'Вопросы к интервью

О.Журавлева Добрый вечер! Меня зовут Ольга Журавлева. У нас сегодня в гостях — Демьян Кудрявцев, медиаменеджер, член совета директоров газеты «Ведомости». Здравствуйте, Демьян!

Д.Кудрявцев Здравствуйте, Оля!

О.Журавлева Прямо к нашему эфиру принесли новость, как Трамп отправил Болтона в отставку. Что теперь будет? Что-то случилось, что-то произошло?

Д.Кудрявцев Да, безусловно, произошло и очень много. И очень хочется всё бросить и бежать смотреть на показатели биржи, потому что как бы вот у меня есть ощущение, что в данную минуту прямо теряю деньги, и многие слушатели, наверное, тоже, все, кто вложил в американские ценные бумаги.

Смотрите, есть две крайности: вот такая суперстабильность, которую пропагандируем мы (в полной мере не имеем, по крайней мере, заявляем), и супернестабильность, которую обеспечил Трамп своим правлением. Как любые крайности это ужасно плохо на самом деле и неудобно для бизнеса, для планирования, для планирования частных и корпоративных действий. В этом смысле отставка Блотона — это, прежде всего, доказательство того, что во главе Америки стоит непредсказуемый, плохо управляемый, непонимающий последствий человек, но в каком-то смысле это внутреннее дело Америки.

Безусловно, у этого будут международные последствия, потому что тоже система устроена таким образом, что коммуникации персональны, сигналы считываются неявным образом, и отставка такого важного человека в государстве, одного из топ-5 людей в государстве, по сути дела, не объясненное пока… Вот сейчас должна быть пресс-конференция, посмотрим, какая она будет, причем пресс-конференция не Трампа — пресс-конференция Помпео, Болтона. Вот Болтон на нее выйдет, в каком качестве?

О.Журавлева В каком виде.

Д.Кудрявцев Я уверен, что ни в каком качестве не выйдет, но понятно. У нас нет объяснения. Сначала действия — потом объяснения. Это типичный Трамп. И это всё ужасно плохо.

Но, прежде всего, почему это плохо и почему это не смертельно плохо? Это плохо потому, что западное общество для нас — не в смысле для русских, в целом — это история не про персоналии, а про институты. И институции дают нам и защиту от дурака и защиту от волюнтаризма, и в каком смысле преемственности, возможность наблюдать за эволюцией. И, в том числе, институции разного рода от НКО до судебных обеспечивают разделение властей, хотя сами могу не являться одной из трех властей.

Вот как бы институции должны работать. И они сработают в Америке тем или иным образом. Они сдемпфируют волюнтаристские действия Трампа, и в этом смысле это не очень плохая новость, потому что ничего уж особо страшного произойти не может.

Плохая она в том смысле, что она показывает, что они не работают так быстро и эффективно, как мы привыкли о них думать. И один чувак с ядерным «Томогавком» и с ядерным Твиттером и, так сказать, с шариковой подписью может сильно их опережать и тем самым их разоружать.

И вот это противодействие безумной воли и Конституции, оно, собственно говоря, главный сюжет всех сегодня американских действий, включая торговую войну с Китаем, включая отставки внутри администрации. И волны этого в разной степени касаются всех нас, потому что это отражается на финансовых рынках, это отражается на международных отношениях, это, безусловно, отражается на отношениях России с США и миром.

О.Журавлева Скажите, а разве не говорят всё время, что Трамп, конечно, хулиган и ведет себя как попало, но, тем не менее, срединная, глубинная — как хотите — Америка им довольна, потому что он им обеспечивает некое благополучие и финансовый рост?

Д.Кудрявцев Во-первых, это не в полной мере так. Он обещал серединной Америке некоторое благополучие и рост, адресовался к ней поверх политического класса, как типичный популист. То же самое делали многие политики в России. Там это удалось. Просто там этого давно не делали, но теперь это там сделали. И в этом смысле он как бы аккумулировал чаяния этого класса, безусловно. И в каком-то смысле часть этого класса его поддерживает и продолжает поддерживать, в том числе, потому, что ей трудно признаться в собственной ошибке, а также потому, что Республиканская партия и Демократическая партия пока не предлагают ей внятных и достойных альтернатив.

Д.Кудрявцев: Общественные организации не имеют права законодательной инициативы. Они обладает ее тенью

. Как только эти альтернативы будут предложены, Трампу вспомнят всё. И, в частности, потому что обещанное благосостояние, которое в Америке можно измерять по-разному, но есть простой способ его измерить — это основные показатели Нью-йоркской или там… Stock Exchange, NYSE или NASDAQ. И они перестали быть так прекрасны, как первый год трамповского владения.

Более того, я вам хочу сказать, что есть эффект отложенности. Я-то по-прежнему считаю, что во многом первый год Трампа и успех экономике этого периода состоят из трех вещей. Первое — это самореализуемые ожидания. Ну вот выбрали Трампа. Он же обещал, что всё будет хорошо, давайте вкладывать.

Второе: реальные некоторые регуляторные изменения и его воздействие на рынок. Не будем этого отрицать. Они не всегда хорошие, но они были и, в том числе, хорошие. И третье — это задел обамовского десятилетия. Он всегда проявляется позже. Наши теннисисты стали выигрывать в теннис при Путине. Это очень важно. Не выигрывали до Путина. Но они начались при Ельцине, потому что он любит теннис. Такой простой пример.

При нормальной ротации власти многие успехи проявляются потом. И вот этот эффект закончился. Образно говоря, эффект низкой базы, он закончился. Сейчас экономика там, где ее опускает Трамп, и уже с этим есть проблемы.

Но он политическое животное высокого класса, надо сказать. То есть, как бы можно сказать, он институционально, человечески существо неприятное, но политически в нем есть некая чуйка нормальная такая капиталистическая и так далее. У него есть время еще многое поправить. Он отступает, когда надо и договаривается когда надо. Он не умеет свою риторику и лексику с этим как-то координировать, как надо сказать, многие российские политики, многие российские оппозиционеры тоже.

Но действия у него устроены таким образом, что вот он наехал на Китай, вот он наехал на Северную Корею, вот он чего-то заявляет про Россию, а потом, когда надо договариваться, он понимает, что так не работает, и ничтоже сумняшеся, не помня, что он сказал вчера, отступает. И биржа и политические круги так говорят: «Ну, слава богу!»

Так что произошло неприятное, произошло в каком-то смысле предсказуемое. Я ни на секунду не сомневался, что он отставит Болотона. Но имеется в виду, я ожидаю от него любой ерунды, поэтому как бы этом смысле предсказуемо. Ну, и последнее, что все-таки ничего экстрастрашного не произошло.

О.Журавлева А история с этим самым агентом ЦРУ, который давным-давно пропал там себе в Черногории, все про него забыли благополучно. Зачем оно сейчас понадобилось, как вам кажется? Вроде бы сотрудником администрации президента…

Д.Кудрявцев Определимся — кому. Понадобилось кому? Журналисты устроились очень просто: они как раскопали — так и понадобилось. В том смысле, что как можем чего-то сказать, так и говорим. А это простая история. У них нет задачи думать, кому это выгодно или прибыльно. В России забыли о том, что журналист вообще не должен об этом думать. Он вот: солнце всходит, заходит — ой, нашел документ… И так далее. А кому это выгодно или невыгодно, не его собачье дело.

Хотя мы в это не верим, мы всегда считаем, что на кого-нибудь работает, преследует чьи-нибудь интересы, но это не так, по крайней мере, часто не так и особенно в США. Я считаю это первая история.

Второй важный момент состоит в том, что, безусловно, в России обостряется та или иная борьба за власть, за ее ветви, за ее части, за ее бюджеты, за ее субъектность. Поэтому, конечно, скандал вокруг российских международных отношений, которые одновременно является скандалом вокруг президента, и одновременно скандалом вокруг МИДа, даже если он не инициирован какой-то группой, безусловно, может быть использован кем-то для решения аппаратных административных задач и будет использован кем-то наверняка врагами Ушакова, врагами Лаврова, наоборот, их друзьями, преемниками — не важно. Как бы… чума на оба дома.

О.Журавлева В общем, намечается движуха.

Д.Кудрявцев: Идея, что журналисты должны иметь при себе или носить видимые знаки профессии, мне нравится

Д.Кудрявцев Да. Движуха — это потенциал, это возможности. Но третье: конечно, замечательный Трамп. По сути дела, насколько мы понимаем, по большому счету именно Трамп слил как бы… Собственно, вот такой гол в собственные ворота. Так бывает. Когда много суетишься, можно забить пяткой не туда. Он вряд ли преследовал за этим какую-нибудь дико сложную комбинацию, Наоборот, может быть, хотел показаться добрым, прекрасным парнем. Вот эта история под названием «Давайте не пользоваться услугами нанятых шпионов. Давайте пусть шпионы работают за идею и питаются подножным кормом», например.

О.Журавлева Прекрасное предложение. Это Демьян Кудрявцев, медиаменеджер, член совета директоров газеты «Ведомости». Мы вернемся через несколько минут.

РЕКЛАМА

О.Журавлева И снова с вами Ольга Журавлева. Наш сегодняшний гость — Демьян Кудрявцев, медиаменеджер, член совета директоров газеты «Ведомости». Вот еще чудесная новость по поводу журналистов. Росгвардия предложила обязать журналистов носить на митингах опознавательные жилеты и не разглашать сведения о сотрудниках ведомства, работающих на митингах, — говорится, в сообщении пресс-службы Совета при президенте по правам человека. Росгвардия туда прислала свои предложения. Вот таковы они. Хорошие же?..

Д.Кудрявцев Давайте их, во-первых, разделим на две части. Жилеты, не жилеты — это вкусовщина. Золотову нравятся жилеты. Кому-нибудь понравятся кепки. Вот Трамп очень любит и так далее.

Это вот второе… Давайте так: идея, что журналисты должны иметь при себе или носить на себе видимые знаки своей профессии, как в военных зонах, например, принято, мне нравится. Прекрасная идея. Я не очень понимаю, почему её инициирует Росгвардия. Я вообще не понимаю, почему Росгвардия у нас вдруг обрела какое-то право административно-гражданской инициативы. Она — кто? У нас инициативой законодательной обладает, как мы знаем, законодательная дума и президент Российской Федерации. Ну, будем решать, что Росгвардия — это такая тень президента Российской Федерации…

О.Журавлева Это общественная организация.

Д.Кудрявцев Нет, она не общественная организация. Общественные организации не имеют права законодательной инициативы, кстати. Она обладает тенью законодательной инициативы, она ее принесла в СПЧ. И они там между собой разговаривают. Но я не против, чтобы журналисты носили… Хочется сказать, где вторая часть предложения? Они будут носить на себе жилеты, а мы тогда — что? Не будем их бить, арестовывать…

О.Журавлева Наденем маски зайчиков.

Д.Кудрявцев Вот вообще, она — пусть, а мы? Пусть — прекрасное, вообще, слово. Пусть они носят. А «Росгвардия» пусть — что? Ну, например, а Росгвардия тоже наденет жилеты, а то она голышом сейчас. И там будет написано громко: Росгвардия, фамилия, жетон, номер. Вот, например. То, что с нее давно требуют и требует не общественная организация, а, не побоюсь этого слова, закон Российской Федерации о полиции. И он это требует, они этого не выполняют.

А они без всякого статуса закона хотят, чтобы журналисты — что? Давайте, пожалуйста… Давайте пойдем им навстречу, но пусть они тоже что-нибудь про себя скажут. Возьмут встречные обязательства, как говорилось при советской власти.

А вторая часть — это, конечно, сумасшедший дом: Пусть они не пишут о сотрудниках…

О.Журавлева Не разглашают сведения.

Д.Кудрявцев Это одно и то же. Пусть они не разглашают сведения. То есть пусть они не делают свою работу, которая записана в законе о СМИ, которая записана в Конституции Российской Федерации и в их должностных инструкциях. Пусть они этого не делают — не разглашают сведения. Собирают, например, но не разглашают. Хомяки такие информационные. Хранят сведения. Это всё, конечно, между гнусностью и глупостью находится где-то.

Я надеюсь, конечно, что в связи с тем, что процедурно и процессуально у этого нет никакого статуса сегодня, мы можем много времени на это не тратить, но, с другой стороны, я уверен, что Росгвардия найдет какой-нибудь сумасшедшего депутата, который может и в Думе выступит с этим. Посмотрим. Будем наблюдать, как говорит один мой знакомый редактор.

О.Журавлева Да, совершенно верно. Полюбуемся. Хотела вас еще спросить по поводу того, развалилось все-таки дело о массовых беспорядках или нет, как вам кажется на данном этапе? Будут судить у нас за массовые беспорядки, так или иначе, или не будут?

Д.Кудрявцев Нет, смотрите, у нас будут судить за массовые беспорядки много раз, потому что у нас, к сожалению, будут массовые беспорядки. Развалилось ли дело об этих массовых беспорядках…

О.Журавлева Об этих.

Д.Кудрявцев Нет, не в полной мере. Все-таки, сколько? — 5 человек уже осуждено. Это же не важно, как называется то, за что их осудили. Кого-то за экстремизм, кого-то за призывы, за неоднократное нарушение правил одиночного пикетирования, что бред — сесть за это. Мы же понимаем, за что их осудили — за события этого августа.

Давайте не называть их массовыми беспорядками и выясниться, что дело о массовых беспорядках развалилось. Давайте называть их массовыми беспорядками и выясним, что мы просто будем говорить правду, за что они сидят, тогда выясниться, что они есть.

Другой вопрос — я понимаю, о чем вы говорите, — что стало ли это дело процессуально основательным, позволяющим запихнуть в него больше, чем эти 5 человек и продолжать запихивать и сделать его прецедентом, каким были «кировские процессы» или «Болотное дело»? Нет, на сегодняшний день нет. Прежде всего, потому, что все участники этой истории с властной стороны (это не значит, что вся властная сторона, но все игроки этой истории) не профессиональны. Нельзя составлять заключение о том, что человек что-то, если у тебя самого есть видео, которое это опровергает.

О.Журавлева Мне кажется, это прекрасно работает и безо всяких обоснований. Просто видео мы не будем смотреть, или мы посмотрим и скажем, что мы ничего не увидели.

Д.Кудрявцев Не совсем так. Один раз посмотрим — скажем, что ничего не увидели. Два раза посмотрим, скажем, что ничего не увидели. А 20 — уже нет.

О.Журавлева То есть именно массовость…

Д.Кудрявцев Конечно, качественное нападение, то есть качественное следствие, конечно, в идеале базируется на настоящих фактах, но главное — оно должно определенным образом как бы подстраиваться под то, что его нельзя разбомбить. Вот как смотрите любой американский фильм и даже советский, что особенно смешно, и нам говорят: «Но это же не пройдет в суде», или: «А что мы скажем адвокату?» И так далее. Так вот в этом случае российский правоохранитель всегда говорит: «Наплюем». Один раз наплюем, два раза наплюем, в течении недели наплюем 30 раз — не работает. И мы видим, что некоторых людей пришлось отпустить, где вообще ничто ни с чем не билось — приходится отпускать. Потому что есть общественное мнение, потому что у судьи, у любого коленопреклоненного, продажного судьи рано или поздно есть какая-то зона, при которой он говорит: «Ну, тогда я вам зачем? Штампуйте прямо там, в этом самом…». То есть гордость и честность, и свобода — это понятия не абсолютные, у которых всегда есть один эталон величины. Это понятие такие, как бы…

О.Журавлева Подвижные.

Д.Кудрявцев Подвижные. Человек говорит: «Плевок в лицо стерплю, а пощечину — нет». Побить можно, а бутылкой как в Казани — лучше не надо. И в этом смысле наши правоохранители тоже это понимают. Ну, могли же посадить Голунова, несмотря ни на что.

О.Журавлева Могли.

Д.Кудрявцев То есть это же сравнимая ситуации абсолютно, да?

О.Журавлева Но почему-то другая.

Д.Кудрявцев Другая. Я имею в виду, наоборот, такая же. Есть уровень бреда и уровень общественного внимания к этому бреду, которые вместе на дают совершить произвол — вот. Так же и здесь. Как бы для того, чтобы в полной мере запустить «московское дело» нужен тот уровень произвола, общественное внимание, к которому законодательная база не готова. Одни в плюс не готовы, другие в минус не готовы.

О.Журавлева А, может быть, появился другой путь? Вот Наталью Синдееву вызывали на допрос в качестве свидетеля о массовых беспорядках — об источниках финансирования спрашивали телеканала, об освещении протестов. Тут еще у нас прокурор Москвы подал иск к Навальному, Яшину, Соболь и другим. Зарегистрирован иск по поводу всяких… требования прокурора не уточнили, но, наверное, тоже финансовые требования…

Д.Кудрявцев Ну, прокурору у нас нехорошо. Он вынужден был работать в выходные, еще что-то.

О.Журавлева И Соболь ему за это денег должна?

Д.Кудрявцев Его покой нарушен, и он считает… Что значит, должна? Он же в суд подал как бы.

О.Журавлева Суд разберется.

Д.Кудрявцев Да. «Вот я считаю, что должна. Пускай разбирается». Смотрите, давайте еще раз. Дело в том, что, во-первых, нет одной стороны никакой. Российская оппозиция — это никакая ни одна сторона и российская власть не одна сторона. И я не побоюсь этого слова, внутри нее очень много умных людей, отдельно хитрых людей, изворотливых, отдельно — глупых людей, отдельно — подлых. Разных. Они все сейчас как институция ведут себя, с моей точки зрения, неправильно. И это всё работает на худших из них, на самых коррупционных.

Но все время возникает какой-то человек, который говорит: «Смотрите, так же не работает. Давайте так». И один из этих людей, силовик говорит: «Так же не работает. Давайте всех посадим». А другой говорит: «Подождите, ну так же не работает. Давайте отъедем». Понимаете, да?

Д.Кудрявцев: Ужасная ситуация на муниципальном уровне в Питере. Я прошу всех, кому важно, обратить на это внимание

О.Журавлева А третий приходит, говорит: «Давайте оштрафуем».

Д.Кудрявцев Да, вот, например. Будем давить их рублем, например, и так далее. Поэтому разбираться в этих переплетениях…

О.Журавлева Сортах.

Д.Кудрявцев Сортах и переплетениях я не буду. Я, во-первых, не очень умею, а, во-вторых, не хочу. Но кроме того — вот спросите меня — лучше пусть штрафуют, чем сажают. Вообще, ворюга мне милей, чем кровопийца. Просто, к сожалению, это давно одно и то же. Но в целом ну… И ЕСПЧ деньги вернет, присудит вернуть. А потерянные деньги в тюрьме никто не вернет, даже если за них заставят заплатить 30 тысяч.

Поэтому мне, вообще, очень нравится, когда люди выясняют отношения в дебатах, в суде, на выборах, любым образом, который не связан с применением силы и тюрьмы. Я бы еще хотел, чтобы они это делали вежливо, не называя друг друга, представителей не нравящихся оппозиции, не знаю… поставьте тут «бип!» небольшой…

О.Журавлева Не надо.

Д.Кудрявцев И так далее. И это свойственно сейчас обеим сторонам, и ужасно меня это расстраивает. Но даже так лучше, чем дубинками или чем-нибудь.

О.Журавлева Тонкий, ранимый поэт Демьян Кудрявцев, медиаменеджер, член совета директоров газеты «Ведомости» вернется к вам после небольшого перерыва.

НОВОСТИ

О.Журавлева И снова с вами Ольга Журавлева. Наш сегодняшний гость — Демьян Кудрявцев, медиаменеджер, член совета директоров газеты «Ведомости». Демьян, вас тут спрашивают наши слушатели: Можно ли сказать, что на выборах оппозиция победила? Что, вообще, можно сказать об этих выборах? — я шире спрошу.

Д.Кудрявцев Это серьезный вопрос, на которые у нас, я боюсь, не хватит минут. Но вкратце это выглядит следующим образом. Выборы — это слово, которое означает разные процессы, идущие одновременно и последовательно. И это допуск участников к СМИ, допуск участников к регистрации, технология регистрации и законодательные акты, которые этому соответствуют, агитация, выборы, подсчет, признание результатов. И в этом смысле всё целиком невозможно разбирать.

Вот смотрите, сейчас какая-то часть людей, которая считает себя оппозицией, как-то победила. Так она считает. Соответственно, она это как-то автоматически признает и там самым говорит о том, что, скорей всего, в этой части не было фальсификации. Потому что если бы они были, но надо вроде как чего-то делать… Я сейчас только про Москву говорю.

В скобках — там ужасная ситуация в Санкт-Петербурге. Беглов мне не интересен. А вот муниципальная конструкция — там были выборы вплоть до мундепов, не только в советы. И там ужасная ситуация. Выборы закончились уже два дня назад — там до сих пор не подсчитаны голоса. Там не вводят результаты в «Выборы», там снимают людей прямо сейчас. Ужасная ситуация на муниципальном уровне в Питере. Я прошу всех, кому важно, интересно и не всё равно, обратить на это внимание.

Там невероятный успех «Яблока». Там очень сложная ситуация внутри других оппозиционных и не оппозиционных, а средних таких конструкций, но в любом случае это показывает, что не работает система самого голосования и подсчета, потому что она находится под административным или даже уголовным давлением тех или иных сил.

О.Журавлева Даже так.

Д.Кудрявцев Да, безусловно. Как мы знаем, Петербург — криминальная столица. Там есть разные способы давить на людей.

О.Журавлева Мы-то, думали, культурная.

Д.Кудрявцев Не-не, НРЗБ. Кроме того, одно другому не мешает.

О.Журавлева Соглашусь.

Д.Кудрявцев Знаете, ночной губернатора Петербурга, дневной губернатор Петербурга — были такие.

О.Журавлева Это тоже культура, да.

Д.Кудрявцев Поэтому в Москве мы говорим о том, что хотя там в какую-то минуту на тех или иных участках говорили, что не дают результаты, не подписывают протоколы, но в целом все считают, что эти выборы отражают голосование тех граждан, которые на них пришли. Их в целом было очень мало — 20%. И это хорошо. Хорошо, что система отношений устроена таким образом, что люди пошли, что-то сделали и получили тот результат, который соответствует и считают этот результат каким-то результатом.

Другой вопрос в том, что понятно, что в рамках всей большой конструкции это не результат. Людей не допускали, люди не имели равного доступа в СМИ. Людей сажали, людей, которые вышли их поддержать, разгоняли дубинками. Неравноценные методы регистрации применялись к разным людям. Я даже не про допуск судебный, а вот подписи твои чистые или не чистые… Сами эти подписи — абсолютно архаичный формат в наше электронное время.

О.Журавлева Но тогда и про электронное голосование скажите.

Д.Кудрявцев Электронное голосование — это немножко другая ситуация. Электронное голосование, если оно плохо сделано, это некоторая манипуляция, возможно. И, собственно говоря, в округе Юнемана считается, что, возможно, она и произошла. Другой вопрос, что сделать электронного голосование гораздо проще, чем проконтролировать работу тетушек-завучей, которые позволяют у себя вбрасывать вот такими пачками, и мы с вами это видели на видео. Но постепенно эта ситуация улучшается. Во-первых, мы с вами это видели на видео, значит, есть видео. Это уже лучше, чем 10 лет назад, когда его не было.

Д.Кудрявцев: Сначала действия — потом объяснения. Это типичный Трамп. И это всё ужасно плохо

Но вот эта история про то, кто может участвовать в выборах, кто не может — вот она не меняется никак, и ее необходимо изменить. И в каком-то смысле это результат хороший, потому что это не результат в прямую оппозиции. Напомню, что половина оппозиционеров в это время практически все сидели в тюрьме или были за границей.

О.Журавлева А часть тех, кого избрали, до сих пор найти не могут.

Д.Кудрявцев Да, и они не оппозиционеры никакие.

О.Журавлева И вообще, неизвестно кто.

Д.Кудрявцев На самом деле, в свою очередь, «умное голосование» делится на две части. Первая часть — это «давайте подадим знак, что мы есть и нас нельзя игнорировать, неважно, какой от этого будет результат, вот я говорю, что это будет вот так, и если ́то так — значит, люди меня услышали». Понятно, что на самом деле наполовину они не услышали, они так и хотели. Сколько-то 100, 200… или 500 человек и так далее. Это хитрость как бы с моей уже стороны, в данном случае, со стороны штаба Навального, но это не важно.

И в каком-то смысле этот результат был бы, даже если они бы не выиграли. Вот такой результат. Представьте себе, выигрывает человек с 52%, а 49% голосует за другого. Это же все равно знак, что огромная часть страны думает иначе. Его нельзя проигнорировать. И в каком-то смысле это успех. Это успех коммуникационный, оппозиционеров — в их разговоре с обществом, у общества — в их разговорах с властью и с самим собой. И это очень важно.

Другой вопрос, что там «Умное голосование» заявляло еще одну вещь важную: «А вот мы дадим им такой мандат, они поймут, что пришли в Мосгордуму не на административном ресурсе, что за них проголосовали москвичи, вдохновленные оппозиционерами, они тем самым обретут политическую субъектность и будут вести себя иначе». В этом еще было «Умное голосование», то есть не только чтобы 49, а чтобы они выиграли и тогда они… Тут я, простите, будут пессимистом. Они от этого политическую субъектность не приобретут — те, у кого ее не было, и те, у кого она была, ее не потеряли бы, даже если не выиграли эти выборы. А некоторые не дай бог ее обретут.

Вот прекрасный человек Яндиев, который как бы выиграл за Яшина, причем со второго захода. Сначала за Яшина должен был выиграть коммунист, а потом за Яшина должен был выиграть этот справедливоросс. И вот он теперь обрел политическую субъектность, и завтра его выберут еще в Государственную думу, например. Ну, не завтра, а в каком-нибудь 21-м году. И он заставит нас всех хранить как бы абортный материал. Это у него написано… А во всех остальных случаях просто запретит аборты. Трижды подумаешь, хочешь ли ты за него голосовать, если ты хочешь выбрать его.

А если ты хочешь послать сигнал «Неправильно сажать нашего депутата Яшина, а дайте ему избираться (может быть, он и проиграл бы)», то тогда, пожалуйста, Яндиев — это сигнал. То есть как мы к этому относимся.

О.Журавлева Как мы к этому относимся — это один вопрос. А как они там к этому относятся?

Д.Кудрявцев Да нет там никаких «они»… НРЗБ.

О.Журавлева Мы прочитали утром, что у них вот эти прикрытые едроссы не прошли в некоторых местах.

Д.Кудрявцев Я знаю людей, которые прыгают от радости и говорят: «Ну вот, поставили идиотов заниматься избирательной кампанией — а я же говорил!»

О.Журавлева У кого-то карьерный рост, короче говоря.

Д.Кудрявцев Или не карьерный рост, а просто доказательства того, что его идеи могли бы работать, а идеи других не работают. У кого-то безусловное раздражение, злость и так далее из-за того, что вообще непонятные какие-то люди чего-то тут наделали. У кого-то частное: «Вот теперь я не смогу чего-нибудь украсть». У кого-то наоборот: «Ужас-ужас! Эти оппозиционеры приведут к власти коммунистов».

О.Журавлева Коммунистов никто не любит.

Д.Кудрявцев Коммунистов никто не любит. Даже в этой власти их никто не любит, не говоря уж об этом самом… Так что это абсолютно разные реакции. Но на самом деле есть простая вещь: мы знаем, что в городе существует (гораздо больше, возможно) 600 тысяч людей, которые умеют отрывать себя от стула и приходить голосовать так, как им говорят несистемные оппозиционеры. Мы просто знаем, что они есть, по 13-му году знаем.

Плюс какая-то часть людей, которая голосуют за коммунистов, справороссов и так далее. Что есть вот это сообщество людей. Мы знаем, вы знаете, власть знает. А есть задача провести других людей. Каких? Вот Касамара и так далее. Что нужно сделать? Нужно создать условия, при которых этих придет меньше, а тех придет больше. Значит, надо этих не мобилизовывать, а мобилизовывать других. Это простая технологическая задача. Ну вот правда. Потому что среди этих, желающих пойти на выборы в Мосгордуму, вообще-то, в целом очень мало. Они не знают, кто такая Мосгордума, они раньше в нее никогда не ходили. Самый минимальный уровень, на который они ходили, это выборы мэра Москвы. И они еще и разобщены.

О.Журавлева А вот теперь они разобщены?

Д.Кудрявцев Да, конечно. И, более того, вообще, либералы и демократы не должны быть объединены. Я принципиально против. Объедены должны быть те, кто ходит строем. А демократы по разным причинам, каждый со своего куста должны делать то, что он считает правильным, агитировать за эту других в надежде, что аргументами он получит какое-то действие. Но это не значит, что кто-то должен кому-то присягать и вести себя всегда одинаково.

Первая часть: надо было этих не политизировать. Не надо было разгонять эти митинги. А тех, наоборот, надо было как-то нормально консолидировать, дать им нормальных, известных (это очень важно) людей для того, чтобы они могли проголосовать. Я имею в виду лоялистов. Не было сделано ни того, ни того. Это просто большая технологическая ошибка.

О.Журавлева В вас говорит политтехнолог.

Д.Кудрявцев Нет. А в тех, кто придумал «Умное голосование», что говорит? Это и то и другое — разговор технологий. То есть когда ты видишь перед собой людей, которые не решают технологическую задачу, ты пытаешься придумать другое технологическое решение, которое их победит. Это первое.

Д.Кудрявцев: Противодействие безумной воли и Конституции — главный сюжет всех сегодня американских действий

Второе, что очень важно: математика работает так, что, возможно, если бы они, наоборот, пошли по логике допускания всех, не только всех оппозиционеров, но вообще всех, даже сумасшедших, провластные кандидаты бы выиграли. Произошло бы типичное размытие или они на самом деле поснимали всех настолько, что дальше «Умное голосование» или естественное раздражение людей. Многие не согласны с «Умным голосованием», я знаю людей, которые против «Умного голосования», но также против бойкота, отсиживания дома и так далее, — они пошли проголосовали самого не стыдного. Он еще параллельно оказался в «Умном голосовании» или, как в случае Юнемана нет, не оказался. И выясняется, что из трех-то гораздо проще нарезать пирог… То есть была допущена властью двойная технологическая ошибка. Но за ошибки надо платить. Вот это плата за ошибку. Она не высока, прямо скажем.

О.Журавлева А вы говорили, что там есть умные люди.

Д.Кудрявцев Разумеется.

О.Журавлева Они сейчас плачут.

Д.Кудрявцев В этот раз поручили не им.

О.Журавлева Демьян Кудрявцев, медиаменеджер, член совета директоров газеты «Ведомости» был сегодня гостем нашей программы. Меня зовут Ольга Журавлева. Всем спасибо, всего доброго!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире