ней стоят дяди какие-то. Может быть, я этого не знаю. Но, понимаете, как мы уже приучены: если мимика не та – она не в себе, а это её используют. Сразу же конспирология. Может быть и используют, может быть.
Т. Троянская Лев Моисеевич, не могу также не спросить: а что, вообще, стоит и что в голове у другого дяденьки – у бывшего государственного деятеля, Сергея Ястржембского? Который постит фотографии… Ну, кто-то говорит, что это злые его враги распространяют эти фотографии. Но, простите, не враги же заставляют его фотографироваться с убитым белым медведем.
Л. Щеглов Конечно, немедленно подать в суд.
Т. Троянская Якобы, это монтаж.
Л. Щеглов Нет, конечно же, нет. К сожалению, с одной стороны, вот я помню, что он ушёл сам из власти — это чуть ли не единственный такой пример странный. С другой стороны, все знают, что, мягко говоря, хотя не дело лезть в чужой карман, он – человек небедный. И вот он себя развлекает путешествиями. Ну, видимо, то, что он был долго во власти – опять вот этот комплекс «мне можно». Это ужасно. Я видел эти фотографии, где, именно, чем больше крови на убитом им животном, тем радостнее его улыбка. Ну омерзительно это. Вернее, это – та ещё шуточка, но я это понимаю, кто-то написал комментарий: «Поменять бы их местами». С убитым животным. Ну, многие богатые люди считают, что я вот каждый месяц даю 10 тысяч в детдом. А то, что я могу при этом убить собаку, пнуть цыплёнка, скинуть кошку из окна – ну какой, они мне мешают. Это – спорт. Он убивает больших красивых животных. Он богат. Он известен. Он имеет право. Вот вся психология.
Т. Троянская Ладно, дай бог ему…
Л. Щеглов Не поменяться местами.
Т. Троянская Разума. Здесь я промолчу, извините. Лев Щеглов, профессор, был сегодня в программе «Особое мнение», спасибо.
Л. Щеглов Удачи.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире