'Вопросы к интервью

А. Петровская 11 часов 5 минут на часах в студии «Эха». У микрофона Александра Петровская. Это «Особое мнение» Марины Шишкиной, профессора, секретаря правления союза журналистов, депутат ЗакС пятого созыва. Марина Анатольевна, здравствуйте.

М. Шишкина Здравствуйте, друзья.

А. Петровская Я напомню средства связи. Можно нам писать, задавать свои вопросы, комментировать с помощью СМС-портала +79312915800. Также в самое ближайшее время Youtube-трансляция должна заработать на канале «Эхо Москвы в СПб». Подключайтесь, комментируйте и задавайте свои вопросы. Я начну, про Петербург начнём мы. И, конечно, ключевая тема, о которой мы сегодня будем говорить – это выборы, как муниципальные, так и губернаторские. Но прежде я хочу вас спросить об инициативе Владимира Жириновского, который предлагает переехать нам всем в Петроград. Вам как жить в Петрограде, Марина Анатольевна?

М. Шишкина Слушайте, я вообще против вот этих частых переименований. Наверное, всё-таки разумно… Вернее, основной смысл его предложения был в объединении города и области.

А. Петровская Да-да-да, конечно.

М. Шишкина А почему Петроград, если вы спросите? В принципе, я к Петрограду отношусь хорошо, ведь это же не то, что связано с революцией, с балтийскими матросами. Это же Пушкин, «Медный всадник». «Над омраченным Петроградом дышал ноябрь осенним хладом». Но это мы просто воспринимаем слово «Петроград» как нечто новое, какой-то новодел. На самом деле это не так. Но я против переименований, поскольку, в самом деле, это очень трудный такой социокультурный процесс. Не только деньги, экономика, но привыкание. Я знаю много моих друзей хороших, которые до сих пор оговариваются, сознательно или бессознательно, называя наш город Ленинградом.

А. Петровская Да, половина петербуржцев в Ленинграде так и живут, это точно.

М. Шишкина Помните, как мы долго привыкали к сложному слову «Санкт-Петербург»? Я по себе помню, что это было достаточно тяжело. Сейчас это кажется органично. Поэтому переименование – это не техническая история, это история культурологическая, социокультурная. Я не думаю, что нужно делать подобного рода движение сейчас и вообще делать нужно редко. Как законы нужно редко принимать, не по факту того, что кто-то упал и поэтому нужно принимать закон о повороте дорог и рек. Так и к именам, к переименованиям нужно относиться очень осторожно.

А. Петровская К законам, которые принимаются, а потом проходят консультации по вопросу «а как применять-то эти законы?» мы ещё сегодня вернёмся. Давайте к нашим делам. Youtube-трансляция уже работает, поэтому подключайтесь.

Вот всё это безобразие – я, кстати, использую терминологию главы ЦИКа Эллы Памфиловой – которое происходит сейчас на муниципальных выборах, на подготовке, скажем так, к выборам, на этапе регистрации кандидатов – всё это дошло до того, что муниципальные выборы вообще могут отменить. Об этом сказала Элла Памфилова, попросила проработать юридический департамент в том числе и такую вероятность. Как вам кажется, во-первых, насколько это спасёт выборы? А во-вторых, насколько это возможно? Потому что юристы говорят, что там много есть вопросов.

М. Шишкина Вы знаете, я думаю, что выборы не удастся отменить и, может быть, и не стоит это делать. Я задаю вопрос: почему до сих пор никто, ни ЦИК, ни правоохранительные органы, ни гаранты или какие-то другие ключевые референтные личности не остановят то безобразие, которое происходит в Петербурге? Сейчас многие говорят… Мы находимся в жерле, в самом горниле. Из 200 с хвостиком жалоб партия «Справедливая Россия» написала более половины. То есть, мы фактически забросали Горизбирком жалобами, и я благодарна своей команде, моим юристам, моим помощникам, которые, не останавливаясь, делают это методично и системно.

Почему до сих пор это безобразие не остановлено? Если сравнивать 2014 год и нынешний год, говорят, было примерно то же самое – поверьте, в 2014 году это всё было значительно проще. То есть, такие зоны напряжения, где били, где не пускали были, но они носили локальный характер. Там всё-таки партия власти сработала на досрочном голосовании. Сейчас, поскольку досрочки нет, а поэтому потерялся, исчез механизм, каким образом решить выборы, я не говорю слова «сфальсифицировать», в свою пользу, то появился другой механизм: просто не пускать людей. То есть, не дать им возможности реализовать пассивное избирательное право. Это дремучая, это махровая технология, это безобразно.

Что меня огорчает, Саша — Петербург в последнее время стал ньюсмейкером подобного рода контента. И вот вчера я слушала большой эфир «Эха Москвы», и он начинается с таких слов, как «в муниципальном образовании «Сампсониевское», «в муниципальном образовании «Сергиевское». То есть, страна теперь уже знает эти муниципальные образования, которые безобразно относятся к своим гражданам, они у нас нарицательные идут. И Петербург стал законодателем политических фальсификаций. К нам это приклеено уже! Для тех слушателей, кто, наверное, не знает, что такое муниципальные выборы – действительно, это всегда был малоинтересный акт какой-то электоральный…

А. Петровская Но тут реклама хорошая прошла.

М. Шишкина Это такая… Теперь уже, знаете, многие знакомые спрашивают: «Что там у вас происходит?» Так вот, для тех слушателей я могу сказать, что большего безобразия, большего унижения граждан, наверное, я не видела.

М. Шишкина Что делают — ещё раз. Во-первых, просто врут гражданам, предположим, о сроках начала выборов, так называемые «подснежники». То есть, по ряду муниципалитетов выборы объявлены таким образом, что кандидаты просто не знают, что они объявлены. Есть аффилирование с библиотеками, которые в этот момент не кладут экземпляр. Дальше создаётся подставная очередь, когда кандидаты приходят сдавать документы, там уже стоят ребята в спортивных костюмах и не пускают просто, невозможно пройти.

А наши кандидаты по «Академическому» МО в 4 утра занимали очередь, а потом стояли всю ночь и так и не смогли пройти до тех пор, пока мы не нажаловались и уже сейчас Горизбирком не принял решение о продлении сроков работы. Целый перечень таких махинаций: не допустить, не дать сдать документы. На юго-западе вообще на днях была такая история, когда от наших кандидатов помимо обязательных документов попросили ещё знаете, что? Устав партии, например. Его нет в перечне. Каждый изощряется так, как может. О чём это говорит? Это говорит о том, что партия власти или руководимая какими-то своими ключевыми фигурами, с их согласия или по их предложению понимает, что честно выборы не выиграть. Ну не выиграть, не выигрывали ни разу честно выборы. А проиграть их тоже нельзя. Поэтому они делают такие чудовищные вещи.

И причина всего этого кроется, и Элла Александровна Памфилова должна об этом прекрасно знать, я разделяю её эмоции по поводу того, что «какой ужас, клиент убыл, гипс снимают», но, тем не менее, хочу сказать: вы мне назовите, пожалуйста, случай наказания за фальсификацию, за подлоги, за уголовно наказуемые деяния по прошлым электоральным сезонам? Вот прошёл 2014 год, вот прошёл 2016. Эти рядовые люди, которые допускают подобного рода историю, они прекрасно знают…

А. Петровская Что это безнаказанно.

М. Шишкина …Они не будут наказаны. Им просто говорят об этом, я уверена: «Вы делайте, вы не бойтесь, вы не будете наказаны». И вот это, наверное, вторая тяжёлая очень отрыжка от всех выборов, когда огромный сонм, огромный клан людей задействован фактически в коллективном преступлении. Я, знаете, всегда вспоминаю Довлатова, это действительно довлатовское такое: «Да, Сталин тиран. Но кто-то же написал 4 миллиона доносов». И то, что система государственная, что политическая система создала вот эту армию граждан, которые совершают преступления перед такими же гражданами и страной безнаказанно и думают, что это нормально – вот это самый главный чудовищный результат того, что сейчас происходит в Петербурге.

Что делать? Бороться, конечно. Писать жалобы, требовать соблюдения прав. Это очень тяжело, поверьте. У меня аппарат, моя команда — и Кристина Черемных, и Артем Савкин – все знают уже этих людей, и юристы мои – они работают сутками фактически. Но мы сказали себе: «Мы дойдем до конца». Ни одна жалоба не будет отписана. Есть результат? Есть. Потому что по 2014 году, например, партия «Справедливая Россия», наше региональное отделение, выиграла Конституционный суд. Мы, единственная из структур, дошли до Конституционного суда. По 15 МО, известный Илья Шмаков наш партиец. Поэтому и сейчас мы это будем делать.

А. Петровская Марина Анатольевна, но вы говорить об абсолютно неправовом поле. Потому что все, что было названо, сюда добавить еще – сегодня «Новая Газета» об этом пишет – документы, которые просят и с ошибками там выдают; переезды муниципальных избирательных комиссий…

М. Шишкина Да, Сбербанк другие счета открывает, не избирательные, а обычные.

А. Петровская Можно дальше продолжать этот список. Так вот как в этом неправовом поле, тем не менее, вы говорите о пользе неких правовых механизмов, которыми вы хотите бороться?

М. Шишкина У нас нет других вариантов. Мы должны писать жалобу в ту структуру, которая контролирует чистоту выборов – это Горизбирком. То есть, имя, у ошибки, которая произойдет, связанной, предположим с фальсифицированными выборами 8 сентября – вот это имя, если это не будет предотвращено – Горизбирком. И конкретно председатель Горизбиркома, члены Горизбиркома, которые голосовали за обратное. Предположим, за непринятие решений по наказанию того или иного председателя ИКМО, штрафам, и тп. Конечно же, правоохранительные органы. По нашей жалобе по «Академическому» МО направлено обращение в Следственный комитет со стороны Горизбиркома. То есть, он должен реагировать, понимаете, в чем дело?

А. Петровская Подождите, и реакция тоже есть какая-то?

М. Шишкина Есть. Реакция есть.

А. Петровская И это отличает, как я понимаю, 2014 год от сегодняшнего.

М. Шишкина Поверьте, если партии, движения, отдельные кандидаты, будут действовать так, как действуем мы сейчас (я знаю, что очень много жалоб пишут «Объединенные Демократы»); если парламентские партии будут действовать так же, как мы – системно, настойчиво, мужественно, зло – то, конечно, будет очень сложно продолжать такую безнаказанную историю. Поэтому призываю всех своих коллег, вне зависимости от политических разногласий – поступать таким же образом.

А. Петровская Объясните мне, Марина Анатальевна, в чьих интересах тогда действуют эти избирательные комиссии? Если и Горизбирком признал нарушения, и обращается в следственные органы, и приехал представитель ЦИК, и Элла Памфилова уже сказала о том, что могут быть выборы отменены? Мы видим максимальные старания со стороны соответствующих структур, которые прикладываются для того, чтобы обеспечить справедливость этих выборов, по крайней мере, на уровне выдвижения кандидатов. В чьих интересах тогда происходит то, что происходит?

М. Шишкина Это происходит в интересах… Я так считаю, что, конечно, здесь в дупле сидит правящая партия «Единая Россия», которая давно уже держит политическую монополию, с которой она не хочет расставаться; лидеры этой партии, которые способствуют тому, чтобы эта монополия таким нечестным путем была достигнута и в этот раз. А потом, вот вы говорите: «максимальные прилагают усилия» ЦИК и так далее. Наш представитель ЦИК, Николай Левичев, поднял этот вопрос на заседании Центральной комиссии. Миронов Сергей Михайлович написал письмо на основе наших материалов, заместителю Генерального прокурора. Именно тогда пошла эта волна. То есть, это пошло со стороны отдельного субъекта, со стороны конкретной парламентской партии, именно со стороны регионального отделения нашего.

Поэтому я не думаю, что ЦИК и Горизбирком прилагают максимальные усилия. Вот не думаю. Ведь мы же писали эти жалобы, их более двухсот! Но только тогда, когда приехал представитель ЦИК, который начал обходить эти «ненормальные» муниципальные образования, пошла какая-то волна. Их просто, прошу прощения за глагол, даже представителя ЦИК там практически «посылают», «да идите!» Не боится никто ничего.

Поэтому я хочу задать вопрос: это игра большая или нет? Если сейчас представители ЦИКа приехали, погрозили пальчиком, а потом, выйдя за дверь говорит: «Да пусть они потом продолжают это всё, но мы тут видимость создали, что погрозили им», — это один вариант. Я не верю, что нет рычагов каких-то правоохранительных, чтобы навести порядок. Вы знаете, 1 мая быстро все сориентировались! И Росгвардия пришла, и дружинники, и ОМОН. Всё было организовано прекрасно. А тут открыто препятствуют избирательному праву – и все молчат.

А. Петровская Но, с другой стороны, если после всех этих заявлений ЦИКу не удастся стабилизировать ситуацию, даже если отмена выборов, которую Элла Памфилова предложила, как возможный способ решения этого вопроса – это всё удар по репутации

М. Шишкина Это большой удар по репутации. Я думаю, что эти люди, которые придумывают вот такие технологии в очередном электоральном цикле – живут сегодняшним днем. Они о завтра, на самом деле, не думают. Репутация портится и портится. Они, главное, и сами это знают. Ведь смотрите, что происходит, Саша. Ведущая партия, «Единая Россия», которая держит монополию, говорит, что она такая крутая, сильная, замечательная – не выдвигает кандидата, например, в губернаторы города. Или возьмите Мосгордуму – там нет ни одного кандидата под брендом «Единой России».

Это о чем говорит? Это же нонсенс, парадокс! Вы представляете себе ситуацию, когда вы отказываетесь от своих родителей? В каком случае человеку стыдно за своих родителей? Когда родители, предположим, асоциальны – пьют, дебоширят, ругаются со всеми. А партия – это же политический родитель фактически. То есть, уважаемые люди, будучи членами «Единой России», а многие из них даже видные деятели, не постесняюсь этого сказать – выдвигаются не от своей партии, не от своих родителей. Это о чем говорит? О том, что они прекрасно понимают, что репутация, о которой мы начали с вами говорить, и имидж их структуры – достаточно низкие в стране. Поэтому конечно это бьет. И сейчас открыто еще раз нужно об этом говорить, и людей этих нужно называть. Ну как это – ведущая партия не выдвигает кандидата на выборы губернатора?

А. Петровская Но там же есть ответ от Александра Дмитриевича Беглова, который тоже, как сказал Вячеслав Серафимович Макаров – вообще один из основателей, идеологов…

М. Шишкина Видных деятелей.

А. Петровская Видных деятелей, да — чтобы процитировать верно. Так вот, он идет на выборы самовыдвиженцем и собирает эти 76 тысяч подписей, про это мы еще поговорим. Так вот был же ответ Александра Дмитриевича. Он сказал вам на это, что просто нет необходимости и нет у него желания ограничиваться повесткой одной какой-то партии, идеологией одной партии, когда ты идешь на позицию губернатора.

М. Шишкина Политическая борьба, политическая история подразумевает, требует наличия конкуренции политических идей. Политик – не сам по себе, он носитель идеи, понимаете, в чем дело? Он не аккумулятор каких-то элементов других партий. Это может быть только в таком случае, когда ты реально не член никакой партии. Если ты член партии – ты автоматически становишься носителем идей этой партии, по-другому не бывает. Это политический трансвестизм, простите за это слово.

А. Петровская Но переходят же из партию в партию, знаем мы такое.

М. Шишкина Они переходят, но потом идут от партии. Переход из партии в партию возможен, многие так делают. Но он потом не стесняется говорить, что его фамилия такая-то, имя такое. Понимаете – я родом из маленького города в Новгородской области, я провинциальный человек. Я что – сейчас буду говорить, что я из старинной дворянской семьи петербуржской? Это неправда. Я рада и горжусь тем, что выросла в небольшом провинциальном городе, я рада за своих родителей, простых людей-инженеров, которые меня так воспитали.

В чем тогда отличие партии, как матрицы, как семьи, как идеологической основы? Если ты член партии – ты носитель идеологии. Ежели ты хочешь от всех понемногу впитать и у тебя есть самостийная какая-то личная история – тогда ты не член никакой партии, тогда ты действительно самовыдвиженец. Здесь всё перепутано. Самовыдвиженец – этот тот человек, который, наверное, не принял идеологию какой-то партии; не готов; вообще просто апартийный в этом плане. Здесь же всё перепутано, 2 пишем, 3 в уме, закон – что дышло.

Ну, вы представьте себе, что в Москве нет ни одного кандидата от «Единой России», ни одного! В нашей столице, в столице, где родилась эта партия. А потом пройдут выборы, и вдруг – раз! — и организовалась фракция «Единой России». Как в Калининграде было, помните? Когда «Единая Россия» проиграла по какому-то району во всех 15 округах, не было ни одного представителя великой и могучей. А потом после выборов – бах! – 15 фракций организовалось, тут же все перекрасились. Это лукавство, лицемерие. Так делать нельзя. По закону, грубо говоря, наверное, так делать можно. А вот по совести – нельзя. И вот чего здесь больше, закона или совести? Пусть думает избиратель.

А. Петровская Мы сейчас перейдем к губернаторским выборам. Последний вопрос в отношении муниципальных хочу вам задать: почему именно эти локации, вам понятно? Вот именно эти муниципалитеты? Это же не все муниципалитеты, их определенное количество, некоторые уже на слуху названия.

М. Шишкина А некоторые – уже просто имя нарицательное, как, например, округ «Екатерингофский», и борец с ныне действующим там руководством, замечательный совершенно Саша Шуршев, который 2 сезона там борется. Я думаю, что, наверное, у таких муниципалитетов, есть покровители, бенефициары заинтересованные. Может быть, кто-то готов назвать эти имена. Я сейчас не могу, чтобы не ошибиться, не дай бог. Но можно посмотреть этих бенефициаров, которые считают эти муниципалитеты своими «лежбищами», как в «Место встречи изменить нельзя». Своей собственностью, вотчиной, и так поступают.

Саша, поверьте – от полной безнаказанности. Если бы хоть раз наказать бенефициара, наказать председателя ИКМО, наказать рядовых членов – всё было бы по-другому. Многим людям ведь стыдно. Конечно, бюджетников заставляют, чего тут говорить. А потом люди постепенно-постепенно договариваются со своей совестью. И придумывают легенду: «Ну, так же все делают. Так все учителя делают, так все члены избирательной комиссии делают». Еще и денежку дадут. А наказание какое? Если ты не сделаешь этого, если ты не совершишь преступление – тебя могут наказать. Лишить работы бюджетной, а у тебя дети и семья. А так – ну подумаешь, один раз совершил.

А. Петровская Так система виновата или каждый ответственен?

М. Шишкина Я думаю, что, конечно, сочетание. И в системе, как мы говорим, которая, к сожалению, породила вот такие чудовищные преступления, все равно много честных людей. У человека всегда есть выбор, и кто-то не будет это делать. Поэтому, личная ответственность совершающих подобного рода преступлений, должна быть. И мне очень жаль, что мой любимый, родной, интеллигентный обожаемый город стал центром таких чудовищных фальсификаций.

А. Петровская Переходим потихоньку к губернаторским выборам. Я думаю, что через газету «Ведомости», к которой я обращусь, перейдем. Здесь сегодня пишут, мнение эксперта приводят, что петербургские Муниципальные советы представляют довольно замкнутую городскую корпорацию, там большое количество зависимых групп. И выдвигается мнение экспертом, что есть предположение, что если так будут давить на муниципалитеты – они ответят на это в ходе губернаторской кампании. Разделяете вы такую точку зрения.

М. Шишкина Я разделяю такую точку зрения, поскольку не может быть двух автономных кампаний. Знаете, говорят: есть губернаторская кампания, есть муниципальная кампания; это реки, идущие параллельно. Нет. Потому что избиратель на эти две реки – один и тот же. Поэтому волей-неволей это всё смешивается и отражается одна кампания на другой. Есть конспирологическая версия, которая говорит: специально замутили такое с муниципалитетами, чтобы отвлечь внимание от губернаторской кампании, которая идет туго и со скрипом. Думаю, на самом деле ничего подобного нет, никакой конспирологии. Они просто привыкли так работать и не видят, как по-другому можно сделать.

М. Шишкина Конечно, это бьет и по губернаторской кампании, потому что у избирателя субъект власти – един. Он имеет имя, фамилию, он имеет вертикаль. Умный избиратель понимает, что есть «Единая Россия», есть монополия власти. Ежели ты там состоишь, значит, ты ответственность несешь. Поэтому, конечно же, влияет, и думаю, не лучшим образом.

А. Петровская Чисто формально выглядит она демократично – уже 28 человек принять участие и бороться за губернаторское кресло. Буквально накануне еще один кандидат, Светлана Эхина, принесла документы в Горизбирком. Зачем это? Зачем эти 28 кандидатов, большую часть из которых мы не знаем. Это люди не из политического истеблишмента, не имеющие политического опыта. Зачем это?

М. Шишкина Мне трудно сказать, идут ли эти люди самоходом. Последняя барышня, может быть как-то вечером…Может быть, она созревала.

А. Петровская Мимо проходила?

М. Шишкина Нет, может быть, человек созревал, Саша. Бывает же разное. Может быть, посоветовались дома, и она решила подать документы – а почему бы не попробовать? Может быть, кому-то предложили, кого-то пригласили. Я думаю, здесь вряд ли какая-то однотонная одномерная мотивация всех 28 человек, тем более там очень специфические политические структуры, которые их выдвигают. Некоторые, если зайдете к ним на сайт, обновляли свою информацию несколько лет назад – явно это говорит о том, что структура неживая. Поэтому здесь разные истории.

М. Шишкина Формально губернаторские выборы… Формально оформлены, прощу прощения, как демократический процесс. Хотя мы прекрасно понимаем, что сильные кандидаты в них участвовать вряд ли будут. И Вишневский подписей муниципальных депутатов, скорее всего, не мог собрать, и другие оппозиционеры. Но это практика последних лет и она не удивительна. Петербург здесь не исключение. Эта практика регионально иногда дает сбои – как в Приморье, так и в некоторых регионах, где выиграли не видные деятели «Единой России», а представители партии ЛДПР, коммунистов. Но это, скорее всего, исключение.

Фактически, ничего не поменялось с того момента, как выборы губернаторов были отменены, и было назначение, помните, да? Потом, я не знаю под каким давлением, чьим, или для того, чтобы сохранить демократический окрас, или баланс, прямые выборы губернаторов были восстановлены, но по форме своей они до сих являются назначением. Поскольку был введен такой шлюз, был введен такой барьер, который называется «муниципальный фильтр», который фактически не поменял контент выборов. То есть, это – не выборы. В любом случае. Это не выборы, это то же самое назначение, только задрапированное под какую-то демократическую процедуру.

А. Петровская Марина Анатольевна, мы сейчас прервемся на московские новости на пару минут и продолжим с этого места.

НОВОСТИ

ЗАСТАВКА

А. Петровская: 1134, мы продолжаем программу «Особое Мнение», Марина Шишкина у нас сегодня в гостях. Марина Анатольевна, еще раз здравствуйте. Youtube-трансляция и СМС-портал – всё при нас и с нами, поэтому пишите, задавайте свои вопросы. Кстати, один вопрос уже пришел, в отношении лозунга. Который сейчас стал ходить: «За любого, кроме Беглова!». Как вам такая политика?

М. Шишкина Это политика не новая, она в 2011 году была очень успешно опробована на выборах в Законодательное собрание. Голосуй за тех, кроме – тогда так называлось, я буквально цитирую, пусть никто не обижается, есть «факт-чекинг», как мы говорим – «кроме партии жуликов и воров». И выбирайте любую, кроме «Единой России». Эта технология сработала, потому что позволяет, в данной конкретной ситуации не в данной ситуации – объединить протестный электорат под одной крышей, и не дать им демаркироваться по каким-то тонким политическим нюансам. Отсечь от основного кандидата монопольного всех тех, которые могли бы объединиться и проголосовать, действительно, за любого.

Это очень эффективная технология с точки зрения политической математики и политической философии. Поэтому она возникла здесь, и я знаю, что очень большая активная группа в социальных сетях продвигает эту технологию. Наверное, достаточно успешно. Вот всё, что я могу сказать.

А. Петровская В условиях этой технологии сокращение количества кандидатов – это в плюс или в минус? Я вспоминаю историю недавнюю с Олегом Капитановым, которого пригласили работать в Смольный. Пока. Как я понимаю, окончательное решение не принято, но, если он согласится и уйдет из губернаторской гонки, то сокращается количество людей, которые «за любого».

М. Шишкина Знаете, здесь ситуация такова: уход Капитанова, с одной стороны (это моя точка зрения), возможно, облегчает ситуацию основному кандидату, потому что Олег Капитанов, несмотря на то, что в публичной политике он, может быть, для горожан не очень известный человек, но это вполне приятный, симпатичный, образованный человек (я его лично знаю, он вызывает самые приятные эмоции) — действительно может представлять опасность. Он молод. С одной стороны, уход такого кандидата облегчает ситуацию. С другой стороны, он ее усложняет. И большого эффекта от этого ухода не будет, потому что голоса собьются в кучу к кому-нибудь другому, к очень приличному, хорошему, порядочному человеку – предположим, от нашей партии, Надежде Тихоновой – вполне достойный кандидат. И так далее.

А. Петровская Как протестные кандидаты?

М. Шишкина Как те, которые никогда, ни при каких условиях, либо в силу сложившихся обстоятельств не будут голосовать за одного кандидата. Поэтому с точки зрения эффекта я бы здесь выразила большое сомнение. И, конечно, репутационно это тоже, будем говорить так – не украшает ситуацию. Это говорит о том, что основной кандидат, либо его команда, поскольку они занимаются этими конструкциями — боятся, не доверяют и находятся в страхе даже от таких практически нейтральных кандидатов, которые находятся в списке.

Поэтому репутационно это тоже не самая лучшая история. Она вызвала, конечно, у всех улыбки. Тем более на фоне рейтингов ВЦИОМа, которые были опубликованы, где у Олега Капитанова (по рейтингу ВЦИОМа, верьте — не верьте – это уже вторая история) было всего 2%. Зачем убирать кандидата с двумя процентами? Я вообще не понимаю. Тогда давайте договаривайтесь с кем-то другим.

А. Петровская Тем, не менее, вообще интересно – вот эти имена, фамилии, не все 28, а те, которые мы знаем: Надежда Тихонова, Михаил Амосов и тот же Олег Капитанов, и Бортко, конечно же – это имена, которые звучали задолго до начала избирательной кампании, о которых мы слышали чуть ли не с начала 2019 года. То есть, в общем, картина-то была понятна. Видимо там что-то не досчитали, раз сегодня переиграли эту историю?

М. Шишкина Не досчитали, может быть, может быть, еще раз говорю, маленечко испугались. То есть явно, что бенефициар был, я думаю, что это команда основного кандидата. Вряд ли сам Олег Капитонов разыграл такую историю, говорить об этом не стоит. Почему нужны кандидаты, с которыми надо бы побороться? Конечно, это же придает легитимность избранной власти.

Я всегда поражаюсь «Единой России» из-за их страха проиграть субъектам, у которых значительно меньше административного ресурса, возможностей, денег, в конце концов. Плюс еще наличие большой прослойки, подушки, людей, который традиционно всегда голосуют за власть, даже не зная имени этой власти – оно еще долгое время по инерции будет обеспечивать эту победу. А когда ты поборешься немного с кандидатами, которые могут быть в городе известны или интересны – это же придает тебе легитимности. Опыт Москвы это показал, опыт Собянина. Скажите – возможно, кто-то сомневался в результатах? Так или не так? Но наличие там такого опасного конкурента как Навальный, фактически сделало выборы легитимными. Это хорошая история.

А. Петровская Мы сегодня вспоминали про Приморье. Как вам кажется: в Петербурге такой сценарий протестного голосования возможен? Возвращаясь к той же стратегии «За любого, кроме Беглова»?

М. Шишкина До того, пока мы не видели всю эту мерзкую историю с муниципальной регистрацией, я в этом сомневалась, потому что Петербург – медленный город, консервативный. Несмотря на яркие политические моменты, такие, как например, Первомайское шествие, либо поведение отдельных бесстрашных политиков, все-таки, Петербург – город, который медленно катится по рельсам политических реформаций. Несмотря на то, что мы «колыбель трех революций», и так далее. Зная политическую элиту, я вижу, что люди взвешенные, размеренные и, по большому счету, власти не всегда опасные.

Но вот та ситуация, которая сложилась с муниципальными выборами, зажгла те фитили, которые где-то горели по чуть-чуть, и не представляли опасности. И вот если сейчас это будет продолжаться – а вы понимаете, Саша, что речь идет о сотнях кандидатов, многие из которых достаточно лояльны к власти, там есть представители ЛДПР, от нашей партии разные кандидаты, которые по-разному относятся к каким-то политическим процессам. И если делается все, чтобы этих нормальных людей не допустить, чтобы им не дать реализовать свое право – это новая политическая протестная сила. Люди этого не терпят. Поэтому сейчас я не могу прогнозировать ситуацию, поскольку не понимаю, как пойдет дальше муниципальная кампания.

А. Петровская Еще история с рисовкой подписей, которые снимали в штабе Навального в Выборгском районе. И которая завершилась существенной грубой ошибкой штаба Навального, потому что они перепутали там конкретно людей, и сейчас даже идет разговор о том, что будет подан иск к начальнику штаба Навального в Петербурге Ольге Гусевой. Написала Елена Орлова, которая якобы участвовала в этом и присутствовала на видео, а на самом деле не присутствовала на видео, она заместитель директора этой гимназии. Написала она заявление в полицию о клевете. Вот вся эта история, как вам кажется – она, естественно, играет в минус штаба Навального, но может ли она дать очков кампании Беглова?

М. Шишкина Нет, она не может дать очков, по моему мнению. Поскольку то, что перепутаны фамилии, и человеку, не причастному к подобной махинации, нанесен такой ущерб – это плохо. Но это не снимает того факта, что подписи рисовались. Поэтому тут давайте разделим эти две истории. Так работать нельзя, нужно, конечно, не путать — если вы уже делаете какие-то расследования серьезные, к которым будет привлечено максимальное внимание, которые так тиражируются широко – конечно факты и события должны быть тщательно проверены. Но это же не говорит о том, что подписи не рисовались. Поэтому очков не будет.

А. Петровская Но, с другой стороны, Беглов сказал: «Я не буду использовать эти подписи с Выборгского района».

М. Шишкина Это второй вопрос. Правильно сказал. А какой другой был вариант? Они правильно поступили, совершенно верно. Только сейчас бы еще не использовали и какие-то другие. Не входили бы в те муниципалитеты «ногой» бы, которые так себя ведут; или вместе бы встали в очередь с нашими кандидатами. Знаете, человек советский — он все-таки сильный! Я почему-то вспомнила, как мы раньше, в наше советское время, за мебелью занимали очередь – перед мебельным магазином, за каким-нибудь кухонным уголком, с табличкой на руке, ночью.

А. Петровская Романтика!

М. Шишкина И сейчас пахнуло на меня, ничто не истребимо! Думаю, что вот эти все ИКМО-шники, которые устраивают это дело, знают, что это такое.

А. Петровская Ну что ж, судьба выборов нам неизвестна, об этом будем еще рассуждать. Давайте о судьбе родного университета. Началось там всё с истфака…Ну как – последняя история началась с истфака, и теперь говорят о том, что справедливо это не только в отношении исторического факультета, который уже по-другому называется, а в отношении университета в целом. В интернете появилась петиция против сокращения преподавателей, закрытия выборных курсов в университете, которую за день поддержало 1500 человек. Что там, с университетом и каковы перспективы? Потому как мы еще вспоминаем недавно опубликованные рейтинги, и там СПбГУ не растет совершенно.

М. Шишкина Мне очень трудно говорить на эту тему, потому что я здесь человек, наверное, с очень большой субъективной составляющей. Для тех, кто не знает – я была деканом факультета журналистики много лет, и была одним из первых деканов, уволенных ректором университета, совершенно очевидно, за свою точку зрения. История с университетом началась не сейчас. Я не люблю комментировать эту ситуацию, но, уж если вы задали, я отвечу на этот вопрос.

Я считаю, что в Санкт-Петербургском университете за эти годы произошли необратимые процессы. Под необратимыми процессами я понимаю исчезновение, уничтожение научных школ, которые собирались по крохам, годами, десятилетиями. Это такая колоссальная работа! Это возможно восстановить, но при жизни – не получится. Потому что представьте себе: что такое вырастить какого-нибудь кадра, человека, специалиста редкого? Вот это университет! А второе: знания и наука в неволе не размножаются.

И то, что сейчас на истфаке – я слышу отголоски по прессе только, что идет сокращение или возможно сокращение преподавателей трех кафедр, если я не ошибаюсь археологии, этнографии и медиевистики (это история Средних веков) – это редкие кафедры. Вот нет сейчас депутата Ковалева, который на своих раскопках там, он бы, наверное, всплакнул очень сильно. Это редкие, уникальные, еще с момента создания ЛГУ кафедры, уничтожение их практически невосстановимо. Можно, знаете, каких-то новых не плодить, а вот это нужно сохранять.

Но надо быть объективным: то, что происходит, это не отдельная история только Ленинградского, Санкт-Петербургского университета. Она абсолютно четко встроено в общий концепт отношения к науке, высшей школе в последнее время. И ВУЗы абсолютно зависимы, особенно там, где есть гуманитарные специальности. Гуманитарные специальности очень близки, очень тесно коррелируют с идеологией, с политикой, и их преподаватели первые попадают под этот обстрел.

Как только идеологическая составляющая проникает в ВУЗ – гуманитарным наукам конец, поверьте. Не случайно еще в Средние века даже полицейская власть не входила на территорию университета. Это рассадник свободомыслия, чистой науки, которой политика не может коснуться никаким крылом. Я сожалею о том, что происходит сейчас с наукой и образованием. Это губительно, это преступно, это непоправимо. Студенты истфака – вы молодцы! Вы молодцы просто. Вот вырастете вы – и всё у нас будет хорошо в стране.

А. Петровская Ну вот, на такой ноте – хорошо. Спасибо большое. Марина Шишкина сегодня была у нас в гостях.

М. Шишкина Спасибо, и вам не хворать.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире