'Вопросы к интервью

А. Плющев Здравствуйте. Вы смотрите и слушаете «Эхо Москвы». В «Особом мнении» у нас сегодня Кирилл Мартынов, глава отдела политики «Новой газеты».

К. Мартынов Здравствуйте.

А. Плющев Добрый вечер. Сегодня с отделом политики у нас есть новости. Правда, в газете «КоммерсантЪ».

К. Мартынов Все, кто из отдела политики, давайте дружить и поддерживать друг друга. Поэтому первое, что хочется сказать, что, конечно, это беспрецедентный жест. Наверное, со времен НТВ ничего на ум похожего в голову не приходит. Когда двух человек или увольняют…

А. Плющев Лента. Одного человека уволили.

К. Мартынов Да, там все-таки смена главного редактора и соответственно уход коллектива. Такое было на наших глазах. Тоже солидарность, хорошо, красиво. Но здесь есть большая структура, я думаю, что больше, чем «Новая газета» и «Эхо Москвы» по количеству сотрудников. Внутри этой структуры есть соответственно очень понятное подразделение, которое пишет про политику. Конкретно про внутреннюю политику. Так же как и мы в «Новой газете» этим занимаемся. И здесь двух сотрудников, которые хорошие профессионалы и занимают важную роль внутри газеты, им предлагают собирать вещи идти на выход. И вместе с ним встает еще 9 человек и целиком «КоммерсантЪ» лишается отдела политики. Вместе со своим заведующим. Мне кажется это очень сильный жест. Не знаю, как они принимали его внутри себя. Очень, конечно, тяжело, сейчас приходится тем коллегам из «Коммерсанта», которые остались на своих местах из соседних подразделений. Некоторые из них сделали заявления какие-то. Но дальше пока ничего не происходит. И с одной стороны это история профессионального мужества и гражданского одновременно. Для тех, кто показал свою солидарность. С другой стороны это в целом история про продолжающиеся разрушения российской журналистики и профессионального медиаполя. Потому что это наверное не первый случай такой, но он очень показательный. Предыдущие были, допустим, с главным редактором «Ведомостей», что раньше считалось, что если ты занимаешь какую-то оппозиционную позицию и власть критикуешь, — тебя постепенно из профессии выдавливают. И у нас есть огромное количество примеров, как это было. Но «КоммерсантЪ» это не оппозиционная газета. Это газета, которая просто пишет о том, что происходит. То есть это как бы журналистика по более-менее объективным стандартам профессиональным. Ты пишешь, что есть одна сторона конфликта, есть другая сторона конфликта, развиваться он может так-то и так-то. И выясняется, что профессиональная журналистика с российским политическим контекстом, сейчас, в принципе, несовместима. То есть у тебя есть какая-то информация, ты о ней написал. И тебе говорят: собирайся и уходи за дверь.

К.Мартынов: Это в целом история про продолжающиеся разрушения российской журналистики и профессионального медиаполя

А. Плющев Смотрите, по слухам, потому что нет официального заявления ИД «КоммерсантЪ», есть только очень невнятное интервью Желонкина Би-би-си. Заканчивающееся фразой: «Вы задаете слишком много вопросов». Но по слухам вроде бы они нарушали какие-то стандартные этические и так далее. Вы наверняка сегодня перечитали эту статью.

К. Мартынов Да, два раза.

А. Плющев Я тоже сегодня перечитал. Вы поняли, за что их уволили?

К. Мартынов Да нет, конечно. Очевидно, что Желонкин лицемерит, то есть вы, конечно задним числом можете все, что угодно объяснить. Вы не так сели, нарушили этические стандарты. У нас здесь двойная сплошная проведена. Еще один этический стандарт. Нет там никаких нарушений стандартов. У авторов всегда есть редактор и всегда, в конечном итоге за стандарты публикаций несет ответственность главный редактор. Если это такая невероятно бомба не этичная, подложенная под «КоммерсантЪ», зачем увольнять автора, надо разбираться, кто эту неэтичную публикацию вообще провел, грубо говоря, не автор публикует в газете текст. Это довольно очевидно. Автор его пишет. Дальше есть цепочка производственная, как это все делается. И он провисел ровно месяц, получается, и после этого вдруг они проснулись и поняли, что сделали что-то неэтическое. Полная ерунда. Очевидно, что есть какая-то третья сторона в этом вопросе. Которая зашла в эту ситуацию и предъявила спустя некоторое время после того, как текст был опубликован, свои претензии. Другого объяснения здесь в принципе быть не может. Но если вдруг Желонкин захочет объяснить, в чем был нарушен этический стандарт, то я думаю, сейчас к нему все просто выстроятся в очередь, чтобы он дал подробное интервью. У них есть какой-то кодекс профессионализма. Пусть он возьмет его и покажет, в каких местах в этой публикации что-то нарушено. По дефолту, очевидно, что там ничего подобного нет. И, развивая историю о том, что это все-таки тенденция, а не разовый случай, понятно, когда вообще в России медиа постепенно отошли под наш олигархат замечательный, то медиа фактически раз за разом просто выключаются из реального медиапроизводства. Потому что, что из себя представляет российский олигарх. Слово из 90-х, но оно вполне конкретный смысл имеет применительно к владельцу и человеку, который контролирует «КоммерсантЪ» — к Усманову. Что это всеобщий друг. Он со всеми связан. С государством, с какими-то своими контрагентами. С миллионом с огромным количеством людей, и он всех их брат, кум, сват. Они вместе здесь, там. Это означает, что если такой человек контролирует газету, то потенциально это просто любая тема может стать минным полем.

А. Плющев Такой заложенный конфликт интересов.

К. Мартынов Если раньше была пресловутая история про двойную сплошную, когда РБК распускали, не распускали, а сказали, что у них, оказывается, есть такие стандарты, которые не позволяют об этом писать. А здесь это не сплошная какая-то, это даже как описать. Это поле, где ты никогда не знаешь, ты играешь в сапера. Ты пишешь про кого-то, а выясняется, что это чей-то друг. А ты об этом заранее не мог знать. Или ты не знал, что важный друг для владельца твоего СМИ. Кстати, еще важный момент, что когда Черкасов, глава отдела политики сказал, я думаю, что он как бы так оговорился скорее, когда сказал, что владелец акционер может решать, кто работает в газете, а кто нет. Мы все знаем, что формально по закону о СМИ это не так. Закон написан таким образом, что он декларирует какие-то ценности СМИ…

А. Плющев Акционер не вправе вмешиваться.

К. Мартынов Если уж на то пошло, это вопрос главному редактору. Вот он принимает решение. Сейчас, когда Желонкин после Би-би-си уже какой-то комментарий кому-то дал, который сейчас в новостях цитируется. Он теперь говорит, что это его было личное решение. Никто на него не давил и так далее. Но самое поразительное, что эта история про депрофессионализацию посредством наших крупных собственников, не только Усманов в этом участвует, там есть разные замечательные бизнесмены, которые медиа очень интересуются. Березкин какой-нибудь. Это только одна сторона этой истории. И мне кажется, что она все-таки не единственная.

А. Плющев А вторая где?

К. Мартынов Тут, к сожалению, мы выходим на поле вопросов, скорее догадок и того, что я очень не люблю – а именно чего-то похожего на конспирологию.

А. Плющев Давайте поиграем в Telegram-канал

К. Мартынов Анонимный Telegram-канал Плющева и Мартынова.

А. Плющев Я с удовольствием вел бы с вами совместный канал.

К. Мартынов Какая есть аксиома для того, чтобы здесь заняться догадками. Совершенно очевидно, что миллион раз про всех писали, что все уйдут в отставку. То есть, просто нет такого человека, про которого когда-то крупная федеральная пресса не сообщала, что он уйдет в отставку. Но про Медведева каждый квартал пишут, что тучи над ним сгущаются.

А. Плющев Позиции ослабли.

К.Мартынов: Мы замечаем Матвиенко, но не замечаем, что там фигурировал еще господин Нарышкин

К. Мартынов Да. Про Валентину Ивановну, если мы начнем разбираться, наверное, тоже были публикации, что у нее какой-то дальнейший карьерный ход, рост, изменение ее позиции на что-то другое – это все много раз было.

А. Плющев По-моему, перед ее юбилеем было несколько публикаций. Как раз типа приуроченных, что вот готовятся к проводам.

К. Мартынов И если выстраивать эту логику, то, возможно, мы делаем акцент не очень правильно, мы замечаем Матвиенко, но не замечаем, что кроме нее там фигурировал еще господин Нарышкин. Которого прочили в том же материале на ее позицию, позицию спикера Совета Федерации. И тут есть такое ощущение, а зачем Нарышкин вообще туда мог пойти. Такой вопрос тут можно задать. Тут начинается конспирология.

РЕКЛАМА

А. Плющев Мы тут с Кириллом Мартыновым, редактором отдела политики «Новой газеты» задаем разные вопросы в связи с произошедшим в «Коммерсанте». Остались у нас еще вопросы?

К. Мартынов Я его задал, но мы не сделали никакого дальше хода. Под какую задачу Нарышкин может идти на свой пост, если действительно эта информация сколько-нибудь обоснована. Что дело не столько в Матвиенко, сколько в Нарышкине. И почти все крупные инициативы политические заметные последнего времени, года, наверное, они связаны с одной проблемой – 2024 год…

А. Плющев Транзит власти.

К. Мартынов Сложный и трагический.

А. Плющев Уже приобретает свойство мема, мне кажется.

К. Мартынов Да, методом логического перебора мы можем заключить, что возможно новый спикер Совета Федерации должен принимать какую-то важную роль в каких-то событиях, имеющих отношение к этому транзиту власти. По Конституции так положено, если формально третий человек, как известно в стране, и так далее. Есть предположение, что вообще вся эта публикация она вредна и опасна для каких-то неназванных людей не только тем, что там было сказано, а тем, что это возможно целая череда публикаций про эту историю. Что сначала уходит Матвиенко предположительно, потом приходит Нарышкин. Потом объявляется какой-то проект внутри этого ведомства. Потом совершаются какие-то еще действия, направленные на переформатирование системы власти под эту задачу.

А. Плющев То есть это увольнение – это превентивная мера, чтобы не появились новые публикации, которые раскроют нам глаза на механизм транзита власти.

К. Мартынов Да, например, так. Можно так сформулировать. Что возможно они нашли какую-то историю, которая имеет отношение не столько к Матвиенко, сколько к 24-му году. И была опасность, что они дальше будут про нее что-то узнавать и публиковаться.

А. Плющев Класс. У меня несколько вопросов еще по «Коммерсанту» есть, уж извините. История не каждый день бывает. Поэтому чуть задержимся еще на ней. Правильно ли сделали ребята из отдела политики, которые положили заявления вслед за двумя уволенными. Потому что есть как минимум две точки зрения на эту проблему: либо надо поддерживать, либо надо до конца биться

К. Мартынов По-человечески, конечно, это красиво. И если вспомнить славную историю трудового рабочего движения, то все-таки наши какие-то трудовые права, которые в целом мы имеем – это результат того, что люди сто лет назад тоже увольнялись, устраивали забастовку. Отказывались выходить на работу. Когда их коллег незаконно прессовали. То есть, условно говоря, если мы бы жили в мире, где все так делают, то наш мир бы немного отличался от того, в котором мы сейчас находимся. Другое дело, что, наверное, «КоммерсантЪ» найдет себе новых сотрудников и понятно, что ситуация на рынке такая, что нанять 11 человек на эти позиции не так сложно. Ну, а по-человечески, больше всего понимания вызывают те люди, которые из соседних отделов сейчас смотрят на всю ситуацию и кусают локти. И не знают, что им делать.

А. Плющев Еще вопрос. Собственно говоря, что будет с «Коммерсантом»? В том смысле, что потеряет ли он в качестве. Или уже нет.

К. Мартынов Я думаю, что лучше ему точно от этого не станет. Потому что все, кто дальше будет сотрудничать с «Коммерсантом» они будут иметь в уме эту историю и понимать, что сплошные линии настолько изогнуты и непредсказуемы, что ты никогда не знаешь, за что тебя уволят. Это означает, что при выборе «Коммерсанта» и любого другого работодателя, допустим, Би-би-си, который в России активно свою медиаприсутствие наращивал в последние годы. Ты будешь однозначно выбирать того работодателя, чьи правила игры понятны. Поэтому стратегически, конечно, это большое поражение для ИД и я думаю, что все это понимают, в том числе те наши добрые друзья, которые в «Коммерсанте» работают и которые сейчас отказываются от комментариев, потому что, в общем, нечего сказать.

А. Плющев Появились также слухи об увольнении Рината Низамова, это главный редактор сети городских порталов Екатеринбурга Е1, Hearst Shkulev медиа. Вроде бы данным анонимных Telegram-каналов, в которые мы тут сегодня играем, их считают и Кремле одними из организаторов протестов или вдохновителей, в общем, уральского майдана.

К. Мартынов На Шкулева уже некоторое время идет такой накат. Как раз за его региональные подвиги. Потому что эти сайты, которые за оскорбление власти блокировались в Ярославле, там два сайта было, один из них тоже был Шкулева. Тот сайт, который транслировал контртеррористическую операцию, внезапно в Тюмени начавшуюся, тоже был сайт Шкулева. И теперь, уже, видимо, до трех считаем, есть уже три греха за ними. И понятно, что сейчас наверное, давление усиливается. Но мне кажется, для этой структуры потеря Рината будет очень серьезным ударом. Потому что он был публичным лицом такой честной журналистики, то есть просто их позиция была, я слышал, как он этом рассказывал, была в том что мы показываем обо всем, что происходит в городе, например, Екатеринбурге. Вот в Екатеринбурге есть антипенсионные протесты, против реформы – мы показываем, как это происходит. Есть люди, которые недовольны ситуацией вокруг сквера, — мы это показываем. И он говорит, а собственно, какие у нас варианты…

А. Плющев Другое дело, что в этой истории сам Ринат Низамов мог выглядеть или многие говорят, что он выглядел как участник. Он тоже был среди недовольных и, пользуясь своим рупором…

К. Мартынов Это вечная проблема. Со времен Болотной, по крайней мере, если не раньше даже, что есть такая проблема. Что если мы сейчас с вами в эфире сидим и я вроде как изучаю политику, а вы меня изучаете, например. То если завтра будет какой-то гражданский митинг…

А. Плющев Мы ее через вас изучаем.

К.Мартынов: Приемлемый сценарий победы – точный план, что в течение месяца в городе состоится референдум

К. Мартынов Неважно. Смысл в том, можем ли мы завтра выйти с плакатом за что-нибудь хорошее против чего-нибудь плохого. И тут очень неоднозначная ситуация. Вроде как можем. Поэтому я бы все-таки защищал право Рината как жителя Екатеринбурга защищать сквер, который ему почему-то дорог. Почему нет.

А. Плющев Можем ли мы выйти и одновременно еще транслировать, обсуждать. Вот в чем вопрос.

К. Мартынов Есть известная этическая проблема. Но у нас мне кажется, сейчас ставят в такую ситуацию, что просто довольно трудно себе представить, что чего-то из этого нам придется не делать.

А. Плющев Главное, что ставят мне кажется этические проблемы те люди, которые вообще в принципе с этикой несовместимы. Это было мое особое мнение. Я к храму и скверу вернусь. А что, там победа, нет? Там вроде забор убирают.

К. Мартынов Мне кажется, что победа — она выглядела бы совсем иначе. Например, она могла бы быть в качестве ясного плана о том, что собираются власти предлагать. Ясный план, мне кажется, уже все это сказали, – это проведение городского референдума. Это не такие большие деньги. Уж точно меньше, чем вся эта застройка. На порядок. И тогда мы бы увидели действительно победу, вот было гражданское общество, оно требовало, чтобы его мнение было услышано, вот власти провели референдум, вот с такими-то результатами победила та или иная сторона. Это все спокойно обсуждалось в городской и наверное уже теперь федеральной даже мировой прессе. И вот тогда это была бы победа. Совсем такой фантастический вариант — когда застройщик раскрывает свои коррупционные коварные планы, посыпает голову пеплом и отползает куда-то дальше в туман. Это понятно, что совсем фантастика. Тоже была бы победа.

А. Плющев Вы так договоритесь до того, что Куйвашев в отставку подаст. Вместе со всеми…

К. Мартынов Да, сценарий победы выглядел бы так. Приемлемый сценарий победы – точный план, что в течение месяца в городе после обсуждения состоится референдум, на котором будут наблюдатели, в общем, все будет по правилам. Сейчас то, что я все-таки вижу – это сценарий, такая вода, где какие-то события происходят, вы там начинаете дно баламутить для того, чтобы было просто непонятно, что происходит. Потому что одновременно вроде бы кого-то отчисляют из университета. Но вроде бы и не отчисляют. Одновременно люди, которых задержали на митинге, продолжают отбывать свои административные наказания.

А. Плющев Но им чуть снизили сроки. А многим и по половине.

К. Мартынов Да, одновременно появляются люди, которых вообще там не было, какие-то православные активисты, которым очень захотелось петь акафист накануне всех дальнейших победных событий. Они две недели назад не пели, им кажется, по фигу было. Я вообще не уверен, что они существовали в природе. Но тут они пришли и начали петь, и вступать в дискуссии.

А. Плющев Нет, они не пришли. Их привезли на автобусах.

К. Мартынов Тем более автобус появился. То есть это все выглядит как ситуация, когда вы вбрасываете постоянно новые какие-то элементы конфликта для того, чтобы увести ситуацию, я имею в виду власти вбрасывают. Для того чтобы увести ситуацию от того положения, когда она была по состоянию на конец прошлой недели, когда вроде бы все поняли, что горожане этого не хотят и они победили. И дальше в этой логике нам предоставят результаты какого-то опроса, когда будет понятно, что народ на самом деле очень хочет храм и может быть с какими-то косметическими изменениями. Я пока не очень понимаю, как в эту хитроумную схему укладывается история про то, что будут предоставлены новые места для застройки на выбор. Но думаю, что там тоже без какого-то подвоха не обойдется. Надо вникать в детали.

А. Плющев Там сейчас более-менее склоняются, я наблюдаю, одному месту — это 1905-го года, напротив мэрии. И там нужно будет переместить памятник Ленину. Что отдельно возмущает коммунистов. Разумеется. А коммунисты они же за храм по идее должны быть, они же все воцерковленные теперь. И кого выбрать: Ленина или храм.

К. Мартынов У них какая-то есть иерархия, видимо. Наверное, все-таки Ленин пока для них важнее, чем храм.

А. Плющев Мы посмотрим. Будем обязательно наблюдать за этим. Давайте я задам вопрос до новостей. Вы уже ответите после. Эта история, этот кейс как-то экстраполируется на всю страну. Дальше так можно или нет. Учитывая, что вроде бы где-то, не только в Екатеринбурге, там в Челябинске, где-то там еще такие истории уже начали, во всяком случае, подсвечиваться. Если не решаться, то подсвечиваться точно. Давайте об этом подумаем некоторое время. А после встретимся и ответим.

НОВОСТИ

А. Плющев И у нас глава отдела политики «Новой газеты» Кирилл Мартынов. Мы остановились на том вопросе, экстраполируется ли екатеринбургский кейс на всю страну.

К. Мартынов Я последний текст для газеты, который опубликован, я на эту тему писал. Сегодня он вышел. Мне кажется раньше у наших пропагандистов, которые нам все время рассказывают, какая замечательная у нас власть, у них все время был этот ход, что люди вообще в России, которые чем-то недовольны, они не замечают главного. Что у нас вообще-то есть великие геополитические достижения. Новые территории, маленькие победоносные войны. А те, кто с этим не согласен, ну кто там, майдан какой-то хотят повторить. И на самом деле, если мы посмотрим на реакцию Владимира Соловьева, допустим, на ситуацию вокруг сквера в Екатеринбурге, то он опять ее повторяет. Действительно, у человека заело. В районе 14-го года, а может, чуть его даже заело. Он не может просто остановиться. Все то, что не вписывается в его картину мира – это все майдан. И Поклонская то же самое сказала.

А. Плющев Это бесы.

К.Мартынов: В России то, что называется государственной политикой, – это просто перераспределение ресурсов среди своих

К. Мартынов Бесы, нейролингвистическое программирование. Попрыгушки – это чья-то программа. Это статуя этих двух великих людей.

А. Плющев Апельсинки наколотые.

К. Мартынов Да, это все очень старая история. А в реальности вот что мы видим. Как ситуация в Екатеринбурге масштабируется на остальную Россию. Мы видим, что властям вообще нечего сказать. Как бы в России то, что называется государственной политикой – это просто перераспределение каких-то ресурсов среди своих. Кто быстрее зашел, кто больше занес. Кто лучше договорился. Люди в этом всем никак не участвуют, их интересы ни на каком уровне нигде не представлены. Раньше в Екатеринбурге Ройзман был, и у него была такая консолидирующая какая-то функция. А сейчас Екатеринбург самый молодой и самый модный город в России, где сто высших учебных заведений. Гигантское количество студентов. Все эти люди, их интересы вообще нигде не представлены. Ни на одном уровне. Ни на местном, ни на федеральном. Просто они никто с этой точки зрения. То есть власть им об этом говорит, конечно. Они никто. И дальше они спрашивают: а вот у нас тут был сквер, а вы хотите с ним чего-то сделать. И властям им нечего просто предложить. По сути, кроме Росгвардии. То есть вы можете просто выставить еще больше каких-то людей со щитами и дубинками, и сказать, что это ради государственного интереса России.

А. Плющев Они еще могут предложить бойцов каких-то.

К. Мартынов Бойцы понятно, просто борцов на всех не хватит. Если Екатеринбург начнет биться с борцами, то борцы проиграют. В Екатеринбурге как-то людей больше, чем эта компания может нанять. Мне кажется, что в целом вывод такой по поводу Екатеринбурга. Это потеря инициативы со стороны власти. Потому что они всегда в последние годы говорили, что знаете, у нас в стране может быть не все хорошо, зато у нас Крым, еще какие-то достижения. А сейчас вот у нас в стране не все хорошо, и у нас есть Росгвардия. Это ситуация, на Екатеринбурге ее очень хорошо видно, ее видно одновременно на фоне протестов в Ингушетии, за которыми, может быть, чуть меньше следим, потому что плохо понимаем, что там происходит. По поводу границ они там все никак успокоиться не могут. На прошлой неделе последние митинги были. И параллельно эта вся история по поводу мусорных полигонов. Это история про то, что все сделано очень плохо, интересы людей никто не учитывает, нет просто встроенных инструментов, как их надо учитывать. У властей на местах нет никаких политиков, которых кто-то бы уважал. Вообще никаких, им просто взяться неоткуда. Потому что если президент назначил политика, наверное, ему жмут руку, улыбаются, но если этот человек просто ничем не отличается, то этой президентской харизмы на всех уже давно не хватает. Это видно на примере Приморья, других регионов. И поэтому просто властям ни сказать нечего, ни предложить нечего. И вот у них есть какая-то мутная игра, которую они сейчас устраивают вокруг опросов и давайте договариваться. Или плюс у них есть силовой сценарий. Сказать им, собственно говоря, нечего. Вот то, что мы видим на примере Екатеринбурга.

А. Плющев Нет позитивной повестки.

К. Мартынов Вообще никакой повестки нет. Просто давайте ничего не будем менять. Все будет как прежде. И у нас еще очень большая Росгвардия.

А. Плющев Зато, похоже, некоторая позитивная повестка, во всяком случае, как мы это видим, как нам показывают – есть у Владимира Зеленского. Который сейчас стал президентом Украины. Задам вопрос в стиле популярного блогера: Зеленский — красавчик?

К.Мартынов: Судя по тому, как прошла инаугурация, Зеленский получит очень мощную Раду свою

К. Мартынов Знаете, не хочется играть в эту игру о том, как хорошо все в Украине и как у нас все грустно. И особо восторгаться этой ситуацией. Но меня сегодняшняя инаугурация скорее поразила. Меня поразило больше всего то, что раньше мы смотрели, что есть популярный артист, который снял политический сериал о том, как он будет переобустраивать Украину. Украина этот сериал высоко оценила. Сказала, что им понравилось. Проголосовала за него. И вплоть до моментов дебатов… с Януковичем хотел сказать… С Порошенко, хорошая оговорка, да. Казалось, что все-таки две разные процедуры. Одно дело то, что украинским телезрителям показывали на русском языке, кстати, видео телесериала. Другое дело то, что делает реально человек Зеленский в ходе своей кампании. А сейчас, когда была инаугурация, это же просто, то есть слияние этих двух вещей. То есть буквально президент Голобородько избрался на радость украинцам. Они от него этого хотели. Наши коллеги с Громадського киевского радио и телевидения сделали опрос, а что, собственно, украинцы ждут от Зеленского. И там пункт первый буквально то, что он обещал – снять депутатскую неприкосновенность и с депутатов, и с других представителей власти, вплоть до президента. И он говорит, что хорошо, мы сейчас это будем принимать. И дальше все-таки инаугурация состоялась достаточно рано, чтобы он теперь мог распустить Раду. Он это сразу сделал. И дальше начались какие-то просто игры в такую, кто-то может сказать, что это вульгарный популизм, но вообще я не вижу ничего такого сильно популистского в том, что президент идет на инаугурацию пешком. Ну пришел он пешком из своей администрации.

А. Плющев Выглядело классно.

К. Мартынов Да, выглядело симпатично. И речь у него была хорошая. И призыв не вешать портреты…

А. Плющев Отличный.

К. Мартынов …тоже адекватный. Так что сейчас, конечно, в Украине будет очень интересная политика. Потому что, судя по всему, по тому, как прошла инаугурация, Зеленский получит очень мощную Раду свою. И дальше основной вопрос украинской политики: как этим всем богатством реально он сможет распорядиться. И в чьих интересах это произойдет. Есть подозрение, что у него такой будет, по крайней мере, первый год, как бы мандат доверия на фоне досрочных выборов, что он сможет делать реально все, что он захочет. То есть если кто-то раньше говорил, что он марионетка Коломойского, то сейчас он может ей не быть. Вне зависимости было это на самом деле или нет. Он просто может сделать с украинской политикой в течение следующего сезона все, что он захочет. Все, что захотят его советники. Вот будет очень интересно, как этим богатством они смогут распорядиться.

А. Плющев Украина не в вакууме. Есть и Россия, здесь большой фактор влияния. Путин сегодня, например, отказался от очередного поздравления. От жеста.

К. Мартынов Украина, конечно, не в вакууме и, конечно это такая старая шутка, что многие украинцы за последние годы мечтали бы, чтобы к востоку от Харькова или к северу начинался бы просто Тихий океан сразу. Но поскольку понятно, что этого никогда не будет, понятно, что Россия будет оказывать большое влияние на украинскую политику. Но, судя по тому, как эти выборы шли, Россия ничего не сделала. Не смогла, не захотела, не стала вмешиваться. Решила, что будет только хуже. То есть эти выборы, эта президентская кампания украинская, это, наверное, самая не российская кампания за всю историю украинской политики. Где просто не очень понятно, то есть, очевидно, что с Порошенко в Кремле никогда не договорятся. Так его политическая карьера просто была выстроена на фоне войны. Но как это прошло с Зеленским, это тоже совершенно не кандидат Кремля и нет неких причин считать, что он хоть чем-то сейчас удобнее. Потому что Порошенко был в относительно слабой и уязвимой позиции. Этот находится в сильной. И мне кажется, что если бы мы могли иметь возможность чаще бывать в Киеве сейчас, а мы не особенно имеем. Мы бы видели, я был там в последний раз в 16-м году, в конце 16-го, мы бы видели, что Киев вообще на Москву не смотрит. То есть просто все разговоры, все какие-то надежды, все проекты – они все направлены на то, чтобы найти каких-то европейских партнеров, с ними о чем-то договориться, и медиа, и НКО, и политика – это все совершенно, то есть они повернулись к России спиной и стараются не обращать на это внимания. Ну вот есть фактор Донбасса, естественно, который для Зеленского тоже фактически на первом месте. Наряду с его некоторыми такими популистскими заявлениями. Посмотрим, что здесь он сможет сделать. Судя по всему, у него руки развязаны сейчас.

А. Плющев Про европейских партнеров есть история с Австрией. Где Россия очень опосредованно участвует. Там вообще непонятно, была ли российская девушка на встрече с этим Штрахе, которого из-за этой встречи и уволили. Но о чем, собственно, нам все это говорит. И тут спрашивают в чате, кто по-вашему слил это видео, какое участие России и так далее.

К. Мартынов Кто слил видео – у меня нет никаких предположений. Что нам точно показали на этом видео. Две вещи. Реальные переговоры европейских правых политиков, в данном случае которые многократно заявляли, что в отношении с Россией все не так однозначно, что, в общем, они готовы как-то с Россией дружить, устраивать какие-то совместные праздники. Как раз туда Путин приезжал на свадьбу к этим же прекрасным людям когда-то. А с другой стороны нам показали, какая репутация сейчас у России в Европе. Неизвестно достоверно, действительно ли там какой-то российский след есть. Но репутация такая, что если кто-то делает какие-то гадости, то это какие-то люди, которые приехали из России. Для меня это все-таки скорее австрийская история. Или общеевропейская. О том, какие люди сейчас приходят, рекрутируются в европейскую политику. Под лозунгами о том, что давайте все изменим, давайте не будем верить старым элитам и так далее.

А. Плющев То есть если я правильно понимаю, если чем и компрометировать – то связями с Россией. Это прямо железно.

К. Мартынов Это точно. Но в чем факт. Что действительно этот человек это говорил. То есть этот австрийский правый министр Штрахе действительно говорил эти вещи, которые там есть на видео. И он не может это отрицать. Именно поэтому он уходит в отставку. Сейчас, я так понимаю, у них еще и выборы досрочные на фоне этого политического кризиса будут. А вот, затасканное слово про токсичность, но как раз токсичность так и выглядит. Что вам достаточно предъявить какую-нибудь там даму, которая утверждает, что она действует от имени России, показать, как какой-то человек ведет какие-то очень мутные переговоры и всё — у вас политический кризис в стране.

А. Плющев Одну тему не успели мы про Гугл и Хуавей обсудить с Кириллом Мартыновым, главным редактором отдела политики «Новой газеты». Но я предлагаю, если нас не вырубят из Ютуб-эфира, сделать это специально для тех, кто смотрит нашу трансляцию. Буквально 2-3 минутки мы этому посвятим. Спасибо большое. Благодарю коллегу из «Новой газеты». Это была программа «Особое мнение». Меня зовут Александр Плющев. До свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире