16 сентября 2003
Z Особое мнение Все выпуски

Персонально Ваш…


Время выхода в эфир: 16 сентября 2003, 19:08

16 сентября 2003 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Андрей Черкизов — политический обозреватель.
Эфир ведут Сергей Бунтман, Алексей Воробьев.

С. БУНТМАН: Добрый вечер, Андрюш.
А. ЧЕРКИЗОВ: Сразу скажу, что не было «Реплики» в 18 с чем-то, потому как случился неприятный случай. А в 20.30 будет. Поэтому вы без меня не останетесь.
С. БУНТМАН: Никуда не денетесь. И не надейтесь. Михаил Соколов из Санкт-Петербурга спрашивает. «Как Вы думаете, плакаты, наводнившие Санкт-Петербург с одним из кандидатов в губернаторы и г-ном ВВП в полный рост и надписью «Вместе мы сделаем все», это использование административного ресурса? Или это игнорирование закона, как и в случае с обещанием поддержки, показанной ранее по телевидению?»
А. ЧЕРКИЗОВ: И то, и то.
С. БУНТМАН: Ответ краткий.
А. ВОРОБЬЕВ: Тоже из Питера. «В Питере развернулась компания «голосуйте за Коня». Как Вы думаете, будь у коня такая же поддержка как у одного из кандидатов, кто победил бы?»
А. ЧЕРКИЗОВ: Конь, конечно, только один вопрос. За какого из четырех коней на Аничковом мосту или за пятого под Петром надо голосовать.
С. БУНТМАН: Или за шестого под другим Петром.
А. ЧЕРКИЗОВ: Так что мне бы вначале знать, за какого коня, но, честное слово, был бы я в Питере, проголосовал бы за коня.
С. БУНТМАН: Читал ли ты статью академика Захарова в субботних «Известиях»?
А. ЧЕРКИЗОВ: Не субботних, за 10 число.
С. БУНТМАН: Это раньше.
А. ЧЕРКИЗОВ: Если это интервью с ним г-на Лескова, то там думаю, я не физик, ничего не понимаю в турбулентности. Там одно высказывание, что олигархи, по мнению г-на Захарова, кровно заинтересованы в уменьшении деторождаемости. На мой взгляд, это бред.
С. БУНТМАН: Сегодня с аналогичным заявлением выступил Ясир Арафат.
А. ЧЕРКИЗОВ: Я вообще не верю в социальный дарвинизм, и не верю в перенос законов естественного мира в социальную жизнь людей. Были такие попытки, ничем хорошим они не закончились, с моей точки зрения, они бесплодные. Люди живут совершенно по своим законам, которые очень трудно описываются, иногда труднее описываются, чем законы естественного мира.
С. БУНТМАН: Тут развернуто от Ильи Васина из Бостона, видно, нет возможности высказаться, поэтому очень длинный вопрос. «Очевидно, что слушатели «Эха Москвы» — это либеральная прослойка общества. Понятно, что для либералов и выбор между партиями не велик. Так вот «Эхо», — я здесь пробегаю, — планомерно вдалбливает в сознание своих слушателей, что все, кто голосуют за «Яблоко», это неудачники. А вот успешные и состоявшиеся, все сплошным потоком голосуют за СПС». Про вдалбливание.
А. ЧЕРКИЗОВ: Во-первых, «Эхо» никому ничего не вдалбливает, «Эхо» рассказывает, говорит, а дальше ваше дело слушать и думать. Мы не Кашпировские, мы никогда никому в жизни не говорили «даю установку», поэтому не надо нам очередной несоразмерный пиджак шить. А что же касается «Яблока» и СПС, дело каждого, за что голосовать. Мне, при всех моих претензиях к Чубайсу, к Коху, партия СПС, то есть партия развивающейся буржуазии, повторяю, при всех замечаниях, потому что они не считают себя оппозицией президенту и поддерживают Путина во многом, мне она по логике, СПС мне милее. Это совершенно не значит, что я за нее буду голосовать. Дойдем до выборов, там видно будет. «Яблоко», которое в большей степени, как они сами говорят, защищает бюджетников, бюджетную интеллигенцию, они вызывают у меня сочувствие, но мне бы не хотелось, чтобы это была ведущая партия в стране, потому что мне вообще не нравится большое количество бюджетников в государстве.
С. БУНТМАН: Вопрос сразу вот, Алеша, видишь там от Романа Носова из Петербурга вопрос есть?
А. ВОРОБЬЕВ: Да. «Господа, вот скажите пожалуйста, почему ВСЕГДА вы обходите неудобные вам вопросы? Телевизор многие и так уже не смотрят, надеются на вас. А Вы вот, Андрей, избегаете острых вопросов о СПС. А заодно избегаете вопросов о Кохе. Опять промолчите и не ответите о своем отношении к тому, что Кох стал 2»
А. ЧЕРКИЗОВ: А что я буду повторяться 22 раза, я сто раз говорил, мне не нравится Кох как начальник избирательного штаба СПС. Мне не нравится, что он второй в списке от СПС по Петербургу. Мне не нравятся многие утверждения Чубайса, и раньше, и нынче. Я продолжаю считать, еще раз повторяю, что это серьезная политическая сила. И, в конце концов, все эти физические лица могут временно быть, как бы сказать помягче, величинами наименьшего значения, потому что есть тенденция этой пары, этого союза, которая мне мила, которую я разделяю.
С. БУНТМАН: Тогда скажи, пожалуйста, вот Анна из Москвы спрашивает. «Андрей, в прошлый раз Вы говорили, что после доклада Чубайса у Вас остались вопросы. Появилась ли у Вас ясность в этом отношении после серии его интервью (в газетах и по НТВ)?»
А. ЧЕРКИЗОВ: Нет, в общем. Думаю, что они сейчас, и тот же Чубайс
С. БУНТМАН: Какие вопросы у тебя остались?
А. ЧЕРКИЗОВ: У меня вопрос, с кем война? Вот он говорит, вот начинается драчка, война, бой, я поэтому не могу быть в стороне. С кем война? Скажите мне по-русски, Анатолий Борисович, с кем вы собираетесь воевать? Кого вы считаете своим противником в этой войне? Вот, чтобы мне
А. ВОРОБЬЕВ: Аркадий Столяр из Москвы. «Скажите пожалуйста, могут ли СМИ парировать нарочитое нарушение президентом России избирательного законодательства путем сокрытия имен кандидатов, с которыми в нарушение закона встречается президент. Например, сообщать так: «Вчера президент РФ встретился с одним из кандидатов. Встреча прошла в теплой обстановке». Спасибо».
А. ЧЕРКИЗОВ: Это дело, я думаю, СМИ, на самом деле. Но ведь понимаете, в чем дело, когда с кем-то встречается президент, это ведь еще и информационный повод, обойти который мы не имеем ни малейшего права, потому что мы первым делом информационная радиостанция. И если мы вам начнем вешать лапшу на уши и не говорить, с кем встретился глава государства, вы же нам начнете присылать письма.
С. БУНТМАН: Я представляю, у Иры Меркуловой сейчас будет сообщение: «Один чиновник высокий встретился с одним из кандидатов». Чудно, нравится, да, Ир?
И. МЕРКУЛОВА: «Премьер-министр, пожелавший остаться неназванным»
С. БУНТМАН: Через несколько секунд новости, а потом мы продолжим.
НОВОСТИ
С. БУНТМАН: Читаем с пейджера. Это Санкт-Петербург. «Отталкиваясь от шутки «две партии народ не прокормят», объясните, кто будет кормить нынешние партии?»
А. ЧЕРКИЗОВ: Я полагаю, что будут платить те, кто будут давать деньги в их фонды избирательные. Во-вторых, наверное, немножко мы, бюджетники. В-третьих, да не бойтесь вы этого количества партий. Пройдут выборы, и от них останется
С. БУНТМАН: Опять перегруппируются.
А. ЧЕРКИЗОВ: Естественно. Останется 2-3-4, максимум 5. Всякие прочие сдохнут, как и прежние подыхали.
С. БУНТМАН: Артема вопрос, прочитай, Алеша.
А. ВОРОБЬЕВ: «Появление на втором месте в списке КПРФ убежденного антисемита Кондратенко это попытка оттянуть электорат у других нацистских партий? Или нечто новое в программе коммунистов? Артем».
А. ЧЕРКИЗОВ: Я не стал бы называть КПРФ одной из нацистских партий. Надо отдельно, нацистские партии нацистские партии, КПРФ КПРФ. Естественно, Зюганов хочет поиграть на таком прорусском якобы чувстве русского народа и граждан России. На мой взгляд, это ровно такое же дело как Варенников в народно-патриотическом блоке «Родина» третьим человеком. И я вообще думаю, что пора создавать партии для Янаева, для Крючкова, для, к сожалению, Пуго покончил жизнь самоубийством, но зря, сейчас был бы очень политически вызван к жизни.
С. БУНТМАН: То есть считаешь, символические фигуры, которые для привлечения части электората?
А. ЧЕРКИЗОВ: Конечно, потому что помнишь, мы некоторое время назад ко дню путча проводили опрос, и не только мы, ВЦИОМ тоже проводил. И получили довольно удивительные ответы, кого бы сейчас поддерживали, с кем бы вы сейчас были. В основном, были бы против Ельцина очень многие люди. Это такая, с моей точки зрения, «обидка», которую слушатели, люди, респонденты хотят наложить на прошлое. Потому что, вот Доренко, я об этом уже говорил вчера в своей «Реплике» начинает новую бодягу: «Я не для того стоял возле Белого дома, чтобы Рома Абрамович покупал «Челси». Если на таком уровне говорить, я стоял именно для этого возле Белого дома. Именно поэтому говорил с балкона Белого дома. Это меня волновало, и меня волнует по сю пору. Каждый должен иметь возможность честным образом зарабатывать любые деньги, платить с них налоги, а остатнюю сумму тратить на то, на что он хочет потратить, хоть «Манчестер Юнайтед» пусть покупает.
С. БУНТМАН: Не надо о святом.
А. ЧЕРКИЗОВ: Кстати, как я недавно читал, кто-то из пока анонимных русских олигархов по этому поводу
С. БУНТМАН: Это тоже бодяга.
А. ЧЕРКИЗОВ: Может быть и бодяга, да пусть скупают все английские футбольные команды, бога ради, ну?
С. БУНТМАН: «Когда вам приходилось больше осторожничать в своих высказываниях в 1991 или сейчас?» Евгений из Санкт-Петербурга.
А. ВОРОБЬЕВ: Прямо в тему вопрос.
А. ЧЕРКИЗОВ: А и ни тогда, и ни сейчас. Я из тех публицистических дебилов, которые говорят все то, что думают. Потом могу получить замечание от главного редактора. Но ничего. Потом он с меня его опять снимет. Я совершенно не стерегусь. Я стерегусь в нескольких случаях. «Норд-Ост». Да, конечно, это было общее правило радиостанции. Ни слова о деятельности властей, покуда история не закончится. Потом они свое получат. Мы это решение коллегиально приняли, мы так себя и вели. Да, я остерегаюсь говорить что-то, когда кто-то из моих коллег, друзей оказывается в роли заложника, чтобы ему не навредить. Как это было в первый день ареста Владимира Александровича Гусинского в Греции, когда мы взяли себе за правило, что мы сейчас пока ничего говорить не будем. Потом приняли решение, теперь будем говорить. В этих случаях, да, конечно. Но это происходит после того, как со мной разговаривает главный редактор, я разговариваю с коллегами, и мы приходим к коллегиальному решению. Это не то, что мне кто-то запрещает, это коллегиальное решение, которое мы вместе вырабатываем. Постарайтесь понять, что медицинский принцип клятвы Гиппократа «не навреди» касается и нас тоже в иных ситуациях.
С. БУНТМАН: Вопрос такой, как выступил из-за угла, с кривым дулом ружье. Вслушайтесь, Галина говорит «Приобретение «Челси» это пощечина Евгению Киселеву». Понятен ход мыслей, да?
А. ЧЕРКИЗОВ: Нет. Совершенно непонятно.
С. БУНТМАН: Смотри. За одну двадцатую «Челси» можно было перекупить акции ТВС.
А. ЧЕРКИЗОВ: Господи. Да кому из этих бандюганов с деньгами нужна была ТВС? Их силком загнали в колхоз, и при первой же возможности они из этого колхоза сбегли. Батюшки-светы, кому из? Знаете, как. Это они потом задним умом будут думать. Ой, какие же мы, ребята, когда они будут сидеть вместе, если будут сидеть вместе за каким-нибудь столом и принимать на грудь, какие же мы были идиоты, что мы потеряли федеральный канал. Думать надо было раньше.
С. БУНТМАН: А потом, чем был федеральный тогда? Для них он был удавкой.
А. ЧЕРКИЗОВ: Нагрузкой, потому что вот купил Рома Абрамович, и это по нему, кроме как общественным мнением, никак не бьет. Подумаешь. Его деньги? Его. Легальные? Да. Хочет купить «Челси» купил «Челси». То, что в России люди покривили физиономии, лица мог бы на собственный футбол дать бабки, это деталь. К нему нет претензий ни по Чукотке, ни по чему, купил «Челси» и купил. Вложил бы он бабки в ТВС, смог бы он после этого купить «Челси»?
С. БУНТМАН: Переходим на Ближний Восток.
А. ЧЕРКИЗОВ: Либо бизнес, ребята, либо свобода слова.
С. БУНТМАН: «Андрей, ваше отношение к возможной депортации или физликвидации Ясира Арафата?» Макс спрашивает.
А. ЧЕРКИЗОВ: К физликвидации крайне отрицательное. К депортации, она желательна, но совершенно невозможна. Потому что там это вызовет огромное кровопролитие. А вообще место Арафату вне территории Палестины, именно потому, что он палец о палец не ударяет для того, чтобы ситуацию в Палестине привести к здравому смыслу и к нормальному взаимоотношению сторон.
С. БУНТМАН: Едем дальше.
А. ЧЕРКИЗОВ: Извини.
С. БУНТМАН: Что, хочешь отвечать на это?
А. ЧЕРКИЗОВ: Не могу, вопрос номер 73. «Андрей Александрович, не надо лукавить, дело не в том, что Абрамович купил «Челси», а в том, что многие люди не могут купить самое необходимое для жизни». Да дело не в этом, ваши проблемы это ваши проблемы, а «Челси» это проблема Абрамовича, английских болельщиков. И не надо путать, пожалуйста, божий дар с яичницей.
А. ВОРОБЬЕВ: Может быть, останемся в лондонской теме? Андрей из Москвы спрашивает «как вам история с Березовским? Это как можно расценить? Что, прокуратура, прошу прощения, получила по морде или еще как?»
А. ЧЕРКИЗОВ: Я думаю, что по фейсу лица получила не только российская прокуратура, и по этому поводу меня очень повеселила вчера пресс-конференция Юрия Калинина, замминистра юстиции, в телевизоре ее несколько раз показывали, который говорил, что у прокуратуры много вопросов к Борису Абрамовичу Березовскому, поэтому они еще, дескать, будут задавать вопросы об экстрадиции. При этом неудивительно, да, сидит замминистра юстиции, даже надпись не убирают под его картинкой в телевизоре. Узнал бы, у кого-нибудь посоветовался замминистра российской юстиции, что если английское правительство дает человеку политическое убежище и признает его политическим беженцем, то его никому ни по какому поводу вообще выдавать не будут. Потому что ему дали убежище. Неужели это непонятно для нашего российского заместителя министра? Так что это серпом по физиономии и Генпрокуратуры, и нашего генерального конструктора ВВП, потому как хорошо, думаю, что ему хорошо дали понять, чего твои ребята творят с бизнесом, в частности, с ЮКОСом, вот и получай.
НОВОСТИ
С. БУНТМАН: Вопрос глобальный. «Хотелось бы знать ваше мнение по поводу перспективы развития политических и экономических отношений между Россией и Белоруссией в ближайшие годы».
А. ЧЕРКИЗОВ: Я надеюсь, что, покуда Белоруссия не начнет проводить серьезных экономических реформ, у России с Белоруссией серьезных экономических взаимоотношений не будет.
С. БУНТМАН: «Андрей, скажите пожалуйста, после отставки Ельцина «Эхо Москвы» стало читать «Трудно быть богом», и Герман возобновил съемки одноименного фильма?». Евгений спрашивает.
А. ЧЕРКИЗОВ: Я не Герман, я не Бунтман, который
С. БУНТМАН: И не Венедиктов, который это организовал.
А. ЧЕРКИЗОВ: Да, поэтому это не ко мне вопрос.
С. БУНТМАН: И не Сорокина, которая читала. Это художественное произведение. Как вы считаете нужным. «Какой интеллект вы ищете в Минюсте России, теперь все замы там поголовно генералы, извилина от фуражки». Евгений.
А. ЧЕРКИЗОВ: Неправда, еще есть извилина там, где сидишь. У всякого есть две извилины гарантированно. Нет, три, еще между обоими полушариями.
С. БУНТМАН: «Березовский получил убежище в Англии, но собирается стать депутатом, скажите, как это возможно?» Ольга.
А. ЧЕРКИЗОВ: Это не противоречит, Ольга, никакому праву, никому законодательству в России. Он не лишен российского гражданства, он не находится в тюрьме, причем в тюрьме, а не в СИЗО, то есть в том случае, когда приговор вошел в законную силу. Он, наконец, не является недееспособным признанным судом, он имеет полное право на все, даже выдвигать себя на пост президента РФ. Я считаю, и я говорил об этом Борису, что не фиг ему появляться в России, потому что стоит ему стать депутатом Госдумы, как ГД тут же с него снимет депутатскую неприкосновенность.
А. ВОРОБЬЕВ: «У прокуратуры много вопросов к Березовскому, почему она не задавала их ему в течение долгого времени, пока он жил в Англии, ведь найти его было нетрудно?»
А. ЧЕРКИЗОВ: Это к прокурору, Анна Сергеевна, его зовут Устинов. Можно к следакам, которые «пасут» Березовского.
С. БУНТМАН: Екатерина спрашивает, не считаете ли вы, что отношение власти к крупному бизнесу имеет антисемитский характер или это совпало с большой долей евреев в крупном бизнесе?
А. ЧЕРКИЗОВ: Я думаю, это внешнее совпадение, которое никакой сути к существу дела не имеет. Просто кое-кто пытается, называется питерская команда чекистов, пытается придумать способ перераспределения собственности. Потому что они не успели в первых рядах, а сейчас, может, их власть закончится, они наворовать тоже не успели много, хочется перераспределить.
С. БУНТМАН: «Абрамович на свои личные, честно заработанные деньги купил команду, это его личное дело. Не найдется ли олигархов, которые купили бы единственный в мире мемориальный музей в Буживале под Парижем?» Тургенева.
А. ЧЕРКИЗОВ: Да, это музей Тургенева. Если бы у олигархов было бы Мандельштам сказал, мы живем, под собою не чуя страны. Если бы они чуяли под собой страну, если бы понимали, что деньги можно вкладывать туда, откуда они вернутся с капиталом, с приобретением, а можно деньги вкладывать туда, по какому поводу останется благодарственная память людей, то, наверное, бы не только Буживале, кладбище Сент-Женевьев де Буа под Парижем
С. БУНТМАН: Не купишь. Кому они принадлежат?
А. ЧЕРКИЗОВ: Да. Но оно чрезвычайно бедствует. Можно было бы и благоустроить, и давать туда деньги, чтобы было кому следить за могилами достойнейших людей России. Потому что многие вымерли, некому следить. Почему только Буживаль, Сент-Женевьев де Буа. Масса вещей, которые требуют денег, причем таких, невозвратных. Мне не нравится слово спонсор. Благотворительных денег. Это уже вопрос к совести.
С. БУНТМАН: Не уверен, что не вкладывают. Иногда узнаю, что тот-то вложил деньги туда-то и туда-то.
А. ЧЕРКИЗОВ: Да. Некоторые как раз стесняются этого.
С. БУНТМАН: Даже не хотят говорить об этом.
А. ЧЕРКИЗОВ: И просят, чтобы не называли их имен, чтобы это не было пиаром. Я никого не обвиняю. Я говорю, что если действительно человек думает о своей собственной стране, и у него есть деньги, которые он может потратить не на преумножение капитала, то почему бы эти деньги не вложить? Узнаю, если кто-то вложит в Буживаль или в Сент-Женевьев де Буа, поклонюсь.
С. БУНТМАН: Просто когда покупают клуб, сразу все начинают трезвонить, это все на виду.
А. ЧЕРКИЗОВ: Конечно.
С. БУНТМАН: Как вы считаете, Березовский действительная оппозиция власти, или власть себя ведет так для показухи, спрашивает Ольга.
А. ЧЕРКИЗОВ: Я не живу в голове у Бориса Абрамовича Березовского, я не могу сказать, искренна его оппозиция или нет. Борис Абрамович политик, и когда он выдвигает какие-то свои политические цели, их формулирует, я могу оценивать только то, что написано, что я уже многажды делал и в эфире радио, и в эфире помершего телевизора ТВС, поэтому мне трудно сказать.
С. БУНТМАН: Еще один вопрос.
А. ВОРОБЬЕВ: У меня есть. Игорь из Москвы спрашивает. «Как Вы считаете, будут ли предъявлять обвинения начальнику ФСБ Ингушетии за отсутствие заграждений вокруг здания?
С. БУНТМАН: Понятно, аналогия с Моздоком.
А. ЧЕРКИЗОВ: Я бы считал, что и ему надо предъявлять претензии. Но, с другой стороны, я абсолютно убежден, что начальник госпиталя в Моздоке это просто без вины виноватый человек. Нашли, кого у нас находят периодически, я забыл слово, выскочило? Стрелочника.
С. БУНТМАН: «Г-н Черкизов, — пишет Александр, — на протяжении уже длительного времени мы об Абрамовиче знаем только то, что он приобрел «Челси». Но же еще и губернатор Чукотки. Что вы можете сказать о его деятельности на этом весьма важном посту?»
А. ЧЕРКИЗОВ: К сожалению, мало информации у меня. Я бы очень хотел, чтобы мои коллеги сделали либо на телевизоре, либо на радио большую передачу о том, что такое Чукотка под Абрамовичем. И лучше стало людям. Но мы это увидим, когда будут выборы, и посмотрим, как проголосуют за Абрамовича.
С. БУНТМАН: Еще раз предупреждаю, что не читаем даже самые интересные вопросы, которые не несут подписи. А вопрос еще такой. Скажите, пожалуйста, как вы относитесь к Александру Волошину, как пишет Семен Петрович Ермаков, инвалид 1 группы, как он представляется. «Как Вы относитесь к Александру Волошину, который спокойно, потихоньку «утопил» Бориса Ельцина, остался на плаву и сейчас потихоньку тоже топит В.В. Путина. Вам не кажется?»
А. ЧЕРКИЗОВ: Нет, не кажется. Более того, я не вижу, чтобы Борис Николаевич тонул. Я вижу, что он совершенно спокойно, достойно проводит жизнь пенсионера, не отказываясь себе в тех удовольствиях, в которых он не хочет себе отказать, вспомните его присутствие в прошлом году на кубке Дэвиса в Париже, когда мы выиграли. И абсолютную радость Бориса Николаевича, который забыл про всех охранников, про то, что он бывший президент.
С. БУНТМАН: Перелез через парапет.
А. ЧЕРКИЗОВ: Я не считаю, что Волошин топит нынешнего президента. Я как раз считаю, что Волошин довольно толковый руководитель администрации президента. И по крайней мере, он верен предыдущему президенту, и вполне достоин работать на нынешнего президента.
С. БУНТМАН: Это был Андрей Черкизов по вторникам. Вопросы ваши ему передавали Сергей Бунтман, Алексей Воробьев. Со следующей недели это будут делать по очереди неделя-неделя Андрей Норкин и Алексей Воробьев. Ну что ж, до следующего вторника, Андрей Черкизов.
А. ЧЕРКИЗОВ: Пока.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире