'Вопросы к интервью

А.Плющев Добрый вечер, журналист и директор фонда «СПИД.Центр» Антон Красовский у нас сегодня в «Особом мнении», добрый вечер.

А.Красовский Здравствуйте.

А.Плющев Значит, мне кажется, что многие воспринимают как директор фонда «СПИД.Центр», значит, это связанное со здравоохранением что-то.

А.Красовский Как вам кажется, значит, я могу комментировать любые вопросы по здравоохранению, от пользы зеленки до радиологии.

А.Красовский: Можете погуглить, посмотреть, как жило семейство руководства этого онкологического центра

А.Плющев С другой стороны, вам же наверняка приходится с Минздравом иметь дело.

А.Красовский Мы регулярно имеем отношения с разными минздравами, с федеральным и региональным, это правда. С разной степенью паршивости, между прочим. Потому что, например, любой минздрав, и региональный, и федеральный в том числе состоит из разных людей. Там есть люди абсолютно вменяемые, как заместитель министра Олег Олегович Салагай. Есть люди абсолютно невменяемые и бессмысленные, вредные. Как, например, первый заместитель министра федерального минздрава Краевой. И так далее. Поэтому это такая сложная конструкция – Минздрав. И я понимаю, к чему вы клоните. Вы клоните к ситуации в центре имени Блохина. И это тоже сложная конструкция. Это же огромный научно-исследовательский институт, флагман советской онкологии, на Каширке построенный, буквально под несколько тыяч одновременных лежащих больных. И скажем честно, под умирающих лежачих больных построенный, по таким советским принципам онкологии, потому что советская онкология – это онкология курабельная. То есть, надо оперировать.

А современная онкология – это онкология терапевтическая. То есть, надо лечить каким-то другим образом.

Понятно, мы сейчас говорим о скандале на Каширке, связанным с этим обращением детских онкологов, потому что пришла Варфоломеева из центра Димы Рогачева и, якобы, разворошила все и хочет это дело уничтожить. Но давайте вспомним, что все это обращение начинается почему-то с того, что 20 лет уже не могут построить детский корпус. А что это, Антон из Москвы спрашивает, новое руководство 20 лет не может построить этот корпус? Это просто абсолютно коррупционное бандитское старое руководство во главе с Михаилом Давыдовым и его сыном, тоже Михаилом Давыдовым, это еще надо назвать собственного сына в собственную честь. Так сказать, все это дело устроили.

А.Красовский: Детский корпус никто не собирался строить, а деньги эти осваивались

Если вы посмотрите, этот Михаил Михайлович Давыдов стал членом-корреспондентом Российской академии наук, большой, в 30 лет, это вообще нонсенс. По-моему, Андрей Сахаров в 30 лет не стал академиком, а вот Михаил Давыдов маленький стал член-корром в 30 лет, потому что его папа туда назначил, отправил буквально.

Это такая уникальная абсолютно была в городе Москве шайка, очевидно совершенно, что есть бесконечное количество людей, в том числе – знаменитых людей, которые онкологией страдали и получали там онкологическую помощь. И наверняка даже на самом высоком уровне, как, например, покойный Иосиф Давыдович Кобзон, которого там буквально спасли.

Но это говорит лишь о коррупционной схеме вообще работы всего этого центра. То есть, для блатных там всегда все находилось, а простые люди не могли получить лечение, ждали квоты и так далее.

И то, что сейчас руководство сменилось, ведь оно сменилось именно на основе этих огромных скандалов. В частности, например, потому, что этот самый детский корпус никто не собирался строить, а деньги эти осваивались. И прекрасно осваивались, можете погуглить, посмотреть, как жило семейство руководства этого онкологического центра.

Совершенно очевидно, что эта Светлана Варфоломеева, которая туда пришла руководить детским отделением. И пришла туда из центра Димы Рогачева, из центра с совершенно другими принципиальными подходами к взаимодействию с пациентом. Во-первых, первичный подход фактически на абсолютную бесплатность. И в этом – смысл симбиоза центра Димы Рогачева и фонда «Подари жизнь». То есть, то, что не может покрыть квота государства или, например, какой-то богатый… Богатая семья. Покрывает фонд «Подари жизнь». И, таким образом, жизни этим маленьким пациентам были спасены абсолютно из самых отдаленных уголков не то что России, там спасали детям жизни из Узбекистана, из Таджикистана, из Казахстана.

А.Красовский: Андрей Сахаров в 30 лет не стал академиком, а вот Михаил Давыдов маленький стал член-корром в 30 лет

Уровень смертности… Я просто хорошо знаю именно эту тему, Центр Димы Рогачева, потому что один из моих родственников когда-то был одним из основателей РДКБ. И когда РДКБ основывалась, это через дорогу от центра Димы Рогачева, центр Димы Рогачева отпочковался от РДКБ, то уровень смертности от детских гематологических болезней был 70%. Сейчас он, по-моему, в районе 5%. Или максимум 10%. Они сделали за несколько десятков лет, за 20 или 25 лет вместе с РДКБ невероятный совершенно скачок, каких наша российская онкология не сделала в целом. И это правда другие принципы, принципы «вылечить, помочь, спасти любого ребенка», а не «отжать какую-нибудь квоту», не «заработать побольше бабла», не «положить себе на лапу». И, конечно, я очень рад, что это происходит. Если есть какие-то люди, которые говорят о том, что их собираются увольнять – может быть, их правильно собираются увольнять?

Это я вообще всегда говорю, даже в «СПИДе», основная тема такая, что «вы в этом ничего не понимаете, а мы этим занимаемся 30 лет». А вам не приходило никогда в голову, что если вы занимаетесь этим 30 лет, а в стране эпидемия растет африканскими темпами, то, может быть, вы просто плохо этим занимаетесь? Вот у меня такие же вопросы к этим детским онкологам на Каширке. А вам не приходило в голову, что вы просто плохо работаете?

А.Плющев Правильно ли я понимаю, что там не угрожали увольнением, насколько я помню? Они сами говорили, что уволятся.

А.Красовский: Современная онкология – это онкология терапевтическая

А.Красовский Я об этом и говорю, они же не могут уволить Варфоломееву, начальница. Они могут сами уволиться. И пожалуйста. Я считаю это честным. На самом деле, страна большая. Если вы думаете, что это уникальные совершенно кадры, вы так не думайте, пожалуйста. Огромное количество очень талантливых людей, талантливых онкологов и вообще талантливых врачей в нашей стране. Я просто смотрю на выпускников нашей школы, которую фонд устраивает 4 раза в год, Школа молодого врача по ВИЧ-инфекции. И смотрю на этих молодых врачей, которые приезжают со всей страны, как они хотят работать, кем они хотят работать и как они хотят работать, исповедуют какие принципы и какие… И оперируя какими знаниями. И понимаю, что среднестатистический 27-летний врач точно лучше любой старухи или какого-нибудь 40-летнего упыря, который там проработал 20 лет в заштатной больнице.

Так что я считаю, что если какие-то последователи Михаилов Давыдовых хотят пойти вслед за Михаилами Давыдовыми, то, может быть, туда им и дорога. Но точно могу сказать, что вы уже не станете членами-корреспондентами Российской Академии наук. Уже одного хватило, я думаю, что и этот перестанет им быть вскорости.

А.Плющев Ну вроде бы родители детей, которые там находятся, вроде бы они подержали…

А.Красовский Еще раз говорю, родители детей находятся в травматическом состоянии. То есть, фактически такой стокгольмский синдром. Я не знаю доподлинно этой ситуации, я точно понимаю, что это производственный конфликт, который можно решить. Если производственный конфликт таким образом выносится в публичную плоскость, значит, у людей, которые вынесли его в публичную плоскость, должны быть настоящие и серьезные аргументы. А пока мы слышим только вой и вопли.

А.Красовский: Советская онкология – это онкология курабельная. То есть, надо оперировать

А самое главное, еще раз говорю, мы видим, что происходило на протяжении десятилетий на Каширке. И это был ад и ужас по отношению к простым людям, вот к простым детям, к людям, которым некому позвонить. Не к известным журналистам, не к артистам каким-нибудь, а к обычным людям, которые приехали по квоте из города Чебаркуля, например. И, в принципе, вы поймете, о чем я говорю.

Это, кстати, происходит повсеместно, это не касается только центра Блохина, это касается любой онкологии в нашей стране.

А.Плющев Только онкологии?

А.Красовский Просто онкология – это самая богатая тема, в онкологии находится, например, половина всего бюджета, который тратится на здравоохранение в России, потому что онкологические препараты самые дорогие, коррупционные схемы самые жирные, на закупках можно положить себе три яхты за год. И на квотах можно заработать себе за год на две квартиры прекрасные, понимаете? Поэтому я знаю, как живут разнообразные онкологи, даже районные онкологи в Подмосковье. И понимаю прекрасно, о чем идет речь. Я разговаривал с некоторыми из них, они в открытую говорили: «А что ты думаешь, я за бесплатно буду квоту давать?». И это так происходит повсеместно. И так же происходило, конечно же, в центре Блохина, об этом все знают, бесконечно об этом говорили, писали. Очевидно, еще раз вам говорю, у каждого известного врача всегда найдется группа поддержки. Всегда выступят какие-нибудь люди, которые скажут: «Нет, это – выдающийся специалист».

А.Плющев Прервемся ненадолго, продолжим потом с Антоном Красовским.

РЕКЛАМА

А.Плющев Сегодня вечером это «Особое мнение» Антона Красовского, вот в первой части программы он был как директор фонда «СПИД.Центр».

А.Красовский А теперь его уже уволили? За эти две минуты.

А.Плющев Специалист в области общения и медицины, а теперь как журналист. Значит, хотел поговорить про дело Светланы Прокопьевой, вчера была такая акция, в которой наша радиостанция тоже участвовала.

А.Красовский Ну, конечно. Вы же не свинобомжи, нормальные люди.

А.Плющев Не без этого, стараемся. А что скажет Антон Красовский? Я, знаете, о чем хотел спросить? Про… Вот есть Московское дело. И там выступили за тех людей, которые, очевидно, невиновны. И больше всего выступали за тех людей…

А.Красовский Я больше скажу, там все невиновны.

А.Плющев Но вот чем больше очевидно, тем больше выступали, с Павлом Устиновым. Здесь тоже очевидно, во всяком случае, нам, коллегам, невинновность и глупость всего этого дела со Светланой Прокопьевой. Удастся ли отбить?

А.Красовский Смотрите, я не хочу никоим образом предсказывать развитие событий, в отличие от Маргариты Симоновны Симоньян, не обладаю такими связями в аппаратных кругах, поэтому я не могу. Я скажу что-нибудь, а потом все будет наоборот. Я очень надеюсь, что это дело, конечно, будет прекращено, потому что, во-первых, оно, очевидно, региональное. Региональному какому-нибудь управлению ФСБ нужно было отчитаться, а москвичи сказали: «Да, давайте. Отлично, классно». И более того, оно было, как мы понимаем, возбуждено и начало развиваться год назад, когда настроения в этих кругах были немножко другие, они были гораздо более жесткие, экстремистские, такие патрушевские. А сейчас они, очевидно, становятся помягче, в том числе – благодаря Московскому делу…

А.Плющев Вот были патрушевские, а сейчас…

А.Красовский А сейчас вайновские. Антон Эдуардович, спасибо вам. И, кстати, бортниковские, я думаю, потому что ФСБ, очевидно, руководство Федеральной службы безопасности, мне кажется, придерживается несколько более корректной позиции по отношению ко всему происходящему. Были взвешенные позиции, и ессли бы не было этой позиции руководства ФСБ, то и не было бы, например, оправдательных приговоров по Московскому делу. Не то чтобы все там задрожали, потому что какая-то очередь стоит в отделу писем администрации президента. А потому что действительно есть противоборствующие группировки, они такие, одна пожестче, другая помягче. Это не значит, что одни голуби, другая ястребы, они все в некотором смысле ястребы.

Но просто некоторые ястребы менее кровожадные. Одни ястребы любят прям кроликов, а другие согласны на мышек. Я надеюсь, что те, которые согласны на мышек, начнут побеждать. И в этом смысле дело Прокопьевой будет закрыто, потому что непонятно, на каком основании его открыть.

А.Красовский: Это такая сложная конструкция – Минздрав

Во-первых, не очень понятно, на каком основании открыли само дело со статьей «Терроризм». Только на том основании, что молодой человек взорвал себя в приемной ФСБ? Во-первых, никто не проверял молодого человека посмертно на его психологическое состояние, с таким же успехом дело о терроризме можно возбудить против мужчины, который вчера следователя в СК. Люди бывают в разном психологическом состоянии. Вы еще поживите в городе Архангельске, поживите там, пострадайте, посмотрите, как в Москве все гудит, а у вас там Северная Двина течет. Там не только взрываться начнешь, там в этой Северной Двине утопиться мало. Поэтому, конечно…

А.Плющев НРЗБ как призыв.

А.Красовский Как призыв топиться. Нет, на самом деле, я вам говорю, если хочется топиться – езжайте в Москву, не топитесь. Есть много красивых мест, даже от Архангельска недалеко, Санкт-Петербург – блестящий город. Вот. И понятно, что хотелось возбудить какое-то региональное дело по терроризму, давно не возбуждали, вот возбудили и к нему кого-то привязали. Но я еще раз говорю, я считаю, что квалификация дела, мягко говоря, надуманная. А уж то, что Прокопьеву по этому делу решили пришить, это вообще смешно. Да, почитайте ее тексты, они вообще никакого отношения ни к оправданию, ни к призыву не имеют. Она просто как бы описывает ситуацию, она говорит буквально как я: а что вы хотели? У вас государство, которое управляется силовиками, силовое государство. И с этим государством молодой человек 17 лет, если он вменяемый…

А мы, еще раз повторяю, не определили, вменяемый он был или нет, я как раз считаю, что он страдал психическим заболеванием. Но не диагностированным прежде. Но если, например, он вменяемый, то как еще с силовым государством разговаривать, на каком языке? На языке просьб? Но подросток не способен разговаривать на языке просьб, это подростковая девиация, подростковое состояние, посмотрите на Грету Тунберг, она же не разговаривает с вами на языке просьб. Это обычное подростковое состояние – требовать. И вот он таким образом требовал.

И все, что сказала Прокопьева, каким образом это все можно подвязать под оправдание терроризма, которого еще и не было, это совсем смешно. Меня в этой ситуации на самом деле беспокоит даже не то, что ФСБ или Следственный комитет пытается это дело возбудить. Или что у нее заблокировали карточки. А что абсолютно отсутствует какая-то квалифицированная адвокатская помощь. То, что так называемый союз адвокатов… Я это причем говорю совершенно ответственно, глядя в камеру, говорю. Юрий Сергеевич Пилипенко, здравствуйте. Константин Эдуардович Добрынин, статс-секретарь в федеральной палате адвокатов, мы с вами все это выясняем в смсках постоянно. Вы мне рассказываете, что иметь какую-то публичную позицию, так сказать, корпоративную, вам запрещает закон. А если закон таким образом выстроен, что он сам себя нарушает, как это происходит сейчас в России? Когда невиновного человека, и вы видите, что это невиновный человек, судят, осуждают на год условно, потому что он невиновный. А если бы он, не дай бог, был виновный, то ему бы дали пять лет «строгача».

Неужели вы считаете, что вы можете говорить о том, что у вас существует какое-то профессиональное сообщество, если у вас нет мнения этого профессионального сообщества? Зачем нужно профессиональное сообщество адвокатов? У меня вопрос ко всем вице-президентам и бывшим руководителям федеральной палаты адвокатов, Резнику, Семеняко, ко всем. Даже ко всем людям, которые приезжают к вам из глухомани. К женщинам, похожим на главных бухгалтерш, которые у вас тоже вице-президенты, коллеги тюменские. Вы себя как идентифицируете внутри этого профессионального союза?

Вот вы год сидели и обсуждали размеры гонораров. Главное, чего вы добились, что вам разрешили как-то повышать какие-то гонорары. Единственное, что волновало так называемое адвокатское сообщество. Можете самораспуститься, вы зачем тогда нужны? Если вы просто опустились до уровня нижневартовского какого-то месткома и единственное, что вас волнует, размер ваших гонораров… Окей. Тогда не говорите, что федеральная палата, что-то там. Если вы считаете себя общественным институтом, независимо от того, как этот общественный институт кредитован закон, то ведите себя как общественный институт. А если вы хотите быть месткомом, скажите честно: «Мы – местком, никакая мы не палата».

Но тогда стыдно в ней состоять. Вернее, в управлении этой организации состоять.

А.Плющев Я, честно говоря, не очень понял, как мы на адвокатов свернули…

А.Красовский Очень просто мы свернули. Значит, девушка сидит с заблокированными картами по обвинению в оправдании терроризма. Существует огромная федеральная общественная структура, и ни у кого нет вообще по этому поводу никакого мнения. Условно говоря, почему мы говорим о том, что отбили Устинова? Потому что было консолидированное публичное мнение актерско-режиссерского сообщества, которое инициировало это общественные стояния к отделу писем администрации президента.

>

А.Красовский: Время позднего авторитарного правителя сильно быстрее течет

Я считаю, что если вы хотите… Просто я на прошлой передаче бесконечно говорил, что надо, чтобы адвокатов допустили на судейские места, чтобы оттуда убрали ментуру, потому что адвокаты должны стать судьями. Но если сами адвокаты не способны отстаивать общественные и резонансные действительно ситуации, если не существует никакого сплоченного адвокатского мнения и, более того, если так называемым руководством так называемой федеральной палаты адвокатов считается, что это консолидированное мнение высказывать незаконно, то тогда чем эти адвокаты лучше ментов? Я считаю, что ничем. Более того, мне присылают периодически какие-то высеры каких-то там адвокатов из города Санкт-Петербурга. Полное ощущение, что это не адвокаты пишут, а мелкие сотрудники адмиралтейского РУБОПа. И, в принципе, я так понимаю, что в большинстве адвокатура выглядит именно таким образом. Вот сидит человек, которому нужна квалифицированная помощь, «А», причем помощь pro bono, очевидно. А «Б» — это, очевидно, человек, которому нужна общественная поддержка адвокатской корпорации, она ему нужна.

Вы не можете называться корпорацией, если у вас нет корпоративного мнения, если ваше корпоративное мнение касается только размеров выплат. Это не корпорация, это фильм «Гараж». Даже у СК есть корпоративное мнение, у ФСБ есть корпоративное мнение, только вот у федеральной палаты адвокатов нет никакого корпоративного мнения. Всегда какой-нибудь частный постик в Facebook.

А.Плющев Ничего не могу сказать за федеральную палату адвокатов, но, когда общаешься, условно говоря…

А.Красовский Генри Марковичем Резником. Приятнейшие, приличные люди. Я вам более того скажу, когда вы общаетесь с Александром Васильевичем Бортниковым, это еще приятнее.

А.Плющев «Общаешься» — не в смысле общаешься, а в смысле – наблюдаешь ту или иную работу. Ассоциация «Агора», скажем.

А.Красовский Нет, подождите секунду. Ассоциация «Агора» — это Павел Чиков, немножко другая… В некотором смысле общественная защита. Несмотря на то, что Павел Чиков, несомненно, обладает статусом адвоката, по по-английски не НРЗБ, а именно адвокат. Общественный защитник, он – общественный деятель, вне всякого сомнения. И общественный деятель действительно огромного федерального масштаба. И то, что создана «Агора» на такой почве – это подвиг. Но это не совсем адвокатура, адвокатура – это именно корпоративная судейская история.

А.Плющев Надо было прояснить, да. Через несколько минут мы вернемся сюда с Антоном Красовским.

НОВОСТИ

А. Плющев И мы здесь в «Особом мнении» с Антоном Красовским, журналистов и директором фонда «СПИД.Центр». Мы немножко уже начали затрагивать так или иначе…

А. Красовский Тему свинобомжей.

А. Плющев Нет, свинобомжей мы…

А. Красовский Свинофюрера. Оставим на сладенькое, на десерт.

А. Плющев Да, да, да. Все, что связано с прекрасными животными, чуть-чуть на конец. Сейчас – про процессы и суды, которые идут один за другим. Тут за вытаптывание травы было 3 с лишним миллиона взыскано с…

А. Красовский А кем, городским хозяйством?

А. Плющев ГБУ «Автодор».

А. Красовский «Автодор» у нас отвечает за траву? Вот как.

А. Плющев Там и дорожное покрытие. Там все вместе.

А. Красовский Испорчено. Это ж не то, что парад провести, да, с танками?

А. Плющев Ресторан «Армения» сегодня присоединился. Ну там небольшой по нынешним меркам иск.

А. Красовский Но я могу, во-первых, сказать, что я впервые узнал, что существует ресторан «Армения».

А. Плющев Да ладно!

А. Красовский Я всегда думал, что там магазин «Армения».

А. Плющев И я думал, что магазин.

А. Красовский А оказалось – ресторан.

А. Плющев Ну, там и то, и то есть.

А. Красовский То есть, наверное, там есть кулинария, которая называется рестораном.

А. Плющев Ну чурчхелу где покупают?

А.Красовский: Я переживаю за нанесенные материальные убытки этим организациям

А. Красовский Чурчхела – это Грузия. Сейчас ты всех обидел.

А. Плющев Нет-нет, я покупаю армянскую чурчхелу.

А. Красовский Маргарита Симоновна, он покупает армянскую чурчхелу. Это свинофюрер просто.

А. Плющев У меня на рынке нет грузинской.

А. Красовский Свинобожми нормальные покупают грузинскую чурчхелу.

А. Плющев Так.

А. Красовский Но что я должен сказать? Я переживаю за нанесенные материальные убытки этим организациям.

А. Плющев Вы же любите мэрию, мне кажется.

А. Красовский А причем тут мэрия? А мэрия – это «Армения» что ли?

А. Плющев Ну как, мне кажется, они на одной стороне.

А. Красовский Во-первых, это вам так кажется. Во-вторых, я могу любить много разных людей одновременно и в то же время указывать всем людям на некоторые перегибы и, скажем даже, комичные перегибы. Мне кажется, что само по себе решение московских судей… Ну, вернее так: московские суды и, вообще, Мосгорсуд в нынешнем его виде финальным аккордом, чем стали приговоры по «московскому делу», так дискредитировал себя физически как суд, и воспринимать его серьезно уже как суд смешно, поэтому их приговоры…

А. Плющев А это только сейчас произошло?

А. Красовский Ну, слушайте, нет, просто, ты ж пойми, и это, кстати, касается и мэрии, если вы считаете, мэрия к этому имеет отношение (я как раз считаю, что не имеет отношения), все это должны понимать, что пространство очень сильно уплотняется. Просто, время же разное. И по-разному течет. И время позднего авторитарного правителя сильно быстрее течет, чем время раннего авторитарного правителя. А пространство вокруг авторитарного правителя и людей, которые вокруг него находятся, сужается и очень так как бы сгущается.

Поэтому то, что раньше не вызывало ни у кого никаких эмоций и, скажем так, протестов, сейчас будет восприниматься как абсолютный плевок обществу. Особенно с тем, что каждый день упрощается коммуникация. То есть если 10 лет назад коммуникация была устроена одним образом, то сейчас она устроена, как мы видим, совершенно по-другому. Это вот к вопросу о том, что… Кто же это говорил-то о том, что «вот кто всех организовал этих самых артистов, это же кто-то их организовал»?

А. Плющев Кто-то координировал, да.

А. Красовский: «Кто-то координировал. Это же откуда все поступает. Идет координация». То есть это все говорят люди, которые вообще не понимают, как устроена социальная сеть. То есть они вообще в принципе не понимают, что во время поздней автократии протест против поздней автократии всегда будет на хайпе, он всегда будет поддержан молодежью, которая и является распространителем любой информации. Соответственно, выложи ты один ролик – он сразу будет репостнут десятками тысяч людей. и эти десятки тысяч людей, скорее всего, выйдут на улицу (или так: с огромной вероятностью, если этот ролик придется им по сердцу, выйдут на улицу).

И вот это тоже очень важно понимать, что вы, конечно, можете оштрафовать совершенно неустановленную группу лиц (или, как вам кажется, установленную вами каким-то образом группу лиц) на 238 тысяч рублей. Но, во-первых, тоже очень важно: при такой системе коммуникации собрать 238 тысяч рублей – это вообще не проблема. То есть непонятно, кого вы штрафуете.

А. Плющев Ну, там уже на миллионы.

А. Красовский Хорошо, на миллионы. То есть вопрос краудфандинга в такой ситуации – в ситуации несправедливого штрафа – он будет решен в течение дня. Таким образом, вы штрафуете как бы не Соболь, штрафуете не Навального, не Яшина и никого, вы штрафуете русский народ.

А. Плющев А разве это не цель – оштрафовать русский народ, чтобы он не рыпался?

А. Красовский Нет, абсолютно не цель у них оштрафовать русский народ. У них как раз цель – показать, что мы можем вас оштрафовать. А на самом деле, просто достаточно посмотреть, какое количество наличности находится у русского народа, и вы поймете, что это русский народ вас может оштрафовать. То есть вы просто это поймите, что, на самом деле, все деньги находятся у людей, а не у вас. То есть если вам кажется, что все деньги в «Роснефти», это не так. Все деньги находятся на руках у граждан.

А. Плющев Правильно. Поэтому их надо собрать через штрафы.

А. Красовский Но вы не сможете их собрать через штрафы, потому что граждане, на самом деле, способны купить Россию. Вот, просто, это важно понять власти. А власть это неспособна, на самом деле, реально до сих пор оценить. Она считает, что все управляется из каких-то кабинетов. А в реальности все управляется, конечно, баблом. И бабки действительно находятся у граждан.

А.Красовский: «Автодор» у нас отвечает за траву? Вот как

А. Плющев Вы только что говорили про Архангельск, где утопиться можно

А. Красовский Там грустно. Но я же не сказал, что там ужасно бедно. На самом деле, в Архангельске есть люди, которые прекрасно живут, не хотят никуда топиться и замечательно ловят рыбку в Северной Двине. Возьмем хотя бы «Илим Палп», который в Архангельской области зарабатывает миллиарды на своих целлюлозно-бумажных комбинатах.

А. Плющев Разве это граждане?

А. Красовский Вы считаете, что Смушкин и Зингаревич – не граждане? Я, честно говоря, не знаю. Возможно, они граждане другого государства. Так тоже может быть. Я не проверял.

А. Плющев Возможно. Но мне кажется, они как раз в орбите вот тех, кто штрафует.

А. Красовский Они тоже граждане. Мы все как бы граждане. И те, кто штрафует, они тоже граждане. И те, кто штрафует, между прочим, каждый день подвергают свою жизнь и свободу гораздо большему риску, чем мы с вами, потому что они обладают некоторой собственностью, которой у нас с вами нет, и на их собственность кто-то претендует.
Но дело не в этом. Еще раз говорю, пространство так уплотняется, а вот это отсутствие понимания об уплотнении пространства и передаче информации так комично периодически, когда ты это понимаешь, что даже уже как бы смешно комментировать. Вот, условно говоря, например…

А, это Прилепин же сказал: «Как? Это ж кто-то их собрал, кто-то организовал». Человек – мой ровесник, 75-го рождения (или 74-го года рождения какого-то). То есть он вообще не понимает, как устроена сетевая коммуникация. Он, как старый дед. Как будто он 47-го года рождения, вот как Михаил Давыдов этот, бывший генеральный директор этого центра Блохина. То есть человек, вообще, считает реально, что все управляется через пивной ларек. Нет, все управляется вот именно таким.

А в ответ подруга моя Мария Захарова мне пишет: «А ты зря так Прилепина говоришь, что он мудак. Вот посмотри», и шлет мне скрин, где ФБР дает рекламу в Фейсбуке. При этом там огромными буквами по-русски написано, что весь ареал этой рекламы – это только город-герой Вашингтон, DC. Это даже не штат Пенсильвания. Это только Вашингтон. То есть, очевидно, ФБР, например, – реклама по-русски, там не сказано, что конкретно это, – ищет переводчика на русский язык. Ну как там ФСБ периодически ищет через Вконтос или Однокласников, или через HeadHunter каких-нибудь там переводчиков на суахили. Вот так же ФБР там в своем Вашингтоне ищет.

А. Плющев Марию Захарову можно понять. В Вашингтоне-то как раз те, кто надо.

А. Красовский Так нет, подожди, проблема в том, что люди потом распечатывают вот эту хрень, кладут на стол какому-нибудь начальнику и говорят: «Посмотрите, — не будем называть имя этого начальника (например, Николай Платонович), — как вот у нас в стране ФБР проводит». Во-первых, даже Николай Платонович знает, что ФБР не имеет отношения к России. Здесь ЦРУ работает. ФБР работает исключительно на внутреннем рынке и точно не будет финансировать какие-то протесты в Люблине. Но там прямо русским языком (даже не английским) написано, что реклама размещена исключительно для города Вашингтон. Это вот удивительно.

Но тем не менее, вот я вас уверяю, что именно такие распечатки ходят и именно такими распечатками управляются вот эти так называемые представления о протестах, о том, как они организованы. И именно поэтому, на самом деле, что бы мы там ни говорили, протест кажется вам маленьким – 20 тысяч, не 20 тысяч, а вы пойдите за какое-нибудь свое дело… Вот честно я вам скажу, своим товарищам, за какое-нибудь, вот как вам кажется, правое дело вы можете организовать круглосуточное стояние с одиночными пикетами на протяжении нескольких недель? Вот у вас так получится? Хрен!

А. Плющев А без этих круглосуточных пикетов получилось бы вот между этими «ястребами»?

А. Красовский Нет, не получилось бы. Нет, конечно они нужны. И конечно эти круглосуточные пикеты сделали очень много. Но здесь очень важно понимать, что они не организованы какой-то из этих групп.

А. Плющев Да, да, да.

А. Красовский То есть одна из этих групп это конечно использует в своих целях и говорит: «Ну посмотрите, ведь народ действительно против. И ведь можно понять. Посмотрите это видео. Ведь все же на этом видео очевидно». Но видите, очевидно, что преступления совершают сотрудники Росгвардии, а осуждают, то есть реальную судимость, что бы там ни говорили про условный срок, но реальную-то судимость в паспорте со штампом получает вот этот Павел Устинов только потому, что так говорит Виктор Васильевич Золотов. Ну, значит, отлично.

Значит, председателем Мосгорсуда является Виктор Васильевич Золотов. Или председателем Верховного суда он, наверное, является. Я не знаю, может быть, есть какой-то еще и высший суд. Так вот помрешь, придешь на Страшный суд, а там Виктор Васильевич Золотов вместо Господа в генеральском мундире.

А. Плющев Пара минут у нас осталось на заявленную тему со свинофермой.

А. Красовский Не со свинофермой, а со свинобомжами и со свинофюрером.

А. Плющев Я все это вместе назвал. Антон, ну просто не утихает. Я думал, честно говоря, это, вообще, шутка на 5 минут про «вечерного мудозвона», а оказывается, который день, уже до федеральных канало дошло.

А. Красовский Ну, давайте так. Я буду серьезен.

А. Плющев Давайте.

А. Красовский В отличие от Ивана Андреевича Урганта. Я буду, как Владимир Рудольфович. Я случайно совершенно сегодня обнаружил, что ведь у «вечернего мудозвона» есть диагноз. И это действительно научный диагноз. Я сейчас выступаю как директор фонда «СПИД.Центр». Называется он вакализм – это расстройство, характеризующееся снижением интеллектуальных способностей, основной причиной которого является частичная атрофия или дегенерация. В данном случае – это конкретно прям вот изображена доля мозга – усыхание мозга вследствие излишней частоты и интенсивности работы голосом.

А. Плющев У меня так.

А. Красовский То есть если ты каждый день в вечернем эфире, как например свинофюрер Плющев, то у тебя усыхает прям целая огромная доля мозга – и ты тупеешь. Вот так происходит с разными «вечерними мудозвонами». И с «дневными», такими как я, например. Это к вопросу о диагнозах.

К вопросу о свинобомжах. Вот я, честно говоря, прочитал этот текст Алексея Анатольевича Навального про свинобомжей. Я тоже посмотрел какие-то отрывки этого эфира. Если вы понимаете, о чем идет речь.

А. Плющев Полминуты.

А. Красовский Алексей Анатольевич назвал «свинобомжами» сотрудников канала «RT», которые комментировали митинг. Разные каналы комментировали митинг.

А. Плющев Да там не только сотрудники. Но неважно, да.

А. Красовский Но неважно. Но все свинобомжи, безусловно. Мария Баронова, например. И я просто так вот подумал, а вот Алексей Анатольевич, например, станет президентом и вот так он обращается к вам в новогоднем обращении и говорит: «Уважаемые свинобомжи и боброедки». Вот согласны были бы видеть такого президента? И чем он, например, отличается, скажем, и претензии к нему в таком случае отличались от нынешних претензий, скажем, к президенту Трампу?

А. Плющев Я бы потребовал, чтоб меня – только «свинофюрером», раз Владимир Рудольфович так называл, а «свинобомжом» – никак нельзя. Это Антон Красовский, журналист, директор фонда «СПИД.Центр», был у нас сегодня в «Особом мнении». Спасибо, Антон!

А. Красовский До свидания!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире