'Вопросы к интервью
07 мая 2019
Z Особое мнение Все выпуски

Особое мнение СПб


Время выхода в эфир: 07 мая 2019, 11:06

А. Петровская 11 часов 6 минут на часах в студии «Эха». У микрофона Александра Петровская. Это «Особое мнение» историка Льва Лурье. Лев Яковлевич, здравствуйте.
Л. Лурье Добрый день.
А. Петровская Я напомню наши средства связи. СМС-портал +79312915800. Также у нас работает видеотрансляция в Youtube на канале «Эхо Москвы в СПб», можно смотреть, слушать, комментировать, задавать свои вопросы. Лев Яковлевич, вы к нам сегодня без приключений добрались? Потому как в эти минуты идёт генеральная репетиция парада.
Л. Лурье Я объехал парад слева.
А. Петровская Хорошо. Что касается парада, из года в год одни и те же разговоры начинаются: «Вот, опять всё перекрыли, а зачем это нужно, а зачем демонстрировать военную технику» и так далее. Ваше мнение на этот счёт?
Л. Лурье Вы знаете, бывают припасы, которые хранятся в таких мешочках, соусы или там пасты какие-то. И вот оно уже кончается, а ты жмёшь, и жмёшь, и выжимаешь из этого последнее. И, конечно, всё это, весь нагнетающийся пафос вокруг Дня Победы — в нём чувствуется какая-то избыточность, от которой устаёшь, потому что это становится всё меньше и меньше про память погибших бойцов-офицеров, а про силу и мощь сегодняшней российской власти, и это совершенно другая история.
Конечно, я не могу сказать, что это вызывает у меня какое-то раздражение, потому что, всё-таки, отблеск победы есть и на Параде Победы, то есть, что-то из памяти там всё равно будет. И это зависит от того, что мы в этот момент подумаем, с чем мы это ассоциируем. Но, конечно, это не вызывает… Я бы сказал, что это вызывает всё меньше и меньше эмоций. Не раздражения, но, вы знаете, какой-то… Простой весенний дождь прошёл, вот Парад Победы. Весной бывает Парад Победы, корюшка идёт, липа расцветает.
А. Петровская То есть, это перестаёт трогать?
Л. Лурье Это перестаёт трогать, да. А придумано это, конечно, для того, чтобы мы, правда, помнили о погибших.
А. Петровская Поскольку мы с вами про историческую память заговорили, хочу вас спросить о решении, которое было принято о переносе праздника выпускников «Алые паруса» с 23 июня на 22, потому как 22 июня — это скорбная дата, и праздновать, в том числе и праздник выпускников традиционный, посчитали неверным. Каков ваш взгляд на это, это помогает сохранить историческую память? Такие решения? Это связано?
Л. Лурье Мне кажется, что это вполне тактичная идея. Действительно, праздник окончания школы и день начала самой страшной войны в истории нашей страны как-то находятся в диссонансе. Хотя, конечно, там есть скорбная рифма, потому что 22 июня и был…
А. Петровская Именно с выпускных балов и отправлялись…
Л. Лурье С балов, да, отправлялись в военкомат.
А. Петровская Что касается вообще таких моментов, красных линий, которые нельзя переступать, в отношении 9 мая, в отношении 22 июня, 8 сентября — как вам кажется, где они проходят? Вы могли бы какую-то общую черту назвать?
Л. Лурье У меня такое ощущение… То есть, не ощущение, а я абсолютно убеждён, что там, куда проникает рука государства, происходит немедленное опошление всего, чего она касается. Поэтому я бы не стал в очередной раз ругать государство, потому что это так же пошло, как и то, что оно делает. А я бы подумал, что мы сами можем сделать для того, чтобы помнить 9 мая и 8 сентября. Вы знаете, что 8 сентября мы произносим, читаем фамилии погибших по каждому дому, каждому учреждению. Есть такой человек — Юрий Вульф, он сейчас записывает это всё, это будет огромная плёнка, которая будет идти несколько дней или недель, только называние людей.

Если вы хотите вспомнить погибших, то надо ехать на Синявинские высоты, где неухоженные памятники, на крепость Орешек, на юго-запад… То есть, это должно касаться твоего сердца — если тебе действительно хочется это сделать. И ты должен как-то попытаться это передать другим, тронуть. А парад — ну что парад? Парад — это формальность, в некотором смысле.

То же самое и с 9 мая. Если вы хотите вспомнить погибших, то надо ехать на Синявинские высоты, где неухоженные памятники, на крепость Орешек, на юго-запад. Сделать такие же таблички, как по блокадникам и по репрессированным, на каждом доме, потому что в каждом доме погибли десятки человек из мобилизованных. То есть, это должно касаться твоего сердца — если тебе действительно хочется это сделать. И ты должен как-то попытаться это передать другим, тронуть. А парад — ну что парад? Парад — это формальность, в некотором смысле.
А. Петровская Вы сказали по поводу «тронуть», по поводу руки государства, по поводу таких вот частных инициатив, которые трогают сердце каждого. Ваше сердце трогает акция «Бессмертный полк»?
Л. Лурье Поначалу очень трогала. Я помню, даже когда она начала приватизироваться государством, всё-таки этот поток людей нескончаемый, который идёт по Невскому проспекту, производит известное впечатление. Именно потому, что томские журналисты, которые это придумали, вложили туда сердце, и креатив, и фантазию, и придумали некий ход. А сейчас, конечно, это всё становится всё больше и больше похоже на то, что мы видели в детстве и юности, когда ходили на демонстрации по поводу 7 ноября и 1 мая. То есть, это такое коллективное действо, организованное начальством. Всё больше и больше.
А. Петровская Вокруг «Бессмертного полка» всё больше разговоров, и недавно были сообщения в отношении того, что там уже распределены места в колоннах…
Л. Лурье Это, несомненно, так. Даже думать не о чем.
А. Петровская Эта вся история — она зачем? Это всё — необходимое условие организации массового мероприятия или зачем это делают в таком формате?

Власть нуждается в некой идеологии. Мы должны понимать, почему они такие хорошие. Они хотят прильнуть к чему-то святому.

Л. Лурье Власть нуждается в некой идеологии. Мы должны понимать, почему они такие хорошие. Они хотят прильнуть к чему-то святому.
А. Петровская Так можно ли заставить себя любить? Бывает ли так?
Л. Лурье Вы знаете, пропаганда, в общем, действует. Другое дело, что она бывает более свежая, менее свежая, более действенная, менее действенная. Конечно, в конце концов, это приведёт к тому, что к этому замечательному ритуалу будут относиться хуже и с меньшим доверием, а не к власти лучше.
А. Петровская Кстати, ещё в отношении акции «Бессмертный полк», сообщил председатель Комитета по социальной политике Петербурга Александр Ржаненков, что до 1 миллиона человек планируется участие. Это как подсчитали?
Л. Лурье Вполне возможно. Я не знаю, как они это подсчитывают, с вертолёта или с помощью каких-то специальных алгоритмов, но вообще подсчитывается число людей в демонстрации.
А. Петровская Так это прогноз некий, получается. Что будет.
Л. Лурье Да, да, сидят какие-то мудрецы в вычислительном центре, один говорит: «900 тысяч», другой говорит: «Давай забьёмся, миллион сто». И вот теперь решат.
А. Петровская Какие-то рекорды, непонятно на чём, если честно…
Л. Лурье Слушайте, мне кажется, что это сильно зависит от погоды ещё. Сколько человек выйдет. Есть такое выражение в русском языке: «соборность». Есть огромное количество людей… Знаете, когда идёт оркестр, за ним бегут мальчишки. Идти вместе — это в принципе кому-то очень нравится. Многим очень нравится. Поэтому…
А. Петровская И смотреть в одном направлении.
Л. Лурье Смотреть в одном направлении, быть проникнутым чем-то одним — в этом что-то есть. Семья в целом, папа, мама, дети одеты. Это же у нас с церковной жизнью не очень хорошо. А, скажем, в протестантских странах или в католических бывает такой момент, когда вся семья приходит утром одетая специальным образом. Вот у нас в некоторым смысле эти гражданские процедуры так и задуманы были Владимиром Ильичом Лениным: они заменяют церковные процедуры.
А. Петровская Должно же что-то объединять, некое единение.
Л. Лурье В общем, «Бессмертный полк» — это крестный ход.
А. Петровская Кстати, в отношении количества людей, которые собираются на этот ход пойти. Мы сегодня наших слушателей спрашивали, и, к моему удивлению, я, честно сказать, была очень удивлена, только 10% наших слушателей, выборка у нас своя, уникальная, собираются идти принимать участие в этой акции. Как вы считаете, с чем это связано?
Л. Лурье Это, конечно, связано с особенностью выборки, вы совершенно правы. Но я думаю, что чем формальнее, тем больше начальство будет определять, тем меньше интереса здесь, особенно НРЗБ
А. Петровская То есть, участие власти определяет эти цифры.

Участие власти всегда влияет отрицательно на эффективность того или иного пропагандистского мероприятия

Л. Лурье Участие власти всегда влияет отрицательно на эффективность того или иного пропагандистского мероприятия.
А. Петровская Тогда получается обратный эффект, если пропаганда работает в обратную…
Л. Лурье Это совершенная правда. Я помню, для советской идеологии было два важных очень события, которые привели к страшному ослаблению влияния: это 100-летие со дня рождения Владимира Ильича Ленина в 1970 году и 50-летие Великой Октябрьской социалистической революции в 1967. Потому что было столько всего и столько нам про это напоминали, что именно после этого начали рассказывать анекдоты о Ленине. Ленин превратился в маленького комического персонажа, злобного, вместе с Василием Ивановичем Чапаевым и всем прочим, именно после этого. То есть, я бы сказал, что коммунизм умер именно из-за того, что его перехвалили.
А. Петровская Вот этот опыт, он только нам с вами понятен и знаком? Почему его не учитывают?
Л. Лурье Да они учитывают. Но у них, понимаете, существует тактика и стратегия. Им сейчас надо.
А. Петровская Понятно. А что потом будет — непонятно. Ещё в отношении…
Л. Лурье Да. Это важно, что Александр Дмитриевич Беглов пойдёт в этой колонне. Собственно, для этого это и делается.
А. Петровская С портретом кого-то из своих близких?
Л. Лурье Да, с портретом кого-то из своих близких.
А. Петровская Кстати, в отношении портретов тоже ходили разговоры. Помните, уже стали выходить люди с портретами Сталина, ещё кого-то.
Л. Лурье Это невозможно остановить, в этом как раз… Я бы сказал, что если есть что-то живое в этом шествии, то это как раз многообразие точек зрения.
А. Петровская То есть, это хорошо, что нет какого-то регламента, скажем, в этом отношении.
Л. Лурье Пока полного регламента нет — да, это лучше, это даёт какие-то этнографические детали новые. А. Петровская Кстати, ещё — в Федеральной службе исполнения наказаний не исключили участия в акции «Бессмертный полк» всех российских колоний. Как вам эта идея? Л. Лурье Кто-то уже пошутил, что нужно, чтобы и в психоневрологических диспансерах, и интернатах тоже, и в детских садах… Можно как-то ещё больше это расширить. В эскадрильях и т.д. и т.п. Обязательно, конечно, в Антарктиде на полярных станциях.
А. Петровская Ну а почему нет? Везде люди, в конце концов. Хорошо. Давайте от парада и праздничных мероприятий к другому массовому мероприятию, которое в Петербурге уже состоялось, а именно 1 мая. Об этом нам слушатели тоже пишут, напоминают, спрашивают ваше отношение к произошедшему. Закончилось это шествие, на мой взгляд, весьма печально как для отдельных представителей оппозиции, так и, мне кажется, для города в целом, потому что это прецедент в своём роде. Вы согласны?
Л. Лурье Для города в целом я не знаю, каковы будут последствия. Мне кажется, что город всё равно будет пульсировать, он будет протестовать, не бывает, чтобы в пятимиллионном городе люди не нашли способ показать, что они недовольны властью или какими-то отдельными её действиями. Что касается остального, то я могу сказать так: да, это некое заявление о намерениях, непонятно, чьё — то ли Смольного, то ли новой милицейской власти — о том, что как прежде было, так не будет.
А. Петровская А за милицейской…
Л. Лурье «Как прежде» — это то ли при Полтавченко, то ли при Мудрове-Пиотровском, которые руководили до этого милицейскими…
А. Петровская Силовым ведомством.
Л. Лурье ...Силовыми ведомствами. Совершенно очевидно, что… Это видно по реакции, я бы даже сказал, СМИ, не петербургских, а московских и так далее, что это было неудачное решение. Об этом все писали. Это скандал. Больше всего власти не любят скандалов. Господин Беглов приобрёл репутацию карателя, в некотором смысле. Этого власть вообще не любит, надо «чем тише, тем лучше». «Тишь, гладь и божья благодать» — это и есть лозунг начальства. Поэтому в преддверии выборов губернатора это довольно тяжёлый удар по корпусу власти.
А. Петровская Это значит, что этот удар исходил от кого-то извне Смольного?
Л. Лурье Я думаю, что этот удар происходил от глупости.
А. Петровская То есть, возможно, сами по себе?
Л. Лурье Сами по себе, да. Это глупые действия власти, которые привели к падению престижа. Никакой задумки по этому поводу не было.
А. Петровская Хорошо. А как вы считаете, вы разделяете теории о том, что это было спланировано?
Л. Лурье Думаю, что было некое указание, как это всегда у нас бывает — не письменное, а устное — о том, что надо быть построже, нельзя давать оскорблять нашего президента и исполняющего обязанности губернатора. Поэтому вы уж смотрите, чтобы, так сказать… А уже как — это менты...милиционеры должны определять…
А. Петровская Перегибы на местах?
Л. Лурье Полицейские должны определять сами. Они видят, что начальство строгое. Новое полицейское начальство строгое, огромное количество людей снято с работы, постоянно идут проверки. Поэтому лучше перестараться, чем недостараться. Поэтому они так и поступили. Я думаю, примерно так это выглядит. А не то, чтобы какие-то мудрецы, реакционеры, шесть башен Кремля собрались и это решили.
А. Петровская Хорошо. А дальнейшая реакция? Во-первых, то, что поддержали отдельные члены СПЧ, например, Александр Брод поддержал эту историю.

Александр Брод — это позор еврейского народа. Евреи должны между собой разобраться, что это у них такой за человек есть.

Л. Лурье Александр Брод — это позор еврейского народа. Евреи должны между собой разобраться, что это у них такой за человек есть. Что же касается другого, то мне гораздо более важна реакция, например, Владимира Бортко. Который, по всей видимости, войдёт в…
А. Петровская В шорт-лист.
Л. Лурье В шорт-лист, да. Владимир Бортко резко осудил это и сказал, что они, коммунисты, несли лозунги ещё и пострашнее.
А. Петровская Он как-то тоже не сразу выступил, по-моему.

Я, например — между Бегловым и Бортко, при большой нелюбви к тем, кто оправдывает Сталина — буду голосовать за Бортко. Это мой кандидат. Можно сказать, что я официально заявляю, что я на стороне коммунистической партии.

Л. Лурье Нет, довольно быстро. Я подписан на него, я читаю. Он довольно быстро отреагировал, и это важно, это большой плюс. Я, например — между Бегловым и Бортко, при большой нелюбви к тем, кто оправдывает Сталина — буду голосовать за Бортко. Это мой кандидат. Можно сказать, что я официально заявляю, что я на стороне коммунистической партии.
А. Петровская Это в условиях отсутствия других кандидатов?
Л. Лурье В условиях отсутствия других кандидатов, да.
А. Петровская А Вишневский, Дмитриева?
Л. Лурье Вишневский и Дмитриева не войдут в шорт-лист.
А. Петровская А, вы про шорт-лист.
Л. Лурье Да. И в этом случае, а почему нет? Он, всё-таки, «Собачье сердце» поставил, туда-сюда. Интеллигентный человек. Говорит точно лучше, чем Александр Дмитриевич.
А. Петровская Подумаешь, ошибся!
Л. Лурье Это же важно очень. Для губернатора очень важна представительность. Вот как будет встречаться Беглов с английской королевой? Я не уверен, что всё будет удачно. А за Бортко я уверен, он город наш не посрамит.
А. Петровская Хорошо! Тогда Бортко в губернаторы, дабы, если встреча с английской королевой состоится, чтобы всё было чинно, как нужно. Хорошо, давайте пойдём дальше. И ещё в отношении того, что произошло, там ещё какая-то история с Максимом Резником параллельно вырисовывается отдельная.
Л. Лурье Это какая-то… Любовь Павловна Совершаева, она работала в независимой медиагруппе. И мы знаем результат её деятельности: «Пятый канал» перестал быть городским, производится в Москве и является одним из замыкающих по важности федеральных каналов, который держится на каком-то одном телесериале, который все и смотрят. Потом был закрыт канал «СТО», и НРЗБ Габриэлян, который заявил, что он уничтожит «Фонтанку» просто путём более качественной работы. Где Габриэлян? Это всё очень плохо по качеству. Я не говорю «подло», «клеветнически», я говорю просто «плохо», не действует это.
И вот эта идея, вцепиться в Резника по поводу того, что вначале он… Кто-то подсказал же это Беглову, что Резник хотел сдать город фашистам. Вероятно, чтобы они убили его предков, потому что Резник — еврей, как известно, и он не родился. Единственная цель может быть у Резника такая. То есть, это такое внутреннее самоубийство, я думаю. И сейчас вот они прицепились к нему по поводу курения марихуаны. Почему Резник, марихуана? Потому что им удалось сфотографировать Резника курящим на балконе сигареты «Памир»? Это какой-то абсолютный идиотизм и серия фальстартов.
А. Петровская Я понимаю, что там какие-то свои отношения с Резником.
Л. Лурье Понимаете, как бы ты ни относился к Соловьёву и Киселёву, существует довольно много людей, миллионы, которые им верят. Они руками машут, у них запас слов, они что-то придумывают, а тут какие-то…
А. Петровская Всё меньше и меньше, если честно, мне кажется.
Л. Лурье Меньше и меньше, но тем не менее. Это не ребята из Металлостроя, которые говорят: «Да он, наверное, курит». У них, всё-таки, не Барецкий и Дацик являются авторитетами, которых привлекают для того, чтобы доказать что-то. Ну что это такое за партия, у которой Барецкий и Дацик являются главными, так сказать, положительными героями? Я не буду голосовать за людей, у которых главными знамёнами являются эти чудесные люди.
А. Петровская Мы с вами вернёмся ещё к положительным сторонам вопроса. Старается, всё-таки, губернатор. И про «Судебный квартал» поговорим, и про другое, но это, я думаю, во второй части. А ещё про губернатора хочу вас спросить. Во-первых, как вы думаете, есть ли шансы, что там что-то передумают, и не Александр Беглов будет на выборы выдвигаться? Он же ещё не заявлял, в конце концов. Это мы его так уже определили.
Л. Лурье Шанс такой есть, но небольшой. Я думаю, что они сейчас чешут репу очень крепко в администрации президента, потому что каждый следующий шаг уменьшает шансы, и видно, что ему трудно очень эту роль играть. Он превращается в какого-то гаера. Я думаю, что в нормальном виде он более-менее нормальный мужик. Но эта публичность ему не идёт. Бывают люди, которые не созданы для публичности. В нём не достаёт артистического обаяния, запаса слов и всего того, что у публичного политика должно быть.
А. Петровская Тогда вопрос: а зачем он выбрал эту роль? Вот Полтавченко выбрал другую.
Л. Лурье Он выбрал, потому что он слуга партии. Это чиновник, у которого есть карьерные цели. Это несомненное повышение. Владимир Владимирович его выбрал. А Владимир Владимирович очень не любит перерешать. Мы видим сейчас один случай, который может быть похож: это случай с нашим послом в Белоруссии, который был назначен и всё-таки снят. По-видимому, его куда-нибудь сейчас с повышением переназначат. Ну, так пускай назначат Беглова, например, маршалом! Чтобы он не огорчался.
А. Петровская Чего? Чем он будет управлять?
Л. Лурье Ну, какого-нибудь рода войск!
А. Петровская Хорошо. В отношении губернаторов, ещё у нас остаётся пара минут до московских новостей. Недавно был подписан и одобрен президентом некий перечень новых критериев по оценке как раз деятельности губернаторов. Среди прочего, там 15 пунктов, это уровень доверия к власти в регионе. Как вам такой критерий эффективности?
Л. Лурье Это правильно.
А. Петровская То есть, так можно оценить, насколько хорошо работает…?
Л. Лурье Вообще обычно так оценивают на выборах. Но так как у нас выборов нет, то будут проводиться закрытые социологические опросы. Те, кому надо знать — они будут знать.
А. Петровская Хорошо, ладно. Давайте пойдём тогда дальше. Я хочу ещё вспомнить о трагических событиях вечера воскресенья, в первую очередь выразить соболезнования родным и близким погибших в этой авиакатастрофе в Шереметьево. В причинах будут разбираться специально обученные люди. Однако не специально обученные люди уже вовсю спешат в социальных сетях делиться информацией о том, с чем это могло быть связано, что кто-то свои сумки тащил и так далее, и так далее. Как вам кажется, отчего вокруг обычных катастроф создаётся огромное количество вот такой шумихи, версий, предположений?
Л. Лурье Да не только катастроф. Мы видели по поводу каких-то совсем незначительных вещей. Здесь как раз ужас заключается в том, что по поводу сумок говорят примерно столько же, сколько говорят по поводу того, подсуживали дочке Алсу на передаче «Голос» или не подсуживали.
А. Петровская Откуда это желание высказать своё мнение и во всём этом разобраться?
Л. Лурье Это нормальное желание. Если бы вы жили в период, когда не было гаджетов, то вы бы видели, что в очереди к стоматологу женщины тоже всё время в советское время обсуждали что-нибудь. Кто-нибудь что-нибудь вбрасывает, и это обсуждается. Это «круглый стол», это новая тема для обсуждения, каждый может что-то сказать. Ужас заключается в том, что у людей недостаточно такта для того, чтобы помолчать просто некоторое время.
А. Петровская Откуда вообще желание верить в эти все слухи? Так, это после московских новостей, сейчас прервёмся.
А. Петровская Продолжаем «Особое мнение» историка Льва Лурье. Лев Яковлевич, мы до московских новостей остановились на вопросе, почему так охотно мы стараемся верить в эти слухи, такой вот ажиотаж, который вокруг трагедии, и как вы сказали — не только трагедии — сразу создается.
Л. Лурье Кажется, что для большого количества людей, особенно диванных блоггеров, это некий способ высказаться.
А. Петровская То есть, просто повод?
Л. Лурье Да. Универсум предлагает им тоже что-то сказать по этому поводу. Как правило, они говорят о том, как они прекрасны. Они бы не стали выносить багаж, потому что они в детстве читали Александру Бруштейн и Скребицкого, учились на одни «четверки» и «пятерки»...
А. Петровская И точно знают, как бы они поступили.
Л. Лурье Точно знают, как бы они поступили, да, и принадлежат к узкой прослойке аристократически воспитанных людей. А остальные — быдло, вот они так и поступили. «А вот мы не быдло, я не быдло», — примерно такая эмоция.
А. Петровская Ну, хорошо. А что касается поступающей информации — не связано ли это с тем, что информации, может быть, недостаточно, и кто-то начинает додумывать, как всегда?
Л. Лурье Это так. Хотя я должен сказать, что количества информации достаточно и сказать, что кто-то что-то укрывает — нельзя. И понятно, что если кто-то что-то укрывает — то это местные, то есть Шереметьево и Аэрофлот. Уже работает следствие, никто не намерен это скрывать и замазывать, это реальная трагедия, так что я думаю, что мы получим много информации. Но конечно, не доверяют — причем это не только российская, а всемирная тенденция. Люди всегда считают, что события, разные, в том числе такие трагические, объясняются не просто так. Я помню сотни объяснений взрыва Чернобыльской АЭС, или чего-либо подобного. Или помните, самолеты, которые в башни-близнецы — сколько по этому поводу было написано. Или убийство Кеннеди. Это естественно, ничего здесь такого нет.
А. Петровская Давайте вернемся в Петербург и еще поговорим о петербургских радостях и горестях. В отношении историй, которые могут касаться и как-то сказаться на выборах 8 сентября — это в отношении парка, и вообще, Смоленки.
Л. Лурье Думаю, самое важное, что случилось за эти два дня — это история с парком Смоленки. Потому что мы все отмечали какие-то замечательные телодвижения власти, отмена строительства…
А. Петровская Судебный квартал…
Л. Лурье По поводу Судебного квартала мы с Машей Элькиной собирали голоса, кто-то по этому поводу высказывался, но никакого народного движения не было, люди не собирались около Ватного острова и не говорили: «Постройте здесь нам парк!». Что же касается Смоленки, то это реальное массовое движение, не меньшее — по количеству — чем движение за сохранение Исаакиевского Собора. Это огромный район «кораблей», где с зеленью очень плохо, зеленым является только Смоленское кладбище, и для них это принципиальный вопрос. Смоленка, можно сказать, создана для того, чтобы там были велосипедные дорожки и пешеходные.
И когда неожиданно выяснилось, что власть находится на стороне василеостровцев, то я подумал: «Вот гениальный ход!» Оппозиционный район, который раз за разом выбирает в Законодательное Собрание Алексея Ковалева, удалось таким образом примирить с действующей властью. А отмена этого решения, во-первых, конечно вызовет сопротивление на Васильевском острове, а, следовательно, демонстрации и все то, что мы с вами обсуждали Первого мая. Во-вторых, она поставит под вопрос все те обещания, которые властью уже были даны.
А. Петровская Которые давали.
Л. Лурье Если можно обещать по поводу Смоленки, то почему нельзя обещать по поводу Судебного квартала, или по поводу того, что Министерство обороны передаст площади под блокадный музей. Это тяжелое поражение власти на информационном поле, с которым что-то надо делать, если господин Беглов продолжает баллотироваться в губернаторы.
А. Петровская Продолжая про обещания — еще одно касается Музея Достоевского. Отказались от идеи строительства нового корпуса музей в пользу сохранения зеленых насаждений, этого сквера. Это тоже теперь под вопросом, как вам кажется? Эта история с музеем.
Л. Лурье Нет, это совершенно другая история. Эта история, которую лоббировали Андрей Якунин, сын Владимира Якунина, бывшего руководителя РЖД. У него есть свой фонд, и он финансировал это из своего фонда.
А. Петровская Музей имеется в виду?
Л. Лурье Музей, да. И известнейший и страшно влиятельный архитектор Евгений Герасимов. Получается, что это второе его поражение, если брать и Судебный квартал, потому что он должен был и Судебный квартал строить. Претензий было две. Одна претензия заключается в том, что там скверик — прямо скажем, скверик так себе, даже для Центрального района.
А. Петровская Не выдающийся.
Л. Лурье Да. Не Летний сад. А второе — что проект слишком такой...претенциозный, я бы сказал. Проект они согласились переделать. Мне, как жителю Центрального района и историку, человеку, много раз ходившему в Музей Достоевского и автору книги «Петербург Достоевского», нравится эта идея. Потому что Музей Достоевского…. У нас есть три приличных музея-квартиры: Музей-квартира Пушкина, конечно, Музей-квартира Ахматовой и Музей Достоевского. Но у нас нет места, чтобы рассказать собственно о его творчестве, это просто муляж квартиры. А это давало такую возможность, музей как бы задышал. Поэтому, мне кажется, что это решение непродуманное.
А. Петровская Действительно, в отношении Музея Достоевского, кроме всего прочего, очень много говорили о том, что этот музей трудно доступен, например, для людей с ограниченными возможностями. Он маленький и очень трудно как-то — в действующем его формате — его изменить. В этом случае, как вы считаете — возможны ли здесь тоже какие-то перемены? Я не знаю — там поменяли, тут изменили.
Л. Лурье Те, кто возражал против застройки садика, говорили, что власть должна была бы дать деньги, или Якунин должен был дать деньги, или кто-то должен был дать деньги для того, чтобы расселить весь дом — там остались квартиры. И в этом же самом доме увеличить экспозицию.
А. Петровская А, расширить…
Л. Лурье Я не знаю, реально это или нет, как это по деньгам, что дороже, что дешевле. Здесь нужны детали. Проблема заключается в том, что нет доверия к этому экспертному сообществу. Условно говоря: если бы собрались тренер «Зенита» Сергей Семак, Михаил Борисович Пиотровский и Сергей Шнуров, посидели бы какое-то время в ресторане «Кококо» и сказали бы, надо строить или не надо строить — была бы высокая степень доверия. А кто эти люди, которые сначала принимают решения, потом отменяют решения — нам неизвестно, у них такого авторитета общественного нет. Поэтому мы вольны думать так или иначе.
А. Петровская Музейную тему затронули, хотела вас спросить — следите ли вы за ситуацией вокруг Музея Набокова? Там все вроде как разрешилось, не очень понимаю, в какую сторону. В позитивную?
Л. Лурье Это вообще тоже прекрасный пример того, как, в сущности один журналист — Галя Артеменко — сумела такую замечательную историю провернуть. Потому что так бы оно там и задыхалось. Всем известно, что в петербургском университете насаждают полицейские порядки, что крайне тяжело сказывается и на его научной репутации и на всем прочем. Музей Набокова был созданием замечательного филолога Вадима Старка, который умер, и Сергей Богданова, который был деканом филологического факультета, а потом, поссорившись с ректором, господином Кропачевым, ушел, и в настоящее время является ректором Герценовского университета.
Как только не стало Богданова, интерес к музею уменьшился, перестали финансировать, и так далее, и тому подобное. В принципе, конечно, я бы этот музей, в этом состоянии, отнял у университета. Это должны решить федеральные власти. Думаю, что господин Мединский — он империалист и любит все присоединять — вот пускай присоединит Музей Набокова. Мы получим архив Набокова, и, наряду с Гарвардом — или где там хранится архив Набокова — это был бы замечательный центр по изучению, тем более, что один Музей Набокова у нас есть. Это область, Рождествено, замечательный маршрут, и Набоков — манок. И если уж власть говорит, что надо развивать туризм всемерно, и господин Беглов про это говорит — то вот вам, пожалуйста! Вы получаете памятник для академического туризма со всех концов света.
А. Петровская А почему в СПбГУ-то вроде как держатся за музей набоковский?
Л. Лурье Слушайте, это еще со времен Полыхаева и «Геркулеса» известно, что никакое начальство не любит уступать ничего. Есть и есть, и никому не отдадим, будем сидеть, как собака на сене.
А. Петровская То есть — из принципа. У нас остается совсем немного времени, я хотела спросить еще — тема не новая, но поскольку про музеи заговорили — с Музеем блокады, что там последнее? Что у нас будет?
Л. Лурье С Музеем блокады то же самое, что я вам говорил относительно гипотетического совета Шнурова с Семаком и Пиотровским. Проблема заключается в том, что те люди, которые делают Музей блокады — не известны городу. А в той степени, в какой они известны — не вызывают пиетета, уважения, и желания верить тому, что они создадут нечто такое, что будет потрясать души. Поэтому главная проблема Музея блокады — даже не то, где он будет находиться и его архитектура, хотя это очень важно, а проблема заключается в том, чем это будет насыщено, про что этот музей будет. Понимания этого — нет. Потому что в том Музее блокады, который был в Соляном переулке, и который был в свое время, в 1989 году, основан Людмилой Николаевной Беловой — там был такой стойкий советский дух. Это была такая типичная ленинская комната. Вот очень не хотелось бы, чтобы это было повторено.
А. Петровская Поскольку мы с вами затронули сферу культуры, хочу еще спросить вас в отношении событий вокруг Большого Театра Кукол. Как известно, Александр Аркадьевич Калинин, директор театра, находится сейчас под стражей и ему не меняют пока меру пресечения. Известно, что у него больное сердце, он обращался неоднократно, но сразу помощи не получил, когда чувствовал себя плохо. В отношении всех дел — мы это оставим. У меня только один вопрос: почему правосудие и гуманизм у нас идут разными дорогами.
Л. Лурье Слушайте, это вопрос примерно гётевский. Или дантовский. Бессмысленный. Что касается Калинина, то смешон размер взятки, которая ему вменяется — по-моему, миллион рублей, или что-то около этого. То есть, какие-то деньги, которые даже нищие актеры могли бы собрать и внести в казну, если такое было бы. У нас какого-нибудь сенатора за 30 миллиардов, за миллиарды долларов, сажают. Больной человек, нуждается в лечении — почему нужно выбирать такую меру пресечения, как содержание под стражей, а не домашний арест? Мне кажется, что в этой истории — я даже не знаю, правда это или нет — так же, как в истории с Серебренниковым, есть какой-то второй план.
А. Петровская То есть, это на самом деле, не про коррупцию, вы считаете, история?
Л. Лурье Я думаю, что это не только про коррупцию.
А. Петровская Каков ваш прогноз, с учетом того, что мы видели, как развивалась ситуация с Серебренниковым?
Л. Лурье Мой прогноз заключается в том, что нужно артистической общественности, театральной, биться как можно сильнее. История с Серебренниковым показываем, что если мы, как лягушки, лапками машем, то получается сметана.
А. Петровская Спасибо. На этом мы закончим сегодня. Историк Лев Лурье. Спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире