'Вопросы к интервью

А. Петровская 11 часов 6 минут на часах в студии «Эха». У микрофона Александра Петровская. Сегодня своё особое мнение высказывает политолог Дмитрий Солонников. Дмитрий, здравствуйте.

Д. Солонников Доброе утро.

А. Петровская Я напомню средства связи. СМС-портал +79312915800. Также у нас работает чат и видеотрансляция в Youtube на канале «Эхо Москвы в Петербурге», можно задавать свои вопросы Дмитрию, комментировать и общаться.

Ну что, уже вчера Санкт-Петербургская избирательная комиссия опубликовала первые финансовые отчёты кандидатов в губернаторы Петербурга. Самый большой бюджет ожидаемо оказался у Александра Беглова, причём значительно превышающий бюджеты всех остальных. Там ближе всего, по-моему, Владимир Бортко, у которого чуть больше 8 миллионов. У Александра Беглова – 42,6 миллионов рублей.

При этом Znak.com вышел с публикацией, где расписано, какие компании оказались в списке главных жертвователей, там 30 юридических лиц, по-моему, и порядка 40 физических лиц. И те компании, которые названы среди прочих, как-то так или иначе связаны были с государственными контрактами. При этом надо оговориться сразу, что в штабе сказали, что всё добровольно, никаких тут вопросов, никаких нарушений.

Вот на эти совпадения – что крупные компании, которые, так или иначе, получают государственные заказы, оказываются в числе крупных жертвователей в избирательный фонд кандидата, временно исполняющего обязанности губернатора – они вообще кого-то интересуют, кто-то на них обращает внимание? Или это случайности, связанные с тем, что те, кто могут пожертвовать крупно, в общем, и получают госконтракты?

Д. Солонников Нет, случайности тут, конечно, нет, но закономерность тут другого плана. Вообще сейчас нет крупного бизнеса, который, так или иначе, не был бы связан с государством. Поэтому если мы говорим о крупных финансах, о крупных компаниях, которые действуют в нашей стране, в любом случае в любой из них можно будет найти государственное участие. Или это кредиты, которые дают государственные банки, или это заказы, которые идут через госсектор, или это прямое участие государства, или косвенное участие через вторые, третьи юридические лица в данной компании. Сказать, что у нас есть какой-то сектор в экономике страны, абсолютно свободный от государства, нельзя, и это кривить душой.

Поэтому, когда мы говорим о том, что крупные компании участвуют в политике, поддерживая одних, других, третьих кандидатов, в том числе оппозиционных кандидатов, всегда в них можно найти государственное участие, ничего тут удивительного нет.

А. Петровская Понятно. А что касается именно, скажем так, вот этого соотношения? Вот вы сказали, что можно найти среди жертвователей и оппозиционным кандидатам те или иные компании. Правда, у Бортко и у Надежды Тихоновой вообще нет данных, по крайней мере, СМИ эти данные – откуда поступили средства – не известны. А вот Михаил Амосов – там одна, по-моему, фармацевтическая или медицинская компания, остальные частные лица. Именно выпадает так, что самые крупные оказались у Александра Беглова.

Д. Солонников Из известных. Мы посмотрим ещё, что там у Бортко.

А. Петровская Хорошо. Вот эти связи никак не определяют некой административной связи, может быть, административного ресурса. Это всё как бы просто издержки экономики НРЗБ

Д. Солонников Да нет, почему экономики. Смотрите. Бизнес же – он тоже играет в свои понятные правила. Бизнес должен поддерживать сильных, бизнес должен поддерживать победителей, если он хочет дальше успешно развиваться. Поэтому понятно, что бизнес в данной ситуации, рассматривая кого поддержать, будет идти по основным направлениям: «Мы поддерживаем основного кандидата, на всякий случай вкладываемся ещё и в корзину второго по рейтингу, возможно, догоняющего».

И то же самое в Соединённых Штатах: одни и те же компании поддерживают республиканцев и демократов, вкладывая свои финансы и в одну корзину, и во вторую. И то же самое и в нашей стране, ничего особенного в этом нет, что основные финансовые средства, конечно же, будут идти в корзину кандидата, лидирующего по всем социологическим опросам; на всякий случай кто-то будет поддерживать и второго кандидата – вдруг второй тур, вдруг ещё что-то, «мы тут тоже рядом постояли». Поэтому то, что основные средства пойдут первым двум, никаких сомнений нет.

А. Петровская А что касается основного кандидата: как понять, кто основной кандидат, если убрать, скажем так, политические предпочтения и понимание того, что временно исполняющий обязанности губернатора Александр Беглов поддержит президента? Вот убрав эти все, скажем так, моменты, как понять, кто основной, кто претендент? Всё настолько понятно, вам кажется, сегодня?

Д. Солонников Сегодня – да, потому что все рейтинги, которые есть, и открытые, и полуоткрытые – все говорят о превосходстве Александра Дмитриевича Беглова в 2-3 раза над основными своими преследователями. Вопрос – насколько это серьёзный отрыв, хватит ли его для того, чтобы выиграть в первом туре? Мне кажется, что хватит, но вот это – проблематичный момент.

Наверное, 100%-й уверенности, что выборы закончатся в первом туре, пока нет. Скорее всего, в первом туре, скорее всего, всё будет хорошо, без сомнений. Есть всякие нюансы, прежде всего связанные с общероссийской ситуацией: не дай бог в стране повторится какая-то ситуация, какой-то манёвр, вроде прошлогодних изменений в пенсионном законодательстве, очередная пенсионная реформа. И, конечно, рейтинг всех политических сил, всех кандидатов, ассоциирующихся сейчас с властью, сильно упадёт.

Если ничего такого сверхъестественного за ближайшие полтора месяца не произойдёт – правительство не пойдёт на резкую девальвацию рубля, о чём говорит ряд министров и что возможно; если резко не будут падать доходы населения, и к 1 сентября вдруг не окажется, что заработные платы абсолютно не соответствуют потребительской корзине; вот если ничего этого не произойдёт – то да, конечно, победа должна быть в первом туре. Ещё раз: это действительно вопрос ряда факторов, влияющих на петербургскую избирательную кампанию извне. Поэтому на всякий случай и второго кандидата тоже поддерживают.

А. Петровская Что касается социологии, вот вы сказали: «открытая, полуоткрытая». Социология как раз по петербургским губернаторским выборам до последнего была не очень понятна, как-то не очень хорошо всё складывалось. Поэтому опираться на те или иные опросы тоже… Я понимаю, что там уже бизнес, если по вашей логике, он как раз смотрит на соцопросы и определяет, кому пожертвовать деньги на избирательную компанию, не так и просто.

Д. Солонников Смотрите, бизнес же, скорее всего, профессионально в соцопросах не разбирается. Как формировалась выборка, как ставился вопрос, как трактовать ответ на тот или иной вопрос – это, конечно же, бизнес в меньшей степени интересует. Есть данные ФОМа, есть данные ВЦИОМа о том, что рейтинг 53%, что 60% или 48%. Вот эти данные публикуются без расшифровки — как ставился вопрос на самом деле, что люди имели в виду, когда на этот вопрос отвечали. Они поддерживают Александра Дмитриевича Беглова в около 50%. Что мы понимаем под словом «поддерживают»?

У нас была в пятницу конференция большая социологическая на тему кого, как репрезентативно ставить вопросы, как сформировать выборки и получать правильные ответы. Сейчас прошло недавно большое исследование, называется «Открытое мнение – Санкт-Петербург», и коллеги начинают публиковать свои результаты. Первые данные были представлены в пятницу, мы их как раз обсуждали.

А. Петровская Сегодня Мария Мацкевич, простите, проанонсирую, в час дня у нас в эфире об этом будет говорить.

Д. Солонников Да-да-да, вот мы с ней как раз в пятницу и беседовали. Я думаю, что Мария более подробно расскажет о своём исследовании, там хорошие, интересные данные. Вот это – основная проблема. Если мы говорим о грамотном рейтинге, нужно ставить вопрос следующим образом: «Если выборы состоятся в ближайшее воскресенье, за кого из представленных кандидатов вы проголосуете?» И список кандидатов, которые будут в избирательном бюллетене, расставленных в опросном листе так же, как в избирательном бюллетене они будут стоять: по алфавиту. И если этот мониторинг проводить раз в неделю, то через 2-3 недели будет понятно, какой рейтинг реальный у каждого из кандидатов, на что можно ориентироваться. Таких данных, к сожалению, нет.

А. Петровская Почему?

Д. Солонников Во-первых, мало средств у кандидатов, и тот же Владимир Бортко в одном из интервью недавно говорил, что никакой социологии его штаб не проводит, потому что нет на это средств. Я думаю, что целый ряд других штабов находится точно в такой же ситуации: хотели бы, да не имеют возможности заказать социологов.

А. Петровская У Александра Беглова хорошие же, нам рассказали, деньги в штабе. Вот там, например, могли бы они провести?

Д. Солонников Они могли бы провести. Возможно, они проводят. Но на самом деле, социология каждого штаба – это их интеллектуальная собственность, они хотят – делятся, хотят – не делятся. Это отдельный вопрос. У нас нет социологии, которую бы заказывали со стороны. У нас фактически нет заказчика, в котором… Тот же бизнес, который мог бы заказать отдельно социологию по Санкт-Петербургу, не знаю, от кого угодно, от Торгово-промышленной палаты, Ассоциации промышленников и предпринимателей – как-то скинуться вместе, заказать какое-то исследование, как живёт любимый город. Этого нет, поэтому этого не видим.

А. Петровская Хорошо. Вы сказали, что это интеллектуальная собственность – эти опросы, которые проводят кандидаты. С другой стороны, ведь это ещё и такой, знаете, маркетинговый ход. Ведь если хорошие показатели, почему бы их не опубликовать, не показать общественности: вот, посмотрите, сколько нас поддерживает?

Д. Солонников Ну вот они и публикуются – то, что мы слышим от ФОМа и ВЦИОМ.

А. Петровская Но то, что молчит отдельно штаб Беглова, и если они их проводят, то, по крайней мере, не предают гласности – говорит ли это о том, что, может быть, им не так нравятся эти исследования, которые получаются?

Д. Солонников Я не думаю, и, скорее всего, официальная публикация социологии от штаба всегда бы вызывала большие сомнения среди политтехнологов.

А. Петровская Не доверяли бы?

Д. Солонников Ну конечно. Есть такая шутка: «Соцопрос, проведённый в штабе нашего кандидата, показал высокий рейтинг нашего кандидата». Естественно, если бы официально от штаба Александра Дмитриевича Беглова и от Владимира Владимировича Бортко была бы социология, и кандидат получил бы огромный рейтинг, все бы сказали: «Ну понятно, кто это нарисовал, кто заказывал. Кто платит деньги, тот девочку и танцует». Вот это бы и было в результате. Поэтому, конечно, штабы свои социологии в основном не показывают. Если бы каждый штаб представил свои данные, и в каждом штабе были бы материалы, их можно было бы сравнивать. Но ещё раз: у других штабов социологии явно нет. Поэтому показывать какому-то одному кандидату совершенно бессмысленно.

А. Петровская Хорошо. Что касается ещё социологии, там есть ещё показать в отношении явки, не только рейтинга кандидата, но и, в частности, социологи сказали, что, если бы выборы состоялись завтра, до избирательных участков дошли бы около трети имеющих право голоса. В общем, наверное, не самый большой показатель по явке. Кому на руку невысокая явка?

Д. Солонников Это тоже спорный момент. Я это выступление Марии слышал. По прямым ответам там, конечно, гораздо больше. Там 65% говорит, что примут участие в голосовании. Дальше нужно выводить действительные коррекционные проценты, потому что люди дают социально одобряемый ответ, и многие, кто говорят, что придут, скорее всего, и не придут. Какую коррекцию выводить? Явка в размере 35-40%, а мне кажется корректным говорить примерно об этой части, вполне нормальная. 40% для выборов в Петербурге говорит о том, что люди, в общем, спокойно относятся к ситуации, не чувствуют необходимость революционных изменений. Если бы они такие чувствовали, они бы пришли. Поэтому 40%,35% – это нормальная, спокойная явка. 20% – это была бы трагедия, а в этом пределе ничего страшного.

А. Петровская Дмитрий, и всё-таки, низкая явка, если она будет невысокой, если она будет меньше ожидаемых вами 35-40% – кому это на руку сыграет, как вы считаете?

Д. Солонников Это на руку структурам, у которых есть свой так называемый «ядерный электорат». «Ядерный электорат» – люди, которые гарантированно придут к избирательным участкам – есть у КПРФ. И при очень низкой явке, мы это видели, традиционные партии «выстреливают». Люди, которые могут прийти проголосовать за ту или иную идеологию и заранее знают, за кого они проголосуют, которые не определяются на избирательном участке – а очень часто считается, что при большой явке до трети пришедших на избирательный участок принимают решение непосредственно там. Для стабильных партий низкая явка выгодна – раз.

Два – это выгодно для структур, у которых есть мобилизационный потенциал. И мы видели, что  — не на прошлых, а через один цикл в выборах мэра Москвы, когда участвовал Алексей Навальный — при очень низкой явке его мобилизационный потенциал дал совершенно неожиданные для социологов результат. И тогда все социологические группы, тот же ФОМ, и ВЦИОМ, и «Левада-центр», в частности – все ошиблись с прогнозом по результатам, потому что та мобилизация, которую штаб Навального смог сделать, никем не просчитывалась.

Поэтому вопрос в том, кто сможет привести своих людей, фактически за руку вывести к избирательным урнам – тот и победит на низкой явке. Такой потенциал, ещё раз, есть у партий со стабильным электоратом, есть у структур, у штабов, которые умеют хорошо работать в сетевых системах и, конечно же, это есть у партии власти, потому что там оппозиционный потенциал, без сомнения, тоже присутствует.

А. Петровская В данном случае, говоря о партии власти, вы имеете в виду кандидата, который партию власти поддерживает, но он идёт независимо от неё, самовыдвиженцем – я про Александра Беглова?

Д. Солонников «Партия власти» я имею в виду в широком смысле этого слова, я не имею в виду только «Единую Россию», говоря вообще о вертикали власти. Совершенно необязательно, чтобы в этой ситуации человек шёл под тем или иным брендом, и в этой ситуации совершенно не обязательна поддержка конкретного партийного бренда.

А. Петровская Хорошо. Тогда я вас спрошу, а выгодна ли Александру Беглову низкая явка?

Д. Солонников Я думаю, что нет. Я думаю, что как раз Александру Беглову в данной ситуации выгодна устойчивая средняя явка.

В ситуации, когда к избирательным участкам придёт 80% избирателей – ну, это фантастика, такого не будет никогда, но если придёт, тогда да, конечно, с такой массой народа будет очень тяжело работать. И, действительно, в этой ситуации очень многие будут принимать решение прямо на избирательном участке. За кого они проголосуют, какое там будет настроение? И это тоже фиксируется в целом ряде социологических исследований.

Факторы, которые влияют на принятие решений в такой ситуации, совершенно различны: это и погода, это и настроение дома, это и фотографии, которые висят на избирательных участках – люди приходят, видят красивую блондинку, голосуют за неё. И такие случаи были тоже, девушки выигрывали совершенно неожиданно, даже не собираясь побеждать на этой кампании. В этом отношении высокая явка может быть опасна. Совсем маленькая явка – я уже говорил, пример позапрошлых выборов в Москве показывает, что совсем низкая явка также опасна. Вот средняя явка была бы лучше всего.

А. Петровская Хорошо. А что касается участков, которые хотят организовать в Ленинградской и Псковской областях, вот эта история вообще кому на руку и зачем?

Д. Солонников Это продолжение истории Москвы, когда идеология мобильного избирателя активно продвигалась на прошедших последних выборах мэра Москвы, и она показала свою не очень большую эффективность. В принципе, это понятная идея, что да, мы должны дать возможность использовать своё активное избирательное право всем гражданам России, проживающим в Санкт-Петербурге, и всем, кто может этим правом воспользоваться, поэтому давайте для их удобства разместим избирательные участки там, где они будут ожидаемо находиться.

А. Петровская А почему тогда Псковская? С Ленинградской ещё можно как-то…

Д. Солонников На мой взгляд, то, что там нет Новгородской области – это странно, конечно. Потому что я бы считал правильным тогда… Санкт-Петербург – Ленинградская область, естественно, и основные области, находящиеся вокруг: Псковская, Новгородская, наверное, Карелия; Вологодская в меньшей степени. Как раз, когда были выборы в Москве, там большое количество соседних субъектов охватывалось созданием вот этих мобильных избирательных участков. Почему выпала Новгородская область – не знаю, это нужно обсуждать, почему с ними не договорились. На мой взгляд, было бы корректно, чтобы они там тоже появились.

Ещё раз, возвращаясь к московскому опыту: процент проголосовавших на вот этих участках был очень небольшой, и серьёзно на явку данный фактор не повлиял. То есть, да, людям возможность предоставили проголосовать, их конституционные права никак не были ущемлены, для их удобства, пожалуйста, в садоводствах поставили эти участки. Но если человек приехал в садоводство, он остался в садоводстве, он как-то оторвался от городской жизни. Поэтому говорить, что это повлияло на распределение процентов, тем более некорректно, потому что это и на явку-то не повлияло. Там какие-то проценты, доли процентов.

Мы этот опыт повторяем в Петербурге. Скорее всего, результат будет точно такой же, скорее всего, процент проголосовавших там будет минимальный. Ну, есть такая тенденция – пытаться организовать такую систему выборов. Может быть, через несколько циклов мы к этому привыкнем, и люди будут радостно голосовать на избирательных участках, тогда это будет работать. Сейчас, мне кажется, не сработает никуда.

А. Петровская Но если вы говорите о том, что московский опыт показал, что особенно ни явку это не повысило, ни как-то изменило ситуацию между кандидатами. Таким образом – ну да, право реализовано, хотя право можно реализовать…

Д. Солонников Предоставлено.

А. Петровская Предоставлено. Хотя реализовать свое избирательное право можно на месте, если ты хочешь – приехав сюда, в Петербург.

Д. Солонников Да.

А. Петровская Соответственно, возникает вопрос: если при всех этих данных, и при условиях, о которых говорят наблюдатели – что будет очень трудно обеспечить прозрачность процедуры на местах – зачем вообще тогда это организовывать? Это снижает легитимность, конкретно голосования по тем районам, и никак не влияет на итог.

Д. Солонников Я не думаю, что снижает легитимность. Но, еще раз – в Москве это было, легитимность это никак не снизило. В Петербурге будет все то же самое. Приехать проверить работу этих участков ничуть не сложнее, чем приехать проверить избирательные процессы и так идущие в Ленинградской области – а там будут свои избирательные процессы, и будет огромное количество наблюдателей из Петербурга, приехавших смотреть на выборы там. Недавно…Ну как недавно, 1-2 года назад… Мы каждый год проводим Election Night, обсуждаем итоги выборов в субъектах Северо-Запада, и коллеги из Новгородской области рассказывали, что на некоторых участках было тяжело пройти к избирательным урнам желающим проголосовать из-за количества наблюдателей, приехавших туда из Петербурга.

Поэтому то, что петербуржским наблюдателям будет трудно доехать посмотреть, как организовано голосование в Ленинградской области или соседних субъектах – не, будет нормально, легко. Они ездят, ездят охотно, ездят по всей стране, не говоря о ближайших субъектах. До ближайших тоже доедут. Поэтому то, что там будет легитимная прозрачность – сомнений не вызывает. Предоставили петербуржцам возможность там проголосовать – дай бог, чтобы они этим воспользовались. На мой взгляд, это попытка все-таки явку хоть как-то увеличить. Еще раз: если не получится в этот раз (а мое мнение, что не получится; но я могу ошибаться) – через 2-3 цикла люди привыкнут, что избирательный участок находится и в местах их отдыха. Тогда голосование будет более активным.

А. Петровская Но все-таки когда вы сравниваете московский опыт и петербургский нужно понимать, что есть, наверное, разница между Сергеем Собяниным и Александром Бегловым, в вопросе необходимости каких-либо дополнительных участков.

Д. Солонников А в чем разница? Давайте посмотрим прошлые выборы в Москве: точно так же представитель вертикали власти, представитель партии власти Сергей Собянин и мало кому известные кандидаты от остальных партий. Разница только в том, что там ЛДПР была допущена до выборов, прошел кандидат от ЛДПР в окончательный избирательный бюллетень, а у нас кандидат от ЛДПР снялся, не дошел до регистрации, перешел на работу в Смольный. А так всё то же самое, никаких новостей, никакой разницы в кампаниях нет. У нас даже более красивые кандидаты в губернаторы чем были в мэры Москвы.

А. Петровская Ну ладно, уже в эти подробности не будем уходить.

Д. Солонников А почему? Красавцы!

А. Петровская Вы говорили про то, что сегодня явка — если она и будет 35-40% — нормальная, потому как нет запроса на какие-то революционные, скажем так, изменения. И у меня к вам тогда такой вопрос: а можно ли трактовать невысокий спрос и интерес к этим выборам не отсутствием каких-то революционных настроений или запроса на перемены, а тем, что та картина, которая складывается в избирательном бюллетене, так отформатирована, что избиратель потерял интерес к выборам? Не потому что он не хочет каких-то перемен, а просто он понимает, что это такая вот безвыходная для него ситуация. Может быть, что вот такая причина?

Д. Солонников Мы с настойчивостью, достойной лучшего применения, про все выборы говорим, что избиратель потерял интерес, потому что ему ничего не предлагают. А кто ему должен предлагать? Кто та высшая божественная сила, которая должна взять и что-то такое предложить избирателю? Откуда это появляется? Это же не манная небесная, которая падает из облаков. Это вопрос.

А. Петровская Это муниципальный фильтр предлагает. Или не предлагает. Нет?

Д. Солонников Ну как муниципальный фильтр? Муниципальный фильтр предлагает пройти его всем кандидатам. Три кандидата прошли. На мой взгляд, могли пройти и больше. Капитанов снялся не потому, что не прошел муниципальный фильтр. Шел бы до конца – прошел бы, ему нескольких голосов не хватило. Мы беседовали с представителями муниципальных образований нашего города, вполне было реально встретиться с ними и несколько еще голосов добрать. Не прошел, потому что сделал свой другой осознанный выбор.

Д. Солонников А дальше вопрос к партиям, кого они предлагают. Партии провели вот этих троих кандидатов. А есть более яркие кандидаты от этих партий? КПРФ могла предложить более яркого кандидата, чем всемирно известный режиссер Владимир Бортко, очень уважаемый в своей среде? Либеральная оппозиция, ну там «Гражданская платформа», условно, или какая-то другая партия — могла предложить кого-то еще, кроме Михаила Амосова, крайне уважаемого в Петербурге политика? «Справедливая Россия», партия, которая тоже имеет ярких представителей на политической арене и нашей страны, и нашего города – могла предложить еще кого-то, кроме Надежды Тихоновой? Вы говорите, что это кандидаты, которые не дают возможности выбора, которые «вот такая вот у нас данность». А партии…

А. Петровская Это не только я говорю. Они сами говорят!

Д. Солонников Кто? Сами кандидаты про себя говорят, что мы такие сирые и убогие? Да ладно!

А. Петровская Нет, почему. Сами кандидаты говорят о том, что они понимают, что муниципальный фильтр – это такой фильтр, который кого-то пропустил, кто, видимо, кажется менее…

Д. Солонников Но их пропустил. Они довольны, что их пропустил?

А. Петровская Подождите. Они, наверное, довольны, что их пропустил. Вопрос все-таки в том, что кто-то остался за его…

Д. Солонников Без сомнения, кто-то остался. Невозможно, чтобы все прошли. Как известно, муниципальный фильтр в 10% говорит о возможности прохождения не больше 8-9 кандидатов. Да, это так, такой вот у нас закон в стране. Ничего особенного в этом нет.

А. Петровская Хорошо, ладно. То есть, выходит, что тот список, который есть – это та данность…

Д. Солонников Список, сформированный политическими силами нашей страны. Действующими политическими силами, активными политическими силами.

А. Петровская А Борис Вишневский не прошел муниципальный фильтр.

Д. Солонников Не прошел.

А. Петровская Как вам кажется, это тоже закономерная вещь?

Д. Солонников Да, конечно. Он не хотел его проходить – и не прошел. Борис Вишневский и не занимался тем, чтобы работать с муниципалитетами в течение года, а весь цирк с попыткой объездить НРЗБ

А. Петровская Прервемся на московские новости и продолжим.

НОВОСТИ

ЗАСТАВКА

А. Петровская Свое особое мнение продолжает высказывать политолог Дмитрий Солонников. До московских новостей мы остановились н атом, что «Борис Вишневский не желал пройти муниципальный фильтр, поэтому и не прошел», — сказали вы. Думаю, что Борис Лазаревич с вами бы поспорил. На протяжении месяца стаптывал ноги, объезжая муниципалитеты, и как-то не очень у него это сложилось. Как он сам говорил, что большинство ему говорило, что уже отдали кому-то свои подписи.

Д. Солонников Естественно. Потому что последний месяц это и была игра на публику, на создание определенного имиджа. Так как Борис Лазаревич объявил, что собирается выдвигаться в депутаты еще осенью прошлого года…

А. Петровская В губернаторы.

Д. Солонников В губернаторы, да, прошу прощения. Еще осенью прошлого года, то у него был не один месяц для того, чтобы объехать все муниципалитеты, а 9 месяцев. И, как опять же говорят коллеги из муниципальных советов, у них были плановые заседания, плановые собрания. Об этом известно, это публиковалось.

Ничего не мешало депутату Законодательного собрания приехать к ним заранее — в августе, в ноябре…Ну в августе, может, рано прошлого года. Хорошо – в октябре, ноябре, декабре приехать к ним, поговорить. За эти несколько месяцев объехать 111 муниципальных образований можно было не по одному разу, предложить им свою программу развития Петербурга, предложить программу развития каждого муниципалитета. Если человек идет в губернаторы – это должно быть прописано. И с ними договариваться. Тогда в последний месяц не нужно было бы рвать подметки.

А. Петровская Я понимаю. Но с другой стороны, тут момент – что бы это изменило, с учетом того, что большинство в муниципальных округах занимает партия «Единая Россия»? И еще один пример – Михаил Амосов, которому удалось пройти муниципальный фильтр, когда попросили назвать имена депутатов, которые за него подписались, сказал, что это делали отдельные люди, он этим не занимался.

Д. Солонников Естественно.

А. Петровская То есть, тут такой момент, что, в общем, с одной стороны – да, а с другой стороны, как раз Борис Лазаревич практически лично сам все объехал, за исключением нескольких муниципальных округов.

Д. Солонников Это вот, опять же, странно. Сбор подписей – это, конечно, работа штаба. Это технологизированная операция, которую политтехнологи делают – кто бесплатно, из политических убеждений, кто за определенное финансирование. Но не сам кандидат ездит и собирает подписи. Не стоит сам кандидат в пикетах, собирая подписи для себя (если только это не картинка, которую нужно показать по телевизору), это не его функционал. Поэтому: да, если штаб работает – штаб собирает подписи. Если штаб работает на то, чтобы создать определенный имидж, определенную картинку вбросить в медиа – то тогда кандидат сам ездит и фотографируется около закрытых дверей.

А. Петровская Вы сказали, что кто-то из политтехнологов бесплатно собирает муниципальные подписи, кто-то платно. Мы с вами к бюджету возвращаемся, с которого начали. Там есть еще цифры — кроме того, кто финансирует бюджет – кто сколько потратил. И там совпадения практически у большинства кандидатов, они на сбор подписей потратили 250 тысяч. Это касается Михаила Амосова, надежды Тихоновой и других, которые, кстати, муниципальный фильтр не прошли.

Дальше стали коллеги-журналисты подсчитывать и выходит, что свою работу по сбору подписей – это подтвердили в штабе – Беглову практически бесплатно выполняли волонтеры. То есть, за какие-то минимальные деньги, с учетом огромной суммы подписей, которую удалось собрать. Вот это тоже нормальная практика в избирательном процессе? Политтехнологи бесплатно работают, волонтеры бесплатно работают.

Д. Солонников Политтехнологи бесплатно реже работают, хотя такое тоже бывает. Бывает, что с ними договариваются о каких-то других преференциях – политтехнолог бесплатно работает на кампаниях, а потом получает мандат депутата или выдвижение в какие-то другие органы. Такое бывает, и такое часто встречается. Совсем бесплатно – это уже, скорее, нонсенс. А волонтеры — да, конечно. То, что Александру Дмитриевичу Беглову предлагали выдвигаться кандидатом в губернаторы общественные организации, в том числе и ряд молодежных организаций говорили о том, что имеет смысл ему выдвинуться – изначально показывало потенциал бесплатных волонтеров, которые дальше будут на него работать. Эти волонтеры и появились.

А. Петровская В таком количестве?

Д. Солонников Какое количество окончательное — мы не знаем. Но я думаю, что количество там достаточно большое.

А. Петровская Достаточно большое.

Д. Солонников В городе большое количество молодежных организаций, и часть из них – не все, но часть из них – могут отмобилизовать каких-то людей для волонтерской работы бесплатной.

А. Петровская Не хочется искать во всем конспирологию, но естественно привлекает внимание этот момент с работой волонтеров, и еще момент со стоимостью аренды небольших пространств в метрополитене, на станциях – об этом сказал сам пресс-секретарь штаба Александра Дмитриевича Беглова, что 2000 в месяц стоила эта аренда на одной станции. Кажется, что это какие-то совершенно небольшие деньги. Или это так кажется со стороны?

Д. Солонников Мне тоже кажется, что это небольшие деньги, но это вопрос метрополитена, сколько там стоит аренда.

А. Петровская Просто это какие-то совпадения, на которые обращаешь внимание, или это попытка найти что-то там, где его нет?

Д. Солонников В данной-то ситуации мне кажется, что было бы там 40 000 рублей – было бы и 40 000 рублей, в штабе Александра Дмитриевича Беглова заплатили бы и такую сумму. Метрополитен показал 2 000 – значит, заплатили 2 000. Проблемы в том, чтобы оплатить стойки в метрополитене, я думаю, финансовые не стояли. В данной ситуации — какой счет выставили, такой и оплачен.

А. Петровская Хорошо. Еще про рейтинг закончим и к муниципальным выборам пойдем. Мы с вами про рейтинги Александра Беглова поговорили, что высокие шансы. А здесь еще были опубликованы антирейтинги, и антирейтинг Александра Беглова выше, чем у его соперников по губернаторской гонке. Причем значительно выше.

Д. Солонников Не значительно.

А. Петровская Хорошо, не значительно. Мне кажется, что там порядка, по-моему, 8 у Владимира Бортко, а у Александра Беглова – 14, если я не ошибаюсь. Практически в два раза. Это не много?

Д. Солонников Нет. При погрешности данного исследования 3,5%: от одного отнимем 3,5% — другому прибавим, и рейтинги поменяется местами. Разница между ними в зоне погрешности данного исследования. Это во-первых. Во-вторых, если мы говорим об антирейтинге, то конечно же антирейтинг прежде всего будет у известных фигур, и чем больше известность – тем больше антирейтинг.

А. Петровская: Нрзб Владимир Бортко, известный во всем мире.

Д. Солонников Ну, во всем мире…в культурных кругах. Давайте посмотрим на узнаваемость отдельно Владимира Бортко в Петербурге среди всех избирателей и отдельно на узнаваемость Александра Беглова среди всех избирателей. Я думаю, что у Александра Дмитриевича Беглова сейчас узнаваемость выше. Во-первых.

Во-вторых, еще раз говорю: разница между ними сейчас лежит в зоне погрешности. И чем меньше узнаваемость, чем меньше человека знают, предположим, Надежду Тихонову (у нее из всех четырех кандидатов самые большие проблемы будут с узнаваемостью) — у нее и антирейтинг будет минимальный. Если человека не знают – к нему невозможно и плохо относиться. Нельзя плохо относиться к человеку, которого ты вообще никак не знаешь. И, как правильно говорят социологи, антирейтинг ни на что принципиально в таких размерах – 14%, 8%, ну, около 10 – не влияет.

А. Петровская Вы так объединили 14 и 8…

Д. Солонников Неважно, среднее, я сказал, 10. 14 и 8, среднее – 10. Ну 1/10 плохо относится в одному кандидату, к другому кандидату. Важно как хорошо к нему относятся. Там на первом месте с антирейтингом среди политических фигур города была Ксения Собчак, у которой антирейтинг около 50%. Это крупный антирейтинг, но это, опять же, не говорит о том, что она не могла бы выиграть выборы, выдвигайся она в губернаторы. У нее, предположим, 100% узнаваемость, 50% против нее проголосуют. Если остальные 50 проголосуют за нее – она выиграет выборы. При очень высоком антирейтинге. При очень большой узнаваемости антирейтинг в таких процентах плохо о человеке не говорит. Кандидат – не стодолларовая бумажка, чтобы всем нравиться.

А. Петровская Хорошо. Короткий вопрос, буквально «да/нет»: вот этот антирейтинг говорит о том, что в  целом Петербург не до конца принимает Александра Беглова? Проголосовать за него, может, и проголосуют, в таких реалиях, которые сейчас предложены, но вот не принимают до конца?

Д. Солонников Нет, не говорит. 10-14% процентов людей, антирейтинга – это не «Петербург не принимает», это 110 часть не принимает. 110 часть к любому политику…

А. Петровская Это тоже Петербург.

Д. Солонников Ну и что? 110 часть относится негативно к политику – это нормально. Еще раз: политик, который имеет свое лицо, свое мнение – всем нравиться не может. Кому-то он объективно должен не нравиться. Человек должен заслужить иметь своих оппонентов. Если у него нет оппонентов – это размазанный кисель, а не политик.

А. Петровская У нас 2 минуты для обсуждения муниципальных выборов. Продолжает там происходить какое-то непонятное…действо (не знаю даже, как назвать это правильно). И почему-то очень медленно идет движение на урегулирование ситуации. Почему никто не может привести это к общему знаменателю, и разрешить?

Д. Солонников Здесь два момент, на мой взгляд. Один законодательный – действительно, муниципальная власть у нас отделена от государственной, это другая система власти. Государство не должно бы вмешиваться в то, что происходит на муниципальном уровне, в соответствии, опять же, с Европейской хартией о местном самоуправлении. Не получается, к сожалению. С муниципалитетами большие проблемы. Возможно, что-то нужно в законодательстве менять. А то, что, к сожалению, есть определенные силы, играющие на создании конфликта здесь, и специально провоцирующие негативную ситуацию, противоправную ситуацию…

А. Петровская Кто это? Кто эти силы?

Д. Солонников Мы видим те муниципалитеты, в которых…

А. Петровская А за ними кто-то стоит?

Д. Солонников За ними наверняка кто-то стоит. Я за руку никого не держал, но то, что это не один муниципалитет, а несколько, и у них выстроенная позиция и, в общем, одинаковая система защиты – говорит, что их действия скоординированы. Поэтому: да, кто-то специально разжигает это и таким образом подложить мину под действия городских властей, той же вертикали власти. Собственно, это игра против и партии власти, в данной ситуации «Единой России»; и против городских властей; и против всей вертикали, до самого верха. Люди специально подставляют и исполняющего обязанности губернатора, и президента.

А. Петровская Но никому неизвестно, кто эти люди?

Д. Солонников Я думаю, что можно проследить возможности влияния. Есть данный муниципалитет, есть его руководители, есть люди, с которыми они общаются на уровне депутатов Законодательного собрания.

А. Петровская То есть, в ЗакС ведут эти ниточки?

Д. Солонников Конечно! Думаю, что да. Потому что ни для кого не секрет, что муниципалы сейчас – это нижнее звено политической борьбы за власть в законодательном органе Санкт-Петербурга. И ориентирование идет по такому уровню: муниципальные депутаты – глава муниципалитета – депутат от данной территории – соответствующая фракция. К сожалению, вся эта система сейчас подставляет наш город.

А. Петровская Вопрос: зачем эта система подставляет наш город и есть ли тогда какой-то конфликт между законодательной властью (раз туда ведут ниточки, как вы сказали) и исполнительной властью в городе? Почему господин Макаров никак не пытается урегулировать ситуацию, для того, чтобы как-то помочь Александру Беглову, который выдвигается?

Д. Солонников Я его фамилию не называл, но…

А. Петровская Нет, я имею в виду — если вы сказали: «В Законодательное собрание». А Законодательным собранием кто…? Кто глава? Я здесь таким образом вас и спрашиваю, совершенно ни в чем не упрекаю.

Д. Солонников Я далек от того, что Вячеслав Серафимович лично руководит, как тому или другому ИКМО регистрировать кандидатов.

А. Петровская Я о другом. Почему он эту ситуацию не разрешит?

Д. Солонников Думаю, что здесь двойная ситуация, опять же. Во-первых, проблема в том, что очень многие муниципалитеты бьются за себя любимых и уже перестали кого-либо слушаться. Их задача — сохранить свои кресла и себя любимых, сидящими в этих креслах. И они уже не слушаются тех старших товарищей, которые им помогали в это кресло сесть. Ну а во-вторых, конечно, создание там мутной воды, в которой можно поймать рыбку, все равно НРЗБ

А. Петровская Спасибо большое. На этом, простите, мы сегодня должны заканчивать. Дмитрий Солонников, политолог, был у нас в гостях.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире