'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 22 августа 2019, 19:08

И.Воробьева Здравствуйте! Это программа «Особое мнение». Меня зовут Ирина Воробьева. И сегодня со своим особым мнением журналист Максим Шевченко. Максим, добрый вечер!

М.Шевченко Добрый вечер!

И.Воробьева Слушатели интересуются, я тоже, всё ли у вас хорошо? В смысле того, что вы извинялись перед Рамзаном Кадыровым. Какая-то история: то ли сказали, что вы был неправы, то ли правы, но неправы потом. Можете нашим слушателям еще раз объяснить?

М.Шевченко Нет, у меня всё очень хорошо. Ничего такого серьезного не произошло. Просто Рамзан Кадыров начал очень серьезную дискуссию о событиях 99-го года и личности имама Шамиля, его роли в истории. И я, когда комментировал его высказывание, на мой взгляд, допустил некие резкие обороты речевые, которые в YouTube, наверное, допустимы. Но мне просто сказали: «Максим, мы говорим о событиях, в которых погибли миллионы людей».

И я подумал: Ну, просто на таком языке, в таком тоне разговор не будет продолжаться. А мне интересно продолжать разговор и с Рамзаном и с дагестанцами, с Магомедом Даудовым и с другими, потому что это важная тема. НРЗБ поднял очень важную тему, и для меня не было никакой проблемы сказать, что я сказал слова очень грубые… Потому что, я думаю, что тему, которую он поднял, она очень существенна.

И.Воробьева То есть вы извинились не за слова, а за тональность?

М.Шевченко Абсолютно за тональность. Я знал отца Рамзана Кадырова, я знаю хорошо много лет Магомеда Даудова. У нас были разные отношения по разным вопросам, по поводу Игоря Каляпина и так далее.

В данном случае я считаю, что, на самом деле, есть темы и Кавказская война, то есть геноцид населения Северного Кавказа в ходе которого было истреблено огромное количество чеченцев, дагестанцев, жителей других народов Северного Кавказа — истреблено Российской империей, это было неспровоцированное истребление, — вот эта тема, она требует спокойного академического разговора в полголоса. Поэтому я считаю, что замечание, которое мне было сделано вполне дружески, оно очень верное: Если ты хочешь говорить в таком тоне, тогда не рассуждай на эту тему.

А мне интересно. И я очень много читал все эти дни, и я, собственно, понял, что он имел в виду, когда поднял этот вопрос.

И.Воробьева А в чем расхождения ваши?

М.Шевченко Ну, там были исторические моменты. Просто он в первом интервью называл некоторые факты, которые расходятся с официальной позицией, с официальной историей. Допустим, имам Шамиль пришел в Дагестан с 400 сподвижниками. Но он не пришел с 400 сподвижниками после разгромом под Ахульго, где погибла его жена, его сын, его сестра и ее сын. Он сам был ранен, он вытащил маленького сына Гази-Мухаммеда на спине. Он пришел с 6 человеками по приглашению чеченцев.

Но суть не в этом. Как говорится, детали — вопрос историков. Я понял просто главный мотив, с которым он выступил, почему он это сказал, почему это было обращено… Он сказал: «Смотрите, кипиш, условно говоря, то есть войну, газават, джихад начинают дагестанцы или начинают за пределами Чечни, а по счетам всегда платят чеченцы». Почему объединены были два эпизода. 99-й год — он подробно рассказывает — дагестанцы вторглись в Ботлих. Но потом три года месили танками Чечню. Что там было, мы помним, Ира, прекрасно.

А большая часть Дагестана была тылами армии и вполне зарабатывала на этой войне. Хотя там тоже были репрессии, но это было несравнимо с тем, что было в Чечне, где был просто геноцид чеченского народа.

Равно, как и Кавказская война. Он говорит: «Значительная часть долинного Дагестана перешла на сторону империи». Ну, это тоже логично, потому что армия опиралась на равнинный Дагестан. В основном бои шли и страшные карательные операции в горах, в горной Чечне, в горном Дагестане.

И.Воробьева В Ингушетии.

М.Шевченко В Ингушетии в меньшей степени. Это отдельная история. Мы сейчас ее затрагивать не будем. И там тоже, было, естественно… Джейрахские башни расстреливали и всё такое прочее. То, что творили в Шатойском районе, в Ведено, то, что описывает Лев Толстой в «Хаджи-Мурате» и при разорении аула Кехи, ничего подобного не было. И то же самое: до конца чеченцы платали по всем счетам. Он об этом сказал.

И я подумал, много очень прочитал. И вот, в частности, эпизод, которого я не знал, почему, допустим, чеченские наибы, то есть его как бы министры — Шамиля, он назначал, — они сказали ему уйти из Чечни. И я нашел ответ, где-то написал: он хотел своего сына поставить имамом вслед за собой, что было неправильно, потому что его-то избрали чеченцы имамом Чечни и Дагестана, и это не предполагало наследственную роль.

То есть на самом деле Рамзан поднял очень важные вопросы о необходимости изучения истории. Не так называемого пролития правды, а изучения более детального, потому что вокруг этого возникли целые мифы. Чеченцы платят по счетам, но главная мысль его следующая: Чеченцы платят по всем счетам, платят страшно, а до сих пор, как говорится — он это не проговорил, но это следует, посмотрим: например, до Ауховский район — до сих пор они не могут вернуться в те дома, откуда их когда-то выселили в 1944 году.

И.Воробьева До сих пор?

М.Шевченко Конечно.

И.Воробьева Почему?

М.Шевченко: Государство — это ложь. Государство названо в Писании зверем, который врет, любуясь самим собой

М.Шевченко Спросить надо руководство Российской Федерации, которое, несмотря на все решения, несмотря на решение Съезда народа Дагестана, не может обеспечить это.

И.Воробьева Речь идет о дагестанском селе?

М.Шевченко На территории Дагестана есть районы, которые являлись исторически чеченскими районами, где жили чеченцы-акинцы: Ауховский район или Новолакский он называется. И до сих пор чеченцы многие считают… Вы можете Буйвасара Сатиева позвать, олимпийского чемпиона многократного. Депутата Государственной думы. Он вам расскажет об этом тоже. До сих пор, несмотря на все решения, которые были в начале 90-х и так далее, не восстановлена в полной мере эта справедливость.

То есть я считаю, что федеральный центр искусственно поддерживает конфликтную ситуацию. Мне кажется, что Рамзан просто хотел каким-то образом актуализировать этот момент дискуссии, диалога и разговора об исторической справедливости во всем контексте от событий 15-го века… Хотя там еще был момент как будто имам Шамиль был виноват, что с чеченцами так обращались.

На самом деле Кавказская война была ответом на политику Российской империи. Это была политика Ермолова. Ермолов ясно совершенно написал в записке Александру I: «Чеченцы должны быть уничтожены полностью». Эта записка, которая существует в архивах. Он не стеснялся, Ермолов, его мемуары достаточно почитать.

Ни один нацистский преступник так не описывал, как надо обращаться с евреями, как Ермолов описывал, как надо обращаться с кавказцами и с чеченцами. И памятник этому человеку стоит в Пятигорске. Я понимаю, памятник ему на Бородинском поле — это было бы логично или под Кульмом или где-то под Лейпцигом, но на Кавказе — это просто сознательное… я даже не знаю, с чем сравнить. Хотели и памятник фон Засу ставить, которые черепа адыгов коллекционировал.

Политика России и Российского государства, Российской империи по отношении к Кавказу, она находится за рамками морали, за рамками этики и за рамками нормальных отношений. Поэтому я, чтобы оставаться в это дискуссии, как говорится, взял резкие слова, которые здесь не к месту, когда речь идет о таком геноциде, каким была Кавказская война и в XX веке как это продолжалась, мы это прекрасно видели, на наших глазах это всё происходило.

И.Воробьева Максим, а как же так получается? Ведь Рамзан у Владимира Путина, вообще, у российских властей, мне кажется, давным-давно в абсолютном фаворе. Почему же ему навстречу не идут?

М.Шевченко Я не думаю, что он в абсолютном фаворе. В каком вопросе? А кто идет в кавказском вопросе? Вы знаете, что голова, череп Хаджи-Мурата как будто какие-то людоеды… вот тут у нас критикуют Исламское государство*, запрещенную организацию: головы отрезает. В Кунсткамере лежит череп человека, описанного Львом Толстым, череп Хаджи-Мурата лежит там. В Кунсткамере — зайдите — там лежат черепа и кожи людей… Там кыргызское восстание: кожа кыргыза там была и так далее.

М.Шевченко: Мы, москвичи, имеем право ходить по Москве, где хотим, когда хотим и в каком угодно количестве

Вы сначала, прежде чем кого-то осуждать, посмотрите, кем вы являетесь, когда у вас в Петербурге лежат человеческие черепа и человеческая кожа хранится. И это, как говорится, в архивах. Почему не взять и не сказать — вот всё, давайте… Потом, что за вопрос — отдать голову Хаджи-Мурата? Просто взять и похоронить голову героя аварского народа, который еще и является героем русской литературы, которому посвящена одна из блистательнейших повестей.

Почему этого не делается? Политическое решение. Это всё политическое решение. Поэтому вы не преувеличивайте, пожалуйста, влияние. Да, есть какое-то личное влияние, я думаю, с Путиным, с кем-то из силового блока, но с другими людьми из силового блока, я думаю, очень плохие отношения.

И.Воробьева Мы вынуждены сейчас прерваться буквально ненадолго. У нас небольшая пауза будет в эфире. Я напомню, что это особое мнение Максима Шевченко. Вы можете смотреть нас на канале «Эхо Москвы» в YouTube. Пишите комментарии и вопросы. И если не хотите смотреть в YouTube, пишите вопросы по привычному вам номеру: +7 985 970 45 45. Не только эсэмэски, но также WhatsApp и Viber тоже принимаются. Мы к вам вернемся

РЕКЛАМА

И.Воробьева Продолжается программа «Особое мнение». Максим Шевченко, Ирина Воробьева. Давайте в Москву перенесемся ненадолго. Закручивается воронка всё дальше и всё крепче. Если я правильно понимаю действительность, люди выходят из спецприемников и, собственно, возвращаются обратно.

М.Шевченко Иски подают к ним. Метрополитен подал иск Мосгортранспорт.

И.Воробьева Да. Но я хочу спросить про тех кто сидит эти административные сейчас аресты, не те, кто по уголовному делу отбывает эти аресты во время суда, а именно административные, которые содержатся в спецприемнике. Это по условиям хуже, чем в СИЗО, потому что не предполагает такого длительного пребывания. Можно называть это пытками?

М.Шевченко Конечно, это сознательные пытки. Это запугивание людей. Это, безусловно, попытка сломать их волю и показать, что «что бы вы не делали, что бы вы не хотели, система не будет с вами разговаривать по-человечески, ни в какие переговоры вступать не будет; вас ждут только горе, страдания и лишения на этом пути».

Собственно, Кириенко, когда вступал в должность замглавы администрации всё показал. Помните, он публично устроил сеанс айкидо и сказал, что «мы будем отвечать с той же энергией, когда на нас нападают».

М.Шевченко: Если бы даже народ сказал: «А мы не хотим» — если власти надо, она всё равно это сделает

Я считаю, что этим летом они спровоцировали эту ситуацию сознательно для того, чтобы показать, что к 21-му году, к 24-му году, к переломным годам, относительно которых у них нету окончательной стратегии, окончательного решения…

И.Воробьева Плана нету, что будет дальше.

М.Шевченко Есть проблемы, но есть только один план: чтобы все, кто не учтен, как говорится, в реестре допущенных, знали, что будет очень больно и что будет очень плохо, что система не будет идти ни на какие договоренности, ни на соблюдение никаких гражданских прав, никакой Конституции, что это всё филькина грамота, что система будет просто защищать любой ценой ту методологическую ситуацию управленческую, которую она считает себя более рациональной и которая не предусматривает никаких там свободных выборов, участия в выборах.

Она будет системно нести всякую хрень про «оранжевую революцию», про «оранжевую чуму», сравнивать это с Гонконгом. То есть попытка 10 человек участвовать в Мосгордуме — это то же самое, что 2 миллиона китайцев, которые возмущены выдачей в нарушение договора из Гонконга в континентальный Китай заключенных, что не предусматривалось договором о присоединении Гонконга и создает угрозу для многих.

То есть они вот это всё будут делать, и в они показывают, что они готовы к либерал-фашистскому перевороту. Почему либерал-фашистскому? Это совсем не масло масляное НРЗБ такого быть не может. Потому что экономика у них абсолютно либеральная, то есть оборот денег, господство финансовой экономики, неолиберальная. А система управления абсолютно фашистская. Но она не фашистская в муссолиневском смысле, где человек стоял в центре всего, нации… Никакой нации здесь не подразумевается. Она фашистская в смысле того, что государство-корпорация будет управлять как машина интересами тех, кто является хозяевами этой корпорации в мире неолиберальной экономики.

Это будет последовательное нарушение гражданских прав, социальных прав, политических права. Эти права не нужны. Все эти права были завоеваны народами в XX веке. Плохой Советский Союз был, хороший Советский Союз был, но на фоне существования Советского Союза везде в мире капитализма, условно говоря, который его окружал, везде был 8-часовой рабочий день, высокие гарантии трудящимся, профсоюзная деятельность, профсоюзная работа и так далее. Ничего больше нету, они больше ничего не боятся. И они видят, что с народом можно делать всё что угодно. Народ можно прессовать как угодно.

Ты контролируешь медиа, ты наплодил миллион Телеграм-каналов паскудных всяких. Ты наплодил в соцсетях всяких ботов и аккаунтов. Всё. Это и есть настоящий либерал-фашизм — то, к чему они ведут, — который будет управляться методологически верно, будут очень рационально расставляться люди, лично лояльные, доверенные, обученные, которые будут имитировать общение власти и народа, потому что власть не заинтересована в этом общении. Никакая обратная связь им не нужна от народа, потому что если бы даже народ вдруг сказал: «А мы не хотим» — если власти надо, она всё равно это сделает. Вот народ не хотел пенсионную реформу, власть сказала: «Надо!» И все равно сделала пенсионную реформу. Поэтому, я думаю, вот это всё нас ждет в ближайшие годы. И ответом на это может быть только сопротивление.

М.Шевченко:Считаю, что все оппозиционные силы должны просто сняться и предоставить им самим играть в подкидного между собой

И.Воробьева Всё, что вы описываете, это уже было и до этого лета.

М.Шевченко Нет, в таком виде этого не было. Таких репрессий не было. Это даже несравнимо с 12-м годом на самом деле.

И.Воробьева Имеете в виду Болотное дело.

М.Шевченко Да. Потому что, знаете, в 12-м году можно выискать политическую составляющую, условно говоря. Но здесь это просто процедурный был вопрос, из которого сделали политический. Почему? Их вынудили, как говорится — оппозицию — небольшую группу людей, кроме Алексея Навального, может быть, еще и не широко известных. И вот их вынудили как бы выступить вперед в абсолютно законный конституционный демократический поход. Потом им плюнули в лицо. Вот убогие какие-то партии спойлеры «Коммунисты России» собрали подписи…

И.Воробьева НРЗБ

М.Шевченко А я ничего про них не знаю. Вы чего про них знаете.

И.Воробьева Я знаю, что у них много кандидатов зарегистрировано.

М.Шевченко Вот у них зарегистрировано всё. Какие-то люди, которые неизвестно кто, неизвестно откуда собрали, оказывается. А вот люди, которые располагают сетевыми возможностями, публично свои штабы открыли, открыто собирали — вот они, оказывается, не собрали, понимаете?

Понятно, была просчитана реакция эта, которая будет — протесты и так далее: «Пойдем туда…пойдем сюда… давайте протестовать…». И понятно, в ответ вот эти репрессии. Это показательная публичная порка, показательно избиение, точнее. Вот этот же полицейский, который избивал девушку в живот, мы его имени так и незнаем, правда ведь, да?

И.Воробьева Так и нет. Но они отрицают, что это тот, которого нашла Baza. Другого имени не называли.

М.Шевченко А они что, говорят, что это какой-то прохожий, что ли, который одел форму и подошел избивать?

И.Воробьева В военторге купил, да.

М.Шевченко Как не наказаны и те казаки, которые получают грант Московского правительства, которые в прошлом году избивали москвичей нагайками, в знак протеста против чего я вышел…

То есть мы идем дело с либерал-фашизацией Российского государства и по такому китайскому типу. Под Китай подстраиваются. Уменьшение всех прав и свобод европейского типа. И недаром они постоянно вот так в пандам сравнивают: Москва — Гонконг. Там, понимаете, обмениваются опытом. Вот Мария Захарова сказала, что будет в начале сентября, в конце августа обмен опытом о вмешательстве иностранных медиа, иностранных СМИ, спецслужб, которые в Гонконге и в Москве тут тоже. То есть всё вот это такая система.

М.Шевченко: Система не будет идти ни на какие договоренности, ни на соблюдение никаких гражданских прав

И.Воробьева Максим, а вы ходите на московские митинги?

М.Шевченко Когда в Москве, то хожу. Я просто не был в Москве. Так я хожу. Вот я буду в Москве — пойду обязательно.

И.Воробьева Там вроде 31-го, не помню уже, в какой день.

М.Шевченко Да, пойду обязательно.

И.Воробьева То есть вы не против, чтобы пойти на улицу.

М.Шевченко Я просто не считаю это митингами.

И.Воробьева Акции.

М.Шевченко Я считаю, что мы, москвичи, имеем право ходить по Москве, где хотим, когда хотим и в каком угодно количестве. Митинг — это когда люди встали на одном месте, поставили трибуну, поставили динамики. Не получили на это разрешение. Перегородили движение. Вот это митинг. А если люди идут по улицам, по бульварам, то это никакой не митинг. Если люди идут с футбола, например, тысячи людей — это что, митинг, что ли?

И.Воробьева Шествие.

М.Шевченко Шествие?

И.Воробьева Ну как? Идут же.

М.Шевченко Короче, лукавят. И я считаю, что мы уже боремся даже не за политические права, а просто за естественные какие-то права горожан. Уже появляются какие-то «космонавты», которые нам, горожанам говорят: «Вы не можете сегодня здесь ходить». Почему мы здесь ходить не можем, по бульварам? Именно сегодня? Потому что где-то кто-то так решил?

Я считаю, что это всё провокация, что это провокация, в которую втянуты замечательные, честные ребята, втянуто огромное число людей. И теперь, конечно, будут обрушиваться репрессии всех мастей. Потому что и ничего не сдерживает. Морали у них нету, закона у них нету — я про власти, — они никого не боятся, поэтому они будут делать всё что угодно.

И.Воробьева А на выборы, вообще, в сентябре имеет смысл идти?

М.Шевченко Ну, конечно, попытаться имеет смысл, но я думаю, будут фальсификации массовые. И они еще готовятся к тому, чтобы митинги против фальсификации точно так же жестоко подавлять дубинками и кулаками девушкам в живот.

И.Воробьева А вот эта история с «умным голосованием»?

М.Шевченко Это прекрасная идея. Я ее полностью поддерживаю, идею Алексея Навального. Я не считаю, что те, кто говорят: «Он тем самым легитимизирует выборы»… Нет, ничего подобного. Он пытается сохранить политическую энергию в легальном поле. Есть ленинская позиция о ликвидаторах и отзовистах, что не может оппозиция не уходить в подполье, полностью перерывая внешние, легальные способы борьбы, и не может сосредотачиваться только на легальных способах борьбы, спрашивая у власти разрешения. Я считаю, что это абсолютно правильно.

Надо в этом участвовать. Обязательно пойду. И надо в вашем районе голосовать против всякого человека, которые маркирован как кандидат от власти. Не от «Единой России», никакой «Единой России» больше нету…

И.Воробьева Но на выборах-то точно они всё…

М.Шевченко Да, вы не увидите в бюллетенях «Единой России». Просто вот маркирован кандидатом от власти — вот против него.

И.Воробьева А как разобраться людям, что этот кандидат является кандидатом от власти?

М.Шевченко Бывать в социальных сетях, слушать «Эхо Москвы», где об этом рассказывают, наверное. По-другому никак не разобраться. Я еще считаю, что разобраться так: если вы видите портреты на улицах Москвы висят — это кандидат от власти. Если около вашего подъезда висит плакат официальный, то это кандидат от власти. Вот чью вы видите физиономию, против того надо голосовать.

И.Воробьева Подождите, вот Митрохина же висят плакаты.

М.Шевченко Я пока не видел.

И.Воробьева Маленькие точно висят. Я фотографию видела. Его же зарегистрировали. Он же не кандидат от власти. Вы же не считаете «Яблоко» провластной партией?

М.Шевченко Я бы на месте Митрохина, который со своими товарищами, как говорится, шел и тоже на этих митингах шел, отказался бы от этой регистрации. А зачем ему это надо? Или всем вместе… Потому что власть раскалывает таким образом. Они допускают Митрохина, делая вид, что якобы «мы тут разобрались». И не допускают Жданова, Соболь, Янкаускаса и так далее.

И.Воробьева Слушайте, но тогда и КПРФ надо сняться. То же самое.

М.Шевченко Я вообще-то считаю, что это было бы правильно. Полностью отказ от участия в этом спектакле, в этой фарсе — это было бы правильно. Это сорвало бы их политическое шоу, которое они устраивают в Москве, когда они этих выводят, этих не выводят.

У КПРФ там тоже снимают ребят. Цукасова сняли, допустим, еще одно сняли парня. На Шувалову давят, просто оскорбляют ее дико совершенно, там идет компания против нее. Да, я считаю, что все оппозиционные силы должны просто сняться и предоставить им самим играть в дурака подкидного между собой.

И.Воробьева Продолжим через несколько минут.

НОВОСТИ

И.Воробьева Продолжается программа «Особое мнение». Сегодня «Особое мнение» журналист Максима Шевченко. Немного от Москвы уйдем.

М.Шевченко Только хочу эту мысль, чтобы не думали, что тут противоречия в моих словах. Или вся оппозиция должна не участвовать в этом спектакле, но если участвует кто-то, то надо идти и побеждать.

И.Воробьева То есть солидарно голосовать против.

М.Шевченко Солидарно голосовать против любых кандидатов от власти или тех, кто маркирован властью, или спойлер у власти и так далее. Это должно быть протестное голосование

И.Воробьева Хорошо, раз уж мы продолжили… Опять же, давайте будем честными, москвичи, даже очень активные люди, даже те, кто интернет смотрит, «Эхо Москвы» смотрит и «Дождь» смотрит и так далее, они с трудом могут отличить справедливоросса…

М.Шевченко Насколько тысяч голосов, так как явка будет не очень большая, то даже 10% плюс… Вот, допустим, те, кто сочувствует участникам митингов и те, кто сочувствует жертвам репрессий, которые сейчас обрушились — Галямина, Яшин и так далее — может решить исход голосования. Имейте в виду. Так тут будет счет на очень небольшие цифры. И я считаю, что да, это обязательно надо делать, если есть такая возможность. Везде, где только возможно, наносите им болезненные удары.

И.Воробьева Имеются в виду, конечно, не физические удары…

М.Шевченко Не физические, политические удары.

И.Воробьева Я думаю, мы еще к Москве вернемся, если у нас будет такая возможность по времени. Хочется поговорить об истории Архангельских врачей, к которым привезли зараженных радиацией после взрыва в Белом море, и не сказали о том, по крайней мере, по словами самих врачей, что за люди их пациенты и что они были заражены радиацией. Почему, как вы думаете, до такой степени опять не хотят нам ничего рассказывать?

М.Шевченко Нам или врачам? Если это секретный проект, нам ничего не обязаны рассказывать. В любой стране, хоть в Америке, хоть в России…

И.Воробьева О последствиях не обязаны рассказывать?

М.Шевченко Нет, секундочку. Если это секретный военный проект, я не знаю ни одной страны на земле с самой открытой общественной медийной системой, которая бы рассказывала о деталях закрытых суперсекретных военных испытаний.

И.Воробьева Я об этом и не прошу, и никто об этом не просит, речь идет о последствиях.

М.Шевченко А если речь идет о последствиях, то вот привезли этих людей к этим врачам… Во-первых, у меня два вопроса. Это военные врачи или это не военные врачи?

И.Воробьева Это Архангельская областная больница.

М.Шевченко Ну, тогда я вообще не понимаю. Если люди занимаются ядерными исследованиями, там должны быть специализированные, наверное, какие-то медицинские центры. Дело в том, что моя бабушка, которая занималась созданием ядерного оружия в 40-е годы, также умерла от лучевой болезни. Она была гидрогеологом. Они полетели с маленьким папой моим в 46-м году — Раиса Петровна Шевченко, — и она там облучилась, как и все ее коллеги. Потому что там были под Обершлеме шахты урановые «Висмут», этот уран они носили, естественно, в одежде. Она, еще молодая, красивая женщина 40-летняя умерла в начале 50-х годов от лучевой болезни на руках своего сына.

И то же самое она была засекречена и то же самое — не могла получать никакой квалифицированной помощи. Но потом, в начале 50-х ситуация исправилась. Ее приписали к специализированной какой-то, в общем, не знаю… супер чего-то… Дали в Москве квартиру. По тем временам не коммуналка… На Таганке квартиру однокомнатную в Товарищеском переулке.

И, в общем, я думаю, что государство должно нести ответственность, прежде всего, за тех ученых, которые рискуют жизнью и создают, наверное, нужное и высокоточное, я не знаю, точное страшное ядерное оружие какое-то. Тут ответственность государства. Я вообще не понимаю, почему их привезли в какую-то штатскую больницу. Мне это просто непонятно.

Что касается ядерного заражения, то, конечно, если есть угроза городам и населенным пунктам, люди должны быть извещены об этом.

Но, насколько я знаю, режим секретности, хоть у нас — еще раз подчеркнут это, — хоть где угодно… я не подразумеваю, что прямо вот сейчас выходит, допустим, какая-нибудь организация, которая занимается созданием ядерного оружия и начинает давать брифинги публичные. Я просто незнаю… В Аламо, по-моему, такого тоже не было.

И.Воробьева Повторю, что именно этого никто и не требует. Требуют объяснить людям, что происходит и чего бояться.

М.Шевченко Хотелось бы понять. Может быть, нам не нужны детали, но нам, безусловно, нужна, как с Чернобылем: там есть угроза радиационного фона, заражения или угрозы нет? Причем, желательно, не врать.

И.Воробьева Мне кажется, еще одна проблема была в том, что никто из больших чиновников не поехал на место и не встал там, не сказал: «Смотрите, я стою здесь — здесь не опасно». Ну, условно, говорю.

М.Шевченко Я думаю, их не пустили бы туда. Если это то место, где этот двигатель взорвался, по идее. Это имеется в виду.

И.Воробьева Нет, там, где люди живут. Я же говорю, не в центр, а там, где люди…

М.Шевченко Ну, а как? Стоит чиновник, сквозь него летят какие-то рентгены, я не знаю, что там… нейтроны — ну, и что? Кто поверит в это во всё. Надо, чтобы он встал с дозиметром, чтобы людям были созданы дозиметры. Вот государство должно сейчас взять, закупить дозиметры хорошие и раздать в окрестности людям дозиметры, чтобы люди сами определяли, опасно там или не опасно.

И.Воробьева Ну, о чем мы говорим? Когда задымило города после лесных пожаров, людям точно так же, как в 10-м году, врали, что этот дым не опасный, им можно дышать спокойно и так далее. Никто же не говорил о превышениях допустимых каких-то норм в воздухе до тех пор, пока все не начали об этом просить. Это же большая проблема, вам не кажется, что людям не говорят правду? Хотя люди на самом деле, мне кажется, не будут паниковать. Они будут предпринимать какие-то действия, чтобы спасти себя и своих детей.

М.Шевченко Это чудовищная проблема. Но, государство — это вообще ложь. Государство названо в Писании зверем, который врет, любуясь самим собой. Но ложь из уст этого зверя исходит. Потому что тот, кто верит государству — это просто безумец, на мой взгляд.

Я считаю, что мы должны сами добиваться путем гражданской консолидации, путем создания разных гражданских институтов контроля, экологического контроля; путем борьбы за местное самоуправление, которое раздавлено в России, растоптано. Потому что никаких свободных выборов нет в местное самоуправление. Активистов, которые выступают, допустим, за экологическую чистоту своего района — я знаю это просто по Владимирской области — власти прессуют и тыкают в местное самоуправление тех, кто просто получает от них в конвертах деньги и потом, как говорится, поднимают руку как надо.

И.Воробьева Прямо в конвертах?

М.Шевченко Ну, наверное, да. А как и иначе объяснить? Ну, не запугивают же их, не говорят же им: «Мы ваших детей убьем». Значит, что-то людей держит. Что-то заставляет их, когда рядом с твоим населенным пунктом свалку организуют огромную, вонючую, которая явно будет вредить тебе, твоим детям, смотря такими стеклянными глазами, говорить: «Нет, эта свалка не угрожает. Мы голосуем за нее». Ведь что-то же заставляет. Что, корысть? Или страх? А что еще двигает людьми?

Поэтому я думаю, что это вот так вот всё. Народ раздавлен в стране, полностью подчинен интересам крупного капитала, который создал для себя это государство либерал-фашисткое, которое полностью работает в его интересах. И интересы крупного капитала считаются прогрессивными, двигающими вперед. Фантазии, которые приходят им в голову… Допустим, вот 5 агломераций: Московская, Уральская, Краснодарская, Краснодарская. Санкт-Петербургская. Вот всех людей надо экономическими мерами путем прекращения дотаций жизни на селе, в малых городах согнать в большие 20–30-милионные города. Фашистская, в принципе, идея, фашистская абсолютно. Ну, ничего, они считают, что это прогрессивно, что это поможет развивать банковскую систему, супермаркеты, сетевые всякие торговые центры.

А то, что везде в Европе идут дотации как раз людям, которые живут там, в провинции, что поддерживаются производства сыров, колбас, вин во Франции. И наоборот, не гонят всех в Париж. Но на это им наплевать, у них же тут свои интересы. Эта страна полностью подчинена интересам узкой группы людей, которые вытягивают из нее все силы, соки и жизнь. Это оккупированная территория. Просто иначе нельзя воспринимать то, что мы видим.

И.Воробьева А про Владимирскую область хотела как раз спросить. А имеем смысл быть депутатом заксобрания в любой области? Ну. вот просто по пользе, вот по чему-нибудь?

М.Шевченко Наша оппозиционная фракция — ни одного практически предложения серьезного, которое мы предлагали по мусору… просто всё блокируется. «Единая Россия» обладает большинством. Они просто блокируют. Они вообще не нужны. Если мы выйдем из зала, выйдут все остальные фракции, они могут просто сидеть и в одиночку штамповать законы. Я предлагал такую систему: полностью блокировать заседания закособраний, потому что просто участвовать в этом спектакле, в этом фарсе смысла нет.

Но статус депутата позволяет действовать за рамками заксобрания: встречаться с людьми, организовывать людей, поддерживать людей в их борьбе против мусора, за трудовые права. Безусловно, сейчас начнется хороший сезон, новый политический с сентября и мы актуализируем эту борьбу.

И.Воробьева А почему хороший сезон начнется?

М.Шевченко Ну, потому что сейчас закончатся все эти предвыборные страсти. Там у всех тоже кипят… Выборы там в городские, муниципальные советы. И начнется рабочий сезон: принятие бюджета и так далее. Мы же тоже многому научились.

И.Воробьева А вам не обидно, когда заголовки, что вот заксобрание во Владимирской области приняло такой-то закон, такое-то решение, но вы знаете, что вы никакого отношения к этому решению не имели и вообще не голосовали, и от вас там даже ничего не зависело?

М.Шевченко Нет, почему? Они звонят по телефону. Заочная голосование — такая практика есть. Наша фракция отказалась участвовать в заочных голосованиях. Я еще раз говорю: наши голоса не имеют значения. За или против — они все равно своим большинством протащат любое, что захотят.

Поэтому я считаю, что в юридической плоскости у нас практически нет возможности бороться с этим. Ну, значит, надо переходить к политическим методам борьбы. Информационные, политические методы борьбы. Информационно мы будем с издательством «Довод» делать совместно обзоры такие ситуации социальной, политической, экономической… Это владимирское издание молодое такое, оппозиционное, интересное. Ну, и тому подобные вещи.

И.Воробьева А люди же приходят на прием?

М.Шевченко На приемы очень много людей приходит. У меня со времени моего депутатства более 150 человек, более 150 запросов мы послали, и по некоторым есть решения достаточно серьезные. Допустим, вот женщина пришла, жаловалась. Она жила в деревушке, по-моему, это в Александровском Киржачском районе. И автобус ходил, ходил. Всё советское время. Вот автобус заходил в эту деревню раз в день. Можно было приехать, уехать. Потом они убрали автобус. Она говорит: «А как нам жить? До дороги идти 3–4 километра через лес. Страшно». Фактически «Умирайте старушки»,— им сказали.

М.Шевченко: Делается всё, чтобы вымерла глубинная Россия. Сознательная политика уничтожения сел и малых городов

Вот как раз сейчас мне позвонили, сказали — мы писали запрос — сейчас принято решение три раза в неделю автобус будет заходить в эту деревню. Ну, хоть так.

И.Воробьева Казалось бы, мелочь, а ведь для многих людей это не мелочь.

М.Шевченко Делается всё, чтобы вымерла глубинная Россия. Сознательная политика уничтожения сел, деревень и малых городов. Потому что именно там возникает национальное самосознание. Мало того что у малых городов и сел нет никакой финансовой базы для жизни — у них все забирают; что бы ты там не делал, каким бы бизнесом не занимался, у тебя не хватит рынка, у тебя нету никаких дотаций серьезных. Должен сказать на коленях, выпрашивать сверху всегда. Ты не можешь держать их в нормальном состоянии. Налоги нигде не остаются. Там нету инфраструктуры нормальной. А тебе говорят: «Да уезжай отсюда. В города переезжай — в Нижний или в Москву».

Это сознательная политика уничтожения естественной базы воспроизводства народа. В городах же люди просто живут…

И.Воробьева В городах люди просто живут, а у нас эфир закончился. Спасибо большое! Максим Шевченко и его особое мнение.

* организация запрещена в России



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире