'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 26 апреля 2019, 19:08

И. Воробьева Здравствуйте! Это «Особое мнение». Меня зовут Ирина Воробьёва, и сегодня со своим особым мнением журналист Леонид Радзиховский. Здравствуйте, добрый вечер!

Л. Радзиховский Добрый вечер!

И. Воробьева Начнём мы с недобрых вестей. Начнём с того, что скажем пару слов про Элину Быстрицкую. Сегодня стало известно, что она ушла из жизни. Если я правильно понимаю, вы были немного знакомы.

Л. Радзиховский Знакомы — это очень громко сказано, но я несколько раз общался. Но дело не в этом. Я не хочу говорить всякие банальности про то, какая она была актриса — действительно народная и так далее. Я просто что хотел вспомнить. Я прочёл недавно — месяц-полтора, по-моему, назад — очень печальную информацию про неё. Что вот Быстрицкая, народная-перенародная, имевшая все мыслимые и немыслимые ордена и награды, которая сейчас получит последнюю, высшую почесть, которая только бывает в России: её похоронят на Новодевичьем, где уже вообще никого не хоронят. Так вот она умирала в полном одиночестве. Ей никто не помогал. Более того, ей помогали какие-то наёмные женщины, которые её просто, вульгарно обокрали. Украли у неё мало что деньги — украли у неё документы.

Я это прочёл. Я был совершенно поражён. Это жёлтая пресса, конечно. Жёлтая пресса соврёт — недорого возьмёт. Но там была ссылка на её сестру, которая приехала буквально в последние дни. В общем, это выглядело очень правдоподобно, очень печально. И это лишний раз говорит о том, чего стоят все побрякушки, которые человек имел при жизни. А у неё были не только побрякушки, а действительно реальная любовь миллионов зрителей. Конечно, младшее поколение уже не знает, кто это такая. Люди даже вашего, наверное, возраста знают.

И. Воробьева Безусловно, конечно.

Л. Радзиховский Уж моего-то тем более. И всё это абсолютно ни от чего не только не спасает — от болезни ничего спасти не может, но даже от бытовых катастроф, от одиночества, от ограбления. Это, знаете, как у Чехова — «Скучная история». Там главный герой говорит: «Не люблю я своё громкое имя. Мне кажется, что оно существует отдельно, а я отдельно. Имя — там всё в порядке. Оно блестящее, оно чистое, оно очень уважаемое, на нём пятнышка нет. А я несчастный, одинокий, никому не нужный и так далее». Это не всегда, естественно, так. Но случай с Быстрицкой, если то, что я прочел — правда: она действительно была в одиночестве и действительно не помогали (а ведь старый человек — это самый беспомощный из всех, как младенец), то это, конечно, ужасно. И характерно, что так бывает: если нет семьи.

И. Воробьева Хорошо, а как вы думаете, если люди публичные (вы же тоже публичный человек) — насколько их имя отличается от того, чем они являются на самом деле? Можно сказать про всех.

Л. Радзиховский Ну, я человек совершенно непубличный. Маленький журналист. Какой я публичный? Но, в принципе, публичность — это действительно такое специальные удовольствие. Потому что многие помешаны на этом. Ради известности готовы на брюхе проползти отсюда докуда угодно, готова лизать задницу власти, готовы кусать задницу власти. Готовы нести любую пургу, готова хоть голыми бегать по столу и под столом, только бы их заметили, только бы их не забыли. Таких много, конечно. Это наркотик, чего говорить. А помогает ли это реально в жизни?

Я ещё раз повторяю: я себя никак не могу считать публичным человеком. Я если известен, то в таких узких кругах, что… А известные, действительно, реально известные люди — чёрт его знает. Наверное, отчасти помогает. К ним тянутся. Но какова природа этого притяжения? Тянутся ли к ним из тщеславия, или в глупой надежде, ради денег, или это действительно кого-то заводит? Это же по-разному бывает. Я где-то читал, что какой-то, условно, Рокфеллер сказал, что богатых любят бескорыстно. Потому что богатство настолько само по себе притягательно, что когда к ним тянутся, это вовсе не с целью чего-то от них получить, а просто погреться в лучах чужих денег. Так что…

Л.Радзиховский: Победа Зеленского для меня стала понятна за неделю до первого тура
С другой стороны, видите, это трансформирует самого человека, конечно: когда он всё время оглядывается, достаточно ли на него смотрят, достаточно ли смеются его замечательной шутке или плачут его замечательной скорби — это, конечно, человек всё время на сцене. Довольно специфическое развлечение. Я думаю, что большинству людей оно абсолютно чуждо. Я бы так не мог жить. И многие, наверное, не могли бы. Но есть те, кто уже втянулись. Я не буду перечислять по именам, чтобы не провоцировать шум, гром, тарарам. Во всяком случае, и у нас тоже таких хватает. И среди тех, кто к вам ходит, таких хватает. Есть люди, которые ранены, инфицированы вот этим СПИДом — ну и маются как умеют.

И. Воробьева Хорошо, мы сейчас перейдём к другим темам. Хочу только напомнить нашим слушателям, что действительно сегодня стало известно, что на 92-м году жизни умерла народная артистка Элина Быстрицкая, и в Мосгордуме уже сказали, что действительно после прощания в столице появится мемориальная табличка в память о ней. Ну а у наших зрителей в Ютюбе я прошу прощения. У нас был небольшой сбой, и сейчас, если я правильно понимаю, трансляция у нас пошла. Простите, пожалуйста. Теперь вы можете наслаждаться трансляцией в Ютюбе. Леонид Радзиховский, Ирина Воробьёва.

Перейду к последним новостям. Буквально полчаса назад стало известно, что в США завершился суд по делу Марии Бутиной. Её приговорили к 18 месяцам тюрьмы и последующей депортации. Она уже с июля прошлого года, поэтому ещё какое-то время ей придётся провести в тюрьме. Мне всегда было интересно: вот эта история Марии Бутиной — это просто показательный политический процесс? Что не надо отстаивать какие-то интересы России, не надо здесь работать, не надо приезжать? Так, что ли, получается?

Л. Радзиховский Вы знаете, я не знаю деталей. Ведь это юридическая процедура. Пиар-кампания отдельно, а конкретные обвинения — отдельно. В Америке пиара много, но, как я понимаю, никакой пиар не заставит судью принять то или другое решение. Если нет конкретных улик, конкретных обвинений, то при наличии адвокатов и так далее мне трудно себе представить, что просто ради общей атмосферы — ах, она русская, ах, она агент Путина, агент ФСБ, ах, она то, ах, она сё — это повод травить человека в СМИ. Да, ради Бога. Травить или наоборот, делать ему имя в СМИ — это пожалуйста. Но закатать на срок — пусть на небольшой срок. Он, кстати, не такой небольшой, она реально отсидит полтора года.

Закатать человека на полтора года просто так, ради общих пиаровских соображений — я сильно за последнее время изменил своё наивно-восторженное отношение к Америке, но всё-таки не до такой же степени, чтобы поверить, что так, исключительно за пиар, человека на полтора года закатывают, без улик, без обвинений, без конкретных статей — я всё-таки поверить не могу. Я думаю, там у неё вполне какие-то… Нарушала она законы Соединённых Штатов? Конкретно нарушала.

И. Воробьева Формально её уже обвиняли в том, что она вела деятельность иностранного агента без регистрации. Формально вот такое обвинение.

Л.Радзиховский: Публичность — это такое специальные удовольствие. Потому что многие помешаны на этом
Л. Радзиховский Ну да — знать, какое обвинение.

И. Воробьева То есть вы верите американскому правосудию?

Л. Радзиховский Верю. По крайней мере, я точно верю, что если нет улик, если нет доказательств, что она вела деятельность этого самого иностранного агента… Что такое иностранный агент? Наверное, есть какие-то определения — или по прецеденту, или как-то. В Америке тысячи — какие тысячи, десятки тысяч российских граждан постоянно. Причём не иммигрантов, а именно российских граждан, которые ездят туда-сюда. Среди них, наверное, тысячи так или иначе лоббируют интересы и правительства, и всяких таких. Но их же не сажают. Нет конкретного состава.

Поэтому, в общем, вопрос не ко мне. Тут просто надо знать точно: в чём улика, что она была не просто так бла-бла-бла, а являлась иностранным агентом. Каковы доказательства, что она была агентом? Кто эти доказательства представил? Кто их оспаривал? Ну и так далее. Скучнейшая юридическая процедура. А списать всё это на русофобию, пиар, политику и так далее — что-то как-то трудновато, по-моему.

И. Воробьева Мы продолжим буквально через минутку. Сейчас мы вынуждены будем прерваться. Это особое мнение Леонида Радзиховского. И напомню, что у нас пошла трансляции в Ютюбе. Можете подключаться, смотреть на канале «Эхо Москвы» и присылать вопросы на номер +7-985-970-45-45.

РЕКЛАМА.

И. Воробьева Продолжается программа «Особое мнение». Леонид Радзиховский, Ирина Воробьёва. Не к сегодняшним событиям, хотя 26 апреля. В 1986 году произошла авария на Чернобыльской АЭС. И каждый год хочется спросить: как вы считаете, мы можем быть уверенными в том, что это не произойдёт снова? Даже не столько сама авария, сколько поведение властей, которые не сообщали, как происходила ликвидация и так далее. Сколько лет прошло — можно быть уверенными в том, что мы в безопасности в этом смысле?

Л.Радзиховский: Паспорта эти будут давать крайне неохотно. И отнюдь не всем
Л. Радзиховский Ну, уверенности, естественно, ни у кого ни в чём быть не может. Но здесь просто статистика. Опять-таки, вы всё время задаёте мне вопросы, о которых я ничего толкового сказать не могу, плаваю.

И. Воробьева Сейчас вы опять скажете «это не ко мне».

Л. Радзиховский Есть статистика. Сколько в мире атомных электростанций — раз. Сколько было аварий на электростанциях — два. Каковы были последствия — три. Вот эта статистика — её надо знать, если всерьёз интересует вопрос. Не просто с точки зрения «Ах, атомные электростанции ужасные, их надо закрывать» или прямо наоборот «Атомные электростанции самые безопасные в мире, их надо развивать». На эту тему должна быть статистика. Причём статистика тоже развёрнутая во времени. Скажем, ясно, что она меняется. Или вначале они были более безопасны, за ними больше следили. Или наоборот, не было такого опыта, он постепенно нарабатывался. И сравнить это, соответственно, с авариями менее распиаренными, но которые наверняка бывают.

Всё, что делают люди, ломается. Правильно? Соответственно, если есть аварии на атомных электростанциях, то легко предположить, что они есть и на неатомных электростанциях или на других объектах такого рода. И всё, вы сравниваете статистику А и статистику Б и с какой-то вероятностью можете сказать. Допустим, на 100 атомных электростанций приходится, условно говоря, 1 авария раз в 10 лет. А на 100 тепловых электростанций приходится 1 авария раз в 20 лет. Естественно, я фантазирую от балды. Ну, вот это говорит о том, что первые более безопасны, чем другие. Или наоборот. Понимаете, рвать волосы в студии и кричать «Ужас-ужас» или наоборот, «Какие идиоты те, кто кричат «ужас-ужас»» легко. А сказать что-то содержательное — тут должны быть цифры. Это не тема для прилагательных.

И. Воробьева Хорошо. А вот про прилагательные. Здесь же речь идет ещё о том, что если вдруг что-то случится в России или рядом с Россией, вы думаете, нам скажут об этом честно? С учетом того, что есть интернет, может быть куча свидетелей, мы об этом сразу узнаем даже если не из новостей в телевизоре, то, по крайней мере, из условного твита. Вот как-то в этом смысле наша жизнь поменялась?

Л.Радзиховский: В Америке пиара много, но, как я понимаю, никакой пиар не заставит судью принять то или другое решение
Л. Радзиховский Да, я думаю, что поменялась. По крайней мере, я за последние годы — собственно, с момента Чернобыля, если хотите — не припомню случая, чтобы была какая-то авария и её скрывали. Вот была знаменитая авария на подлодке «Комсомолец», или как она называлась?

И. Воробьева «Курск».

Л. Радзиховский Да, «Курск». Там действительно что-то сильно мутили. Я, честно говоря, не особо следил. Она вообще на самом деле погибла очень быстро. И все эти разговоры уже были в пользу бедных.

И. Воробьева Разговоры — вы имеете в виду, что стуки…

Л. Радзиховский Да, да. По-моему, это всё, насколько я читал, уже какая-то фантастика. Вот там да, там врали сильно, действительно. А так… Вот когда, допустим, было наводнение.

И. Воробьева В Крымске?

Л. Радзиховский Да. По-моему, это не скрывали. Даже не мешали, вроде бы, волонтёрам туда ездить.

И. Воробьева Вообще, информация шла по-разному, я так скажу.

Л. Радзиховский Но всё-таки шла.

И. Воробьева Безусловно, конечно, да.

Л. Радзиховский Потом, понимаете, какой смысл начальству что-то скрывать в нашей стране? У нас начальство изначально заняло позицию, что оно вообще ни за что не отвечает, кроме суверенитета, борьбы с Соединёнными Штатами, вставания с колен и победы 9 мая. Вот это достижения начальства. Всё остальное к деятельности Путина никакого отношения не имеет. Он сам с изумлением разводит руками и говорит: «Как же это, что это такое творится?». Ну и тут разведет руками и скажет: «Что же?». Поэтому мне кажется, что никакого резона врать нет, если ты всё равно абсолютно никакой ответственности ни за что не несёшь. Зачем тебе врать?

И. Воробьева Ну, это, может быть, касается самого Владимира Путина. Но все, кто ниже его — они скрывают информацию о пожарах? Скрывают.

Л. Радзиховский Подождите, вот были какие-то неудачные пуски космические.

И. Воробьева В прямом эфире мы видели. Что-то пошло не так.

Л. Радзиховский Ну, вот и всё. Шоу пошло не так. Шоу часто идёт не так. Заметьте, что Рогозину за это ничего не сделали. Правильно? Он до сих пор нам рассказывает о своих достижениях и тратит время и силы, как положено руководителю космической области, на остроумные твиты и переругивание то с молдаванами, то ещё с кем-то. То есть у каждого своя сфера ответственности. Рогозин — шоумен от космоса. Кто-то шоумен ещё от чего-то. Эти люди никакой ответственности ни за что не несут. Ну так получилось.

И. Воробьева Ну, они перед нами не несут ответственности. Они только перед Путиным несут ответственность.

Л. Радзиховский И перед Путиным. Он вроде бы очень такой мягкий, лояльный начальник.

И. Воробьева Путин мягкий начальник?

Л. Радзиховский Конечно. Посмотрите на Рогозина — каких он наломал дровишек. По крайней мере, дровишек он не наломал, но спутники ломает основательно. И что? Да ничего! Давай дальше в том же духе. Там другие критерии. Совершенно другие критерии. Лояльность. Да просто симпатичность. Или безопасность. Безопасность в том смысле, что человек абсолютно бездарный. Просто идиот. Ну зачем же идиота менять? Идиот — человек хороший. В случае чего, во-первых, можно будет им пожертвовать, а во-вторых, вообще с идиотами, видимо, приятно иметь дело.

Так мне кажется. Судя по составу российского правительства, видимо, Путин так рассуждает. Поэтому скрывать что-то имеет смысл в том случае, если вы боитесь ответственности перед народонаселением. А если вы отдельно, а народонаселение отдельно, и ответственности вообще никакой не существует, ну и нафига вам что-либо скрывать? Только просто по бюрократическому инстинкту скрывать всё? Ну да, такой инстинкт действительно есть. Но я не думаю, что он уж прямо такой подавляющий. В совке можно было и погореть, действительно. А сейчас…

И. Воробьева Перенесемся немного к соседям, на Украину. Поговорим про паспорта, которые мы собираемся (мы — в смысле, Российская Федерация) выдавать жителям Донбасса на получение гражданства. Смотрите, как интересно получается: все сразу заговорили про пенсии, которые будут выплачиваться нашим новым гражданам.

Л. Радзиховский Не будут.

И. Воробьева Нет, подождите. Не будут тем, кто там. А если они приедут, то, соответственно, будут. При этом министр труда уже сказал, что выплата пенсий жителям Донбасса не будет большой нагрузкой на пенсионную систему. Я чего-то не понимаю: нам повышают пенсионный возраст, но при этом готовы выплачивать пенсию и тратить, как посчитало издание The Bell, порядка 100 миллиардов рублей в год. Что происходит, rак так? Несправедливо.

Л. Радзиховский Это ответ на ваш предыдущий вопрос. Из той же серии. Что значит «справедливо», «несправедливо»? Справедливо или несправедливо по отношению к кому? Кто истец?

И. Воробьева Российские пенсионеры.

Л. Радзиховский Так их не существует.

И. Воробьева Почему?

Л. Радзиховский Нет, они существуют как физические лица, безусловно. Но их не существует как политических субъектов. Они не являются истцом. Они не могут задать вопрос. Нет, в сетях они могут вякать сколько ему угодно, коли делать нечего на пенсии. Они не являются субъектами политического процесса, поскольку политического процесса у нас нет, как вы прекрасно знаете. Субъектами политического процесса являются Ким Чен Ын, товарищ Си, а также люди, которых Путин никогда не называет по именам.

И. Воробьева Вы имеете в виду Алексея Навального?

Л. Радзиховский Нет, я имею в виду президента Зеленского и президента Порошенко. Я заметил, что, хотя российские СМИ, телевидение их, конечно, постоянно называет, но ни Путин, ни Медведев, ни чиновники рангом ниже — Лавров, например — насколько я помню, этих проклятых имён не называют. Путин назвал имя Порошенко… Вообще замечательная была история — интервью, когда он общался с Ким Чен Ыном. По окончании этого общения Путину задали вопрос про Украину. И Путин впервые за долгий-долгий срок назвал имя Порошенко. Он сказал: «Эти выборы показывают полный и окончательный крах политики Порошенко».

То есть для некролога это имя годится, но при жизни его называть нельзя. Это очень специфическая характеристика менталитета Путина, который он, естественно, навязывает всему своему окружению. Можно сказать, что это магическое. Да, фамилию Зеленский он, естественно, ни разу не назвал.

И. Воробьева Зеленский тоже проклят?

Л. Радзиховский Естественно. Президент Украины. Он сказал о выборах, он сказал о том, он сказал о сём, но он не назвал это имя. Значит, это такое, можно считать, магическое мышление. Как известно, были и есть такие племена, где злого духа по имени называть нельзя, потому что как только ты его назовёшь, ты его тут же вызовешь. В эту самую секунду между Путиным и Ким Чен Ыном появится Зеленский и начнёт корчить рожи и рассказывать анекдоты. Это имя — заклятие. Его нельзя произнести.

Есть более простая, бытовая версия, которая изложена в «Мимино»: такую личную неприязнь к потерпевшему испытываю, что кушать не могу. Ну, кушать могу — его, например, скушать могу. Но такую личную неприязнь испытываю, что кушать не могу. Это такие эмоции — реальные эмоции или демонстративные эмоции Путина, я не знаю. Но у него есть такая крайняя степень отвержения, когда имя является проклятым. Вот Навального вы назвали сами.

И. Воробьева Да, я просто предположила, но пришлось назвать. Спасибо, но никуда не уходите! Мы продолжим буквально через несколько минут — особое мнение Леонида Радзиховского.

И.Воробьева Продолжается программа «Особое мнение». Журналист Леонид Радзиховский. Меня зовут Ирина Воробьева. Про Украину еще поговорим. Все-таки итоги выборов на Украине ведь не были неожиданными? Зеленский же должен был победить, потому что он весь такой неожиданный и молодой, не похожий на них.

Л.Радзиховский Победа Зеленского для меня стала понятна за неделю, за две до первого тура. Как почувствовалось. Сказка часто торжествует над былью. Тем более такая удивительно красивая сказка, когда просто учитель Голобородько, не смывая грима, непосредственно с экрана уходит в жизнь, оставаясь в той же роли, это, конечно, удивительная история. И было бы очень странно, если бы она оборвалась на середине. Этот гештальт должен быть закрыт. Именно из этих соображений и ни из каких других был уверен, что Зеленский победит. Рассказы о том, что… Кстати, очень популярные на Украине среди украинских патриотов, какой позор, какой стыд, шут, шоумен, клоун стал президентом, это снобизм самого низкого пошиба. По этой логике можно сказать, какой позор, что вообще есть такое государство, как Украина. Что это за государство такое, шоуменское государство. Задолго до всякого Зеленского.

Украина — обычное государство со всеми правами. И шоумен, артист — точно такой же человек, как генерал, бизнесмен, профессиональный политик и т.д. Школы, где учат на президентов, не придумали в природе. Очень часто люди, которые не имели административного опыта, становятся вполне успешными администраторами. И еще гораздо чаще люди, которые имели административный опыт, становятся крайне неуспешными администраторами. Чтобы не обращаться к великим и ужасным примерам: Ленин, Сталин, Гитлер и т.д., — возьмем гораздо более простые примеры. Вот Лукашенко. Какой у него был чиновно-административный опыт. Он был председателем колхоза. И из председателя колхоза он сразу, минуя все ступени, стал президентом. Можно его ругать или хвалить, но то, что он президент достаточно эффективный, это факт. Можно много таких примеров подобрать. Это снобизм глупый.

Но вообще я считаю, что методологическое, принципиальное значение победы Зеленского, тем не менее, хотя такие случаи бывали, очень велико. Потому что председатель колхоза точно так же не подготовлен к роли президента, как глава продюсерской фирмы. Зеленский же не просто шоумен — он владелец продюсерской фирмы. То есть опыта управления у него никак не меньше, чем у председателя колхоза. Но выглядит это вызывающе. И это очень хорошо, потому что те времена, когда страной могла по праву управлять только каста, прошли.

В 19 веке во всем цивилизованном мире министр или премьер-министр, нетитулованный аристократ, воспринимался бы с таким же брезгливым удивлением, с таким же отталкиванием, как сегодня Зеленский. Как это, человек не имеющий графского или княжеского титула может быть министром или канцлером. Оказалось, может. И представление о том, что только специально привилегированная категория людей имеет право управлять, рухнуло. Немножко переместилось. Дворянский титул не обязателен, а вот административный титул обязателен. Не обязателен! Он не дает никаких гарантий успешного управления. А его отсутствие не дает никаких гарантий не успешного управления. Бывает и так и сяк. Никакой статистической зависимости тут нет. Поэтому избрание Зеленского вещь очень полезная. Именно потому, что он такой кричащий, вненоменклатурный, нетитулованный. Если у него дело пойдет хорошо и он будет считаться успешным президентом, а это ж определяется только мнением людей, больше ничем, это будет отличный прецедент, который позволит дальше, опираясь на этот прецедент людям, не имеющим никакого отношения к чиновным массам занимать эти посты. Если он будет провальным президентом, значит другой будет удачливей.

Л.Радзиховский: Нам, России, нужна пиар-война против Украины

И.Воробьева Подождите, а если провальным — не будет прецедентом?

Л.Радзиховский Не будет. Сейчас объясню. Дело вот в чем. Понимаете, сама объективная роль глав государств очень сильно изменилась на наших глазах по одной простой причине. Дело в том, что государство, как минимум до 1945 года, а реально где-то до середины 60-х годов, это были машины для войны. Главная функция государства была или подготовка к нападению, или подготовка к защите, что в сущности одно и то же. Потому что лучшая защита — нападение. А никто ни на кого не нападает, все только превентивно защищаются. Гитлер тоже 22 июня превентивно защищался, как нам объясняют Геббельс, Суворов и так далее. Итак, государства были машинами для подготовки к войне. Но де-факто с 1945 года, а психологически где-то с середины 70-х годов стало ясно, что большие государство, великие государства воевать друг с другом не будут.

Таким образом, главная функция, та, которая оправдывала существование таких государств и таких лидером, эта главная функция отмерла. А государства остались. И лидеры остались. Но если эта функция отмерла, то какая же функция ее заменила? Очень просто: имитация. Изображение этой функции. В сущности все современный, серьезные, ответственные, опытные верховные главнокомандующие с огромным административным опытом, это шоумены. Те же самые клоуны. Только у них шоу другое.

Вот смотрите, встреча Путина и Ким Чен Ына. Мужик в пальто по последней моде 30-го года приехал на бронепоезде. Он кто? Естественно, он шоумен. Причем, шоумен, в отличие от Зеленского, который откровенно играет в шоу, откровенно устраивает шоу, он сам может даже это словом «шоу» не называть. А если кто-нибудь в его несчастной стране заикнется, что он шоумен, его распылят на молекулы. Но, конечно, это шоумен.

Есть такое шоу, оно известно. Оно называется «Реконструкторы». Вот все современные политики, которые надувают щеки и рассказывают про высокие геополитические интересы, про ракеты такие, про ракеты сякие, про радиоактивный пепел, про то, что в их лапках, в их трсяущихся лапках находится судьба человечества, это обыкновенные шоумены из шоу реконструкторов. Они изображают из себя тех политических деятелей, которые действительно были в 19 веке, раньше 19 века, которые были в 20 веке до 1945 года, но которых сейчас нет, потому что в их лапках ничего нет. И они не могут начать войну, хотя у них есть чемоданчики, коды, всякая такая штука. И нет у них никаких сакральных знаний, нет у них никакой сакральной истины. И никого они не спасают и не защищают. И вообще кроме своего шоу по телевизору эти господа реконструкторы ничего всерьез не могут. Но поскольку люди этого не понимают, а верят телевизору, то они к этому шоу относятся всерьез. А к шоу учителя Голобородько относятся не всерьез. Вот и все.

И.Воробьева Но Путин же не реконструктор? Он же настоящий.

Л.Радзиховский Путин — настоящий Путин, это точно.

Л.Радзиховский: Методологическое, принципиальное значение победы Зеленского, тем не менее, хотя такие случаи бывали, очень велико
И.Воробьева Хорошо. Хотелось бы к паспортам вернуться, поскольку это решение Владимира Путина. Мы, Россия, зачем это делаем?

Л.Радзиховский А вот вы правильно оговорились: мы — в смысле Путин. Зачем мы, в смысле Путин, это делаем, поскольку Россия тут ничего не делает. Россия об этом узнала из газет. Этот указ готовился, как известно, с декабря месяца. Об этом писали. Дата его была, по-видимому, определена изначально: на день выборов президента Украины. Кто будет президентом, естественно Путин тогда не знал. Какую фамилию он больше не сможет произносить, он не знал. Вот теперь Путин не сможет произносить фамилию Зеленский. Это был наш подарок новому президенту Украины, кто бы им ни был. От нашего стола вашему столу.

И.Воробьева Подарок в кавычках?

Л.Радзиховский Естественно, в кавычках. Путин сказал, что с новым руководством Украины, еще раз повторяю: имя произнести не-льзя, с новым руководством Украины мы посмотрим, как пойдут дела. В зависимости от их поступков. Перевожу на русский язык: я совершил поступок, я бросил вызов новому руководству Украины. Теперь мы посмотрим, как на мой поступок они будут реагировать. И дальше будем жить. Зачем брошен очевидный вызов новому руководителю Украины, кто бы им ни был: Порошенко, Зеленский, кто угодно другой. Нет, если бы на выборах победил какой-то другой, чисто пророссийский кандидат, Бойко, скажем, то, может быть, этот указ не был бы подписан. Но эта вероятность была не велика. А так Тимошенко, Порошенко, Зеленский.

Л.Радзиховский: Мужик в пальто по последней моде 30-го года приехал на бронепоезде

Зачем бросили вызов? Очевидно, зачем. Это максимальное антиукраинское символической действие. Реального смысла это не имеет. Ничего же не изменится на самом деле. Паспорта эти, как я понимаю, будут давать крайне избирательно и неохотно. И отнюдь не всем. Это вам не Абхазия, где, говорят, чуть ли не с самолетов разбрасывали паспорта. Такого не будет. Так что, с точки зрения жителей Донбасса, я не думаю, что будут какие-то огромные изменения. И бюджет российский никаких гигантских потерь на этом, я думаю, не понесет. Это символическое, политическое действие, которое переводится на русский язык так: мы, Россия, вели, ведем и будем вести войну против Украины. Пиар-войну, безусловно. Реальных военных действий не будет. Но нам, России, нужна пиар-война против Украины. И эта пиар-война будет продолжаться. Я понимаю, что вы, господи анонимный президент, вынуждены будете на мой вызов чем-то ответить. Отлично, это запускает и раскручивает цепочку эскалации дальнейших недружественных действий с вашей стороны и нашей стороны. И пиар-война к обоюдному удовольствию будет продолжаться.

И.Воробьева «Особое мнение» Леонида Радзиховского. До встречи.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире