'Вопросы к интервью
02 октября 2019
Z Особое мнение Все выпуски

Особое мнение СПб


Время выхода в эфир: 02 октября 2019, 11:06

А. Петровская 11 часов и 7 минут, у микрофона Александра Петровская, это – особое мнение журналиста Андрея Константинова. Андрей, здравствуйте.
А. Константинов Доброе утро.
А. Петровская Я напомню наши средства связи: у нас работает Youtube-трансляция на канале «Эхо Москвы СПб», там можно смотреть, слушать, а также комментировать и задавать свои вопросы. Кроме того, можно традиционным способом с нами общаться: отправлять нам СМС-ки. Номер для ваших сообщений: + 7 931 291 58 00. Ну что, начнём с радостной для Петербурга новости – завтра, говорят, откроют, наконец-то те станции, которые уже открывали, но не очень удачно. Ещё одна попытка открыть станции. Вы используете метрополитен? Для вас это событие важное?
А. Константинов Нет, знаете, я много лет, конечно, в метро не езжу, за исключением метро московского. Я вот когда в Москву по делам – в Москве я исключительно на метро передвигаюсь. Вот завтра я, например, еду в Москву и, естественно, буду на метро. А в Петербурге, конечно, много лет я в метро не был и езжу на автомобиле. Но я считаю, что для нас это очень важно: чтобы у нас открывались новые станции.
А. Петровская В том числе, и со второй попытки.
А. Константинов Хотя бы. Потому что, ну должен же реализовываться наш какой-то имперский и столичный комплекс. Потому что в Москве, извините, по 19… По сколько станций страшно сказать в год они открывают эти московиты ужасные. А мы не можем свои открыть. Ну, зато у нас очень глубокое метро, очень красивое. И у нас есть фирменный прикол с этими вот двойными дверями, чего московиты не понимают, ужасаются, пугаются.
А. Петровская Мне так нравится, Андрей, ваш оптимизм: «Ну пускай станций мало, и пока транспортную функцию в полной мере не удаётся метрополитену реализовывать. Но зато двери двойные и метро глубокое!» Я люблю оптимистичных людей, мне нравится ваш подход.
А. Константинов Мне проще быть в этом смысле оптимистом – я всё-таки действительно не пользуюсь метро и ежу на машине. Но я просто знаю, что у нас тяжелее немножко вести работы, за счёт того, что…
А. Петровская Копать глубже надо.
А. Константинов Болотистые эти наши…
А. Петровская Грунты.
А. Константинов Грунты, да. Неудачное расположение города. То есть, это объективно достаточно сложно. Конечно, мне завидно, что в Москве так здорово всё бьёт фонтаном, понимаете, а у нас немножко в этом плане торможение некое. Но, говорят, что новый губернатор, он – невелик говорун, как говорится: всякие смешные у него оговорки.
А. Петровская Ну, это да. Все пообсуждали уже, конечно.
А. Константинов Но, как сказал мне один знающий человек: ты, говорит, не слушай, что он иногда вот так вот скажет, а ты помни, что он хороший водопроводчик.
А. Петровская А хороший водопроводчик то?
А. Константинов Имидж такой, что он хозяйственник очень хороший. И, в этом смысле, его иногда сравнивают с Яковлевым. А Яковлев был очень хороший водопроводчик – это я вам могу сказать точно совершенно, я это видел. Да все это видели, на самом деле.
А. Петровская Но ведь кроме водопровода в городе, особенно, крупном городе, есть ещё и какая-то политическая, общественная жизнь.
А. Константинов Водопроводчик – это в кавычках, конечно. Ну, общественная жизнь, общественно-политическая жизнь Петербурга напоминает детскую игру в «Крысу». Это такая жизнь мышей под полом. Сказать, что это – что-то такое важное, значительное, интересное я не могу. Потому что, если бы я так считал, я бы туда стремился, я бы туда рвался. Как вот в театр на премьеру. Я бы расталкивал всех локтями. Знаете, как Маяковский писал: «Бьёт мужчина даму в морду, солдат полковника сбивает с мостков». Вот я бы себя так вёл и пытался бы прорваться в общественно-политическую жизнь Петербурга.
А. Петровская Может и хорошо, конечно, что вы туда не стремитесь.
А. Константинов Не стремлюсь – некуда стремиться, на самом деле, Саш.
А. Петровская Но, с другой стороны, правда, Андрей – довольно трудно отделить мух от котлет, как у нас принято говорить. Одно от другого. Потому как даже вот с этим метро. Это, казалось бы – такая хозяйственническая история: метро, транспортные реформы, и прочее, и прочее. Но, с другой стороны – с первого раза не удаётся. Приезжает губернатор, говорит: «Нет, не вышло. Будем со второго раза». Это всё происходит в преддверии выборов. Потом анонсировали нам, что проезд, скорее всего, подорожает – эта единовременная поездка в метро. Всё это, с одной стороны – хозяйственные вещи, с другой стороны – разве их от политики отделишь?
А. Константинов Как говорил Бисмарк: «О чём бы мы ни говорили, мы всегда говорим о деньгах». Он, в общем, был мудрый человек. Деньги и политика, действительно, трудно отделимы друг от друга. Тем более, когда речь идёт о больших проектах. Потому что там, как правило, такой творческий беспорядок, в плане, как раз финансов: кто с кем о чём договаривался, кто как договаривался официально, кто как договаривался неофициально. Это кажется, что просто всё, а, на самом деле, всё не очень просто, в плане осваивания крупных объектов. Потому что подрядчики, субподрядчики – никто не хочет рисковать. Все говорят: «Давайте сначала деньги, потом мы начинаем работать». Потом оказывается, что это трудно: «Вы начните, мы потом уже подсыпем». Они начинают, а потом подсыпают не столько, сколько обещали. В общем, начинается вот эта вот кутерьма.
А. Петровская В этом то хозяйственник себя и проявляет.
А. Константинов В этом проявляет себя и хозяйственник, и такой вот хозяйственный дипломат, если хотите. Потому что там огромное количество мелких, крупных таких вот конфликтов: конфликтные уже зоны такие пошли. И надо пытаться там находить какие-то компромиссы, сказать: «Вот здесь вот вы нас простите – мы уже ничего не сможем сделать. Мы, государство – мы сделать ничего не можем, у вас будут убытки, потери и так далее. Но вы это стерпите, а мы вам попытаемся скомпенсировать в будущем вот такими-то объектами». А это всё слова, никто гарантий таких предоставлять не будет никогда. Потому что прокуратура скажет: «Вы чего?».
А. Петровская Это звучит очень…
А. Константинов Потому что это – коррупция. Поэтому, понимаете, это очень такая вот сложная история, грубо говоря, которую мы все видели. Все смеялись над Албиным, когда он зависал в виде баклана над «Зенит-ареной» и кричал, что птицы поклевали крышу. А там, на самом деле, была ситуация ужаснейшая, вот именно в том плане, про который я вам сейчас говорю. Когда все плевались, кричали, матерились, говорили, что мы уходим отсюда, что мы не будем делать ничего, «нет, вы будете делать, вы всё равно достроите». Не дай бог залезать.
А. Константинов Я, честно говоря, даже вам так скажу, как коллега: у нас несколько раз были такие, ну, возможности что ли – немножко так совсем вот внутрь всей этой помойки залезть. И мы пару раз так это сунулись и, обалдев от того, что мы увидели: какой кишмиш, в котором 300 лет не разобраться. И не поймешь, кто прав, кто неправ, потому что у каждого своя правда. И все с вытаращенными глазами визжат, как поросята, понимаете, которых стригут. И мы так это, что называется: «Да ну вас… «Чума на оба ваших дома»».
А. Константинов Ну, просто не стали углубляться, потому что поняли, что будут какие-то дикие совершенно трудозатраты, непонятно, сколько это займет времени, а, главное, у нас не было уверенности, что мы сумеем действительно правильно разобраться во всём нагромождении. Потому что есть правда юридическая, есть правда человеческая – это всё там очень сильно расходилось.
А. Петровская Если попытаться войти во все положения, наверное, это действительно трудно. Но избиратель смотрит на своего кандидата и голосует, не пытаясь вникнуть в детали. Так пенсионер ждёт повышения пенсии, тоже не пытаясь вникнуть в детали. И это вопрос такой тоже, наверное, политический. И мы с вами, может быть, не знаем, как бюджетом руководить – мы поэтому здесь сидим, а не в Законодательном собрании или в Смольном. Но, наверное, люди, которые занимаются руководством города – они знают, как с этим работать. И для них это не такая вот прям трясина, как вы описываете.
А. Константинов К сожалению, значит, одна из проблем современной власти – это, всё-таки, и вопрос компетентности тоже. Вот мы с вами рассуждаем как нормальные воспитанные люди: что мы туда не рвёмся, потому что мы не обладаем достаточной компетентностью, а туда должны рваться те, кто умнее нас в 5 раз и образованнее в 8. А вот это не так. Потому что там, как правило, у власти находятся люди, которые очень любят власть. Это не значит, что у них очень большие какие-то компетенции.
А. Константинов Они рассуждают по принципу «не боги горшки обжигают». Консультанты подскажут, советники посоветуют: «Что я, дурнее других?». Конечно, это очень печально, и я считаю, что современные огромные проблемы власти в целом: в регионах и на федеральном уровне – это, в том числе, вот эта проблема компетентности.
А. Петровская Компетентна сейчас власть в Петербурге: вот, только избранная?
А. Константинов Знаете, что я вам так скажу: вот у меня отец – он очень неглупый человек. Он много разного чего изобрёл интересного. Он, например, придумал аппараты… В Советском Союзе вся синтетическая резина – синтетический каучук, производили аппараты, которые мой папа придумал. Он придумал системы жизнеобеспечения космических станций: чтобы там атмосфера была нормальная и там можно было дышать не как в вокзальном туалете, отравляясь. И вот он голосовал за Беглова. А я очень удивился, потому что, сказать, что папа – какой-то лояльный власти человек, я не могу. И я его спрашиваю: «Папа, а чего ты… Я как-то не ожидал, ты же – коммунист» — я ему говорю. А он такой вот коммунист-коммунист – всегда был.
А. Петровская Беглов же всё-таки самовыдвиженец.
А. Константинов Ну, всё равно. И отец мне говорит: «Я, вообще, собирался за Бортко голосовать». А я ещё всё время над ним издевался по поводу его желания за Бортко голосовать. Я говорю: «Бортко я ещё хоть как-то понимаю, а что ты за Беглова?» А мне на это папа говорит: «Когда Бортко снялся, два там вообще ни о чём, а просто не ходить мне как-то грустно показалось» — сказал папа. «А Беглов – он технократ. Я его, как технический человек, я его тоже в каком-то смысле понимаю. Он, в принципе, какой-то компетентностью обладает» — сказал мне отец. Я, говорит, его внимательно слушал: «Он – не оратор, он немножко косноязычный такой». Но, в данном случае, речь идёт о том, что, всё-таки, попытаться наладить город с точки зрения технической такой, что ли. Вот, пожалуйста. Как угодно можно к этому относиться, но, вот – сказал совершенно достойный человек. Отец – он не какой-то примитивный, знаете, барбос какой-то коммунистический.
А. Петровская Нет это, мне кажется – вполне такая понятная логика, именно об этом говорили социологи, когда стало известно, что Бортко снимается и, пытаясь каким-то образом нарисовать картину будущих итогов выборов, примерно так и говорили: что люди либо останутся дома, либо, вероятно, могут отдать свой голос и за Александра Беглова. Поэтому это понятно. Другой разговор – можно обсуждать хозяйственнические стороны Александра Беглова, можно обсуждать его как политика. Потому что, всё-таки, градоначальник в Петербурге – это ещё и политик. И это тоже важный аспект.
А. Константинов Я думаю, сам он себе взял установку, что он – не политик.
А. Петровская Бывает так? Руководитель крупного города – не политик.
А. Константинов По факту – вроде как не должно быть. Но у нас федеральная власть – она старательно и московского мэра, и петербургского губернатора всё-таки рихтует в сторону ухода от непосредственно политического какого-то лидерства, в сторону «занимайтесь тротуарами, занимайтесь коммуникациями, а политикой будем заниматься мы в Кремле».
А. Петровская Ну не выходит. Опять же, например, тот же Собянин – он долгое время держался вот этой хозяйственнической стороны, но вот после протестов не удалось ему нейтралитет сдержать. Он же высказался, причём, довольно однозначно.
А. Константинов Собянин, в плане минувшего лета – фигура, скорее страдательная. Такая она трагическая, я бы сказал. Потому что он очень хотел этого всего избежать. Но у него есть во власти достаточно сильные группы недоброжелателей, которые несколько ревниво относятся к нему – это, с одной стороны.
А. Константинов А, с другой стороны, весь вот этот дурацкий цирк, который Москва продемонстрировала в течении лета – это, конечно, проблема компетентности. Потому что это надо, конечно, обдолбаться чем-то тяжёлым, либо это такой дебильный талант, потому что хуже было невозможно сделать, что придумали в Московии, на далёкой московской земле. Это, кончено… Это – что-то с чем-то. Потому что какие-то вот эти местные, мало кому интересные выборы в Мосгордуму поднять до международной повестки – это, я скажу, талантливые циркачи, конечно. Это – серьезные ребята.
А. Петровская Этот к вопросу компетенции как раз.
А. Константинов Это к вопросу компетентности в чистом виде. Потому что я не думаю, что даже силовые силовики – совсем силовые, знаете: с такой стрижкой под полубокс и безумными глазами, что у них была жажда именно этого результата. А это значит просто, что вы хотели одного, на выходе получили другое. То есть, вы хотели испечь торт, а у вас вылез автомат Калашникова, значит, мои большие поздравления. Вы – дебилы. Вы не умеете печь торты, у вас всё время получается одна и та же железяка. Вам надо на курсы переподготовки: вам надо коров пасти, а не заниматься сложными деликатными вопросами.
А. Петровская Но, Андрей, история продолжается. Тот же Павел Устинов и то, что происходит вокруг конкретно его дела в рамках «Московского» большого дела – это то же.
А. Константинов Дорогая моя, тут, понимаете, какая штука. Вот тут уже не совсем так. Тут уже пытаются прибраться вокруг мусорного бачка. И попали в ситуацию, что, либо парня отпускать совсем – этого Устинова. И, по идее, надо бы, потому что, ну, всё это – не выдерживает, конечно, никакой критики. Но, если его совсем отпускать, тогда всю остальную шайку, которая его организовала в узилище богомерзкое, тогда их надо сажать.
А. Петровская Но, подождите: вот Голунова отпустили, а так и не выяснилось…
А. Константинов Так а я вам говорил по поводу Голунова: что зря вы радуетесь, дорогие вы мои. Радоваться можно было бы только в случае, если вот эту вот историю с Голуновым пошагово разобрали бы до винтика, что называется. Кто, где, в чём виноват. И, чтобы уже, действительно, были приняты решения внятные. А то с Голуновым история, как вы говорите, прошла, а чья наркота – осталось непонятно. Если у нас Голунов на свободе, который по поводу Устинова почему-то ни слова не сказал: пропал где-то и сидит, как мышь под ковриком. А наркота то чья? Если он на свободе, почему опера тоже на свободе? Почему они не хотели увольняться? Ребята, надо было эту историю довести до конца и требовать, чтобы она была доведена до конца. А так все вздохнули с облегчением, и вот вам дубль два. А потом ещё будет дубль три, потому что так не бывает: если этого на волю, то этих тогда за решётку. Потому что на основании чего судья Криворучко выписал парню 3.5? Он какими руководствовался мотивами?
А. Петровская Он отказался видео смотреть.
А. Константинов Я прекрасно понимаю. Но у нас же сажают врачей за врачебные ошибки?
А. Петровская Так, да.
А. Константинов А почему только врачей?
А. Петровская Вы сейчас все мои вопросы задаёте. Вот ровно всё, что я хотела спросить, вы уже спросили.
А. Константинов Это не вопрос. А вопрос всё той же самой, с одной стороны, компетенции, а, с другой стороны, ну приняли чудесную статью – организация преступного сообщества. Там же у нас в деле с Голуновым не один был опер: несколько оперативных сотрудников, их начальство. А следак, а прокурор, а судья? А они принимали решение на основании того, что, так сказать, друг с дружкой попками тёрлись. Так ребят, вас тогда… Пожалуйте за решётку организованной группой. Либо как люди, которые понимали, что делают преступление, либо как ужасно некомпетентные люди, которые ломают другим людям судьбы, потому что плохо учились в университете. И за вот эту плохую учёбу кайло вам в зубы, так казать, и вперёд. Но там недоразобрались и тогда это оставило возможность точно так же недоразбираться здесь.
А. Константинов Потому что, вот тебе парень год условно. Хочешь – иди там в апелляционный суд, ещё куда-то. Это всё будет уже никому не интересно, понимаете. Надо было с Голуновым доводить до конца. Но это всё вышло таким блаженным паром, когда все обнимались, поздравляли, дарили друг другу красные гвоздики. Напоминает февраль 17, когда великие князья ходили с красными бантами.
А. Петровская Нет, почему, Андрей. Помните, какая там была история: Голунова отпустили, если я сейчас не ошибаюсь, перед 12 июня. И на 12 июня была назначена акция. Там разгорелся скандал в оппозиции: выходить или не выходить – его же отпустили.
А. Константинов Я вам говорил лично в эфире, Саш. Что это – безобразная, мутная история, в которой огромное количество очень нехороших вопросов. И я вам продолжаю то же самое говорить: что тогда не захотели довести дело до конца…
А. Петровская Но общественность пыталась.
А. Константинов Ничего она не пыталась. Общественность удовлетворённо, облегчённо вздохнула.
А. Петровская Но они вышли тогда, после освобождения Голунова.
А. Константинов И что?
А. Петровская Ну а что она может?
А. Константинов Как, что может – голодовку объявить предупредительную: от, понимаете, завтрака до обеда. Вот я вот объявляю: у меня вот голодовка до обеда в знак протеста. А у вас?
А. Петровская Нет, я вот всё-таки пообедаю, простите.
А. Константинов Ну, как хотите. Я тоже пообедаю, я же говорю: до обеда.
А. Петровская А, до обеда можно поддержать. Хорошо, в отношении Устинова всё-таки ещё момент. Если с Голуновым можно было взять и отпустить Голунова и оставить дело дальше повисшим, почему с Устиновым нельзя было оправдательный приговор выдать и так же это дело повестить?
А. Константинов Потому что дальше вопрос: что тогда делать с теми, кто…
А. Петровская Ну с Голуновым такая ситуация как-то прошла.
А. Константинов Нет, она не прошла. Потому что с Голуновым, на самом деле, эти вот товарищи, которые, как упыри кровавые, которые отказались увольняться, но были уволены. И сейчас идёт разборка такая, они говорят: «А за что нас уволили? А мы требуем теперь объективного разбирательства». И там очень всё, я вам скажу, нехорошо. Потому что наркота есть и кого-то надо сажать. Потому что она сама собой так с Марса не образовалась. А как только начинают разбираться: «А что же там такое случилось?» — вот дальше всё нехорошо.
А. Петровская Хорошо у меня вопрос: почему всё время на одни и те же грабли наступают? С Голуновым, теперь Устинов. Мы видим, как это происходит: прокурор просит 6 лет, дают 3.5, потом прокурор говорит: «Нет, как-то, наверное, 3.5 (хотя просили 6), вроде, многовато, давайте немножко уменьшим этот срок. 1 условно». И всё идёт по кругу.
А. Константинов Сейчас у них стояла простая задача: в омерзительной совершенно ситуации, когда все всё понимают, попытаться найти какой-то компромисс, хотя там компромисса быть никакого не может. «Ну, парень, всё-таки пойми: мы могли тебе просто сломать совсем жизнь. Ну возьми ты спокойно год условно – ну будь ты человеком, в конце концов. Ты понимаешь, в какое говно все попали?» А он не понимает, он говорит: «Нет, не хочу. Я не хочу быть судимым».
А. Петровская А его можно же понять?
А. Константинов Его можно понять, конечно, на самом деле. Его можно понять, потому что, опять, это – вопрос компетентности. Не так с парнем торговались. Надо было по-другому торговаться. Но у нас же силовой блок всегда устроен таким образом, что он ходит, надув щёки и кричит: «Я ужасно силовой». А потом, когда попадает в какой-то шкурняк, начинает… Знаете, я вам скажу по опыту: никто так быстро не ломается на допросах, как представители этой же системы. Когда они оказываются на другом стуле, ой, там такое: и слёзы, и сопли, и какие-то идиотские показания.
А. Петровская Мы сейчас прервёмся на московские новости, продолжим как-раз с этого. «Новая» сегодня пишет, что Устинов всё же нанёс удар Росгвардии, но в другом смысле. О том, решится ли представитель Верховного суда исполнить своё обещание и истребовать дело Устинова для проверки – помните это заявление. Об этом через несколько минут после московских новостей.

НОВОСТИ

А. Петровская: 1134, мы продолжаем программу «Особое мнение», журналист Андрей Константинов сегодня у нас в гостях. Остановились мы на деле Павла Устинова и вот сегодня «Новая» пишет, такая публикация: Устинов всё же нанёс удар Росгвардии, в другом смысле. Решится ли представитель Верховного суда исполнить своё обещание и истребовать дело Устинова для проверки». Помните это обещание? Когда только заговорили об апелляции, о пересмотре, и так далее, и так далее – такие слова были. Не говорит ли это, что уже внутри системы есть какой-то разлом?
А. Константинов Нет, ну, внутри системы есть накопившаяся усталость. Есть обвинения друг друга вот в этой самой некомпетентности: «Вы тут наломали дров, мы бы сделали лучше». Одна башня Кремля катит на другую баллоны, и так далее. У Устинова не исчерпан лимит вот этих возможных кассаций, апелляций. Он будет дальше идти этой дорогой и пожелаем ему всяческой удачи. Хотя, уже, допустим, добиться полного оправдания ему будет значительно тяжелее, чем уйти хотя бы вот так вот от зоны. Это всё равно большая удача уже для него, что он остался на свободе.
А. Петровская Это удача обеспечена солидарностью общественной?
А. Константинов Во многом, безусловно, да. Во многом, так сказать, ему помогла вот эта вот волна поддержки актёров. При том, что сам Устинов к актёрскому делу никакого отношения, в общем, не имеет: если он – актёр, то я – химик, знаете. Или живописец: я же в третьем классе рисовал акварелью. Вот из Устинова такой же примерно актёр. Я бы даже сказал, что я в кино снимался больше, чем он.
А. Петровская Ну, я понимаю, что это – не важно, на самом деле. У нас вообще привыкли говорить «режиссёр Сенцов». Хотя, какая разница, режиссёр он, или кто.
А. Константинов Нет, разница есть. Вы посмотрите произведения Сенцова – вы никогда больше не будете говорить, что он – режиссёр. Это невозможно совершенно.
А. Петровская Хорошо, Сенцова сейчас оставим в покое, его история закончилась сейчас иначе.
А. Константинов Оставим, оставим. Вообще, навсегда – пусть голодает дальше.
А. Петровская Вернёмся обратно к солидарности: значит, солидарность и, в том числе, актёрская. То есть, не политизированных групп.
А. Константинов Актёры – это группа не политизированная. Она – экзальтированная группа. Актёры не любят полицейских, что называется, «им положено». Они их любят, когда пьяными попадают ГАИшникам в лапы. Тут они начинают сразу любить, показывать всяческие номера, пародии, и так далее. У меня был приятель – очень известный артист, Лёша Федотов. И он всё время ездил пьяный, а когда его останавливали ГАИшники, он показывал им Ельцина, та начинали ржать и отпускали его с миром. Поэтому актёры – они и туда, и сюда.
А. Константинов Это такая профессия, она, знаете… В основе неё лежит желание всем нравиться. И поэтому Броневой говорил, что это – бабская профессия. И очень много здесь таких вот женских эмоций. Женщины в России очень добрые, они очень любят сидельцев разных жалеть. Даже немцев пленных подкармливали, чем могли. И те, кто выжили в нашем плену – это только за счёт русских женщин, за счёт их добрых сердец. Ну и, вообще, актёры, особенно молодые – они за любую движуху.
А. Петровская Вы ведёте к чему? Что это у них не от сердца, это у них – часть игры какой-то?
А. Константинов Да, конечно, это – часть игры. В этом плохого ничего нет, на самом деле. Им положено так. Им положено быть вот немножко такими.
А. Петровская Ладно, оставим их. А вот в эмпатию врачей, IT-шников, юристов и остальных вы верите? Кто открытые письма написал в поддержку.
А. Константинов Ну, я верю в то, что очень многих людей немножко достала картина произвола. У нас власть иногда бывает настолько некомпетентной, что даже когда она поступает справедливо, ощущение, что происходит произвол. Даже так вот бывает. Поэтому с этим надо работать. А работать – это значит, в том числе, чтобы талантливые люди занимались этим. А у нас иногда происходит такая история, кто-то ужасно умный, например, говорит, федеральным каналам телевизионным: «Сериалы какие хотите, но пусть там не будет разврата и сегодняшнего дня». Это даже не цензура. Дальше включается самоцензура. Дальше снимают очередную серию какого-нибудь «Менты 324» и там берут коррумпированного полковника в кабинете. А потом надо сразу переснимать этот эпизод, потому что на монтаже увидели, что у этого полковника на стене портрет Путина висел. И что же это такое: у отрицательного героя портрет висит. Это не хорошо, это надо переснять. Пусть у него портрет Обамы висит, чтобы было понятно, с кем мы имеем дело.
А. Петровская Кстати, про портреты. Немножко в другую сторону…
А. Константинов Это та же самая тема, на самом то деле. Когда власть себя вот на таком вот уровне самопиарит, рано или поздно любой врач скажет: «Нет, вы что-то тут достали нас. Какие-то у вас лица авторитарные». Все «свободу Устинову» и так далее. Актёры, понимаете, устроены таким образом: они сегодня выходят с пикетами, завтра их ловят с пакетом кокаина – и всё это одни и те же люди.
А. Петровская Ну, хорошо. Это ладно, оставим. К портретам – на секунду в сторону отойдём. У нас же там скандалы в муниципалитетах с портретами: в 72 муниципалитете сняли портреты представителей власти, а потом все обиделись и тут же повесили назад. Помните, это муниципалитет, где «Партия роста» одержала, условно, победу. И представителей не партии «Единая Россия» оказалось больше в составе. А в Литейном округе наоборот сказали: «Никаких портретов», Сахарова повесили.
А. Константинов Дорогая моя Александра, читайте Салтыкова-Щедрина: «Первое, что сделали рассерженные горожане – это сожгли помост, на котором давала свои представления девица Гандон». Читайте Салтыкова-Щедрина, он хорошо знал…
А. Петровская Хорошо, но там грустно довольно, когда читаешь.
А. Константинов Почему, я, вообще, смеюсь, когда читаю.
А. Петровская Нет, это такой юмор со слезами, нет? Это сатира.
А. Константинов Там очень много самоиронии. Знаете, почему он Щедриным то стал? Салтыков-Щедрин. Он, кстати, госслужащий: вице-губернатором, по-моему, дважды был. Он однажды, занимаясь делом одного старовера по фамилии Щедрин, ударил его по лицу. А потом ему стало так от этого не по себе, что он решил взять его фамилию, чтобы она ему всё время напоминала о том, что он, войдя в раж властный, ударил человека по лицу. А, между прочим, очень талантливый, очень тонкий человек.
А. Константинов Поэтому, ну, что вы мне говорите: у нас и муниципальные выборы, и не муниципальные выборы – это какой-то стон, понимаете. Какая-то такая вот тоскливая эротическая песня. Я не интересовала муниципальными выборами, не хочу ими интересоваться и вам не советую – не нужно. Вы – молодая девушка, интересуйтесь хорошими вещами, чтобы у вас румянец был во всю щёку.
А. Петровская Да нет, я-то спокойна, после того, как Вячеслав Серафимович Макаров сказал: «Я вмешивался в выборы» — я сейчас не дословно, примерно цитирую: «Я вмешивался, а как же быть, я же глава партии в городе. И цель партии – захватить, удержать и использовать власть. Я теперь спокойна, я не переживаю больше.
А. Константинов Лукашенко, последний диктатор Европы, он по поводу депутатов говорил ещё энергичнее. Он говорил так: «Я вас перетрахивал, и перетрахивать буду» — в белорусском языке вместо рябина говорят рабина. Он имел в виду перетряхивать, а получилось что-то такое вот неприличное. Ну такие это люди, понимаете. Замечательные, по-своему симпатичные. И Макаров – он абсолютно милый же, на самом деле, человек. Он же не хочет никому зла. Он хочет добра, но по-своему, по полковничьи. И, ну, что вам опять не нравится?
А. Петровская Нет, мне то всё нравится. «Единая Россия» готовится к выборам, и может поменять своих глав региональных отделений. Может ли это как-то коснуться Макарова, как думаете? Он добра же хочет.
А. Константинов Мы тут с одним американцем говорили, который по-русски неплохо говорит. И он, говоря об этой партии, сказал не «Единая Россия», а «Одна Россия». Мы с ним спорили, он говорит: «Ты же не на митинге этой вашей «Одной России»». Я говорю: «Единой России». А он говорит: «Какая разница». Мерзкие американцы, совершенно. Не понимают наших тонкостей.
А. Петровская У нас остаётся мало времени, хочу вас как журналиста спросить. Мы с вами про солидарность поговорили, тут ещё и вчера многие российские СМИ устроили акцию солидарности и поддержки журналистки Светланы Прокопьевой, которую обвиняют в оправдании терроризма. Помните эту историю с подрывом отделения ФСБ в Архангельске? Она написала текст с разбором и, в итоге, обыски и статус обвиняемой по этому делу.
А. Константинов Знаете, я противник того, чтобы карать за слова. Даже если они какие-то неуклюжие, даже если где-то что-то не так получилось. Слово – это не проникновение со взломом, это не разбойное нападение и не покушение на убийство. Поэтому, как Бёрнс когда-то написал: «Да здравствует право писать, да здравствует право читать. Лишь тот и боится правдивого слова, кто вынужден правду скрывать». У вас есть женщина, эмоциональная, которая эмоционально отреагировала (а она журналистка) на ту ужасную историю: «А давайте-ка мы её в тюрьму посадим, а давайте-ка мы её повесим или ещё что-то такое сделаем».
А. Константинов Ребят, вы какие-то странные, смешные и некомпетентные. Если вы не согласны с тем, что эмоциональная журналистка сказала, вы должны её победить словом. Потому что, как только вы пытаетесь победить её судом и тюрьмой, вы масштабируете её же собственное высказывание. Вы делаете из неё страдалицу. Вы делаете из неё святую, преподобную такую из неё сотворяете. Зачем вы это делаете? Вы опять вместо торта получаете автомат Калашникова. Вы добиваетесь не того результата.
А. Петровская Так это всё к тому же. Одни и те же грабли, на которые наступают.
А. Константинов Одни и те же грабли, на которые наступают – это правда.
А. Петровская 30 секунд у нас осталось. Ответьте мне, пожалуйста, Андрей, на вопрос: когда перестанут на них наступать? Когда поймут: зачем туда идти?
А. Константинов Хотелось бы, чтобы подольше не переставали, потому что, как только перестанут, будет очень скучно жить. И у нас с вами будет очень мало работы и очень мало тем, чтобы поговорить в эфире «Эхо Москвы».
А. Петровская Ой, у меня ещё огромное количество тем: про климат ещё не спели, сколько всего ещё интересного. Но об этом в следующий раз, спасибо. Это было особое мнение Андрея Константинова.
А. Константинов До свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире