'Вопросы к интервью

М.Максимова В студии Марина Максимова. Я приветствуют всех слушателей и зрителей. А в свое особое мнение сегодня высказывает журналист, директор фонда «СПИД. Центр» Антон Красовский. Начнем мы со срочного сообщения, которое сейчас падает на ленту новостей. Глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров заявил о намерении досрочно уйти в отставку. Что бы это значило?

А.Красовский Прямо знал, что вы зададите этот вопрос — что бы это значило. Значило это то, что Юнус-Бек Евкуров собирается досрочно уйти в отставку. И, по всей видимости, и республики Ингушетия будет новый глава, выборы которого пройдут в единый день голосования.

Конечно, я не главный специалист на планете по межкавказским отношениям и отношениям между чеченцами и ингушами, и вообще, я не очень хорошо разбираюсь во внутривайнахском дискурсе.

Но, конечно, по-моему, очевидно всем, что это пусть и промежуточная, но победа Рамзана Ахматовича Кадырова, многолетнего оппонента Юнус-Бека Евкурова, его буквально антипода.

Если вы помните и знаете биографию Юнсу-Бека Евкурова, то вы понимаете, что это такой советский офицер, человек командовавший вхождением русских десантников войсковой части Главного разведывательного управления в аэропорт Слатина в 99-м году. У Евкурова вообще всё десятилетними циклами абсолютно мистическим образом устроено. В 99-м году (он еще майором тогда был) под его командованием, по-моему, вошел, действительно. этот взвод в аэропорт Слатина — вы помните этот маршбросок, — за что Евкуров получил звание Героя Российской Федерации. И потом спустя 10 лет 22 июня 2009 года на него было в Назрани совершено покушение. Помните, он долго лежал в Институте Вишневского, почти при смерти. Его откачали. После чего было отправлено в отставку всё правительство республики Ингушетия.

И вот ровно 10 лет прошло с момента этого покушения страшного, и он объявляет об отставке. То есть он тоже довольно давно руководит республикой. Вот, казалось бы, еще недавно Руслан Аушев был президентом Ингушетии, а вот уже и нет. И в этом смысле, если Аушев, он вообще не антипод, он человек, конечно, неприятный Кадырову и человек, у которого с Кадыровым, как и всех, главным образом у отца Рамзана Ахмат-Хаджи Кадырова было большое количество разногласий, то здесь это, действительно, прямая противоположность. Рамзан Ахматович человек, скажем так мягко, с воинской школой боевиков, а Юнус-Бек как раз человек с советской, офицерской такой школой. Абсолютная противоположность. И разные подходы, действительно, были. И люди, которые были на Северном Кавказе, понимают, что одно дело — прилететь в Грозный, а другое дело — прилететь в Назрань. И даже год назад на прошлых избирательных…

А.Красовский: Очевидно, что это пусть и промежуточная, но победа Кадырова, многолетнего оппонента Евкурова

М.Максимова Кампании.

А.Красовский Не хотел бы употреблять слово «кампании», но участие… Ксения Анатольевна Собчак ездила, как помните, на Северный Кавказ и даже заезжала в Грозный. Так она прилетала не в Грозным, не знаете, может быть, а как раз, наоборот, в аэропорт Нальчика, то есть в Ингушетию, потому что Ингушетия, конечно, для человека с большой земли гораздо более безопасная и дружелюбная страна, чем Чечня. И в этом смысле там попроще. Там нет всего этого фундаментализма, там нет жесткого мусульманского дискурса религиозного. Там, действительно, огромную роль играют старейшины. И вообще, конечно, вы все видели этот конфликт. Это конфликт, в том числе, и территориальный, когда Ингушетия отказалась отдавать совсем крошечные участки своей земли Чечне, потому что считает их своими.

М.Максимова Как раз люди и выходили с требованием отставки Евкурова.

А.Красовский Да, конечно. Безусловно. Но, с другой стороны, что они выходили с требованием отставки Евкурова. Если бы Евкуров хотел реально эту землю отдать, он бы ее и отдал, понимаете? А смысл именно в том, что он ее не отдал. И сейчас, по всей видимости, там окажется человек, который ее отдаст и который вообще всю, так сказать такую на кавказском фоне ингушскую вольницу остановит.

Понимаете, она же может по-разному трактоваться. И ее можно по-разному интерпретировать. Но, безусловно, чеченцы, конечно же, считают Ингушетию, так или иначе, своей землей или зависимой от себя землей. Ну, как русские, например, по большей своей части считают Украину… Вот Владимир Владимирович Путин считает украинцев даже не братским народом, как раньше говорили, а просто частью одного народа. Он теперь всё время про это говорит, что украинцы и русские — это вообще один народ. Вот так же и Рамзан Ахматович Кадыров считает ингушей и чеченцев одним народом, а, соответственно, землю — чеченской.

И, мне кажется, что сейчас идет к тому, что этот территориальный спор, от которого Евкуров отстранился, в общем, отдав как бы старейшинам, тейпам, так называемому Конституционному суду, всем этим сходам право управлять землей, — придет человек, который будет управлять ей сам и который эту землю отдаст.

М.Максимова Но этот человек же будет назначен здесь, в Москве?

А.Красовский Да, конечно, этот человек будет назначен здесь, вне всякого сомнения, с договоренностью или с представлением Рамзану Кадырову, конечно. То есть никто не будет сейчас ссориться с Рамзаном Ахматовичем из-за Ингушетии. Там есть из-за чего поссориться помимо Ингушетии. Есть Дагестан и чеченский вопрос (не назовем это конфликтом). Но при этом есть там жестких генерал-губернатор Владимир Абудуалиевич Васильев, как вы знаете, который не то чтобы согласен ежедневно идти на поводу у Кадырова.

Поэтому надо что-то Рамзану Ахматовичу отдать. И, я думаю, отдадут ему вот этот маленький кусочек, нам, в общем, неинтересной земли.

М.Максимова Но это же к чему приведет?

А.Красовский Да ни к чему это приведет. Ну, почему вы все считаете, что это к чему-то приведет?

М.Максимова Но то же население — его кто-то накручивает или все-таки люди сами не хотят?

А.Красовский Послушайте, давайте прямо после этого плавно перейдем к грузинскому конфликту.

М.Максимова Обязательно.

А.Красовский Он же очень похожий. Это же конфликт тоже за небольшие куски земли, каждый из которых считают своими. И никто при этом не думает о том народе, который на этой земле проживал или проживает. И, более того, никто не понимает уже, чья эта земля по праву. Чеченцы считают, что это их земля. Ингуши считают, что их. Вот это разделение между Чечней и Ингушетией произошло по административной границе. Так как вы помните, автономная область союзная или республика Чечено-Ингушская республика — это была общая автономия. То есть между ними проходила буквально районная граница, как между Можайским и каким-нибудь Волоколамским районами, Подольским и Чеховским. И вот по этой границе сейчас идет разделение этих двух народов или одного народа, как считает Рамзан Ахматович Кадыров.

Поэтому, безусловно, правда будет у всех своя, а победит сильнейший. И в данной ситуации у меня нет никаких сомнений, что сильнейшим в настоящий момент для общей стабильности внутри остатков империи остается Рамзан Ахматович Кадыров, потому что он, действительно, системоообразующий, смыслообразующий, как бы мы к нему не относились… Вот я сейчас пытаюсь на это всё смотреть со стороны без каких либо личных симпатий и антипатий, а просто руководствуясь законами распада империи. Я понимаю, что Рамзан Кадыров, наверное, для нынешнего состояния дел на Северном Кавказе очень полезный человек. Вернее так: с точки зрения Владимира Путина полезный.

М.Максимова Мы продолжим о других конфликтах буквально через минутку.

РЕКЛАМА

М.Максимова Продолжается программа «Особое мнение». Его высказывает Антон Красовский, журналист, директор фонда «СПИД. Центр». Ну что ж, от Ингушетии и Чечни к другим конфликтам.

А.Красовский: По всей видимости, там окажется человек, который всю, так сказать, ингушскую вольницу остановит

А.Красовский К Грузии, видимо. Сейчас опять меня многие осудят, но очень страшно на самом деле, особенно в такой ситуации, как сейчас ездить между Россией и Грузией, вставать на чью-то сторону. Не потому, что ты окажешься между двух огней, а потому, что это глупо в такой ситуации на чью-то сторону вставать. Происходит классическая ситуация, прямо по учебнику — ситуация распада империи. В этой ситуации каждая сторона, любая часть той огромной империи, которая распадается, считает себя обиженной. Нету людей, которые в ситуации распада, не пытаются что-то урвать, откусить, утащить у соседа, выхватить вилку со стола и убежать. Такой ситуации нет. Это закон.

Когда грузины сейчас заявляют о том, как мы видели — я опять же смотрю на это всё со стороны, я не нахожусь ни на стороне грузин, ни на стороне русских, не на стороне абхазов или осетин, — но когда грузины сейчас говорят о том, что Россия оккупировала 20% их территории — это, конечно, мягко говоря, не совсем справедливо.

Во-первых, откуда эта территория взялась? Территория эта взялась, потому что в свое время эту территорию нарисовал грузинам… не грузинам именно, а вообще любой советской республике Иосиф Виссарионович Сталин или после него Никита Сергеевич Хрущев. Делалось это исключительно внутри одной монолитной страны, внутри квазигосударственных образований. То есть никакой Грузии, как мы понимаем как государственного образования внутри Советского Союза не существовало, а просто были какие-то люди, которых вот так вот обвели кружочком и называли Грузинской ССР. Там были грузины, которые считают себя грузинами, а были грузины, возможно, которые, по-прежнему, считают, что они мингрелы, картлийцы, аджарцы, имеретинцы. Были грузины, которых, так сказать, туда засунули и которые были абхазами.

Как только стало понятно, что этот самый Советский Союз, эта империя сейчас развалится на кусочки и, по всей видимости, кусочки будут разделены внутри границ, нарисованных каким-то чиновником ЦК КПСС…

М.Максимова Уж как нарисовали. Надо было думать.

А.Красовский Ну, что значит, надо было думать? Не надо было думать. Люди не думали об этом. Более того, люди, которые так резали, они не дожили до того момента, когда это начало всё распадаться. И так происходит всегда в любой империи. Стало понятно, что нужно принимать закон, которого не было.

Вот, например, вся советская Конституция — и сталинская и брежневская потом — говорила о том, что Союз Советских Социалистически Республик — это добровольный союз Социалистических Республик, каждая из которых имеет право выхода. Но не было самой процедуры выхода, Сама процедура выхода была описана в так называемом федеральном конституционном законе о порядке выхода союзной республики из Советского Союза. Этот закон был принят вместе или чуть позже или чуть раньше поправок к Конституции брежневской в 90-м году. И внутри этого закона было четко прописано, что выйти республика может только по общереспубликанскому референдуму, а если внутри республики есть автономные республики, то они голосуют за выход отдельно.

И, таким образом, по этому закону советскому произошел референдум в Крыму (это была автономная республика). Таким образом, начинались выходы из Грузии Южной Осетии и Абхазии. Собственно, если вы помните апрельские события в Тбилиси 89-го года, были инспирированы огромным 30-тысячным сходом в Абхазии абхазов, которые требовали выхода из Грузинской ССР, потому что начинались все националистические настроения, по городу Тбилиси радостно ходили Звиад Константинович Гамсахурдия с друзьями. И уже звиядисты «Мхедриони», которые, как вы помните, потом воевали друг с другом, спустя год, уже где-то там надыбали себе оружие.

И, конечно, в общем, люди были не готовы к такому повороту событий. И хотели они обратно в Россию или они хотели быть рядом с Россией, которая совершенно справедливо, по их мнению, могла бы их защитить. И, более того, такой был закон. Вот это и были границы на самом деле реальной республики.

Здесь у меня опять же нет ни к грузинам, ни к абхазам, ни к осетинам, ни к русским вообще никаких вопросов. Я еще раз говорю, в процессе распада империи каждый, конечно, хочет урвать себе побольше, и все считают это урванное своим, и каждый, безусловно, хочет биться за это до конца.

У меня вопрос исключительно к русским товарищам. Вот задай сейчас любому интеллигентному русскому человеку вопрос: «А вы считаете, что важнее: человек или государство?» И каждый из этих людей тебе скажет: «Конечно, человек. Конечно, важнее его права, его ценности, незыблемость его частной собственности, личной жизни и пространства». Тогда почему вы вдруг все так ратуете на самом деле не за право наций на самоопределение, то есть буквально за человека, а за государственный суверенитет? Почему вы считаете, что государство Украина, государство Молдова, государство Грузия, ну, никто из вас не считает, что важнее при этом государство Азербайджан, то есть вы считаете, что Нагорный Карабах правильно находится в Армении или вы вообще про это не задумываетесь, мне просто интересно? То есть армяне с азербайджанцами от вас уже так далеко и вообще вас так не интересуют, что вам, правда, все равно, где находится Нагорный Карабах, но не всё равно почему-то, где находится Абхазия.

А.Красовский: Никто не будет сейчас ссориться с Рамзаном Ахматовичем из-за Ингушетии

М.Максимова Ну, почему? Нагорный Карабах регулярно возникает, и это, по-моему, тоже один настоящий конфликт.

А.Красовский Да, но не для русских. Русские, по-моему, вообще как-то не имеют к этому отношения. Вся русская интеллигенция считает, что Россия, действительно, оккупировала территорию Грузии. Но, друзья мои, ведь, действительно, абхазы, они как бы тоже люди. Правда, грузины считают, что никаких абхазов не существует в природе. Но вот эти многотысячные собрания 80-х и 90-х годов и, собственно говоря, выигранная война, она в некотором роде доказывает обратное.

Я вам хочу сказать, почему грузины считают, что никаких абхазов не существует. Дело в том, что когда была кавказская война (это был при царе еще), русские зачищали пространство на Северном Кавказе от мусульман. А вот в Закавказье русские попросили это сделать грузин. И Грузины это с радостью сделали. И, таким образом, была зачищена Абхазия. Огромное количество мусульман из Абхазии было выслано в Иран, было выслано в Турцию. И эти места были заселены грузинами.

Более того, грузинские философы, педагоги писали прекрасные статьи о том, что буквально они так назывались «Кем мы сейчас заселим Абхазию». И рассказывали о том, что абхазы никогда в Абхазию, конечно же, не вернутся. И очень подробно там рассуждали, что, конечно, ни имеретинец, картлиец, ни аджарец в Абхазию эту не поедет, потому что там болота и тут же все сразу умрут от лихорадки. Но вот рядом живут мингрелы, они отлично там, в этих болотах справятся, потому что у них такой же болотистый климат.

Это реально был абсолютно, так сказать, промоутируемые, популярные тогда заметки. И грузины прекрасно этим воспользовались. Это было наступление на абхазский народ с двух сторон. Опять же я здесь никого не поддерживаю: ни абхазов, ни грузин, ни русских…

М.Максимова А почему, кстати говоря, не поддерживаете?

А.Красовский А потому что так устроена империя.

М.Максимова То есть это естественный процесс?

А.Красовский Потому что я моги сидеть и с тем же успехом отстаивать права кельтов, которых когда-то уничтожили германцы. Не просто благодаря существованию Римской империи, а при поддержке римлян, по просьбе римлян и под рукоплескание римлян. Таким же образом уничтожался и абхазский народ и южноосетинский народ. Уничтожался не грузинами, а уничтожался этой империей. Но здесь важно помнить, что мы все были частью этой империи — и русские, и грузины, и абхазы и осетины. В контексте абхазской войны вообще забавно всё это смотреть людям, которые помнят все эти дни, помнят эти смерти. Там же одинаковое количество людей погибло и с грузинской и с абхазской стороны. Просто это в процентном отношении, по отношению к нации были немножко другие цифры. Если вы помните, что огромным количеством абхазских подразделений в тот момент командовал террорист Шамиль Басаев.

Потому что на самом деле абхазы, конечно, выиграли тогда войну благодаря так называемой Конфедерации кавказских народов, которая вся находилась — возвращаемся к Чечне, — вся находилась в городе Грозном. А потом человек, против которого воевал Шамиль Басаев — Звиад Гамсахурдия — единственное место, в котором он получил убежище, это была Чечня при Дудаеве.

Это же Чечня. Почему я говорю, что Рамзан очень важен сейчас для Путина почему я говорю, что он очень важен как исторический персонаж кавказский, потому что, конечно, Чечня является таким стержнеобразующим сейчас квазигосударственным образованием там, потому что все ее боятся, потому что в то или иное время все от этой Чечни, так или иначе, зависели.

Если вы помните, в конце концов, поздние дни Михаила Николаевича Саакашвили и вспомните, кого укрывал Михаил Николаевич Саакашвили в Аргунском ущелье, вы вспомните тоже, что это были чеченские боевики, так или иначе. Всё там все равно завязано на Чечню, которая тоже, как и все эти республики, является частью огромной, распадающейся империей. Еще неизвестно, кто из них более зависим или независим от России: Абхазия или Чечня, Грузия или Ингушетия.

А.Красовский: Очень страшно в такой ситуации ездить между Россией и Грузией, вставать на чью-то сторону

М.Максимова Говорили об империи. Может быть, еще вернемся к этому вопросу. Антон Красовский, журналист, директор фонда «СПИД. Центр». Прерываемся. Потом вернемся в студию.

НОВОСТИ

М.Максимова Продолжается программа «Особое мнение». В студии — Марина Максимова. Антон Красовский, журналист, директор фонда «СПИД. Центр» высказывает как раз свое особое мнение. Поводя определенные если не итог, то троеточие в истории с Грузией. Хорошо, мы поговорили об этом конфликте, о его истоках, об империи. России как себя вести? Вот этот запрет на полеты…

А.Красовский Смотрите, удивляться тому, что Россия ведет себя как крупнейший осколок империи и пытается доминировать в этом постсоветском пространстве — тоже ничего в этом нет удивительного, ничего нет страшного, как нет ничего страшного, как нет ничего непредсказуемого, страшного и удивительного в том, что на улицы Грузии выходят девочки, которые не говорят по-русски с английскими плакатами «Fuck Russia». Это абсолютно нормальное явление постимперское. Таким же образом, конечно, главный айсберг внутри этой империи будет запрещать эти полеты, пытаясь ввести экономическую блокаду по отношению к своим бывшим провинциям и доминионам. Это, еще раз говорю, просто обычный, нормальный процесс.

М.Максимова То есть это спокойно надо воспринимать?

А.Красовский Я на это спокойно смотрю, потому что я считаю себя не гражданином Российской Федерации, хотя я считаюсь гражданином Российской Федерации, но в глубине души я остаюсь гражданином империи, я остаюсь советским человеком. Я на это смотрю как на распад моей страны. Моя страна — Советский Союз, так или иначе. Я, к сожалению, никогда не смогу сказать что я русский русский, хотя, я, конечно, русский и все время про это говорю. Проблема России — это опять же проблема постимперского пространства, этого главного куска империи заключается в том, что в отличие от всех остальных кусков этой империи она не может пока еще, по-прежнему говорю, перейти на национальные рельсы.

М.Максимова Эта проблема изменится, когда сменится поколение?

А.Красовский Я уверен, что на следующем этапе развала империи, когда какие-то куски, в том числе, национальные, по всей видимости, так или иначе, могут отколоться от России — это, кстати, ответна вопрос, что вот в России же были автономные республики… Да, конечно, я точно так же считаю про них, что право наций на самоопределение — это главное право. Оно, конечно, является превалирующим перед государственными интересами. И, соответственно, если башкиры считают, что они хотят и могут жить отдельно, значит, башкиры должны хотеть и мочь жить отдельно.

М.Максимова Опасные вещи говорите.

А.Красовский: Межэтнические конфликты — это абсолютно нормальная линия для позднего распада империи

А.Красовский Никакие ни опасные вещи я говорю. Россия — федерация. И опять же, в России, к сожалению, нет выхода из Российской Федерации, но тогда Россия просто не очень федерация. Россия как бы утверждает, что федерация, но она унитарная страна. Но опять же Конституция не имеет никакого отношения к историческим процессам. Исторические процессы к территориальному делению никакого отношения не имеют.

Конечно, Россия будет давить до того момента, пока она может давить. Ничего в этом удивительного нет. Но важно помнить, что внутри этого давления есть возможность выживания мелких этнических групп, которая, вполне вероятно, или скорее всего, такой возможности не было бы, если Россия не давила. Россия, конечно, использует национальные конфликты вокруг своих границ, вокруг своих бывших доминионов в своих собственных интересах. Россия, конечно, не находится на стороне маленького человека. Но используя маленького человека и его интересы, Россия, возможно, его спасает.

Я же слушал в Грузии много разговоров, что никаких абхазов не существует. Но, друзья мои, они существуют. Тогда люди говорят: «Их так мало…». Ну, друзья, относительно русских вас точно так же мало. Вы ровно в таком же процентном соотношении находитесь по отношению к нации под названием русские, как по отношению к вам абхазы. Вы можете почитать все националистические лозунги, которые были во времена правления Гамсахурдия или во времена ранних лет правления Эдуарда Амвросиевича Шеварднадзе, который на самом деле тогда не очень управлял ситуацией.

Честно говоря, вообще не очень понимаю, как и когда он ей управлял. Помните, что Шеварднадзе руководить республикой позвал такой триумвират, во главе которого стоял тогда Джаба Иоселиани, человек, который возглавлял «Мхедриони» и который фактически раздавил Звиада Гамсахурдия. И это была не просто гражданская война, а это гражданская война, которая шла по центру Тбилиси. То есть, с одной стороны, стояли танки Иоселиани «Мхедриони», а, с другой стороны, стояли вооруженные формирования звиадистов, которые прямо в центре Тбилиси стреляли друг в друга, и люди перебегали под пулеметными автоматными очередями от дома своей матери до своего собственного дома.

И вот в таких обстоятельствах разваливалась нынешняя Грузинская республика, которая является частью огромной Российской империи. До того, как эта Грузинская ССР появилась, вообще, никакого образования Грузия не было, а была Тифлисская губерния, в которую что-то входило, то-сё… Какие-то тут князья против каких-то других князей. Там где-то Багратиони против Шарашидзе. Где-то Орбелиани против кого-то еще… И там Чавчавадзе, все знаете, и там все князья. И все в пантеоне похоронены. Мы всё это прекрасно знаем. Вообще, в этом смысле Российская империя и по управлению и по устройству мало чем отличалась от какой-нибудь Римской империи или поздней Римской империи в виде Византии.

Как русский человек, вот я говорю, никогда не смогу себя воспринимать уже окончательно как русский, потому что я родился не в России, а в Советском Союзе, и моя страна там и там мой город не дом и не улица…

М.Максимова Это замечательная позиция.

А.Красовский Давайте вспомнить, что последние 100 лет все-таки этой страной правили либо грузины, либо украинцы. Теперь почему-то всё больше вопросов к этой империи именно у грузин и у украинцев. Мне почему-то как русскому человеку это интересно. Но опять же, как человеку, который смотрит это со стороны исторических процессов, мне это очень понятно, потому что большая часть вопросов, например, у древних армян к Византийской империи было во времена правления армянских императорах.

М.Максимова Раз уж заговорили о межнациональных конфликтах. Вот совсем недавно узнали мы все про Чемодановку. Теперь уже у всех на слуху поселок Нижние Серьги. Какая следующая станции или список этих станций бесконечен будет?

А.Красовский Межэтнические конфликты — это абсолютно нормальная линия опять же для позднего распада империи.

М.Максимова То есть всё, что сейчас происходит, это всё нормально?

А.Красовский Конечно. А что в этом ненормального? Не нормально было бы, если бы все ходили, пахли фиалками и друг другу дарили букеты и сотовые телефоны.

М.Максимова Как раз, по-моему, хорошо.

А.Красовский Хорошо и нормально — очень разные вещи. Хорошо бы да кабы, но, к сожалению так не бывает. Люди, они, вообще, движимы какими-то примитивными, очень, может показаться, животными, но совершенно точно племенными интересами и инстинктами.

Разумеется, в годы сокращения кормовой базы — а именно такие годы мы сейчас переживаем — племена будут бороться за свои собственные интересы против племен чужаков. Если в данной ситуации племенами-чужаками оказались цыгане (но я бы все-таки сказал, что не цыгане, а ромы, жалко, что в России по-прежнему говорят слово «цыгане») или будут оказываться какие-нибудь молдаване или румыны, или поляки, азербайджанцы, — конечно, так будет, конечно, национальные меньшинства, где бы они не находились, будут терпеть от нации доминанта, то есть от главного племени в этой стране многочисленные унижения, потому что так опять же развивается национальный процесс. Россия должна превратиться в национальное государство, иначе она не выживет.

М.Максимова То есть это всё хорошо закончится?

А.Красовский Хорошо или плохо. Это должно закончиться формированием национального государства. Хорошо это или плохо, я этого не знаю. Я вообще этого не говорю. Я ни разу не сказал, что хорошо бы русскими чувствовать себя русскими. Хорошо бы нам сделать страну для русских. Я же такого ни разу не сказал. Я говорю о том, что так развивается процесс. То есть в конечном итоге Римская империя скукожилась до Италийского сапожка и римляне превратились и италийцев. А периферийные народы, уничтожившие коренное население, теперь выдающее всю Западную Европу за свои родные места, превратились в Германию, Францию, Португалию, Испанию. Тем не менее, римляне, они где-то там, между городком Л’Акуила и какой-нибудь Лацио проживают.

И это важно понимать. Возможно, эта участь ждет и русских. Но процесс формирования национального государства из государства-империи и процесс формирования нации из нации имперской, процесс формирования русских из россиян, он необратим. И на пути этого формирования нас ждут огромное количество национальных, этических и прочих потрясений.

А.Красовский: Мне не интересна «Прямая линия» Путина. Обидно, что президент тратит свое время на такую мелочь

М.Максимова То есть это всё и закончится через запятую. Замечательная тут статистика пришла про «Прямую линию» Путина, что она самая непопулярная с 11-го года. Посмотрели 5 с хвостиком миллионов человек. Вы были среди этих пяти?

А.Красовский Нет, я не был среди этих 5 миллионов человек.

М.Максимова Почему?

А.Красовский Потому что мне неинтересная «Прямая линия» Владимира Путина. Потому что ничего нового у Владимира Путина не спросят, и ничего нового Владимир Путин не скажет. То есть я всё прекрасно знаю, что Владимир Путин способен сказать и самое главное — что у Владимира Путина способны спросить. Это же самое главное. Владимир Путин же отвечает на вопросы. Он их не задает. А проблема заключается в том, что я вижу, как наплевательски относись к задаванию вопросов. Не потому, что они наплевали вообще на эту «Прямую линию», а потому что люди понимают, что сидящие в этой студии персонажи и находящиеся там. где-то на прямой линии, они сами себя будут так контролировать, что не спросят ничего лишнего.

Поэтому, конечно, мне была эти линия неинтересная. И было забавно смотреть, как они пытались вернуть хоть сколько-нибудь молодую интернетную аудиторию путем включения туда непопулярных уже блогеров или вообще интернет-персонажей, которые никогда в этой аудитории не присутствовали, например, человека по кличке «Гоблин», про которого аудитория от 15 до 25 лет вообще не слышала, как про меня, например. Это говорит только о том, что люди, формировавшие эту повестку, совершенно никакого отношения к самой повестке не имеют. Это просто тоже очень пожилые люди, которым на всё наплевать. Вот и всё. Поэтому удивляться тут нечему. Сам этот формат устарел, сам этот дискурс устарел. Люди это прекрасно знают…

М.Максимова Так это не дискурс. Это вопрос о решении каких-то проблем.

А.Красовский Ну, хорошо, тогда почему вы удивляетесь, что смотрело 3,5 миллиона человек. Это очень много — 3,5 миллиона человек, потому что там решили проблемы 15 человек. Поэтому на самом деле потенциальная аудитория, соответственно, у этой «Прямой лини» — 15 плюс их семьи, плюс начальники, которых потом будут либо наказывать, либо сажать, либо которым будет поручено решать проблемы этих 15 семей. Но в действительности это очень узкоформатный диалог. И мне просто обидно, что президент России тратит свое время и государственное вещание на такую мелочь как туалетная бумага, собачки и медицинское обеспечение в Смоленской области.

М.Максимова Антон Красовский, журналист, директор фонда «СПИД. Центр» высказывал свое особое мнение. Спасибо, до свидания!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире