'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 09 мая 2019, 19:08

О.Журавлева Добрый вечер! Меня зовут Ольга Журавлева. У нас в гостях — журналист Максим Шевченко. Здравствуйте, Максим Леонардович, с праздником!

М.Шевченко Здравствуйте. И вас с праздником!

О.Журавлева Вас Юля из Санкт-Петербурга спрашивает, уместен ли военный парад в этот день, и есть ли в нынешних способах празднования 9 Мая то, что вам не нравится, а если есть, что именно?

М.Шевченко При чем тут я? Нравится, не нравится. Я вижу, это нравится огромному количеству людей. Миллионы, десятки миллионов людей ходят счастливые в этот день. Я сегодня вышел с утра прогуляться, посмотрел на людей: просто у людей праздник. Что, я на этом фоне должен превращаться в какого-то героя Юрия Олеши, который там… «Я пою по утрам в туалете»? «Зависть» так начинается». Да не хочу совершенно.

Власть показывает военную технику. Что такое День Победы? Это на самом деле день максимального исторического достижения нации или той общности, относительно которой себя ощущают многие как часть этого, даже если негативно относятся к Сталину или позитивно относятся к Сталину, неважно. День Победы и для сталинстов и для антисталинистов, за исключением, наверное, власовцев и солженицыновцев… Вот Солженицын, как говорится… они, наверное, не хотели этого.

О.Журавлева У нас разве президент не солженицынец?

М.Шевченко Сейчас мы не будем углубляться туда. Формально, по крайней мере, государство устраивает огромное военное шоу. Так же действует французское государство. На День взятия Бастилии, по-моему, идет военный парад. В Америке парады проходят. Я не знаю, идет ли военная техника, но вот в каких-то военных базах, я видел, корабли тоже маршируют там… по морю плавают.

То есть всякое государство держит эту линию милитаризма как мобилизующий фактора в своих руках, и ничего тут такого нету. Понимаете, «Ах, как это плохо!» Да это обычная технология просто со времен Хаммурапи. Когда грохочущие железом легионеры проходят, то обывателя слеза наворачивается на глаза. Кричали женщины ура и в воздух чепчики бросали.

Ну, что? Можно, конечно, становиться Чацким. Я Чацкий, например. Я смотрю… могу с иронией смотреть, но я прекрасно понимаю человеческие чувства, массы человеческие чувства.

О.Журавлева Вот я хочу про ваши чувства. Человеческие чувства у всех свои отдельные.

М.Шевченко Мои чувства, что, как говорится, люди…

М.Шевченко: У нас есть свое понимание Дня Победы, которое не совпадает с пониманием власти

О.Журавлева Вы мальчик, вы должны любить технику.

М.Шевченко Нигде, никогда я не был современник. Поэтому технику эту я видел и горящей и взорванной и поломанной, кроме «Армат». Вот Т-72 видел. Был на разных войнах. Поэтому я от техники не испытываю такого блаженства, как испытывают те, кто не видел ее в бою, например или не видел мертвых танкистов, лежащих вокруг танка. Я видел.

Поэтому мне интересно вот было на «Армату» посмотреть. Я вышел на Арбат. Они тут шли, проходили мимо. Я посмотрел на «Армату». Так ничего… Такая «Армата» едет. Я просто не знаю. Я не могу эти эмоции… Они далеки от меня. Я не испытываю ни чувства гордости за это всё…

9 мая… Вот я маме позвонил, она говорит: «Это день, который в детстве я помню как самый счастливый, наверное, день. Даже более счастливый, чем свадьба, рождение детей». Понимаете, что такое было 9 мая для тех, кто актуально пережил его тогда, в 45-м году? Нам этого не постичь по большому счету. Как вот 13-летняя девочка — мама рассказывала, — она жила на улице Куйбышева, это Ильинка. Тогда жили люди там, где сейчас администрация президента — это были жилые дома. Она побежала на Красную площадь. Как американцы кидали конфеты с балкона гостиницы «Метрополь». И как они все кричали, обнимались. Там ловили военных, их подбрасывали. Любого человека… Особенно летчики, вот летчики просто шли нарасхват. Каждый человек в мундире летчика — сразу его подкидывали в воздух. Они же все летчики-то были с орденами…

О.Журавлева Все герои, да.

М.Шевченко Потом начались, наверное, тяжелые будни — там 45-й, 46-й год. Голодно было. Ездили откармливаться в 46-м они под Курс, между прочим, из Москвы. Вот под Курском, где еще танки стояли сгоревшие на полях, было не так голодно, как в Москве.

Мы как это можем постичь с вами? Мы можем читать прозу Абрамова «Братья и сестры», как поморское северное село жило тогда. Или там Бориса Можаева. Тоже послевоенная описывается деревня. Или еще что-то читать на эту тему. Трифонова, допустим, который тоже передает эмоции послевоенного поколения. Мы не можем это пережить по большому счету. Это для нас глубочайший миф какой-то далекой истории, как вот пожар Москвы…

О.Журавлева Как его нужно поддерживать и нужно ли его поддерживать?

М.Шевченко Государство поддерживает понятно, почему — потому что, естественно, государство дает народу такое развлечение эмоциональное, такое глобальное переживание, что, конечно, было бы глупо для любого государства — советского, антисоветского — выпускать его из рук. Это же просто технология управления людьми, которая везде одинаковая, хоть в Америке, хоть в России, хоть в Китае.

М.Шевченко: Они пытаются совместить образ Путина с образом Сталина. Но при этом убрать социализм

О.Журавлева Национальный праздник просто.

М.Шевченко Национальный праздник. Огромный национальный праздник. Это праздник, который всем праздникам праздник. И даже Пасху празднуют не все. День национального примирения и согласия — далеко не все, прямо скажем. А 9 мая прямо вот подавляющее большинство, правда?

Плюс «Бессмертный полк». Ну, отличная идея. Она, конечно, уже не про войну давно. Она уже про что-то другое. Условно, про единение поколение, про память мертвых. Я видел, маленькие детишки несут портреты своих прадедушек, которых они никогда даже не видели. Но что-то есть такое, что связывает.

Наталья Поклонская пыталась расширить это — ввести Николая II и, наверное, портреты героев 12-го года, потому что кто-то, может быть, свою родословную туда проведет. Такое федоровское — культ воскресения предков.

Поэтому я-то в целом абсолютно адекватно к этому отношусь.

О.Журавлева У вас не было желания принять участия?..

М.Шевченко Я не принимаю участия в массовых шествиях. Это не мое совершенно. Я просто…

О.Журавлева Индивидуалист.

М.Шевченко В какой-то мере да. Я не сторонник массовых шествий. Если это акция протеста, когда идет на самом деле какая-то борьба, то я — да. А так — нет.

Вот сегодня, допустим, левые силы провели сталинский такой… Мне понравилось. Я там не был, но я видел репортаж на «Эхо Москвы». И видел в сети много роликов.

О.Журавлева А в чем его смысл?

М.Шевченко В том, что мы не путинские. Что у нас есть свое понимание Дня Победы, которое не совпадает с пониманием власти. Там было очень много молодежи. И там было очень много народу. Несколько тысяч человек. Я думаю, по численности это совпадало, а, может быть, даже превосходило то, что было на митингах против пенсионной реформы.

Это говорит о том, что Сталин для многих людей становится не актуальным персонажем истории, которые совершал какие-то там преступления или великие подвиги. Он становится точкой антагонизма по отношении к современному режиму.

О.Журавлева Разве современный режим так от него дистанцировался?

М.Шевченко Конечно, разумеется. Для современного режима красное, вот красный цвет — реально самый ненавистный, самый опасный. Современный режим не боится на самом деле либеральную оппозицию, демократическую оппозицию, потому что мечта современно режима — это стать частью Запада, западного такого пространства. У них бизнес в Испании, во Франции, в Америке, где угодно. А красное — это как бы то, что является антагонизмом по отношению к Западу.

О.Журавлева Но вытаскивается столько советских приемов, символов…

М.Шевченко Они пытаются это адаптировать и украсть. Они пытаются украсть Сталина. Вот 70% Путина — я же тут писал текст на «Эхо Москвы» даже, — придуманные Кириенко и 70% Сталина по опросам — это же неслучайно. Они пытаются совместить как бы образ Путина с образом Сталина. Но при этом убрать социализм, социальное равенство. То, что было справедливым, то, что было хорошим…

О.Журавлева Что останется?

М.Шевченко Останется империя, топот сапог, могучая Победа…

О.Журавлева Милитаризм.

М.Шевченко Милитаризм. То, что было на самом деле не самым существенным. Потому что всё это делалось сталинской властью ради социализма, ради развития страны, ради построения социализма в одной, отдельно взятой стране. А у Сталина как раз не было идеи завоевания всего мира. Если бы эта идея была, то тогда по-другому бы развивались события и в Греции и в Иране в 46-м году, да и в Корее все бы по-другому было.

О.Журавлева Здесь мы сделаем перерыв. Никуда не уходите. Мы скоро вернемся

О.Журавлева И снова с вами «Особое мнение» Максима Шевченко. Меня зовут Ольга Журавлева. Ваши вопросы можете присылать в чат YouTube или на СМС: +7 985 970 45 45. Аккаунт vyzvon в Твиттере. Всё к вашим услугам. На сайт также можно присылать вопросы.

М.Шевченко: Путин — антилевый, антисталинист и антикоммунист. Они пытаются жить на развалинах этой империи

Михаил Евтушенко пишет: «Но Путин же считает распад СССР трагедией». То есть непонятно, как у вас складывается этот образ неприязни к СССР и при этом постоянного присутствия Советского Союза во всем?

М.Шевченко Да ни в чем он не присутствует. Они постепенно уничтожили все социальные гарантии, которые были в Советском Союзе. Вот в Советском Союзе позитивным были две вещи: социальные гарантии огромные, которые реально были и, условно говоря, некое мирное пространство. И то, что реально в Советском Союзе шла война с криминалом. Системный криминал не существовал как таковой. Там были цеховики, там были воры какие-то, но, в общем, всё это было придавлено. Жизнь-то была такая, не криминализованная по большому счету.

90-е, 2000-е годы, вот ельцинско-путинский режим — это, собственно говоря, постепенное лишение социальных гарантий и постепенная легализация союза криминала с силовиками и партийными работниками. То, что было в СССР нелегальное, все знали: цеховики находятся под Шеварднадзе, например, в Грузии; воров многих крышует КГБ, криминальных авторитетов.

А тут стало всё ясно, этот союз вылез на поверхность и стал частью истеблишмента, когда из-за двух любовниц двух криминальных авторитетов в перестрелку вступают сотрудники ФСО и ФСБ, как я понимаю, как это было два года назад. Ну, это же повсеместно происходит.

И эта повсеместно легальная криминализация — это есть суть этого режима. Зачем им Сталин? Сталин бы их всех держал в тюрьмах просто-напросто, где они потом… ну, они сами писать не умели — за них бы писали сидящие рядом интеллигенты, которые бы…

О.Журавлева Интеллигентов не сажать просто невозможно, я правильно понимаю, при любом режиме?

М.Шевченко Нет, возможно, конечно. Но такие были жестокие времена — 30-е годы. Молодая нация. Никто не понимал, что происходит. Эмоции превалировали над юридическим как бы сознанием. Потом, в 50-е, 60-е, 70-е годы возобладало юридическое сознание, и эмоции уже отступили. Все эмоции в ходе войны ушли. Они все как бы были сожжены молодой революционной нацией.

Но 30-е, 40-е годы… я их не оправдываю совершенно, я вам просто это объясняю. Вот старую разрушили юридическую систему. Старая адвокатура — Кони, Плевако — это всё буржуазное, их нет. А что нового? А новое — это парень с рабфака, которого посылают в НКВД, который вырос на том, что были там белогвардейцы в Крыму недобитые, что контра везде. и вот он попадает туда, и какое у него юридическое образование? Никакого.

О.Журавлева Там еще законодательство соответствующее.

М.Шевченко Законодательство было очень даже гуманное.

М.Шевченко: В руках КПРФ философский камень под названием марксизм-ленинизм, который они до конца не используют

О.Журавлева Антисоветская агитация и пропаганда. В целом советское законодательство, особенно по уголовным статьям было гораздо более гуманное, чем современное. И с криминалом боролись гораздо более успешно, потому что никто его, в принципе, не пытался включить в политические институты.

Нет, сначала, говорят, в 20-е годы была такая иллюзия, что «социально близкие», что такой Челкаш горьковский, он как говорится, один шаг — и он станет большевиком. Но потом поняли, что большинство челкашей хотят оставаться челкашами и жить по воровскому закону, а не по уставу ВКБП(б). И тогда, как говорится, перешли к другим методам.

Но это была тогда особая система. Мы можем её постигать, постигать и постигать. Но не можем мы с ней ассоциироваться.

О.Журавлева Бог с ней с этой системой…

М.Шевченко Путин — антилевый, антисталинист и антикоммунист. Они пытаются жить на развалинах этой империи, как готы пытались адаптировать себе Римскую империю. Какой-нибудь Теодорих Великий, не самый плохой, прямо скажем, правитель в истории тех Темных веков, — и как бы берет на себя наследие Римской империи. Но это не римляне, и они ничего не понимают про Рим. И даже более того, они антагонисты. Это варвары. Вот эта путинская власть — это варвары на развалинах империи советской.

О.Журавлева Эти варвары на развалинах советской империи гордятся своим Следственным комитетом…

М.Шевченко Ну, а чем им еще гордиться? Гордиться только тем, что…

О.Журавлева Своей Росгвардией любимой, на параде их представляя.

М.Шевченко Кастетом, дубинкой или наганом — вот этим они и гордятся.

О.Журавлева Вы говорите, что, например, шествие сталинистов молодых и не очень молодых власти поперек горло, потому что это противники нынешней власти, правильно я понимаю?

М.Шевченко Конечно. Потому что те ребята, которые там шли, это ребята, которые власть современную ненавидят реально, поверьте.

О.Журавлева А почему, когда 1 мая выходят не те же самые ребята и без портретов Сталина, их мочат, как будто они просто… я не знаю.

М.Шевченко А это вопрос уже конкретно к Беглову, к Александру Дмитриеву Беглову. Потому что я до сих пор не могу понять того безумия, которое произошло в Питере 1 мая. Ну, допустим, люди прошлись. Вот представим, люди прошлись по Невскому с криками «Свободному Петербургу — сводные выборы!», «Не хотим Беглова!». Что, и за это избивать, что из-за этого прыгать на координатора штаба Навального «космонавтам»? Как в американском футболе он на него прыгнул, свалил…

О.Журавлева Но на Зюганова с портретом Сталина никто не прыгает. Хотя он, оказывается, главный враг

М.Шевченко: Путин — это наследник Хрущева на самом деле, а не Сталина ни в коей мере

М.Шевченко Вот Бортко нам рассказал, что он шел и какие-то гораздо более радикальные лозунги кричал. Правда, мы не знаем, какие лозунги, потому что он их не повторил в этом интервью, которое я читал.

Но так, в целом… Да, потому что у Резника с Бегловым личная, как говорится, вражда. Они обменивались какими-то словами… Я, вообще, не до конца понимаю иногда, как действует логика этой власти. Иногда мне кажется, что они действуют исходя не из политических соображений, а что это просто мелкие мещане с очень маленькими мозгами и большим эго, которые просто с кем-то постоянно сводят счеты.

О.Журавлева И чем-то меряются.

М.Шевченко То есть они даже вопреки политическим интересам, когда, казалось бы, лучше из себя было изобразить доброго градоначальника; там если Беглов сказал «мы сами с усами» — посмеяться в усы, знаете: «Меня не любят, ну, а мы будем строить Петербург» — вот так вот. Все сказали бы: «Понятно. Маргиналы мешают строить». Нет, надо злобно избить людей.

Это мелочность личная внутренняя просто. Эти люди — ничтожества просто «Молчалины блаженствуют на свете»… У нас «Горе от ума» сегодня сопровождает… Вот и всё.

О.Журавлева В Москве такие вещи наблюдали неоднократно.

М.Шевченко Там, где мы видим большие политические масштабы, мы думаем: какая за этим скрывается политическая идея, политическая мысль? Да просто никакая. Просто он посмотрел карикатуру на себя в интернете, воспылал умом и сказал: «Всех избить, всех замочить! Как они смеют писать про меня в Телеграм-каналах, что у меня усы» — например. Ну, какая-нибудь глупость несусветная.

О.Журавлева Вы так конкретно на Беглове останавливаетесь. А я говорю о том, что во многих городах и весях а уж в Москве-то точно, разгон каких-нибудь навальновских подростков гораздо жестче, чем шествия с портретами Сталина. Я просто говорю об отношении.

М.Шевченко С портретами Сталина не разгоняют, это понятно, но…

О.Журавлева Вот. А раньше «Русские марши», помните? Они пользовались большей симпатией, большей толерантностью полиции, чем какие-нибудь дольщики.

М.Шевченко Во-первых, тут уже есть какая-то своя… Я думаю, что и левым придет свой черед.

О.Журавлева Репрессии до них тоже доберутся, вы хотите сказать?

М.Шевченко Да, но потом КПРФ идет на соглашения постоянно системные. КПРФ же не занимает такую непримиримую позицию как Навальный там…

О.Журавлева И тем самым спасает остальных левых.

М.Шевченко Ну, что значит, спасает? Когда в разгаре были выборы Вадима Кумина, Удальцова кинули в тюрьму совершенно беззаконно. То есть каких-то левых кидают… Спасибо Нине Останиной, которая вышла за него к администрации президента с пикетом. Других я там что-то не особенно видел, когда Сергея…

То есть на самом деле есть системные левые, а есть левые, которых в тюрьмы кидают. Поэтому это тоже есть такая проблема, серьезная достаточно. Но в целом, конечно, КПРФ вписана в большой такой круговорот политических декораций в природе путинизма, в природе путинской России. Я отдаю себе в этом отчет. Но вместе с тем это самая большая…

О.Журавлева Как можно доверять тогда этой партии?

М.Шевченко Потому что эта партия обладает идеологией, которая этим режимом, этой системой не переваривается. В этом парадокс.

О.Журавлева Ну, так она сама этой идеологии не следует НРЗБ.

М.Шевченко Условно говоря, вот в руках КПРФ находится философский камень под названием марксизм-ленинизм, который они до конца не используют, как могли бы использовать. Добавь КПРФ радикализм к своим действиям, откажись от тайных соглашений на разных региональных выборах, я вас уверяю, что власть в стране перешла бы к левым повсеместно в течении пары лет.

О.Журавлева Пришлось бы отказаться и от бизнеса тоже.

М.Шевченко Да, разумеется. Но вот этот философский камень — марксизм-ленинизм — он на самом деле не адаптируем этой системой, этим режимом.

О.Журавлева Но КПРФ его адаптирует, тем не менее.

М.Шевченко: Современная путинская Россия думает, перед кем бы в мире ей стать на колени

М.Шевченко Нет, его нельзя адаптировать. И он не является собственностью никакой партии. Поэтому Кириенко взял курс на полное уничтожение левых. Поэтому такая ненависть, такой пароксизм по отношению к Грудинину, потому что Грудинин был, безусловно… вот союз с НПСР, болдыревский, зюгановский союз, там еще добавился я к этому как-то — это, конечно, реинкарнация левой оппозиции, которую они уже хотели похоронить.

О.Журавлева Как марксизм-ленинизм совмещается с крупным бизнесом, я не понимаю?

М.Шевченко Во-первых, Ленин был достаточно прагматичный человек. И он абсолютно не был таким доктринером, полпотовцем каким-то. Он считал, что без построения капитализма невозможно и построения социализма. Просто капитализм должен контролироваться государством, от имени которого выступают социальные левые силы, левая партия.

То есть, условно говоря, схема была такая: диктатуру пролетариата контролирует государство, и таким образом, государство может допускать концессии, может допускать разного рода капиталистические предприятия. В этом была концепция НЭПа.

О.Журавлева Очень хорошо. Но частный бизнес был непредставим всё это время. Человека, который вязал авоськи частным образом, могли посадить в тюрьму.

М.Шевченко Ну, во-первых, это было уже в брежневское время.

О.Журавлева Да и раньше.

М.Шевченко Ну, как раньше? Нет, почему? При Сталине частный бизнес, кооперация процветала, в 40-е годы особенно. Откармливаться люди ездили на кооперативные рынки. Потому что когда перевели на трудодни… Вот сейчас мы отсюда говорим, нам это кажется диким. А тогда, по тем временам, это был шаг вперед. Крестьянство начало богатеть реально. Ну, не богатеть, наверное — жить стало нормально людям, потому что был колхоз и были остатки достаточно большие, которые люди себе оставляли.

О.Журавлева У кого были?

М.Шевченко У многих были, поверьте. Это вот Хрущев своими левацкими экспериментами…

О.Журавлева А раскулачивал тоже Хрущев?

М.Шевченко Это совсем другая история — раскулачивание. Раскулачивание — это продолжение Гражданской войны и это продолжение революции. Со времени раскулачивания прошла Вторая мировая война, прошло, знаете, тысячу лет, которые были упакованы в эти 20 лет хрущевских реформ. Хрущев просто взял и уничтожил, потому что он, скорей всего, был троцкистом то, что, как говорится, в 40-е годы восстановлено было тяжелейшим путем после войны.

О.Журавлева Я поняла. Из всей советской истории от 17-го года до 90-го был только один нормальный руководитель, который был НРЗБ.

М.Шевченко Нет, он был не нормальный, он был просто целостный. Сталин и Ленин были целостные. Их идея была именно идеей. Всё, что было после Сталина — это было в интересах правящего класса, правящей партийной номенклатуры. Вот Путин — это наследник Хрущева на самом деле, а не Сталина ни в коей мере. Потому что Путин — это наследник партийной кагэбэшной номенклатуры, которая захватила власть после смерти Сталина.

О.Журавлева Максим Шевченко со своим особым мнением. Никуда не уходите. Мы скоро вернемся.

НОВОСТИ

О.Журавлева И снова с вами Ольга Журавлева. Наш сегодняшний гость — журналист Максим Шевченко. Максим Леонардович, раз уж мы вышли на большие, крупные форматы.

М.Шевченко Мазки.

О.Журавлева Да, на крупный мазки. Скажите, как вы видите трансформацию власти тогда притом, что вы видите сейчас, и как вы это оцениваете?

М.Шевченко Российская власть всегда зависит сильно от внешнеполитической ситуации. И сталинские многие реформы были связаны с тем, что задача была — чтобы Советский Союз был признан, получил хоть каких-то партнеров в мире. До 30-х годов не было никаких союзников. Потом появились Франция и так далее. Были попытки переговоров разные: с Италией, Францией. То есть задача была, условно говоря, выстроить хоть какие-то системы международных отношений, если уж у нас не получается мировая революция сходу.

О.Журавлева Мне кажется, обратная ситуация.

М.Шевченко Нет, это главная задача всех наследников этой Российской империи: здесь найти свое место. У Российской империи место было такое: это был жандарм Евразии, который, как говорил Маркс, заставлял стоять на коленях более слабые народы, тиранил и принуждал и стоял на коленях перед большее сильными, то есть перед Англией, прежде всего.

Современная путинская Россия тоже пытается найти такое место. Она думает, перед кем бы в мире ей стать на колени, перед более сильным, чтобы он был ее покровителем.

О.Журавлева Да ладно! А в чем это проявляется?

М.Шевченко Конечно, абсолютно. Это проявляется в попытке… Ну, слушайте, все деньги — американские. Все активы, которые хоть как-то зарабатываются, зарабатываются только на мировом рынке — на американском рынке.

О.Журавлева Покупаем золото, уходим из всех этих…

М.Шевченко Куда? И чего вы дальше делаете? Внутреннего рынка нету. Всё разорено в стране. Внутреннего производства нету. Потребление только завязано на кредитах, которые тоже в конечном итоге приводят к доллару. О чем вы говорите? А они ничего этого не делают.

О.Журавлева Так, а зачем они себе стреляют в ногу постоянно?

М.Шевченко Нет, они не стреляют в ногу. Он хотят — опять, как я уже публиковал текст — занять место куратора всех мировых «плохишей». Вот есть же в мире такая система. Трамп, он совершает такого рода революцию как бы внутри мировой элиты. Он уводит Америку к самой Америке. Популярность Трампа в Америке, его социальные разные мероприятия, допустим, занятость, борьба с безработницей, они крайне успешны.

М.Шевченко: Ментально люди здесь как бы настроены на то, что Запад — это враг. И это правильно

И помимо этого Трамп, перед которым, безусловно, стоит задача выиграть выборы в 20-м году — это главное, — он еще и с внешней политикой хочет, чтобы Америка перестала ассоциироваться в глазах избирателя как та, кто несет нагрузку за весь мир. А на кого переложить эту нагрузку — на Китай? Но Китай особенно не хочет, чтобы на ее перекладывала Америка какую-то нагрузку.

О.Журавлева А Россия хочет?

М.Шевченко Конечно. Это главная мечта. Это есть то самое место. Условно говоря, куратор за Башаом Асадом, за аль-Абширом, за Африканским национальным конгрессом.

О.Журавлева За Ким Чен Ыном?

М.Шевченко За Ким Чен Ын. Трамп показал, что он сам с ним может разговаривать вполне. Потом, извините, государство с ядерным оружием находится в особом смысле. И Корея и Иран — это особое… все-таки это не плохиши.

О.Журавлева Ну, тогда про Иран объясните мне.

М.Шевченко Иран — это могучее, огромное социальное государство с очень высоким уровнем национального самосознания. Даже иранцы, оппозиционные по отношению к режиму аятолл — это все равно иранцы, которые любят свой Иран, которые гордятся древнейшими Исфаханом…

О.Журавлева Сейчас с ядерной сделкой, что будет дальше?

М.Шевченко Иранцы просто сделают ядерную бомбу и обезопасят себя от всех внешних вторжений. Как только у какого-нибудь государства — Северная Корея это просто показала — есть атомная бомба — всё, сразу оно находится в безопасности от внешних вторжений и от «оранжевых революций».

О.Журавлева Так и Россия тоже находится давным-давно в безопасности от внешних вторжений.

М.Шевченко Никто и не угрожает этой России никакими внешними вторжениями, поймите.

О.Журавлева Я понимаю.

М.Шевченко Россию гораздо проще контролировать. Ее просто держишь за горло, эту жадную правящую элиту, не позволяя ей выводить деньги за границу… Ведь они же не вкладывают в Россию. Они же пытаются вложить деньги в Силиконовую долину, еще куда-то.

О.Журавлева Один тут пытался вложить.

М.Шевченко Нет, они держат их за горло, они перекрывают этот краник. Газ перекрыли, нефть перекрыли: хлор там или еще что-то в нефти оказался. Деньги перекрыли. Вскрыли счета. Багамские какие-нибудь счета, панамское досье вскрыли. Но как вскрыли-то? Ну, давай все, как говорится, арестовывай по всему миру путинских сторонников. Да нет, ничего подобного. Никаких арестов особенных нет. Договоренности…

О.Журавлева Бессмысленно?

М.Шевченко Потому что этот режим играет свою роль в мировой системе. Вот они мечтали стать частью мирового распределения экономического. Вот они стали этой частью. Для американцев есть такая тема: есть такие как бы плохие режимы, которые антиамериканские…

О.Журавлева Мы — антиамериканский режим или нет, я не пойму?

М.Шевченко Конечно же, нет. Конечно, Путин никакой не американский режим и Ельцин никакой не антиамериканский режим.

О.Журавлева Ельцина вообще сейчас оставим. Вот сейчас.

М.Шевченко Это просто продается обывателю как якобы конфликт с США.

О.Журавлева Зачем это обывателю?

М.Шевченко Ну, потому что для обывателя там привычнее, что там есть США, которые враги.

О.Журавлева Вот обыватель-то мечтает с Америкой воевать, вот прям…

М.Шевченко Ну, никто же не знает, что такое реальная война, когда по тебе фигачат какие-нибудь 120-миллимитровые минометы, а с неба тебя штурмовики «Корасары» американские утюжат, например. Вот под Дейр-эз-Зором вагнеровцы узнали, что такое реальная американская военная мощь, когда их там смели с лица земли за несколько часов.

О.Журавлева Наши граждане хоронят своих детей, которые НРЗБ.

М.Шевченко Не в этом дело, Оля. Ментально люди здесь как бы настроены на то, что Запад — это враг. И это правильно. Я-то считаю, что Запад — это враг. Проблем в том, что российская власть так на самом деле не считает. Она торгуется с Западом за то, чтобы занять под этим Западом свое место.

О.Журавлева И это плохо — то, что она торгуется?

М.Шевченко Это не плохо и не хорошо. Я вам объективно рассказываю. С точки зрения революции это плохо, но с точки зрения той же самой революции это путь к крушению этого режима и к будущей революции. Это я так, диалектически просто рассказываю.

Царский режим погубили не маленькие кружки марксистов или террористические эсеровские эти самые… А то, что царский режим стал полностью зависимый от политики Великобритании, а потом еще и Франции. Полностью. Вплоть до посылки солдат на Западный фронт в разгар Первой мировой войны пушечным мясом. Полностью просто! И, как говорится, все перипетии мировой войны сказывались на внутренней политике: на росте популярности военно-промышленных комитетов, падении авторитета царя, который был командующим армией до 15-го года. В этом суть России. Это периферийная империя, как прекрасно написал Борис Кагарлицкий в своей великолепной книге, пересказав Валлерстайна и Покровского в какой-то мере.

Это очень точное определение. С периферийной империй никто не считается как с равной.

М.Шевченко: Не население делает революции. Революции делает режим

О.Журавлева То есть мир никак не изменился. И позиция России всё та же.

М.Шевченко Мир изменился технологически. Политически и геополитически мир не изменился. Позиция России была иной на рубеже 40-х годов после Второй мировой войны. Но сейчас она вернулась на то место, только она гораздо более слабая, чем Российская царская империя.

О.Журавлева Так значит, она развалится со дня на день, эта власть?

М.Шевченко Нет, потому что у нее есть ядерное оружие. Ядерное оружие — это то, что держит как бы…

О.Журавлева То, что удерживает население от революции?

М.Шевченко Да не население. Не население делает революции. Революции делает режим. Сам режим. Не российский народ в 17-м году революцию создал. Царский режим привел страну к революции, поймите вы это.

О.Журавлева А этот режим не может привести к революции себя?

М.Шевченко Может и неизбежно приведет, потому что они тоже ставят себя в зависимость от мировой конъюнктуры, политической и экономической.

Короче, им поручено курировать плохишей. Почему? Потому что свергать их — уже на Ираке и Афганистане американцы поняли — это очень большие издержки. Это потеря американских солдат, это коррупция, которая возникает, военная. Поэтому гораздо проще это кому-то поручить. Их не свергать.

О.Журавлева Аутсорсинг.

М.Шевченко Конечно. Вот как сделать так, чтобы Асад или еще кто-то участвовали… с ними напрямую не контактировать, иметь возможность ритуально говорить — это плохиши, это плохие, но включить их ресурсы — сирийские, суданские, южно-африканский — в мировую экономику? Нужны какие-то посредники. Так действует криминал. То есть нужна крыша. И эту крышу дают Путину. Вот этот режим, он и будет крышей для всех этих. Он как бы сам потом будет отчитываться перед Трампом, условно говоря, потому что это республиканский проект, и сам будет крышевать тех, с кем напрямую Трамп не может контактировать. Но вот Иран не входит в это число.

О.Журавлева Дорогое крышевание какое-то. Такие ресурсы. Войнушка там, войнушка сям.

М.Шевченко Нет, почему? Это очень выгодно. Какая войнушка? Нет никакой войнушки. В Сирии война скоро закончится.

О.Журавлева Да?

М.Шевченко Конечно. Она закончится победой Асада. Это очевидно просто. Сейчас наступление на Хаму пошло, потом на Идлиб будет наступление. И как бы российско-сирийская коалиция, она доведет до конца.

О.Журавлева А мировой терроризм куда вписывается, в какую схему?

М.Шевченко Мировой терроризм — это инструмент, который создан спецслужбами для подрыва той иной страны. Международный терроризм…

О.Журавлева Не существует просто.

М.Шевченко Он существует. Но есть фанатики, есть психопаты, готовые убивать, взрывать церкви, например. Но за их спинами ими манипулируют спецслужбы той или иной страны или той или иной транснациональной корпорации.

О.Журавлева Для чего это нужно. Для чего нужно взрывать в церквях людей?

М.Шевченко Вот, допустим, возьмем Шри-Ланка. Я вам объясню. Сам по себе взрыв в церквях кажется вам абсурдным. Но Шри-Ланка находится на важнейшем транспортном пути из Китая через Малаккский пролив или из Бирмы в Африку и так далее…

О.Журавлева Какой должен быть результат этих терактов?

М.Шевченко Показать, что на важнейших транспортных путях, идущих через Индийский океан, есть нестабильная ситуация, есть террористические организации, которые готовы совершать масштабные теракты. Теракт всегда является увертюрой к возможности войны. Это не обязательно война. Но всегда можно, ссылаясь на наличие каких-то террористических организаций, топить танкеры, атаковать дипломатов, атаковать журналистов, захватывать каких-нибудь бизнесменов. Вот у вас из небытия, как черт из табакерки, появляется какая-то неизвестная вдруг организация, какой-нибудь Аль-Харамейн НРЗБ что-то такое.

О.Журавлева А почему должны быть все мусульманские?

М.Шевченко Ну, к этому обыватель привык. В той же самой Шри-Ланке буддисты перебили толпу мусульман. Вы посмотрите список терактов, которые были. Там буддистская радикальная террористическая… НРЗБ. В мире буддист — это такой чувак, сидящий в оранжевой робе в позе лотоса с Киану Ривзом на фоне Тибета — вот что такое буддизм. А ислам уже давно продан миру… Мир же живет образами. Это же символический обмен (по Бодрийяру). Это же символ ислама, навязанный миру — это не религия мира, а это террористическое такое… Хотя индуистский терроризм…

О.Журавлева Кто правит миром, Максим?

М.Шевченко: Мировой терроризм — это инструмент, который создан спецслужбами для подрыва той иной страны

М.Шевченко Деньги, капитал. Миром правит капитал — огромный, страшный, циничный капитал, люди, которые распоряжаются триллионами…

О.Журавлева И от него всё зло.

М.Шевченко Оттого, что он не контролируется человечеством. Если человечество будет контролировать капитал, зла будет меньше. Он контролируется слугами сатаны, которые сегодня стоят во главе человечества.

О.Журавлева Вы все запомнили. Это Максим Шевченко. Меня зовут Ольга Журавлева. Всем спасибо, всего доброго!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире