'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 26 августа 2019, 19:05

М.Максимова Это программа «Особое мнение». В студии — Марина Максимова. Я приветствую наших слушателей и зрителей. А свое особое мнение сегодня высказывает политик Сергей Удальцов. Сергей, добрый вечер!

С.Удальцов Добрый вечер! Рад приветствовать.

М.Максимова Вы у нас не были уже какое-то время. Поэтому задам вначале общий вопрос. На ваш взгляд, как ведется подготовка к выборам, избирательная кампания? Всю ситуацию, как вы оцениваете?

С.Удальцов Если в двух словах, еще весной было понятно, что эти выборы осенние в целом — и в Москве и в других регионах — будут для власти очень непростыми. Потому что весь последний год мы видели постоянную динамику падения рейтингов, постоянные скандалы, связанные с разными высказываниями чиновников, коррупционные скандалы. Эффект от пенсионной реформы еще не прошел. А за этот год мы получили и новые всякие инициативы власти, связанные с налогообложением, ценообразованием, в жилищной сфере…

То есть постоянно люди ощущали всё это время на себе рост цен, рост разных тарифов, рост налогов. Авторитет власти снижался. Все социологические исследования это показывали. Поэтому еще в апреле, мае, в июне до всех этих протестов было понятно, что выборы будут очень непростые для власти.

С.Удальцов: Эти выборы осенние в целом —будут для власти очень непростыми

Но то, как они поработали за эти два месяца… Уж мы долго можем с вами разбираться, какая кремлевская башня с какой выясняла отношения, спланировано это было или стихийно всё это происходило, кто там какие цели преследует (это, безусловно, есть, в элитах, раскол тоже постепенно усиливается), но результат очевиден. К выборам, которые, может быть, не были на острие внимания населения, — выборы все-таки не президентские, даже не мэра Москвы, ну, губернаторские в ряде регионов вызывают интерес, а выборы в региональные парламенты, как показывает практика, к ним интерес не очень большой (явка там 20–25, 30%, но это нам, говорят, и в Европе так же, но это отдельный разговор), — но, в общем, ничто вроде такого ажиотажа не предвещало.

Но своими руками, как я образно выражаюсь, Сергей Семенович Собянин, чиновники администрации президента, откуда там шли какие команды, чиновники, работники избирательных комиссий где-то в июне взяли по лопате такой хорошей и начали рыть очень усердно самим себе — партии власти, можно так выразиться — глубокую могилу. С какой целью они это делали? То ли это непрофессионализм, просчеты, кто кого хотел подсидеть, но в итоге эту могилу они достаточно уже глубоко на данный момент вырыли.

Ну, естественно, надо отдать должное. С уважением огромным отношусь к людям, которые боролись и борются за свои права тех, кого не зарегистрировали кандидаты, их сторонники, тех, кто сейчас защищает людей, попавши под аресты. Волею ситуации это в основном представители так называемой либеральной несистемной оппозиции, их в первую очередь не зарегистрировали.

М.Максимова Вас почти не коснулось.

С.Удальцов Я вообще поражен в правах до будущей революции. Я и выдвигаться не могу, и на митинги мне нельзя ходить: административный надзор. Я живу как на осадном положении.

М.Максимова А, кстати, сколько вам еще?

С.Удальцов Административный надзор до 21 года. Судимость 23 погашается. На выборах участвовать еще почти 18 лет почти нельзя.

С.Удальцов: Эффект от пенсионной реформы еще не прошел

М.Максимова На президентские выборы не пойдете в 24-м году.

С.Удальцов Нет, я думаю, мы ждем каких-то более радикальных перемен. Тогда мы обнулим все эти судимости и будем жить в свободной России. Я на это очень надеюсь.

М.Максимова Но собираетесь вернуться в большую политику?

С.Удальцов Я полностью из нее не ухожу, просто волею обстановки есть определенные ограничения. Сложнее просто действовать. А так мы в рамках команды левых патриотических сил — с коммунистами, с КПРФ — работаем, и на выборах разных кандидатов выдвигаем. Так что полностью я никуда не делся. Просто сейчас период более тяжелый, приходится в таких условиях выживать.

Но я вернусь к своей мысли. Да, огромное уважение вызывает, как люди пошли на протест, не проглотили всё это беззаконие, отказы в регистрации. Мы же прекрасно понимаем, что чисто в виде манипуляции.

Все здравомыслящие люди уже тысячу лет говорят одну простую вещь: давайте дадим людям выбирать, а не будем постоянно ставить препятствия, барьеры заградительные эти фильтры, подписи, всякие ухищрения. Сегодня это просто мошенничество колоссальное не первых год уже идет

. Власть, цепляясь за свою гегемонию, каждый раз меняет законы, каждый раз тасует эти правила. Раньше была норма — гораздо меньше подписей собирали в Мосгордуму, и всё было нормально, ничего ужасного не происходило. Но так они уже боятся свои места потерять, так боятся расследований, что выведут их на чистую воду и уже не просто будут говорить, у кого какая квартира где, а уже будут к уголовной ответственности привлекать, если что-то во власти поменяется. И такое возможно. Я уже давно говорю: там через одного люди ходят под серьезными статьями на большие сроки. Они это тоже понимают, поэтому так цепляются за власть. Поэтому в этом абсурде они уже дошли до беспредела.

Все нормальные люди давно уже говорят: минимум фильтров, муниципальные фильтры на губернаторских выборах убрать. Например, коммунисты, мы все тысячу лет об этом говорить. Подписей собирать минимальное количество, ну, максимум 1% от числа избирателей. И то это еще спорный вопрос. У нас сегодня 3 в Москве.

Конечно, власть сама создает такую ситуацию, подталкивает людей или отказаться от участия в выборах или ухищряться, потому что реально собирать такое количество подписей летом, когда никого нет…

М.Максимова В прошлый раз прошло же это.

С.Удальцов: Я вообще поражен в правах до будущей революции

С.Удальцов Я сам этим… ну, не лично занимался, но близкие люди занимались. Это ужасно тяжело. Сегодня вот пойдите, позвоните в дверь кому-нибудь, в дом зайдите. Да вас там пошлют грубыми словами, да еще собаку выпустят или какое-нибудь еще домашнее животное или сами выскочат с кулаками, потому что такое уже недоверие ко всему. Конечно, все это прекрасно понимают. И специально эта ситуация создана.

Поэтому в целом, я думаю, что отчасти хотели по накатанному пройти: «В 14-м году получилось — давайте и сейчас так отработаем». Ситуация изменилась.

М.Максимова Почему не прошло сейчас?

С.Удальцов Правильно. Потому что за пять лет… Тогда был так называемый «крымский консенсус», условно его назовем. Были еще свежи всё эти события. Это всё повлияло на общественные настроения. Тогда у некоторых была иллюзия, надежда, что власть будет меняться, прислушается к народу, будет патриотический подъем. Он был объективно, не у всех, но у определенной части общества был.

И многие тогда лидеры оппозиции были в сложных условиях. Кто-то тоже сидел, кто-то был под ограничениями, и не удалось так консолидироваться. То есть была совсем другая политическая ситуация.

За эти 5 лет доверие к власти упало кардинально. Особенно в крупных городах думающая часть населения — неважно, это либералы, коммунисты, безотносительно политических предпочтений. А те, кто эти выборы сейчас организовывал, действовал по старым этим лекалам 14-го года, видимо, это не учли, или сами себя убедили, что всё нормально, прокатило тогда, прокатит и сейчас. Не прокатило. Если это их ошибка — ну, значит, сочувствовать, я думаю, мы им не будем. Сами виноваты. Довели людей до такого состояния, что люди обозлились и готовы уже, так сказать, за свои политические слова и свободы выступать активно.

Ну, и элитные разборки тоже там присутствуют. Кто-то думал там руки погреть. В итоге получили для себя колоссальные проблемы. Сейчас главное, если резюмировать, отдавая дань уважения всем, кто протестует, борется, особенно поддержку хочу выразить тем, кто попал под аресты, в первую очередь по уголовным статьям. Административные — тоже не сладко, хотя и попроще, конечно. Держаться, не терять духа, не идти ни на какие самооговоры. Будут сейчас склонять. Мы знаем Болотное дело. Я проходил. Всё это те же самые технологии практически один в один. Нюансы поменялись.

М.Максимова Сейчас прервемся. А потом вернемся, в том числе, к Болотному делу. О сходствах и различиях двух дел. Сергей Удальцов, политик у нас в студии. Марина Максимова. Вернемся в студию очень скоро.

РЕКЛАМА

М.Максимова Продолжается программа «Особое мнение». Сергей Удальцов здесь, в студии. Итак, вы примерно обрисовали обстановку, что было, к чему это пока что на данный момент привело…

С.Удальцов Кто виноват, а что делать — это мы еще не обсудили.

М.Максимова Что делать — это у нас еще будет много моментов, о которых можно поговорить. Вы упомянули в первой части, что власти в какой-то степени вырыли уже в какой-то степени глубокую могилу. Имеется в виду, партия власти.

С.Удальцов: Власть, цепляясь за свою гегемонию, каждый раз меняет законы

С.Удальцов Политическую.

М.Максимова Да, разумеется. Как-то хочется сказать, да вы оптимист прямо. Скажите, вот для вас, что будет победой на этих московских выборах?

С.Удальцов Понятно, когда мы говорим про могилы — это всё некие метафоры, образы, но, тем не менее, для меня совершенно очевидно, что если весь этот политический капитал, который накоплен оппозицией в первую очередь за последние полтора (к моменту выборов будет два месяца), и то, что было до этого. А я напомню, что и в прошлом году были мощные протесты по той же пенсионной реформе, а до этого были другие ситуации. То есть это всё накапливалось годами.

События 12-го года — это тоже была борьба, это была целая история, в общем, эпопея, и она тоже бесследно не прошла. То есть это результаты всех последних лет. Мы должны этот капитал сегодня правильно использовать.

Понятно, выборы 8 сентября, их уровень все-таки не настолько глобальны. Скорей всего, эта борьба не закончится, но надо извлечь максимальную пользу для оппозиции в целом.

Понятно, у многих есть эмоции. Вот я представляю себя на месте кандидата, которого по беспределу, по-простому говоря, не зарегистрировали. Конечно, эмоции, злость. Да еще посадили потом на 15 суток, да еще шельмуют, что агент Госдепа и прочее. Я бы, наверное, в сердцах мог подумать: «Да гори это всё огнем! Какие выборы? Надо призывать к бойкоту, во всем этом не участвовать. Грязные выборы, голосовать ни за кого». Но в нынешней ситуации, я считаю, все-таки эмоции лучше отключить.

Был когда-то такой лозунг, по-моему, когда Ельцина второй раз выбирали: «Голосуй сердцем». Если вдуматься, это неправильный лозунг, потому что голосовать надо умом, разумом, мозги включать свои.

И вот сегодня достаточно интересная ситуация. Власти, желая того или не желая, повысили шансы оппозиции в целом. Мы сейчас не будем говорить, кто более радикальный оппозиционер, кто мене. Все-таки, выборы, не только, кстати, в Москве, по многим регионам — 16 губернаторских выборов, десятки выборов в региональные парламенты, местные выборы, в Санкт-Петербурге выборы, Мосгордума само собой. Все-таки если посмотреть на список кандидатов, практически везде та или иная оппозиция представлена.

Если сейчас действовать разумно, то, конечно, самое правильное — в любом случае обязательно прийти на выборы. Власть этого больше всего и боится. Они же хотели по-тихому все провести, отсечь всех неугодных, надеялись, что те промолчат, ну, и всё пойдет шито-крыто, опять как всегда.

М.Максимова Так всё равно же посчитают…

С.Удальцов Сейчас эту тему затронем. Я закончу. Соответственно, надо обязательно прийти. Потому что прошлые выборы, напомню, в Мосгордуму явка была около 20%. Это очень мало. Административный ресурс работает. Мы с вами знаем, всех бюджетников — работников школ поликлиник. Хорошие все люди, но зависимые. Отчасти, кому-то мозги хорошо промыли. Там ветераны. Люди хорошие, но, к сожалению, стали жертвами пропаганды или каких-то других своих соображений, корыстных, возможно, в том числе, они приходят. И 20% явки, условно говоря, там 12% — это сторонники власти того или иного формата, вот вам уже и результат.

С.Удальцов: Все нормальные люди давно уже говорят: минимум фильтров

А оппозиция своих сторонников, так или иначе, не могла массово вывести. Вот сегодня есть шанс. Интерес к выборам повышен, в интернете это тема номер один весь последний месяц. И даже у официальных медиа где-то это проскакивает.

То есть политизированная часть общества этой темой уже, грубо говоря, насытилась настолько, что, мне кажется, если сейчас правильный посыл пойдет от всех оппозиционеров — системных, несистнемных, радикальных, не радикальных, зарегистрированных, незарегистрированных — на одну простую мысль: прийти обязательно 8 числа на участок, желательно заранее еще привести знакомы и близких, и действовать по простому принципу. Он не новый. Можно его сейчас как-то модифицировать, но он, в принципе, не новый: Ни одного голоса за представителя старой системы, которая сегодня нас не устраивает

. Ну, если вы сторонник оппозиции, неважно, каких взглядов, не устраивает наша система, мы хотим ее менять — ну, чтобы без потрясений, без крови желательно обходиться, значит есть механизм выборов, какие бы они не были. Значит, голосовать только не за единороссов. Они скрытые сегодня, явные самовыдвиженцы. Но, в принципе, всем понятно. Даже в Москве есть несколько сайтов: там «Мосгордума 2019», «Стоп ЕР». Еще какие-то я видел. В интернете погуглите. Всё ясно, кто из самовыдвиженцев ставленник мэрии Москвы в каждом округе Москвы и так же в каждом регионе.

М.Максимова То есть вы поддерживаете «умное голосование».

С.Удальцов Дальше уже, за кого голосовать из оппозиционеров? Ну, понимаете, нет, наверное, здесь универсального способа. Есть все-таки идеологические предпочтения. Вот я как сторонник левых взглядов вам, конечно, порекомендую: давайте проголосуйте за КПРФ и левые патриотические силы. Все-таки люди, проверенные временем.

Можно долго кричать, что там системные, какие несистемные, но, как правило, и в Мосгордуме сегодня кроме КПРФ там нет, кстати, депутатов действующих (прошлого созыва). Что в регионе, что в какой-то деревушке, если есть коммунисты в парламенте региональном или городском — идут люди к ним, они им помогают. В принципе, в основном люди порядочные, искренние за редким исключением. Наверное, попадают тоже бракованные экземпляры, ну, так в семье не без урода.

Поэтому, я считаю, кто наших взглядов придерживается, социалистических, левых, — голосуйте за коммунистов. Не за спойлеров — их тоже много развелось. Но спойлеров легко отличить. Спойлеры, они от выборов до выборов не видны, их нет в реальной жизни. Вы их никогда не увидите, ни акций никаких, ни общественной деятельности. Но, как выборы — вдруг они появляются. Сейчас не будем перечислять разные фамилии. Но они есть и у коммунистов, и у либералов спойлеры есть.

Голосуйте за реальную, проверенную временем оппозицию. У левых сил — это КПРФ. У либерального избирателя сложнее сейчас ситуация, но где-то есть представители «Яблока» — голосуйте за них. Где-то есть независимые кандидаты в регионах, голосуйте за них. Если на вашем участке нету либерального кандидата — переступите через себя, проголосуйте просто за того, кто симпатичней, кого вы, вообще, видите в своем районе. Если человек реальный, он как-то вам известен. Если это фиктивный какой-то кандидат, если вы о нем в первый раз только услышали…

С.Удальцов: Сами виноваты. Довели людей до такого состояния, что люди обозлились

Я думаю, здесь выбрать не так сложно. Люди у нас достаточно думающие. Послушайте, пожалуйста, рекомендации. И у Навального будут свои рекомендации. У других партий — свои. Ну. своим умом действуйте. Мы же не секта: что сказал вам Удальцов — голосуйте за этого, и всё, надо бежать голосовать.

У Навального тоже своя, так сказать, градация кандидатов. Пусть и это будет Пусть все цветы расцветают, но принцип один: «Ни голоса единороссам явным и скрытым, голосуйте за оппозиционеров по своим идеологическим предпочтениям, кто более активен на вашей территории, кого вы знаете, чтобы не кота в мешке избирать. И тогда есть шанс реально.

Я не говорю, что победить — и 9 сентября сменится власть и победит демократическая революция, хотя хотелось бы помечтать. Но один шанс из ста есть всегда. Но кардинально можно улучить показатели оппозиции намного. Если будет явка процентов 30, а еще лучше больше в среднем по стране на региональных выборах, придут люди, протестно настроенные и вот этот ресурс власти можно будет перебить.

М.Максимова Что значит, перебить?

С.Удальцов Я отмечу, почему я говорю про наблюдателей. Объем фальсификаций, он не бесконечен. Это очень, кстати, власть любит внедрять эту мысль (скрыто, конечно), на словах они говорят, что «мы за честные выборы», а всякие боты, тролли — вот почитайте всякие комментарии в соцсетях, в YouTube — явно спланированная идет кампания перед всякими выборами: «Да это всё бесполезно! Не ходите. Всё посчитают. Это всё фикция… Пошли на баррикады!». Кто там к топору призывает, кто за вилы браться. Ну, это же видно, это спланированная агитация: наоборот, людей от выборов оттолкнуть. К сожалению ,эти настроения у нас довольно сильно укоренены в обществе. Во сейчас в ходе агитации — вот у меня супруга в Москве выдвигается в одном из округов…

М.Максимова Да, в 5-м.

С.Удальцов Да, в 5-м. Но я не хочу здесь заниматься рекламой. Кому надо знать…

М.Максимова Ну, послушайте, мы знаем.

С.Удальцов Мы много сейчас тоже на земле работаем. Это очень сейчас укорененная мысль, что всё подтасуют, всё посчитают. Объем фальсификаций, он ограничен.

Если есть наблюдение, если есть контроль на всех уровнях — на участке участковая комиссия, территориальная комиссия, окружная комиссия, в Центризбиркоме — если есть представители, у тех же парламентских партий они есть, ассоциация «Голос» ведет большую работу, планирует много наблюдателей. Каждый кандидат может выставлять. Я всех призываю. Еще не поздно, осталось вот две недели. Нам надо чуть раньше эти списки наблюдателей составлять. Идите сейчас уже записывайтесь к любому кандидату, кто вам близок. Все сейчас набирают наблюдателей.

М.Максимова Правильно я понимаю, что если будет достаточное количество наблюдателей, то…

С.Удальцов Безусловно. То есть соблазн у власти всегда остается, но если они видят, что сильный контроль в той же Москве, например… Вот эти все мифы, что там в КОИБах — эти вот электронный урны, — что там всё запрограммировано, вы опустите бюллетень за Иванова, а там программа — за Сидорова…

М.Максимова Кстати, досрочное голосование начинается уже послезавтра.

С.Удальцов Досрочное голосование с 28 августа. Да, кандидаты, которые участвуют, в теме этих событий. Своих наблюдателей сейчас направят в территориальные комиссии, куда люди будут приходить, чтобы не было на этом этапе уже нарушений.

Главное, почему нужен наблюдатель или член комиссии или с совещательным голосом, или с решающим от каждого кандидата, от партии — это по законодательству всё прописано, — это чтобы власть видела, что есть контроль.

Когда никого нет, конечно, будет соблазн. Если есть контроль — 10–15% объем фальсификаций — это максимум, чего можно добиться всякими вбросами. Стопроцентно не сфальсифицируют. Это просто если закрыть глаза, везде свет выключить, не обращать на эти выборы внимания, тогда, конечно, можно и больше.

М.Максимова Все-таки ответьте на вопрос: вот для вас победа на этих выборах что, какой результат, сколько мест, процентов? Не знаю, любую цифру…

С.Удальцов Ну, я думаю, что победа — это, может быть, громко сказано, но успех…

М.Максимова Успех, да.

С.Удальцов Успех будет означать: значительное, кардинальной увеличение представителей оппозиции в различных региональных органах власти. По Мосгордуме, я считаю, сейчас у нас 5 депутатов не от «Единой России». Если будет 10–15 — это уже хорошо. Если получится больше, — а это тоже возможно, во многих округах сейчас очень шаткая позиция у единороссов, они уже не знают, на какие ухищрения пойти — то это будет еще более значительный успех.

Я скромные, может быть, цифры называю, но надо двигаться поступательно. Но вы понимаете, если власть этот сигнал получит, она уже будет дальше думать: что, еще усиливать прессинг и фальсификации?.. Может взорваться котел.

М.Максимова Об этом мы как раз поговорим — что будет после. «Особое мнение». Сергей Удальцов. Вернемся в студию.

НОВОСТИ

М.Максимова Продолжается программа «Особое мнение». Политик Сергей Удальцов здесь, в студии. Марина Максимова. Говорили про то, как голосовать. Призываете людей прийти. Но, в принципе, ваша идея схожа с идеей «Умного голосования» Навального. Скажите, а вы будете, я не знаю… попросите или порекомендуете в это «Умное голосование» включить Анастасию Удальцову, которая как раз по 5-му округу, где, кстати, Гудкова не пропустили?

С.Удальцов Ну, знаете, здравые мысли многим людям приходят. И сама-то идея не нова. Давайте вспомним, в 2011-м году, там же тоже была концепция, многие её поддерживали: «Голосуйте за любого, кроме «Единой России». И тогда это тоже дало определенный эффект. Почему же эту работающую концепцию не использовать? Могут нюансы различаться.

Я не думаю, что тут надо действовать по принципу, что нам сейчас какой-то вождь и учитель скажет, за кого голосовать — неважно, кто это скажет, какой вождь и учитель, — и мы пойдем. Мы же надеемся, что наши слушатели люди думающие, разумные.

Пусть они послушают, что там Удальцов сказал, Навальный свое скажет. «Умного голосование» — в самом голосовании заложено: люди сами должны дойти, послушав разные рекомендации, а не получив приказ. Мы же не хотим одному этому сектантскому подходу действующей власти противопоставить свой сектантский подход.

Поэтому я не думаю, что надо кого-то просить. Люди и так видят, кто в каком округе ведет работу, в том же 5-м округе, а кто не ведет. Но я надеюсь, что тут совпадут подходы.

Я не до конца во все технологии вникал, как там в «Умном голосовании» будет определяться этот предпочтительный кандидат. Вот эта оппозиционность, как она будет выявляться? Методом соцопроса или каких-то других критериев, но все равно решайте сами — я к чему вас призываю. Послушайте все рекомендации, но решайте сами.

Но обязательно придите. Чем нас больше придет на выборы, будет больше наблюдателей, тем меньше шансов сфальсифицировать, больше шансов провести в органы власти оппозицию. И для действующей власти это будет сильнейший урок. Или им придется все-таки в дальнейшем тогда меняться, если мы их проучим… Шанс нужно давать всегда. Меняться, реформировать законодательство, двигать в сторону каких-то нормальных демократических традиций и правил. Или же просто тогда придется пускаться во все тяжкие.

А общество не будет терпеть. Мы должны власть четко предупредить: Если вы 8 сентября после вот этих протестов массовых…Но это еще далеко не предел; 50 тысяч на проспекте Сахарова — это не предел. В 12-м году и 100 тысяч выходило…

М.Максимова Да, но чем закончилось-то?

С.Удальцов А в Москве у нас живет 15 миллионов по самым скромным оценкам. Может и 500 тысяч выйти, а может, и миллион.

М.Максимова Тогда «Марш миллионов» был…

С.Удальцов Ну, миллиона тогда мы не набрали. Если был реальный марш миллионов, была бы уже другая страна.

М.Максимова Но было значительно больше людей.

С.Удальцов Я считаю, что если коснуться ситуации послевыборной… То есть, что делать 8-го, я надеюсь, все услышали. Очень вас прошу, дорогие слушатели, обязательно приходите. Никаких отговорок здесь быть не может. Потому что иначе мы что получим? Мы подыграем тогда власти, получится. Нас побили, не зарегистрировали — ну, многих, — мы на всё плюнули и уехали что, загорать 8 сентября? Нет, ни в коем случае такой подарок власти делать нельзя.

А дальше, я думаю, что нам все-таки наращивать этот протест, наращивать давление на власть, добиваться реальных перемен. Надо думать над тем, как все-таки выстроить какую-то площадку для взаимодействия разных оппозиционных сил. В 12-м году она была, худо-бедно работала до какого-то момента.

Потом, когда она стала, кстати говоря, разваливаться, пошли все проблемы. Кого-то сажать начали… Да, не хватало солидарности, взаимовыручки… Это можно долго вспоминать…

М.Максимова А что-то изменилось?

С.Удальцов Так вот, я о чем говорю: надо постараться сделать выводы из той истории, уроки вынести определенные. Потому что амбиции — это хорошо. Можно долго разбираться, кто тут круче, кто тут лучше, кто самый популярный. Еще раз говорю: пусть все цветы расцветают, а люди пусть выбирают. У нас народ умный, я думаю, на нормальных выборах выберет достойную власть.

Но надо создавать сейчас, если мы хотим наращивать реально протест, какую-нибудь площадку. Потому что пока в протест многие силы не вовлечены, они где-то на обочине. Их порой не позвали даже.

М.Максимова А что вы подразумеваете под площадкой?

С.Удальцов Вот тогда был банально организационный комитет, который организовывал совместно те же самые акции протеста, обсуждал, как действовать по выборам, какую-то общую информационную политику вел, насколько это возможно. И там были все. Там были представители либеральной общественности, оппозиция, и левые силы были значительно представлены, и националисты вменяемые, умеренные, не какие-то ультрарадикалы или нацисты. Эти все политические тенденции остались, они сохраняются в России, да и в Москве. По городам могут быть вариации: кто-то в тут более популярен, кто-то здесь.

М.Максимова Это реально?

С.Удальцов Это та задача, которая стоит. Насколько она реальна? Ну, нет ничего нереального. Было бы желание. Есть политическая воля — значит, будет реально.

М.Максимова А чего не хватило тогда.

С.Удальцов Обращаюсь еще раз… Вот как раз в эфире после меня будет Алексей Навальный. И нему, в том числе… Может быть, мы сейчас и пересечемся, обменяемся коротко информацией. Не так часто сейчас видимся, я бы сказал вообще практически не видимся. Но это тоже неправильно. Надо какую-то площадку создавать. Как ее называть.

Я думаю, не нужно много формальностей. Был тогда опыт выборов Координационного совета оппозиции. И вот это, кстати, многих и оттолкнуло. Все переругались. Кто-то избрался, кто-то нет. Сразу появились так называемые «униженные и оскорбленные». И пошел разлад. Вот чем меньше формальностей — мы же пока еще не органы власти выбираем, а просто оргкомитет оппозиции какой-то — тем лучше.

Я думаю, что, вообще, вчера еще надо было начинать. Но вот сейчас, особенно после 8-го мы должны власть предупредить: Будут опять фальсификации, беспредел, будете нагибать… а вам уже кого осталось нагибать — тогда уже представителей парламентских партий? Представителей системной оппозиции?
Если вы на это пойдете в своем угаре этого беспредела, вы тогда сплотите. Вы этого боитесь больше всего — это я к власти обращаюсь — боитесь сплочения разных отрядов оппозиции. Делаете все последние годы всё возможное, чтобы этого сплочения не было разными методами — сейчас нет времени это анализировать, но это факт — и угрозами и подкупом, и шельмованием, и стравливанием все друг с другом. Это любимое занятие наших властей.

Но если вы сейчас, 8 сентября — кто у вас остался в избирательных списках? Ну, самых несистемных вы отсеяли, остались более умеренные, но все равно оппозиционеры, у них есть свое чувство достоинства, свая политическая позиция, — если вы их сейчас нагнете, начнете беспредельничать, переписывать голоса, вбросы, что угодно делать, — вольно или невольно вы тогда в тот протест, который уже есть довольно массовый, в Москве по крайней мере, вы туда вольете еще представителей системной оппозиции. Вот тогда этот единый оргкомитет может очень быстро появиться. Потому что если всех ущемить сразу, то, извините, вы получите такую фронду.

Но это такое, риторическое предупреждение власти. На самом деле, это их проблемы. Или проводите нормальные выборы, тогда миритесь с тем, что много пройдет оппозиционеров.

А, кстати, та же КПРФ в Москве четко сказала: «Наши депутаты, которых изберут, — а в каком-то объеме обязательно изберут, — готовы создавать при Мосгордуме общественный совет, куда всех включить кандидатов — незарегистрированных, от либеральной оппозиции, от других течений. Это правильная мысль. Надо в делах нам объединяться. Поэтому как бы трудно это не было, надо договариваться. Любить друг друга не обязательно. Понятно, что коммунист идейный, идейный рыночник-либерал или какой-нибудь монархист-националист, им сложно друг друга полюбить.

М.Максимова А о чем они тогда могут договориться?

С.Удальцов Но тактически надо нам, как и в 12-м году вырабатывать план переходного периода, когда будет трансформация власти, какие базовые ценности мы гарантируем соблюдать, чтобы не скатиться просто-напросто в хаос и, действительно, в какую-нибудь братоубийственную ситуацию, когда и от России мало что может остаться. Потому что сегодня этим власть пугает…

М.Максимова А запугивает эффективно. Сейчас у нас в новостях был же как раз про возможное решение родительских прав. Ведь эффективный метод.

С.Удальцов Ну, репрессии действуют в краткосрочном периоде. Исторически и 5 лет — краткосрочный период. Но стратегически репрессиями никогда ничего хорошего добиться не удавалось. Рано или поздно всё, что держится на насилии, на репрессиях, на лжи и обмане, оно рушиться. Вопрос только, когда и с какими последствиями.

М.Максимова А вот как раз вопрос к вам пришел. Илья из Ярославля спрашивает: «Что, на ваш взгляд, эффективнее: выборы или митинги?»

С.Удальцов Синтез. Как всегда эффективен синтез. Все методы борьбы политической. Выборы — очень важно, как я уже говорил почти полчаса. Акции протеста тоже очень важны. Информационная работа тоже очень важна.

И главное, если мы сегодня признаем действующую власть авторитарной, антисоциальной и антинародной — вот я ее такой считаю, многие либералы ее считают, коммунисты, националисты, все считают, — вот нам надо найти формат взаимодействия, открытый какой-то оргкомитет. Можно неформальные контакты поддерживать, ту же парламентскую оппозицию. Им тяжелее, может быть, в открытую они не готовы, но надо мосты наводить, что называется, исподволь, политическое искусство проявлять, а не мерится амбициями.

Если мы сможем это сделать, я думаю, что транзит власти пройдет быстрее 24-го года и не в том, направлении, как сегодня планируют в Кремле, а в сторону более прогрессивных, банально скажу, народных сил. А уж на свободных выборах, я надеюсь, наши граждане выберут достойных представителей: и президента и парламент и прочее.

Звучит, может быть, несколько романтически, но я считаю, что если не ставить правильную цель, может быть, пока и сложно реализуемую, мы ничего не добьемся. А, мне кажется, это реально вполне, главное, проявить мудрость, терпение и взаимное уважение проявлять тоже не мешает. А порой у нас некоторые скатываются в такие уже оскорбления. Ну, надо оппонентов уважать.

М.Максимова Вы готовы сейчас в кулуарах радиостанции «Эхо Москвы» — вы все равно встретитесь с Алексеем Навальным — предложить ему, например, эту идею сейчас, которую вы озвучили в эфире?

С.Удальцов Нет, ну так я его увижу, я именно об этом ему и скажу. Я просто не первый раз эту мысль озвучиваю. Надо общаться чаще, взаимодействовать. Я думаю, всё вполне реально.

А в заключение я еще раз как человек, прошедший Болотное дело, отсидевший срок, хочу выразит слова поддержки ребятам, которые сейчас попали под эти уголовные статьи. Надеюсь, что нашими общими усилиями, в том числе, успехами на выборах 8 сентября и общими протестными действиями, консолидацией той самой, о которой я говорю, нам удастся все-таки вытащить на свободу раньше, чем то планирует власть, а что она планирует, это понятно.

М.Максимова А ваш прогноз? Тут, кстати, предложили два варианта. Ольга Романова предлагает два варианта: жесткий и легкий. Жесткий — это в районе 5. Легкий — ну, двушечка, 3.

С.Удальцов Понимаете, уж не будем тут в такой цинизм впадать, гадать. Чем меньше, тем лучше. Есть стандартное лекало…

М.Максимова То есть варианта с тем, чтобы отпустили, вы не рассматриваете?

С.Удальцов А почему власти надо отказываться от тех механизмов, которые тогда сработали, по ее мнению? Тогда посадили ребят — 2, 2,5 года. Вот мы как организаторы якобы — 4,5 получили. Я думаю, лекала будут те же самые, если мы этому не противопоставим солидарность, протестную активность еще большую и консолидацию разных оппозиционных отрядов. В одиночку все-таки тяжеловато. Можно собрать 30 тысяч, 40, 50, но это не те массы, которые сегодня сдвинут Путина и его окружение с мертвой точки.

М.Максимова А сколько человек должно выйти?

С.Удальцов Ну, если 100 тысяч в 12-м году не работало, значит, должно выйти 200, 300… и так далее. Чем больше, тем лучше. Марш миллионов — это не образное выражение, к этому надо стремиться. Для России, для Москвы огромная, это реальная цифра, и надо к этому стремиться. Тогда, я думаю, мы будем жить совсем в другой стране.

М.Максимова Политик Сергей Удальцов. Это было его особое мнение. В студии была Марина Максимова. Спасибо, до свидания!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире