'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 21 декабря 2018, 17:08

К. Ларина Добрый вечер, добрый день. Программа «Особое мнение». И здесь Ксения Ларина ведущая. И Николай Сванидзе как обычно в это время отвечает на мои и ваши вопросы. Привет, Коля, здравствуй.

Н. Сванидзе Добрый вечер, Ксюша.

К. Ларина Освободили Льва Пономарева, но как-то очень странно, как будто бы сказали: хотел свободы? – на, получи. И просто вышвырнули.

Н. Сванидзе Да не странно, а по-хамски просто.

К. Ларина Что это такое.

Н. Сванидзе Во-первых, его сначала куда-то отволокли, причем в насильственной манере. За белы руки, чтобы его не могли встретить телекамеры. Не могли встретить журналисты. Чтобы это не стало информационным событием.

К. Ларина Я думаю, ты прав, это главная причина.

Н. Сванидзе Конечно. И там его просто действительно только что пинка, слава богу, не дали. Вышвырнули на улицу с 4-мя сумками на мороз. Причем его же, как я понимаю, Льва Александровича, когда забирали, была погода немножко другая. Поэтому он мог быть и не готов к нынешнему климату. Так, чтобы его просто так бросать. Его же встретить не могли. Его готовились встретить, посадить в машину, повезти домой.

К. Ларина Он сказал, что просил, чтобы дали возможность дождаться сына, который обещал за ним приехать. Не дали.

Н. Сванидзе Помимо прочего его выставили на мороз с сумками и заставили вызывать и ждать такси. Ну вот, в такой вот интеллигентной манере.

К. Ларина Ну а как мы это квалифицируем?

Н. Сванидзе Мы это квалифицируем как хамство.

К. Ларина Но это же не юридический термин.

Н. Сванидзе Не юридический.

К. Ларина Невозможно оспорить, подать в суд, написать жалобу.

Н. Сванидзе На это в суд подать нельзя, это нужно просто иметь в виду, что это хамство и всё.

К. Ларина Ты думаешь, это частное решение конкретного отделения полиции или ответ в принципе на всю эту историю, поскольку вы много про это говорили. Президенту не раз говорили про эту ситуацию.

Н. Сванидзе Я бы сказал даже, надоели президенту с этим. Надоели все. Нам всем и президенту надоели с этим вашим Пономаревым. Я не знаю, я думаю, все-таки он человек известный и публичный человек, и чтобы вот так с ним поступить – я думаю, что это решение не местного отделения все-таки. Это решение более высокого уровня.

К. Ларина Второй сюжет сегодняшний – Анну Павликову, фигурантку «Нового величия», ты знаешь об этом деле и наблюдаешь за ним, и тоже лично докладывал об этом деле президенту РФ на заседании совета. И сегодня ее госпитализировали.

Н. Сванидзе Слава богу, я знаю. Я это знаю. Мне об этом написала адвокат Ольга Карлова. Это очень хорошо. Потому что это просто хорошо, потому что девочку надо лечить. Поэтому это хорошо. Ее никак не могли госпитализировать, а сейчас госпитализировали. Просто поэтому это очень хорошо. Дай бог, чтобы лечили ее нормально, чтобы все пошло на пользу. Потому что там есть что лечить.

К. Ларина Как я поняла, это плановая госпитализация и не на один день, не на два и не на неделю, а на гораздо больший срок. И судя по всему, действительно при всем том это позитивная информация, потому что ей сняли браслет.

Н. Сванидзе А без этого невозможно, она без этого не может никаких процедур проходить. Ни диагностировать ее нельзя. Есть вещи, которые требуют обязательно отсутствие браслета. А ей не позволяли. Это вообще фантастическая история совершенно. Потому что девочка абсолютно больная, ее довели в этом СИЗО до ручки. Просто состояние здоровья. До ручки. Там есть детали, я говорил, кстати, на встрече с президентом, что у М. А. Федотова и у меня есть, прислали нам по электронной почте медицинские документы, которые цитировать не хочется. Не доставит никому удовольствия. Тяжелобольная девушка. Именно из-за того, что ее держали в СИЗО по неизвестной причине в очень тяжелых условиях. И фактически не давали лечиться. На мой взгляд, это преступление. Не говоря уже о том, что преступлением явилось само, как мне кажется, мое личное мнение и тоже я об этом докладывал на встрече, что в основе всего этого дела лежит провокация. Прямая провокация. Взрослого человека, по всей видимости, сотрудника спецслужб. Потому что в голову не пришло бы этому молодняку зеленому что-то организовывать. Это была провокация, этот человек их построил вокруг себя, этот человек создал организацию, назвал организацию. Проводил там какие-то тренинги. Это все делал этот человек. А потом их сдал. Если это не преступление, тогда что такое преступление. На мой взгляд это нужно расследовать. И об этом было сказано.

К. Ларина Сегодняшняя новость, касающаяся судьбы Анны Павликовой, думаю, она по-любому связана с тем, что президент, как он говорит впервые услышал подробности этого дела. И, может быть, в какой-то мере это знание повлияло на сегодняшнее решение.

Н. Сванидзе Этим делом занимался и Л. А. Пономарев. Все же началось из-за того, что родители несчастные этих детей просто заявили, был пост о том, что они собираются пойти на прогулку.

К. Ларина Ты видел ответ Путина на его пресс-конференции, когда Илья Азар, журналист «Новой газеты» задал ему, в том числе и этот вопрос. Про арест Льва Пономарева. И что он ответил? – что нарушение закона было, что он призывал к несанкционированному митингу. То есть в этом смысле президент остался при своем.

Н. Сванидзе То же самое было сказано и нам на встрече.

К. Ларина Чем ты объясняешь такое нежелание видеть то, что эта информация не соответствует действительности абсолютно точно.

Н. Сванидзе Я это объясняю тем влиянием, которое на него оказывают люди из структуры. Более близкие к президенту, имеющие возможность более тесного с ним общения, чем СПЧ. Скажем так. Гораздо более близкие, имеющие гораздо более выгодные возможности по общению.

К. Ларина Но других форм и возможностей донести как бы реальную картину до президента нет. Как я понимаю. Это только общение напрямую, будь в рамках Общественного совета или в рамках пресс-конференции.

Н. Сванидзе Не только, конечно, потому что если говорить о СПЧ, многократно говорилось, что СПЧ работает не в режиме — раз в год встретились с президентом, потом разошлись и курят бамбук. Это постоянная работа регулярная. Которая результируется написанием неких текстов, юридически выверенных, в основе которых лежит экспертиза. И которые направляются тоже в администрацию президента и к президенту. То есть это не только напрямую. Возможности информирования есть.

К. Ларина На пресс-конференции, мы уже перешли к этой теме, звучали и другие обсуждения других сюжетов, которые уже обсуждались в  рамках вашего заседания совета. Я имею в виду ситуацию с пытками в системе ФСИН и ответ, тот же вопрос был от Ильи Азара, если я правильно помню. Или может быть я ошибаюсь. Неважно. Важен ответ Путина, который сказал, что надо типа усовершенствовать, смысл был такой, что не надо ничего разрушать, реформировать не надо, может быть усовершенствовать. Как ты думаешь, здесь будут какие-нибудь предприняты какие-то попытки усовершенствовать систему ФСИН?

Н.Сванидзе: Мы это квалифицируем как хамство

Н. Сванидзе Ксюш, я, честно говоря, ничего не думаю. Надо пытаться воздействовать в этом направлении. Надо это молоко все время взбивать. Другого варианта нет. А что будет, то будет. У меня большого оптимизма нет в отношении перспектив здесь. Так же как не только здесь. Но, тем не менее, делать-то надо, других вариантов нет. Пытки сейчас стали реальным фактором нашей жизни. Сейчас в СИЗО просто попадать опасно для жизни. Потому что недавно было выездное заседание СПЧ в Санкт-Петербурге, и там с участием уполномоченного по правам человека Санкт-Петербурга Александра Владимировича Шишлова, человека ответственного и увлеченного своим делом. И честного, и смелого. И в том числе проводился и круглый стол по пыткам и там, в общем, много интересного. Очень.

К. Ларина Хочу все-таки узнать впечатление от пресс-конференции Владимира Путина. Какое на тебя это произвело впечатление всё? Это вообще событие?

Н. Сванидзе На мой взгляд, нет. То есть это планируется всегда как событие и к этому готовятся как к празднику. Но, на мой взгляд, это уже перестало быть событием, потому что это стало такой «прямой линией» номер два. Меня удивляет значительная часть, подавляющая часть коллег журналистов, которые туда приходят. Потому что они туда приходят как дети на новогоднюю елку. Абсолютно. И к Путину относятся как к Деду Морозу. Не как к человеку, который 20 лет возглавляет нашу страну. И сейчас наша страна переживает не самый легкий период, я бы сказал в своей новейшей истории. Очень непростой. Есть, о чем спросить. А вместо этого как будто действительно к Деду Морозу в гости пришли. Чего-то просят, веселятся, балагурят.

К. Ларина Ничем не отличается от «прямой линии» с народом.

Н. Сванидзе Детский сад просто. И ему самому скучно, по-моему. Ну, скучно, ему, ему скучно. Потому что он видит сервильность. Ему это тоже не интересно. Кому это интересно. Поэтому у него тоже, на мой взгляд, глаз не горел, и не только содержательность на мой взгляд этой пресс-конференции оставляла желать лучшего, но и форма тоже. Обычно там какие-то блестки, шуточки, прибауточки. Но сейчас этого было, я не припомню даже, что там было яркого. Ничего не было. По-моему, было скучно. И ему было скучно. Поэтому я не исключаю, что если каким-то способом не вдохнуть новую жизнь в этот формат, то он будет исключен из нашего существования общественного.

К. Ларина Я специально для себя выписала одну вещь, которую мне бы хотелось, чтобы ты эту тайну раскрыл. Там спросили про молодежь, ужесточить наказание за негативные высказывания о государстве и чиновниках собираются. Это ударит по молодым людям в соцсетях. Не боитесь ли потерять молодежь. Был такой вопрос президенту. Ответ его как-то меня удивил. Ты как историк, может, ты нам напомнишь, про что это. Что касается молодежи, ее приобретений и потерь. Вспомните героический и трагический случай. 96 десантников сражались против двух тысяч. Им было по 19 лет. У них были лопатки и ножи. Выжило только шестеро, остальные погибли. Дальше последовали бурные аплодисменты. Что это такое было?

3022679

Н. Сванидзе Как я понимаю, имеется в виду эпизод первой чеченской войны. Это, наверное, чеченская война имеется в виду.

К. Ларина Против двух тысяч?

Н. Сванидзе Насколько я понимаю. Я не помню там соотношение сил.

К. Ларина 96 десантников сражались против двух тысяч. Им было по 19 лет. У них были лопатки и ножи.

Н. Сванидзе Как я понимаю, имеется в виду эпизод чеченской войны. Если я не ошибаюсь.

К. Ларина Если эпизод чеченской войны, то тем более странно, почему этот эпизод вспоминается как пример героизма молодежи.

Н. Сванидзе Это мне тоже не совсем… Нет, почему, героизм, проявленный на фронте…

К. Ларина Но это не фронт. У нас не было войны.

Н. Сванидзе …он всегда героизм. Войны не было, а война была. Мы же говорим сейчас – первая чеченская война. Она не была официально объявлена. Но она имела место. Тем не менее, в реальности. И первая была, и вторая была. Речь не о том, была война или нет. Была война, и гибли люди и с обеих сторон. И война была достаточно страшной, хотя и не объявленной. С огромным количеством мирных людей погибших. И да, с проявлением героизма, несомненно. Но просто я не совсем понимаю, причем здесь это.

К. Ларина Я тоже.

Н. Сванидзе Сейчас же никакой войны нет.

К. Ларина Тем более что все-таки чеченскую войну в качестве такого щита и примера российских побед, по-моему, давным-давно при Путине уж точно никто не решается даже про это вспомнить.

Н. Сванидзе Вообще, когда речь идет о молодежи, каких-то их жизненных планах, война войной, слава богу, пока никто на нас никакой лютый враг на нас ни Наполеон, ни Гитлер, тьфу-тьфу, не нападает.

К. Ларина Но мы ждем.

Н. Сванидзе Но бронепоезд стоит, конечно, у нас. Но у людей есть другие планы кроме как отдать свою жизнь неизвестно против кого и за что. И есть планы еще жить, получить образование, завести семью, родить детей. Воспитать их. Вот в мирное время какие планы у людей. А не драться саперными лопатками неизвестно с кем в настоящий момент. Поэтому я не вполне понял, в чем смысл этого примера, который привел президент.

К. Ларина Тогда я тебя спрошу, немножко в бок что называется, потому что этот вопрос я тебе не задавала. Мне кажется он принципиально важный. Это очередная попытка изменить отношение к войне в Афганистане, к участию советского контингента военного в этой гражданской войне.

Н. Сванидзе Ограниченного.

К. Ларина Скажи, пожалуйста, с чем это связано на твой взгляд и что это изменит в принципе в общественном сознании. Если это решение будет принято.

Н. Сванидзе Ничего не изменит.

К. Ларина Я имею в виду решение в ГД.

Н. Сванидзе Я понимаю. Здесь есть несколько объяснений этому тренду, связанному с оправданием. Во-первых, оправдывается все. Не только война в Афганистане. Пакт Молотова-Риббентропа оправдывается. Катынь оправдывается. Все оправдывается, что успело быть осужденным в конце 80-х, начале 90-х годов, в том числе официально осужденным на государственном уровне того времени государственных органов Советского Союза, а потом РФ. Это сейчас все есть тенденция к оправданию. Не было ничего плохого, а что было плохое, так, в конечном счете, пошло на пользу. И так далее. Это первый фактор. Второй фактор – на достаточно влиятельных постах и с очень хорошими сейчас статусными социальными позициями многие ветераны Афганистана. Они это тоже лоббируют, проталкивают, несомненно. Вот две основные вещи. Можно придумать еще и другие. Ни к чему это не приведет абсолютно. Официально это лежит в основе этого желания все на свете в нашей истории оправдать. И черное сделать белым. То, что мы должны сделать так, чтобы наши дети гордились нашей историей. Вот какая официальная формула. Мы, прежде всего наши дети должны гордиться нашей историей. Почему мы должны гордиться лживой историей – никому непонятно. У нас достаточно правдивые истории, чтобы гордиться. Почему нужно врать, чтобы дети гордились враньем – это я не понимаю. Тем не менее, формула такая.

Н.Сванидзе: Мы все больше заползаем в изоляцию

К. Ларина Ну может быть тем ветеранам, которые карьеру не сделали, в отличие от тех, которые там в думе заседают или других чиновников, а которым просто хоть какую-то компенсацию за то, что они воевали на чужой земле получили и ранения и последствия. Никто же этим не занимался никогда. Может быть, в связи с тем, что если изменится, я так предполагаю, изменится формулировка официальная по отношению к этим событиям, может быть, что-то за это дадут что называется.

Н. Сванидзе Не думаю, что кому-то что-то за это дадут. Кому должны были дать — уже дали. А больше никому ничего не дадут. Думается мне. Вообще афганская война, ее оправдать сложно, если по гамбургскому счету. Нечем ее оправдывать. Даже официальный мотив, что…

К. Ларина Интернациональный долг.

Н. Сванидзе Это формула общая. А более конкретная – что мы действовали по приглашению законного правительства. Какого – спрашивается. Того, которое мы убили, войдя туда. Законное правительство, которое нас позвало, мы свергли и убили, как только вошли в Афганистан. В Кабул. Так это было.

К. Ларина Да.

Н. Сванидзе Дворец Амина был взят. Амин нас позвал. Амин был тогда президентом Афганистана, он нас позвал официально. После чего мы пришли, взяли амина и расстреляли его. Ну, замечательно. Поэтому это, в общем, не очень действует. Все остальное тоже не очень действует. Потому что мы воевали на чужой территории, против чужого народа. Положив очень большое количество мирного населения. Не говоря о наших солдатах, к которым претензий нет, они выполняли приказ. Но и славы великой нет, потому что не нужно сравнивать войну в Афганистане с Великой Отечественной войной. Как говорят в Одессе – две большие разницы. И, кроме того, война в Афганистане объективно сыграла, если речь идет о ностальгии по Советскому Союзу, которую лично я не разделяю, но значительная нашей страны сейчас ее разделяет по ряду причин. То в развале Советского Союза, в крахе Советского Союза война в Афганистане объективно сыграла очень значительную, если не стратегически, а тактически решающую роль. Сыграла роль такого катализатора развала Советского Союза. Несомненно.

К. Ларина Кстати, мы сейчас в перерыве вспоминали А. Д. Сахарова. Ты помнишь, каково было отношение к его попытке с этой войной расстаться и вывести войска.

Н. Сванидзе Помню, конечно, помню выступление на Верховном совете…

К. Ларина И как зал реагировал.

Н. Сванидзе Помню зашикивание, захлопывание.

К. Ларина Ногами топали.

Н. Сванидзе Затопывание. Да, конечно.

К. Ларина А сравнивают сейчас афганскую войну не с Отечественной войной, а с другой – с нашим участием в событиях в Сирии. В этой войне. Скорее здесь такие аналогии проходят. Поэтому хотят оправдать, сделать такой героический…

Н. Сванидзе Это аналогии политические. А аналогии такие как бы моральные, сравнивают, вот там кровь проливали, здесь кровь проливали. За что, смотря, кровь проливать. Это разные вещи.

К. Ларина Ты сам заговорил про нашу ностальгию растущую как такое эго по советским временам. Действительно увеличивается количество людей, которые тоскуют по Советскому Союзу. Я бы хотела, чтобы мы на эту тему чуть подробнее поговорили. Но, видимо, уже в следующей части нашего разговора. Николай Сванидзе и программа «Особое мнение».

НОВОСТИ

К. Ларина Вернулись в программу «Особое мнение». Так вот по поводу ностальгии по Советскому Союзу. Действительно выросло число россиян, которые сожалеют о распаде Советского Союза. Достигло максимума за 10 лет, сообщает нам Левада-центр. 66%. Интересно, что растут такие же настроения и среди молодых россиян в возрасте от 18 до 24 лет. Для которых это вообще какая-то Атлантида. Сплошная мифология. Мой вопрос к тебе скорее связан с этой категорией граждан. Тут-то откуда?

Н. Сванидзе Здесь абсолютно ничего таинственного нет, на мой взгляд. Это же популярность не реального Советского Союза, это популярность мифа под названием Советский Союз. Это ровно то же самое, что с популярностью Сталина пресловутой. Это тоже не Сталин, это миф о Сталине, который имеет абсолютно протестные корни. И чем труднее будет жизнь, чем хуже будет настроение, в том числе у молодежи – тем выше будет популярность так называемого Советского Союза. Так называемого. Вот, собственно, сейчас практически остановились социальные лифты. Падает реально уже несколько лет уровень жизни у нас. Настроения и атмосфера в обществе достаточно унылая. Она не революционная, слава богу, но она унылая. Она мрачная. И эта мрачность, естественно, приводит к тому, что хочется найти где чего-то светлого. За границей, за бугром все плохо, ужасно. Там русофобы, там кошмар. Будущее неопределенно. А прошлое, значит, ищут светлые какие-то основы для оптимизма в прошлом и независимо от того, были они там реально или нет. И находят там, где хотят. А не там, где реально находятся. В частности Советский Союз. Вот где все было справедливо, замечательно. Помнишь анекдот, когда в детсаду воспитательница говорит маленьким детям: «Дети, а где дети самые счастливые, где у них так все замечательно, где у них самые любимые игрушки, где они все здоровенькие, милые и радостные. В Советском Союзе». Тут один мальчик плачет. «Что ты плачешь?» «Я хочу в Советский Союз». Абсолютно, тот же самый миф. Уже и взрослые, которые жили в Советском Союзе ни фига не помнят. Абсолютно ни фига не помнят. Кроме того, что им платили пенсию. Даже не помнят, какую. Но помнят, что платили. Кому-то.

К. Ларина Квартиры давали.

Н. Сванидзе Кому давали квартиры. Какие квартиры давали.

К. Ларина Бесплатно лечили, бесплатно образовывали.

Н. Сванидзе Да. При Хрущеве только в хрущевские дома переехали в отдельные квартиры. Которые все сейчас проклинают. Из коммуналок и бараков. А колхозникам паспорта начали давать, а то они были как крепостные крестьяне. Это все же никто не помнит. Пустых прилавков никто не помнит, этой тоски партийных и комсомольских обязательных собраний никто не помнит. Невозможности выехать за границу никто не помнит. А помнят то, что было справедливо, было поровну.

К. Ларина Все жили бедно.

Н. Сванидзе Но дружно. Еще бы в коммуналке не дружно жили. С одним сортиром на 18 комнат.

К. Ларина Власти вели себя прилично.

Н. Сванидзе Да.

К. Ларина Не показывали, что у них есть. Спрятались за высокими заборами. Никто не знал, какие у них там дачи, какие распределители.

Н. Сванидзе Их столько и не было по той простой причине, что не было частной собственности как таковой.

Н.Сванидзе: Все больше шмонают по карманам простых трудящихся

К. Ларина Государственная была. Вся их.

Н. Сванидзе Государственная была. Поэтому чем будет тяжелее жизнь и чем тоскливее будут мысли о будущем и так непредсказумее будет это будущее, тем веселее и светлее и счастливее будет миф о Советском Союзе. Разумеется. Это нормально.

К. Ларина Скажи, пожалуйста, возможны при таком унылом состоянии настроений общества сегодня какие-то вообще попытки если не бунта, то хотя бы протеста социального, связанного с повышением цен. Потому что даже объявили уже высшие лица, что с 1 января, по-моему, повышаются цены на бензин, что само по себе потащит за собой все. И с другой стороны московские новости, которые совершенно поразительные, все автомобилисты с этим столкнулись. Какие-то безумные теперь цены за парковки. И плюс к этому собираются повысить штрафы за нарушение этих парковок. Это что, испытывается терпение народное. Или никогда в жизни уже ничего не произойдет, никто не будет защищать свои права.

Н. Сванидзе Я думаю, что специально терпение не испытывается. Тем не менее, конечно, идут по инерционному пути, поскольку ничего как я понимаю такого прорывного, о чем говорил президент, придумать сейчас не могут. Потому что о прорыве говорили еще, начиная с генеральных секретарей. На каждом съезде говорили. Это все слова, слова, слова. Никаких прорывов сейчас не предвидится. Нет для них никаких оснований. Напротив мы все больше заползаем в изоляцию. А изоляция в современном мире штука очень в смысле прорыва неблагоприятная. Какой там прорыв, когда мы все больше отсекаемся от мировой экономики, от мировых технологий, от мировых денег. Какой тут может быть прорыв. И все больше государственного монополизма и не меньше коррупции. Поэтому прорыва не предвидится. Нужно где-то собирать деньги. И поэтому все больше шмонают по карманам, естественно, простых трудящихся. Естественно. А больше негде. Уже по сусекам там веничком проходят. Чем это кончится — на данный момент, судя по тому, что говорят социологи, я повторяю уже то, что было сказано, — революционных настроений нет. Настроения унылые, плохие. Но, к сожалению, история говорит о том, что они могут преобразовываться одни в другие.

К. Ларина Совершенно неожиданным образом.

Н. Сванидзе И очень быстро. Достаточно какого-то одного катализатора, спускового крючка. Мы помним, как это было, кто-то помнит, уже никто не помнит, но кое-кто знает, как это было сто лет назад в 17-м году. Когда империя была перед началом Первой мировой войны 1914 года в цветущем состоянии. В целом. Экономически. Там как раз был прорывной период нашей истории. И потом ошибка, вступили в войну, началась война, и государь император был тогда популярнейшим человеком в стране. Когда началась война. Уж так ему аплодировали за эту войну. Уж такие были патриотические настроения. И прошло немного времени и все рухнуло и его популярность, и семья его погибла вместе с ним, и началось то, что началось. И мы помним, как рухнул Советский Союз. Тоже ничто не свидетельствовало об этом. Еще за несколько лет до его краха. А потом упали цены на нефть, на которых мы все висели как на вешалке. Упали во многом благодаря войне в Афганистане. Кстати. И выяснилось, что заменить это нечем и очень быстренько все пошло под откос. Эта риторика сразу привычная телевизионно-газетная, она у всех завязла так на зубах и ушах, что ее выносить не могли. И уже ненавидели коммунистическую власть так же, как за нее шли голосовать за несколько лет до этого дружно. И всё, это все происходит в истории, к сожалению, непредсказуемо, достаточно быстро.

К. Ларина Следишь ли ты за тем, что происходит в Латвии, я имею в виду процесс рассекречивания архивов КГБ, и какие там открытия человеческие совершаются. Я сегодня читала несколько публикаций, понимаю, что это тяжелейший процесс обнародования известных имен. А там много известных имен, в том числе и представители и такой элиты интеллектуальной и среди советской латвийской интеллигенции известные имена появились. И из спортсменов, политиков, вообще этот процесс он что делает с обществом на твой взгляд?

Н. Сванидзе Ой, это вообще сложный вопрос. У меня нет однозначного ответа. Дело в том, что КГБ это была организация всеобъемлющая. Не помню, какой фильм «Ширли-Мырли» что ли, наша комедия 90-х годов. Где там, когда объявляют, что всем сотрудникам органов безопасности…

К. Ларина Почти весь зал встает.

Н. Сванидзе Встает в Большом театре и танцор бросает балерину на пол. Это была всеобъемлющая организация. Я напомню, что в более ранние времена в любой конторе, в любом ЖЭКе, в любом отделе любой организации, в любой квартире был человек, который или официально или не официально стучал на соседей, на сотрудников, сослуживцев, коллег и так далее. Это не имело уже такого абсолютно массового характера в конце существования советской власти, тем не менее, организация была, она проникала во все поры общества. Поэтому, естественно, несложно предположить, что очень многие, в том числе известные люди, так или иначе, какое-то имели к ней отношение. Пусть они потом могли порвать с ней, но все равно следы-то остались в документах. Поэтому это может коснуться очень многих, ударить по очень многим репутациям. И поэтому у меня нет определенного мнения по этому поводу. Это конечно, лекарство, но это лекарство очень тяжелое. Очень страшное и болезненное лекарство.

К. Ларина По-моему, мы ошиблись фильмом. Это не «Ширли-Мырли», это, по-моему, Гайдая фильм один из его последних фильмов 90-х годов. «На Дерибасовской хорошая погода…»

Н. Сванидзе Возможно.

Н.Сванидзе: Это популярность мифа под названием Советский Союз

К. Ларина Да. Он как бы такой комический, но очень точный пример. У нас же была попытка это сделать…

Н. Сванидзе Очень робкая была попытка.

К. Ларина В начале 90-х годов. Попытка суда над КПСС.

Н. Сванидзе Нет, это другое. Суд над КПСС это отдельная статья. А были разговоры о люстрации.

К. Ларина Да. Или у тебя нет однозначного ответа, надо это или нет.

Н. Сванидзе Нет, и сейчас прямо у тебя в студии я не готов сформулировать свою позицию. И даже сформировать ее. У меня нет готовой позиции. Это очень тяжелый трудный вопрос.

К. Ларина Про культуру. Не дремлет Совет Федерации. Я сейчас прочту и спрошу, ты разделяешь тревоги сенатора Климова от Пермского края. Который провел круглый стол в Совете Федерации на днях. Роль культурных аспектов в обеспечении государственного суверенитета. «Одни компьютерные игры чего стоят. Данная стратегия имеет щедрое зарубежное финансирование, и заботливую опеку со стороны стран НАТО. Мы не можем сидеть, сложа руки, пассивно наблюдать, как заморские русофобы будут лишать нас духовных традиций, трансформировать граждан культурной сверхдержавы в бесполые существа, иванов, не помнящих родства, жадно поглощающих идеологически токсичные, псевдокультурные импортные фастфуды».

Н. Сванидзе И там мне очень понравилось выражение. Что-то про…

К. Ларина Про кино.

Н. Сванидзе Нет, про кино и про стада троянских коней.

К. Ларина Через кино…

Н. Сванидзе Сенатор Климов, видимо, думает, что кони передвигаются стадами. Стада – это бараны, насколько мне известно. У коней, как правило, они табунами исчисляются. Но это не суть важно. Жители городские, в конце концов, не обязаны знать. Но сам по себе, конечно, этот образ стада коней производит сильное впечатление.

К. Ларина Но ведь где-то человек тревожится.

Н. Сванидзе Тревожится, конечно. Тревожный сенатор.

К. Ларина Он в студенчестве знаешь, чем занимался. Писал фельетоны в журнал «Крокодил». Я думаю, что это как раз отрыгнулось…

Н. Сванидзе То есть коллега журналист, можно сказать. Наш коллега сенатор Климов.

К. Ларина Ну что, мы пойдем поглощать наши дальнейшие импортные фастфуды со Сванидзе. И к нашим троянским коням вернемся.

Н. Сванидзе К стадам коней.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире