'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 19 апреля 2019, 17:08

И. Воробьева Здравствуйте. Это программа «Особое мнение». И сегодня со своим особым мнением писатель Дмитрий Глуховский. Здравствуйте.

Д. Глуховский Здравствуйте.

И. Воробьева Нескромный вопрос можно?

Д. Глуховский Конечно.

И. Воробьева Расскажите мне про свои корни. Это украинские или белорусские?

Д. Глуховский Белорусские. Глуховский – это белорусско-еврейские. Я по папе – еврей, по маме – русский. Это белорусско-еврейская фамилия. Из Пинска, по-моему, они откуда-то оттуда.

И. Воробьева Я, честно говоря, надеялась, что вы мне скажете про Украину. Мне показалось…

Д. Глуховский Я выгляжу как украинец. Мои симпатии всяческие на стороне украинского народа. Всегда с того момента, как я первый раз туда съездил в 2007 году. Но я никакого непосредственного отношения к Украине не имею.

Д.Глуховский: С самого начала мои симпатии были на стороне людей, выходивших на майдан

И. Воробьева Но переживаете?

Д. Глуховский Очень. Я переживаю за людей. С самого начала мои симпатии были на стороне людей, выходивших на майдан. Не на стороне украинских политиков, потому что мне кажется, народ является предметом бесконечных манипуляций. Со стороны то одних политиков, то других. По большому счету никаких новых лиц в украинской политике за исключением какого-нибудь Парубия, Авакова не появилось за все эти годы. Все те же самые персонажи ротируются, тасуются как колода карт. Но у меня много очень там друзей и партнеров деловых. Которые, например, делали компьютерные игры по книгам «Метро 2033». Я очень им симпатизирую, я понимаю, что людей выводило на майдан. Конечно, никакие не американские провокации, не инсинуации. Просто люди, то есть то, что было названо революцией достоинства и то, что у нас называется всяческими терминами на самом деле, наверное, это и есть наиболее точное описание того, что людей выводило на улицу. И люди выходили на улицы, потому что они чувствовали, что им плюют в лицо. И нужно бороться за свои права. Дальше оказывались ли они жертвами манипуляций политических – оказывались. Обманывали ли их и разыгрывали ли их, дезинформировали ли их и пользовались их пассионарностью – безусловно, это происходило. Оправдала ли революция их надежды – очевидно, что если оправдываются надежды, то очень медленно, с огромным сопротивлением. И так далее. То есть можно всю ситуацию, осталась ли Украина тем, чем была, клановым коррумпированным государством – разумеется, осталась. Но мои симпатии все равно в любом случае в выборе между порядком и свободой – на стороне свободе. Если выбирать между людьми, которые могут выйти на улицы, чтобы заявить о том, что с ними так нельзя обращаться и людьми, которые не боятся выйти на улицу – на стороне тех людей, которые выходят на улицы. И не боятся бороться за свои права.

И. Воробьева Это же не только про Украину. Это вообще в целом.

Д. Глуховский Разумеется, просто Украина является альтернативной реальностью. Зеркало, в которое мы смотрим. Что могло бы быть, если бы мы были более свободолюбивы.

И. Воробьева Это параллельная реальность или наше будущее?

Д. Глуховский Параллельная реальность. Все постсоветские республики являются параллельными реальностями для нас. То есть, условно говоря, Латвия какая-то, которая не самая преуспевающая из прибалтийских государств, и где очень большой процент русскоязычного населения, там 30%. Это такая буржуазная Россия, интегрированная в ЕС. Белоруссия – это Советский Союз. Тотальный. Где время остановилось, где разрешили кооперативы и игру в World of Tanks, а все остальное по-прежнему пол запретом. Только что я там был, конечно, полностью в возвращение «back in the USSR» что называется. Украина — это страна, где больше свободы и бардака. Мы – это страна, которая, то есть все какие-то ответвления. Узбекистан, Туркменистан, в котором я бывал, когда работал телевизионным корреспондентом, это сталинский СССР 50-х годов. Смерть Сталина, условно говоря. Культ вождя, золотые статуи. Еще с уклоном в восточную деспотию и полностью впечатление путешествия во времени. Там даже мобильных телефонов не было у людей и Интернета. Это было, когда Ниязов умер. Я летал. Очень интересно смотреть. Потому что это как в фантастическом романе, есть книжка «Человек в высоком замке» и по ней сериал… — что было бы, если бы фашисты победили американцев во Второй мировой войне. И захватили Америку с японцами, поделили ее пополам. 60-е годы, Гитлер все еще жив и американское сопротивление, подполье ведет борьбу с немецкими оккупантами. Альтернативная реальность. И она на самом деле вполне существует и существует в постсоветских республиках, куда лететь не так далеко. И можно посмотреть как еще бывает. И какие выборы сделаны на тех же развилках, куда людей приводят. И я думаю, что именно в этом, поскольку Украина это и есть главная наша альтернативная реальность, именно поэтому ее так отвоевывают кремлевские телепропагандисты. Потому что русский человек себя все время сравнивает с украинским человеком. А украинский человек все время сравнивает с русским человеком. И вот этот баланс между свободой и порядком, между деньгами и тем, что ты готов за эти деньги терпеть, с чем мириться. Нужна ли нам возможность выбора, не нужна. К чему приводят уличные революции и так далее. То есть мы все время смотримся в украинцев, а украинцы – в нас.

И. Воробьева А Зеленский вам нравится?

Д.Глуховский: В любом случае в выборе между порядком и свободой – на стороне свободе

Д. Глуховский Слушайте, это очевидно, что телепопулист. Это протестный кандидат.

И. Воробьева Больше похож на человека, чем остальные.

Д. Глуховский Он, конечно же, похож на человека профессионально, это человек, профессионально похожий на человека. То есть это телевизионный комик…

И. Воробьева Актер.

Д. Глуховский Человек, который может включать и выключать обаяние по…

И. Воробьева То есть он играет человека в политике.

Д. Глуховский Конечно, он играет человека в политике. Он играет своего собственного телевизионного персонажа. Люди голосуют за него, потому что истеблишмент их достал. Потому что истеблишмент вот здесь сидит у них. Они знают уже те дела, поскольку страна более прозрачная, накопано и на Порошенко, и на Тимошенко и всех остальных. И на деятелей с востока от Ахметова до Медведчука и так далее. Все это всем давно известно. И понятно, что от перетасовки очередной тех же персонажей ничего не будет. Они хотят просто кого-то нового. Но что этот новый сможет сделать, не имея за собой ни какой-то поддержки кроме Коломойского. Финансовой. Ни политических экспертов, ни четкого понимания, ну слушайте Украина это же все-таки дико сложная система.

И. Воробьева Как и любая страна.

Д. Глуховский Криминально-феодальная, огромное количество интересов. Силовых групп, групп влияния. Кланов местных каких-то промышленных. Все это у них есть. …Выражается различными парламентскими группами. Там реальный замес. То есть у нас все так структурировано и тухло, а у них там бурлит и высокое напряжение проходит через каждый момент.

И. Воробьева У них война идет еще кроме всего прочего.

Д. Глуховский С нами. У них с нами идет война.

И. Воробьева На их территории идет война.

Д. Глуховский Идет война с представителями РФ.

И. Воробьева Которых там, как известно, нет.

Д. Глуховский Это понятно, что их там нет. Они там, тем не менее, конечно есть. Ситуация очень сложная. Это гордиев узел, который вряд ли может разрубить обаятельный чувак из телика.

И. Воробьева Почему? Мне кажется как раз наоборот, было бы прекрасно себе представить, что вот эти все люди из истеблишмента мощные политики не могут, а пришел человек и раз и по-человечески все решил.

Д. Глуховский Это обаятельная иллюзия очень. Но, зная, предполагая, как вещи реально устроены в жизни во взрослой, так не сработает. Во-первых, если он не логическим образом, если бы это был волшебник на голубом вертолете. Понимаете, он бы махал палочкой и немедленно пенсионеры получили бы надбавку, Украину бы признали членом действительным ЕС. Война кончилась и так далее. Но этот человек не имеет ресурса. И влияния. И Украина не сверхпрезидентская республика. Как Россия. Там парламент имеет не меньшее значение в принципе. И премьер-министр, назначаемый парламентом, имеет не меньшее значение и влияние, чем президент. То есть не то чтобы все бразды правления окажутся в руках у Зеленского. И он сможет все переменить.

И. Воробьева По вашей логике получается, что человеку, у которого нет политического влияния, в политику лучше не соваться.

Д. Глуховский Человека, у которого нет поддержки какой-то кроме поддержки населения…

И. Воробьева Ничего себе. Первый тур вон сколько людей за него проголосовало.

Д. Глуховский И дальше как он это конвертирует по-вашему в реальную власть. Как он конвертирует свою способность медиации конфликтов различных политических групп, групп влияния, финансово-промышленных кланов. Криминальных.

Д.Глуховский: Украина является альтернативной реальностью. Зеркало, в которое мы смотрим

И. Воробьева Не верите в творческих людей в политике.

Д. Глуховский В цивилизованной стране типа Италии может быть что-то. Украина не является, как и мы цивилизованной страной. Это государство переходной модели. Это авторитаризм, демократия. Они ближе находятся к демократии, потому что у них нет консолидированной какой-то структуры властной. И есть конкуренция групп. Но, конечно же, цивилизованным государством она не является, как и мы. Поэтому что в такой ситуации может сделать Зеленский. Но Зеленский обаяшка. Точка. Закончилось и началось его описание.

И. Воробьева Давайте действительно на этом поставим точку. Про Украину я больше не будут спрашивать. Напомню слушателям, что дебаты сегодняшние можно будет слушать с 19 часов. И уже про РФ про события у нас в России. Сегодня стало известно о задержании бывшего владельца рухнувшего банка «Югра». Его зовут Алексей Хотин. И тут сразу возникает вопрос, буквально недавно было выступление Владимира Путина. Который сказал, что вообще надо перестать сажать предпринимателей. В тюрьму. И вот опять. Это что происходит? Машина не может остановиться, Владимир Путин просто это говорит, чтобы не иметь к этому репутационного отношения или что. Почему опять аресты начались. Экономические.

Д. Глуховский Почему начались экономические аресты. Дело в том, что силовые органы являются, то есть, есть, допустим, пищевая цепочка. Она состоит из мелкого бизнеса, среднего и дальше начинаются контролирующие органы, органы, контролирующие контролирующие органы. И органы, контролирующие контролирующие контролирующие органы. То есть на вершине стоит управление собственной безопасности ФСБ. Потом идет служба безопасности, потом она контролирует, допустим, управление собственной безопасности министерства внутренних дел, которое… Дальше прокуратура, Следственный комитет. Которые друг друга как Сцилла и Харибда или нет, не подходящая аналогия. Как Шерочка с Машерочкой. Друг с другом находятся в каком-то вечном взаимодействии. И все они, конечно, хотят кушать эти люди. А кушать становится все меньше. У них были различные сферы ответственности и кормление это называется. Ну у нас феодальное государство по большому счету. Феодальное коррумпированное государство. Сейчас феодализм у нас в стране такой. Постмодернистский. И каждый крупный человек в погонах является бароном или графом или князем или еще кем-то. У него есть, в кормлении модна определенная вотчина. Иногда это географическая вотчина, иногда это вотчина тематическая, иногда специально промышленная какая-то. Подразделение чего-то. Где-то мебельный магазин, например. Где-то это может быть…

И. Воробьева Регион.

Д. Глуховский Какой-нибудь регион. Где-то какая-то пищевая цепь это называется магазинов, продуктов питания и так далее. И каждый курирует, банки, разумеется, девелопмент, строительный комплекс. Производство плитки, асфальта. Все это, разумеется, распределено так, чтобы учитывать интересы и заслуги людей в различных инстанциях контролирующих. Экономика в кризисе. Денег становится меньше. Ресурсная база сужается. Становится кушать нечего. А эти люди, либо они облагают податью добровольно и в благодушном настроении находятся. Или когда из-под них выхватываются беспощадной экономической реальностью куски этой их паствы-пастбища, они начинают либо кушать друг друга, либо начинают, оголодав, более злобно вцепляться в те куски пирога, которые может быть были не охвачены или которые казались ничьими.

И. Воробьева Были недоступны.

Д.Глуховский: Мы все время смотримся в украинцев, а украинцы – в нас

Д. Глуховский Может быть. Там же меняется все время баланс сил. Это единая некая феодальная пирамида, но внутри, разумеется, есть все время конкуренция. Кто будет крышевать. Вот эти тех и так далее. И соответственно банк «Югра» попал под раздачу. Что-то случилось. Если брать финансовые нарушения, то можно посадить весь банковский бизнес у нас. Если брать за коррумпированность – можно сажать всех вообще в принципе. Это нормальное, у нас именно на тотальной коррумпированности и бесконечных финансовых нарушениях строился этот баланс тонкий интересов и возможностей. На котором зиждилось функционирование общества и государственной системы.

И. Воробьева То, что вы описали больше похоже на компьютерную игру. Где есть несколько кланов и ресурсы. И довольно неприятно ощущать себя ресурсом. Нет?

Д. Глуховский Не ощущайте. Думайте о другом. Занимайтесь медитацией.

И. Воробьева Хороший совет. Дмитрий Глуховский советует людям заниматься медитацией.

Д. Глуховский Отвлекайтесь.

И. Воробьева Не думать про аресты.

Д. Глуховский Думайте об Украине. Переживайте за выборы на Украине. Думайте: Зеленский или Порошенко. Столько есть возможностей отвлечься и вам наше государственное телевидение предоставляет тысячу и одну возможность не думать о том, как на самом деле все устроено. Вам предлагается альтернативная модель, что есть правительство, там есть министры, они думают об экономике, есть президент, есть парламент, в нем есть независимые депутаты. Они там что-то решают как будто бы, какие-то законы предлагают. Есть же эта ширма, кусок холста, на котором нарисован очаг. Зачем тыкать носом туда своим деревянным. Сидите, смотрите, грейте руки у нарисованного комелька.

И. Воробьева А выборы это тоже замещение…

Д. Глуховский В какой стране?

И. Воробьева В нашей.

Д. Глуховский В нашей стране ритуал легитимизирования, это ритуал, полурелигиозный ритуал.

И. Воробьева Вы не ходите на выборы?

Д. Глуховский Конечно. Что за идиотизм ходить на выборы. Кто придумал ходить на выборы. На выборы надо ходить, когда что-то решается на выборах. А если все, что решается это либо ты легитимизируешь Владимира Владимировича тем, что становишься 85-м процентом или тем, что ты бросаешь свой протестный голос, но ты ничего не можешь поменять. Он говорит, ну посмотрите, у нас же не 99% как в Средней Азии. У нас 70%, иной раз 67. Посмотрите. 33% против. У нас настоящая демократия. Так или иначе, ты просто принимаешь участие в ритуале легитимации, легитимизации царя.

И. Воробьева А если не про президентские выборы. Вот у нас в гордуму будут выборы. Там неплохие кандидаты протестные. Сильные мощные.

Д. Глуховский Какие-то все.…

И. Воробьева Не нравятся? Говорить об этом скучно.

Д. Глуховский Скучно, ну сколько можно. 20 лет этого шапито и мы все продолжаем на эту тему разговаривать что ли. Совершенно очевидно, никакого отношения к управлению ничем это не имеет. Контроль ни над чем это не дает. Коммунисты, национал-социалисты или как они там называются, либерал-демократы, извините, что там еще. Это все петрушки в балагане, смысл которых торговля мертвыми душами. То есть голосами избирателей.

И. Воробьева Ну а Навальный?

Д. Глуховский Ну Навальный. Я не знаю про Навального, ничего не могу сказать.

И. Воробьева Вы не знакомы с Навальным?

Д. Глуховский Я не знаком. Первое. Во-вторых, то есть ситуация с ним неоднозначная.

И. Воробьева А что неоднозначного с Навальным? Он же не Зеленский с Коломойским.

Д. Глуховский Ну. Короче, я не хочу, я Пастернака не читал, но осуждаю. Вот так. Поэтому, безусловно, определенная доля мужества у человека есть.

И. Воробьева Хорошо.

Д. Глуховский Даже подозрительно высокая. Так скажу. Доля мужества. Сказал бы я так. Но ничего конкретно предъявить мне ему нечего, и так или иначе это человек, который, наверное, своей деятельностью, санкционированной или нет, я не знаю. Очень способствует определенной динамизации общества. Политической. За что ему спасибо. Приводит все в движение, наводит некий шорох в нашем болоте. За это ему спасибо.

И. Воробьева Вы как-то очень вежливо сейчас. Но молодец.

Д. Глуховский Я не молодец, у меня просто неоднозначный подход к этому. То есть я не могу сказать, что он третья линия обороны Кремля, ни то, что настоящий революционер. Честно сказать, вот Лех Валенса, например, до того как стать лидером движения «Солидарность», он был завербован польской службой безопасности. Мне кажется, когда тебя вербует служба безопасности, говоришь, что ладно, сегодня я на вас поработаю, а завтра вот я приду к власти и вы на меня поработаете.

Д.Глуховский: Зеленский — это телепопулист. Это протестный кандидат

И. Воробьева Логично же.

Д. Глуховский Логично же. То есть я думаю, что на таком уровне игры политической…

И. Воробьева Подозреваете Навального в этом.

Д. Глуховский Я не подозреваю, но слишком гладко все. Есть же другие люди, которых за меньшие вещи казнили на лобном месте буквально.

И. Воробьева Алексея тоже пытались посадить. У него сколько уголовных дел. Обыски, аресты. У него брат сидел.

Д. Глуховский Вот это заставляет, конечно, усомниться в том, что все так просто. Я не знаю. А у кого простое однозначное отношение к Навальному. Я не знаю. Понимание примерное устройства нашей политической реальности заставляет тебя параноить по поводу любого человека. И внутри даже либеральной какой-то демократической общественности тотальное недоверие по отношению друг к другу. Что является тоже, мне кажется частью кремлевской игры. Если называть вещи своими именами.

И. Воробьева Получается, что выхода нет.

Д. Глуховский Почему, они умрут от старости. Вот и выход.

И. Воробьева То есть и все. А те, кто придут им на смену, вы же уже им не верите.

Д. Глуховский В любом случае это будут люди другого поколения. Это будут люди, которые не будут в отличие от нынешних, сейчас у нас элита полностью укомплектована кагэбэшниками. На 75%, по-моему. От железных дорог, блин, до всего остального. До банков государственных, до строительных корпораций. Это все КГБ, КГБ, КГБ. Это люди с профессиональной деформацией. Это профессиональные параноики. Это люди, которые не могут перспективно, конструктивно видеть развитие страны. Они все время ищут угрозы и устраняют их. Угрозы в данном случае себе. То есть они попали во власть, наконец, КГБ победил ЦК. После многих лет противостояния, второй раз после Андропова КГБ победил ЦК. Политическая элита устранена. Осталась силовая, которая, безусловно, себя мнит белой костью, считает себя тамплиерами какими-то новыми. И безусловно, думает, что действует на благо родины. И считает себя новой аристократией, как мы знаем. Дворянством новым и так далее. Оставим это на их совести. Но факт остается фактом. Это люди, не умеющие думать о будущем. Это люди, все время ищущие угрозы. Это люди, выращенные и сформированные в парадигме противостояния с Западом. Это люди, выискивающие признаки того, что с нами не договариваться хотят и не сосуществовать, а хотят нас окружить, ослабить и поработить в конечном итоге.

И. Воробьева Сейчас запятую поставим. Поскольку нам нужно прерваться на несколько минут.

НОВОСТИ

И. Воробьева Продолжается программа «Особое мнение». И по заявкам наших слушателей я не могу не спросить про «Игру престолов». Вы смотрите?

Д. Глуховский начал, конечно, смотрю, и первый эпизод 8-го сезона уже посмотрел.

И. Воробьева Без спойлеров. Тем не менее, очень интересно, почему сериал такой бешено популярный, несмотря на огромное количество насилия, крови.

Д. Глуховский Или благодаря. На самом деле это прекрасное драматическое произведение. Точка. Которое имеет большое отношение, разумеется, к средним векам. Потому что там многое вдохновлено реальной историей средних веков. Проникнуто психологизмом, персонажи все достоверные. Там в отличие от новых феминистических римейков…

И. Воробьева Почему феминистических?

Д. Глуховский Феминистских?

И. Воробьева А причем здесь феминизм?

Д. Глуховский Потому что там женщины, женские персонажи решают гораздо больше, чем мужские. Но при этом очень достоверно психологически. Власть женщины основывается на понимании психологии и на манипулировании мужчинами. А вовсе не на физической силе, в которой женщины, разумеется, мужчине уступают. При этом женские ведущие персонажи действительно управляют судьбами. В последнюю очередь занимаются личной жизнью и в первую очередь занимаются судьбами отчества своего. Влиятельны и мощны. Мне кажется это правильное точное описание женской силы и женской власти. Которая вовсе не связана, в отличие от римейка «Охотники за привидениями» с тем, что…

И. Воробьева Когда девушки охотницы за приведениями.

Д.Глуховский: Зеленский играет человека в политике. Он играет своего собственного телевизионного персонажа.

Д. Глуховский Это хрень собачья. Ерунда какая-то. А в «Игре престолов» это точно описано. И она предвосхитила на самом деле, несмотря на то, что произведение популярной культуры, во многом тот тренд на важных, решающих и основных главных женских персонажей в обычном кино. В том числе артхаусном кино. То есть я считаю это просто классное произведение. Помимо всего прочего там есть дракон и сиськи. Что может быть лучше.

И. Воробьева Господи, Дмитрий, серьезно что ли. Там же куча всего остального. Почему все смотрят на дракона, секс, кровь и сиськи.

Д. Глуховский Я вам объясню. Что такое сиськи.

И. Воробьева Расскажите мне, давайте.

Д. Глуховский Сиськи – это символ всего. Как бы квинтэссенция, тема, которая людей занимает ввиду того, что люди являются биологическими организмами.

И. Воробьева Мужского пола.

Д. Глуховский Ну конечно. Ну я же мужского пола. Я со своей колокольни сужу. Я не против, чтобы вы обсуждали какие-то причиндалы, допустим, или ягодицы мужские. Пожалуйста. Но люди размножаются таким образом. Мы не перекрестным опылением, не почкованием …

И. Воробьева Но не с помощью сисек.

Д. Глуховский Не без помощи сисек. Извините, что разговор зашел в этом направлении.

И. Воробьева «Игра престолов» же. Конечно.

Д. Глуховский Продолжение рода и страх гибели и избежание гибели. Поэтому кровь как бы секс, деньги – это три гипнотических фактора, на которых строится популярная пресса, обычная пресса, на которых строится большинство драматических произведений. Разумеется. Потому что это три темы, которые интересуют человека. Выживание, продолжение рода и то, как себя прокормить.

И. Воробьева Власть.

Д. Глуховский Власть, разумеется. Власть, не каждого, допустим, интересует. Но те, у кого есть какие-то наклонности альфа-самца или альфа-самки, тех интересует власть тоже. А выживание, это биологические вещи, глубоко в нас сидящие. Которые мы можем каким-то образом осмыслить. Но они инстинктивны. То есть они базово в нас. И это все продолжение или то или иное проявление какой-то супербазовой, суперуниверсальной психологической животной потребности в каждом из нас.

И. Воробьева Поэтому так популярна «Игра престолов».

Д. Глуховский И газета «Жизнь».

И. Воробьева А она есть еще?

Д. Глуховский Ну, условно.

И. Воробьева В общем, та самая газета «Жизнь», про которую мы все всё поняли. Помните, был такой закон принят о праве на забвение. Вот сегодня в очередной раз битва вокруг этого закона, Конституционный суд отклонил жалобу правозащитников, которые пытались оспорить норму закона. Все равно хочется к нему вернуться. Вы как публичный человек, вам наверняка тоже хотелось, чтобы какая-то часть комментариев или фото исчезла из Интернета. Или нет.

Д. Глуховский Раньше в Википедии была фотография, где я такой был одутловатый и со вторым подбородком.

И. Воробьева В Википедию можно написать, попросить поменять фотографию.

Д. Глуховский У меня тоже есть менее однозначные страницы моей биографии. Например, я работал три года на телеканале «Раша тудей». Был в президентском пуле.

И. Воробьева Ужас.

Д. Глуховский Ужас, не ужас. Я, правда, не переобувался. То есть я и в то время говорил примерно то же самое. Просто в телевизор, разумеется, меня с этим выступлением не пускали. И сейчас я то же самое говорю. И считал я то же самое и сейчас считаю. Я ушел оттуда в 2007 году. До того как случилась Болотная, случился майдан. И наше телевидение окончательно мутировало в средство пропаганды. То есть мне лично ничем поступаться… Я считаю, что когда ты отрицаешь то есть какие-то более сомнительные страницы своей биографии, их надо принимать. Бессмысленно их отрицать. Не надо стараться их прятать. И надо признавать. В тот момент, когда ты отказываешься признавать сомнительные страницы своего прошлого, которое сейчас тебя кажется сомнительным. Дмитрий Киселев тоже был демократическим журналистом, как мы знаем. И вся эта плеяда телепузиков, которая сегодня выносит нам мозг, тоже начинали в 90-е годы как глашатаи свободы и светочи нового информационного общества. И открытости и гласности и так далее. Беда в том, что у нас элита очень серьезно укомплектована выходцами из криминальных структур. А вторая половина элиты укомплектована выходцами из спецслужб. У которых вообще вычеркнута большая часть трудовой личной биографии. Мы знаем, что они пошли в школу тогда-то, и потом они стали главой МПС, допустим, а что было посередине — неизвестно.

И. Воробьева Понятно, когда речь идет о реальных фактах биографии. А когда очередная газета «Жизнь» написала, что у Дмитрия Глуховского третье ухо, потому что он слишком часто в метро спускался.

Д. Глуховский Есть закон о клевете.

И. Воробьева Все понятно. Но вы решили не подавать в суд, но вам неприятно, что когда забиваешь вашу фамилию в Яндексе или в Гугле, тут же выпадает какая-то фигня.

Д. Глуховский Давайте так. Есть то, что говорится, есть то, что делается. Мы знаем, кто лоббировал принятие этого закона и мы знаем, кто собирается в каких случаях его применять. Люди с криминальным трек рекордом хотят, чтобы перестали муссировать их криминальный трек рекорд. Потому что некоторые губернаторы или какие-то, по крайней мере, региональные бароны происходят из какого-то полукриминального или криминального бэкграунда. Извините, что я пользуюсь английскими словами. И они хотят, чтобы перестали это муссировать. Они в своих интересах лоббировали принятие этого закона. Но поскольку так получается, что от Совета Федерации до парламента, нижней палаты парламента до ГД, а также на местах комплектации бюрократии региональной происходит по принципу лояльности, чтобы она была лояльна. Хорошо бы, чтобы было рыльцо в пушку, потому что тогда есть дело, которое позволяет управлять человеком.

И. Воробьева Крючок.

Д. Глуховский Разумеется. В отсутствие идеологической системы какой-то, в ситуации идеологического похмелья, когда мы 70 лет были идеологизированным государством, и нас проверяли на идеологическую кошерность органы партии. И это обеспечивало лояльность. Потом партия обанкротилась, коммунизм обанкротился. Идеология в принципе обанкротилась. 20 лет мы просто кушали. Потому что до этого нам не разрешали кушать. Но люди оказались во власти, которые ни во что не верили. Как обеспечивать лояльность циников, которые ни во что не верят. Только при помощи шантажа. И компромата. И поэтому власть контролирующие органы не препятствовали комплектации власти, в том числе федеральной законодательной, например, людьми с сомнительным прошлым, представителям локальных каких-то криминальных кланов и так далее. Это хорошо, что у человека есть темная страница в прошлом, потому что это позволяет ему эти страницы предъявлять. Кто с девочками в сауне был? – вот. Кто с мальчиками в Суворовском училище был? – вот. Вот дело, дело, фотографии, фотографии. Веди себя хорошо, дружок. И люди себя хорошо ведут, за что угодно проголосуют. Дима Яковлев? – Дима Яковлев. Надо будет евреев, цыган кушать – будут голосовать за то, чтобы кушать евреев, цыган. Тотальная лояльность. На этом все основано. Поэтому всегда единогласно. Нужно вводить войска в Украину – единогласно. Нужно дать право вводить войска куда угодно – единогласно. За все единогласно. Но возникает проблемка. Потому что многие люди, находящиеся во власти таким образом, им есть что предъявить. Они готовы, что им однажды это предъявит Федеральная служба безопасности. Но они не готовы, чтобы это всплывало в расследованиях Навального, например.

И. Воробьева Какая разница-то?

Д. Глуховский Между Навальным и ФСБ какая разница?

И. Воробьева Нет. Мы с вами это уже обсуждали. Какая разница им, ну всплывает и всплывает. Не сажают же в тюрьму. И ладно.

Д. Глуховский Неприятно может им.

И. Воробьева То есть вы считаете, что все-таки этим людям неприятно, когда их соседи, друзья узнают…

Д. Глуховский Я думаю, что не всем приятно. Кто-то с этим смирился, может, а кому-то неприятно. Они начали новую жизнь. Такую респектабельную. А им говорят: ха-ха, это ты что ли Ленька Лысый, который там Кольку Толстого вальнул тогда-то. Он говорит: секундочку, я — сенатор.

И. Воробьева Вы ни на кого же не намекаете. Правда.

Д. Глуховский Это вообще случайные имена.

И. Воробьева Я на всякий случай.

Д. Глуховский Не имеющие никаких аналогов в реальности.

И. Воробьева Еще не про политику, хотя как пойдет. Когда вы смотрели на горящий «Нотр-Дам», вы же смотрели, на фото видели.

Д. Глуховский Да.

И. Воробьева Какие эмоции испытывали?

Д. Глуховский Классно.

И. Воробьева Классно?

Д. Глуховский Шоу, конечно.

И. Воробьева Красиво пламенеющая готика.

Д. Глуховский Слушайте, ничего такого нет. Если бы даже он сгорел, это было бы даже… Это как Элвис Пресли, это как Виктор Цой, ушедший на пике. Это был один из десяти прекраснейших готических соборов Европы. Если бы он сгорел и рухнул, он бы сразу ушел на небо, понимаете. И оставался бы легендой вечной, а там просто полусгоревший… То есть как бы Храм Христа Спасителя, взорванный большевиками имеет гораздо большую значимость, чем новодел, сляпанный Юрием Лужковым на деньги, которые он рэкетирским образом отобрал у московского бизнеса. Понимаете, да. Что вот это такое там с мойкой и машино, и конференц-залом и комнатами отдыха внизу. Это не храм с моей точки зрения. Это новодел.

И. Воробьева Из-за мойки…

Д. Глуховский А настоящий храм, посвященный жертвам и героям войны Отечественной 1812 года – его нет. Он на небесах. И это настоящий храм. А это не настоящий храм.

И. Воробьева Но «Нотр-Дам» не сгорел. Он будет настоящим, просто восстановленным храмом.

Д. Глуховский Ну будет настоящим, просто восстановленным храмом.

И. Воробьева Еще нескромный у меня опять вопрос к вам. За минуту до конца. Правда, люди творческие, когда смотрят на какой-то масштабный пожар, я не про «Нотр-Дам» сейчас говорю. Есть же наводнение, пожары…

Д. Глуховский Испытывают ли люди творческие какой-то трепет священный.

И. Воробьева Какое-то вдохновение по этому поводу.

Д. Глуховский Вот, мне кажется, я постарался это вдохновение описать. То есть это было красиво, когда он горел. Я не поддерживаю людей, которые его подожгли, но как художественный акт это не очень может быть, но по сути происходящего и его возможность по-настоящему быть увековеченным в мировой мифологии, «Нотр-Дам», конечно, шанс свой упустил. Виктор Цой воспользовался, а «Нотр-Дам» упустил.

И. Воробьева Какой вы циничный, Дмитрий. Я-то думала…

Д. Глуховский Почему я циничный?

И. Воробьева А вот люди, которые переживали за «Нотр-Дам»…

Д. Глуховский Послушайте меня, я вам так скажу. Я не циничный, я просто говорю то, что думаю. Пока за это не сажают, надо пользоваться этим. Правильно?

И. Воробьева Циничный.

Д. Глуховский Почему циничный? А по-вашему человек романтичный — это который врет постоянно?

И. Воробьева Нет. Просто то, что вы говорите от себя – это цинизм.

Д. Глуховский Здрасьте, приехали.

И. Воробьева Я же вас не оскорбляю сейчас, я констатирую…

Д. Глуховский Да нет, я просто не считаю себя циником.

И. Воробьева Говорю правду, Дмитрий.

Д. Глуховский Я не то чтобы правдоруб, я просто как бы может дурачок.

И. Воробьева Может дурачок. Дмитрий Глуховский не дурачок, но если вы пропустили «Особое мнение» с ним, посмотрите, послушайте у нас на сайте или на канале в Ютубе. Писатель Дмитрий Глуховский в «Особом мнении».

Д. Глуховский Спасибо. За всё.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире