'Вопросы к интервью
04 сентября 2003
Z Особое мнение Все выпуски

Персонально Ваш…


Время выхода в эфир: 04 сентября 2003, 19:08

4 сентября 2003 года
Алексей Венедиктов — главный редактор «Эха Москвы» в программе «Персонально Ваш…»

А.ВЕНЕДИКТОВ Начну с Интернета. Напомню, что в программе «Персонально Ваш» я стараюсь не отвечать на вопросы, связанные с радиостанцией. Для этого есть программа «Без посредников», которая будет теперь выходить по воскресеньям в 18 часов. Сегодня отвечаю так же, как любой приглашенный гость, на вопросы по событиям текущего дня.
Марина Гребнева из СПБ спрашивала, что там СПС, «Яблоко», то Мельников посылает запрос на Коха, Кох посылает Мельникова. Сразу могу сказать, что по запросу Алексея Мельникова из «Яблока» решение принято самим Алексеем Мельниковым. Он совершенно правильно сделал, что отозвал это заявление, потому что если сейчас разные фракции начнут направлять запросы по каждому из приватизационных крупных сделок, то как раз рухнет вся система собственности в стране. И «Яблоко», которое позиционирует себя как все-таки рыночное движение, поставило на вид товарищу. И надо сказать, что журналисты, которые об этом писали, в частности газета «Ведомости», прежде всего, и мы тоже, и в эфире, и за эфиром объясняли Алексею Мельникову и говорили, «Борис, ты не прав», то есть «Алексей, ты не прав». Напомню, что Алексей Мельников направил запрос в Генпрокуратуру о законности приватизации компании «Норильский никель». Он отозвал свой запрос и сделал правильно, на мой взгляд. Более того, он признал свою ошибку, потому что это ошибка системная. И я думаю, что это делает ему честь, то, что он признал свою ошибку. Мало есть политиков, которые это делают публично, пытаются объяснить какими-нибудь помрачениями, «бес попутал». В данном случае Алексей признал ошибку, молодец, но запрос направил зря.
Тут же Алексею Гору из Самары. «Прокомментируйте, пожалуйста, информацию о том, что вторым номером в «Яблоке» будет спикер Сергей Миронов». Эта информация опровергнута, поэтому комментировать этот слух мне не представляется возможным.
Константин Гончаров из Москвы: «Программа Шустера будет выходить в записи, а Герасимов и Миткова молчат. Программа Сорокиной тоже в записи. Ваш комментарий». Формальное объяснение заключается в технологии изготовления программ. Все вышли на прямое вещание на регионы. В России сколько у нас часовых поясов, 8, 9? Вещание идет прямое туда и повтор сюда. Мне представляется, что можно было бы и без этого обойтись и сделать, наоборот, сюда прямое, то есть на европейскую часть России. Естественно, я думаю, что коллеги подстраховываются, руководители, особенно в избирательный период, где тот закон, который существует, таким образом, заставляет руководителя СМИ зажиматься внутренне, понимая, что даже правильно проведенная информационная политика может подставить канал. Я этого не одобряю, наши программы не будут выходить в записи. Они будут выходить в том виде, в каком выходили, в том числе избирательные. Таково наше решение. А почему кто-то там молчит, уважаемый Константин, они молчат, а мы говорим.
Лариса спрашивает: «Прояснилось ли что-нибудь с делом Гусинского? Что нового у Гусинского?» Все то же самое. Я вчера вернулся из поездки, я встречался с Владимиром Александровичем. Он ждет решения греческого правосудия, абсолютно уверен в том, что оно будет правильным, таким же, как испанское. Нет никакой за ним слежки, нет и ограничений по его передвижению по Греции. Греция прекрасно понимает, во всяком случае, те политики и журналисты, с которыми я встречался, всю подоплеку этого дела. Особенно их впечатляет то, что «Газпром» отозвал свои претензии Гусинскому еще в сентябре прошлого года в судебном заседании, и это зафиксировано протоколами суда и какими-то, видимо, письменными свидетельствами «Газпрома». Поэтому я думаю, что вопрос должен быть исчерпан, и надеюсь, что он будет исчерпан уже в 2003 году как минимум окончательно. Просто это выходит не только за рамки разумного, но даже политический аспект уже не остался. Бюрократический остался.
Я не могу комментировать статью в «Новой газете», посвященную Коху, во-первых, потому что ее не читал. Во-вторых, ну, что там нового можно написать об Альфреде Рейнгольдовиче, чего я не знаю? Все, что я говорил и с Кохом, и о Кохе, я делал это публично, поэтому, уважаемый Илья Васин из Бостона, мне совершенно все равно. Все вы слышали, и ничего нового не было.
Дмитрий Т. из Москвы: «Как Вы относитесь к журналу «Вслух»?» Я прочитал журнал, посвященный телевидению. По-моему, достаточно профессионально это журнал «Вслух» написал с телевидением. «Вдруг доберутся до радио?» Если будет профессиональный разбор радиорынка, уважаемый Дмитрий, то я только готов это приветствовать, мне это интересно. Даже если там попытаются каким-то образом повредить имидж «Эха Москвы», Вы знаете, у «Эха Москвы» настолько безупречная репутация, что пора, по старому анекдоту, чтобы кто-нибудь ее немножко испортил. Пока не получается.
Леонид Рыбников: «Прокомментируйте, пожалуйста, пожелание президента успеха Матвиенко на выборах Первого и Второго канала ТВ». Мы и наши юристы тоже смотрели, изучали этот вопрос. Президент формально нарушил закон. Под агитацией понимается предпочтение, отданное одному из кандидатов. Эта статья вторая. Статья седьмая гласит, что государственным служащим, в том числе и категории «А», запрещено заниматься агитацией. Когда мы говорили о несовершенстве закона, а я просто говорил о том, что закон лицемерный, в моих дебатах с председателем ЦИКа Вешняковым, я ровно это и имел в виду. Одним можно, другим нельзя. Это нарушение законодательства формальное. Это с одной стороны. И либо суд, либо горизбирком, либо ЦИК должны поставить здесь точку. Я надеюсь, что завтра в 14 часов у нас будет Александр Альбертович Вешняков, и, безусловно, мы с ним подебатируем по этому вопросу, если он придет. Вторая позиция. Я абсолютно солидарен в данном случае уже с министром печати Лесиным, который говорит, что так нельзя трактовать закон, это не должно быть в законе, это не соответствует духу выборов, когда люди не могут… а как же свобода слова? Для многих избирателей очень важно, какое мнение по поводу того или иного кандидата выскажут известные люди, от Иосифа Кобзона до Владимира Путина. Почему они не могут этого знать? Почему считать избирателей быдлом, которых ткнули пальцем, и все побежали? Помните, в свое время президент Путин поддержал Геннадия Селезнева на пост губернатора Московской области, сказал: «пожелаем ему успеха»? Пожелали. Губернатором стал Борис Всеволодович Громов. Не надо считать людей быдлом. Поэтому и президент, на мой взгляд, и деятели культуры, и спортсмены, и журналисты имеют право публично (они же это делают не тайно, а публично) поддерживать того или иного кандидата. В этой связи закон надо менять. Но тот закон, который существует, президент, на мой взгляд, нарушил. И думаю, что это неправильно. В данной ситуации, мне кажется, даже если президент хотел поддержать Валентину Ивановну, что я вполне допускаю, он должен показывать пример соблюдения закона, именно президент, именно гарант Конституции. Но Конституцию, я думаю, он не нарушил, потому что в Конституции зафиксирована свобода слова. Надо менять закон, на мой взгляд, надо его писать более внятным образом.
Еще перед новостями отголосок, господин из Питера говорит: «Позовите Лошака и Евгения Алексеевича Киселева, пусть расскажут». Мы пригласили сегодня Виктора Григорьевича Лошака придти в эфир, когда ему будет удобно. Евгений Алексеевич Киселев, как я понимаю, находится сейчас в отпуске и вернется не раньше 8 сентября. Безусловно, оба будут в нашем эфире. Сразу скажу, хотя не место, что я подтвердил еще раз Виктору Григорьевичу Лошаку, что мы рады его комментарию в программе «Прямая речь», которая будет выходить у нас теперь в программе «Эхолот» в 19 часов в воскресенье.
Еще один вопрос. Ефим Гринберг спрашивает: «Есть ли у Вас капитал в одной из стабильных стран на тот случай, если придется из России уехать?» Поскольку все уверяют, и президент, что Россия — страна стабильная, мой капитал сосредоточен в России. Поэтому Ваш вопрос теряет всякий свой смысл.

А.ВЕНЕДИКТОВ Две темы вчерашнего и сегодняшнего дня, которые затрагивают наши слушатели на пейджер, по «Московским новостям» и по Глебу Павловскому. Давайте я объединю, не буду называть, что, просто спрашивают мое мнение по этим двум позициям. Я выскажусь. Что касается «Московских новостей», мы имеем, что собственник продал свое имущество другому собственнику. И другой собственник по каким-то причинам меняет менеджмент компании. Это, конечно, право собственника, в данном случае фонда «Открытое общество», который основан Михаилом Ходорковским и частными лицами, акционерами ЮКОСа. Имеет право. Ни тот, ни другой собственник, ни продавший, ни купивший, не делали это под давлением, под политическим, прежде всего. Это известно, и собственники могут придти и рассказать. Ни у кого не вызывает сомнения правильность сделки.
Теперь мое личное отношение. Я считаю для себя потерей уход Виктора Лошака, как главного редактора «Московских новостей». Не знаю, не могу комментировать, каким главным редактором будет Женя Киселев. Дай ему бог в помощь держать газету, бренд, увеличивать тираж, привлекать новых читателей и т.д., как главный редактор, знаю, что это чрезвычайно трудно. Но мне жалко, что Виктор Лошак ушел. У нас часто были расхождения с Виктором Лошаком. Например, по поводу того, как он относился к истории с «Медиа-мостом», к истории с НТВ, к истории с ТВ-6. Наши расхождения ничего не значат. Мне жалко. Я считаю, что газета потеряла. Может быть, возникнет другая, новая газета. Я считаю, что газета потеряет с его уходом, или появится другая газета. Итак, абсолютное право, но лично мое отношение к этому это некая потеря. Посмотрим. Лучше бы была новая газета у Евгения Киселева, если бы это было, но это невозможно. Поэтому здесь не может быть претензий ни к собственникам, которые принимали решение, ни к Виктору Лошаку, ни к Евгению Киселеву, которому предложили, давайте скажем грубо, на пустое место, потому что Виктор Лошак уходит. Он придет, сам объяснит, если захочет. Я еще повторю, что Виктору предложено, надеюсь, он будет продолжать делать свои колонки на «Эхо Москвы» в программе «Прямая речь». Дальше обсуждать, думать, какая будет газета, кто уйдет, что изменится и т.д., — давайте подождем, почитаем. Всегда сторонник этого. Еще раз повторяю, для меня важно, здесь было правовое решение, здесь не было давления, и здесь было, как я понимаю, согласие сторон. Могу вам сказать, когда и если «Газпром» потребует моего ухода, он имеет на это право, можно будет кому-то радоваться, кому-то сожалеть, но право такое у «Газпрома» есть. Это право акционеров. Никакого давления здесь не надо. Тут нет никакого захвата собственности, нет никакого захвата кресла. И так не будет никакого захвата кресла. Это нормально. Но лично у меня это вызывает сожаление. Более того, думаю, что в определенном смысле по уходу Виктора Лошака совершена ошибка. Собственнику виднее. Еще раз повторяю, сожалею об уходе Виктора Лошака. Это мое мнение о смене руководства. А дальше посмотрим, какая будет газета. Ведь важно, какой продукт мы будем получать, те, кто читал эту газету. Я, например, на нее был подписан, получал ее дома. Немного я газет дома читаю. «Московские новости» под руководством Виктора Лошака, Люси Телень, Михаила Шевелева, мы сотрудничали, у нас есть совместное «Родительское собрание». Новому руководству «Московских новостей» принимать решение, будет ли совместно продолжаться этот проект. Поэтому, еще раз повторяю, мои сожаления. А что касается Жени Киселева, как главного редактора газеты, давайте пожелаем ему успеха, потому что это будет наш успех. Если будет хорошая газета, значит, это наш успех, значит, мы будем получать хороший продукт. «Нет, пусть он сделает плохие конфеты, мы будем ими травиться!» Этого нам не надо. Я думаю, что это самое главное.
Теперь возвращаюсь к вопросу Ивана Серова: «Позиция относительно основных аспектов недавнего заявления Глеба Павловского, которое называется «О негативных последствиях летнего наступления оппозиционного меньшинства». Я не разделяю тех выводов, которые сделал Глеб Олегович, и его подходов. Во-первых, я не считаю, что это оппозиционное меньшинство. В известной степени это как бы ультиматум Путину, что «это мы, вот наша позиция, вот, мы вытащили на свет кровавых «черных» силовиков, с другой стороны «белые и пушистые». Ничего подобного. Что, собственно говоря, происходит? Сейчас, действительно, определенная часть администрации Кремля, используя силовые ресурсы, начинает разорять бизнес крупной корпорации. Но я хочу напомнить, что этому они научились у другой части Кремля, когда разоряли «Медиа-мост». У той самой части Кремля, которая, в общем, белая и пушистая, в упоминаниях господина Павловского. Нет никаких, на мой взгляд, двух групп внутри Кремля. Хорошо, две группы возьмем. Одна «черная», страшная, кровавая, с когтями, рогами, другая «белая и пушистая», овечки, бе-е-е и т.д. К какой из групп относится Чубайс, как Вы думаете? А Дмитрий Козак? А господин Полтавченко? А Медведев, первый заместитель главы администрации, президента? И сразу понимаешь, что картина гораздо более пестрая, что нет никаких двух групп, а есть перетекание власти от старой ельцинской команды к новой путинской. И возглавляет эту группу Путин, законно избранный президент РФ. Глупо себе представить, что он где-то там лежит на лежанке и спит, а в это время охота за Ходорковским. Ничего подобного. Поэтому я думаю, что выступление Глеба Павловского, которому мы и дальше будем предоставлять эфир, потому что и его точка зрения имеет право на существование, — это отчаянная попытка выровнять ситуацию утекания власти от одних к другим. Вот и вся история. Можно очень долго и подробно говорить о том, как изменится страна, если то, се, пятое, десятое. Давайте посмотрим, давайте понаблюдаем.
Но я хочу задать вопрос нашим слушателям: это ваша война там, в Кремле? И что там делится? Собственность, власть, влияние на Путина, контроль за Думой, контроль за будущим президентом, который будет избран в 2008 году? У меня есть, конечно же, личные симпатии и антипатии внутри Кремля. Есть люди, с которыми я общаюсь. Кстати, они принадлежат к разным фракциям, группам, кланам. У меня есть люди, которых я презираю, там. Они тоже принадлежат к разным фракциям, группам, кланам. И поэтому, поверьте мне, это слишком большое упрощение, «белое» и «черное», кровавые «семейные» и «белые» силовики, или наоборот. Это все надо спокойно анализировать, смотреть. Еще раз повторю, что три года назад была одна группа, и делала она то же самое. И сейчас одна группа, и делает она то же самое, на мой взгляд. Есть люди с отдельными идеями, есть личности. Они личности. Действительно, есть Волошин, это личность. Действительно, Есть Козак. Это личность. Действительно, есть Сечин. Это личность. Есть Виктор Иванов. Это тоже личность. И можно называть еще 20-30 человек, которых, может быть, вы не знаете. Слава Сурков, тоже личность. Понятно, что не личности там с трудом выживают. Но не надо упрощать и пугать. Те люди, которые прошли уже это все три года тому назад и продолжают это проходить, если вспомнить о том, что происходит сейчас с Володей Гусинским, продолжают хлебать последствия этого прохождения, то, в общем, надо за этим следить и исследовать. Это интересная гипотеза, ее надо разбирать, анализировать, с ней надо спорить. Кому-то она нравится, кому-то не нравится, надо приглашать разные стороны. Но сам по себе факт этого заявления свидетельствует о начале какого-то, мало нам пока понятного, передела власти внутри Кремля и попытке старой ельцинской команды отстоять у новой путинской команды эту историю. Где партии? Меня тут спрашивают: «А почему «Яблоко» и СПС не выступили в защиту Ходорковского?» А вы задайте им вопрос, почему они не выступили в защиту Ходорковского. А почему бизнес не выступил в защиту Ходорковского? А кто следующий? Да? Бизнес же очень хорошо все понимает. Как вода, щель открылась, потекли, под давлением. Поэтому ситуация гораздо сложнее. Давайте за ней наблюдать без истерик. Мы это уже проходили.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ФЛОРА Начался новый телесезон. Чего Вы ждете от этого телесезона? Может быть, есть какие-то интересные передачи, которые бы Вы хотели посмотреть, могли бы нам посоветовать?
А.ВЕНЕДИКТОВ Спасибо большое, Флора. Сразу скажу, что я получил Ваше электронное письмо. Я хотел бы посмотреть, какие «риалити-шоу» возникнут на телевидении. Я очень внимательно сейчас смотрю на опыт европейского телевидения, и там «риалити-шоу» просто рвет подметки всем. Мне просто интересно, как это будет сделано, с точки зрения технологий. Что касается новых программ, я плохо знаю сетку, не готовился еще. На что-то попаду, посмотрю, потом скажу. Не жду ничего особенного, кроме «риалити-шоу», как нового направления телевидения.
СЛУШАТЕЛЬ НИКОЛАЙ Маленькую реплику разрешите?
А.ВЕНЕДИКТОВ Пожалуйста.
СЛУШАТЕЛЬ НИКОЛАЙ Дело в том, что Вы предложили обратиться к партиям, чтобы они защитили ЮКОС. Это очень странно.
А.ВЕНЕДИКТОВ Нет, я так не сказал. Я отвечал на вопрос, который мне задал наш слушатель по интернету, почему СПС и «Яблоко» не защитили ЮКОС. Я сказал: «Спросите у них». Вот, Михаил Зорин из Москвы: «Почему не сказали свое мнение о аресте Гусинского еще Немцов и Явлинский?» И про ЮКОС. Поэтому я просто отправил, Николай, их к тем, к кому они задают вопрос. Мне отвечать, почему партии молчат или не молчат? Странная история. Просто не мой вопрос, почему молчат партии.
СЛУШАТЕЛЬ ЮРИЙ Можно мне два маленьких вопросика?
А.ВЕНЕДИКТОВ Пожалуйста, только быстро.
СЛУШАТЕЛЬ ЮРИЙ Про Явлинского все ясно. Он уже давно сказал, что премьер во всем виноват, а президент хороший. А вопрос мой звучит так. Я как-то в работе прослушал. Что за консорциум группа товарищей купила «Московские новости», и кто за ними стоит? А то кончится так же, как с НТВ.
А.ВЕНЕДИКТОВ Я понимаю. Группа товарищей это частные акционеры ЮКОСа, это господин Ходорковский с сотоварищами в свое время учредили фонд «Открытая Россия», который занимается образовательными проектами. И этот фонд «Открытая Россия» и купил «Московские новости», которые были выставлены на продажу.
СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЕЛЕНА Совсем ничего не прозвучало по поводу южнокорейского лайнера, эти события, как-то ничего не слышно от вас, вашей станции.
А.ВЕНЕДИКТОВ В смысле?
СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЕЛЕНА Насчет сбитого самолета в 80-х годах.
А.ВЕНЕДИКТОВ А что сегодня должно было прозвучать?
СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЕЛЕНА Не сегодня, в эти дни. Какие-то комментарии.
А.ВЕНЕДИКТОВ Да, мы действительно не делали специальную передачу. Там все очевидно, мне кажется. В рамках совершенно ожесточенного нашего противостояния в 83 году, в андроповское время, с США и их союзниками, заподозрив в том, что этот самолет может быть самолетом-шпионом или нести бомбу, как тогда говорили, были подняты истребители, и была дана команда, как говорят, не из Москвы, сбить пассажирский лайнер. Даже если он шпион, летел, и все знали об этом, огромное число пассажиров, гражданских лиц. Мое отношение к этому отрицательное. Ничего такого он там не нашпионил, и бомбу, как выяснилось, он не нес. Но это был такой психоз, действительно, это правда. В холодной войне, вообще, было очень много таких, кстати, с обеих сторон, нервных движений. Но это, пожалуй, такое преступление против гражданского населения. Я бы назвал это так.
СЛУШАТЕЛЬ МИХАИЛ из СПБ Я вам посылал на пейджер вопрос о встрече Матвиенко и Путина.
А.ВЕНЕДИКТОВ А я отвечал.
СЛУШАТЕЛЬ МИХАИЛ Нет, такой аспект, она в отпуске. Кто оплачивал ее поездку? Это вы (радиостанция) никак не можете расследовать, этот вопрос?
А.ВЕНЕДИКТОВ Мы можем расследовать этот вопрос, но поскольку здесь есть нарушение закона со стороны, на мой взгляд, президента Путина, то нарушения закона со стороны кандидата Матвиенко кажутся уже достаточно странными. Купила на свои деньги, например, имеет право. Здесь у нее дом еще. Мне просто кажется, что есть нарушение закона. Мы надеемся, что горизбирком хотя бы зафиксирует его, хотя бы для того, чтобы неповадно было, просто. Сегодня очень смешно шутили в нашем коридоре. Есть такая норма закона о приостановлении лицензии СМИ на время предвыборной кампании, если там определенное количество нарушений. «Приостановление деятельности президента на время избирательной кампании госпожи Матвиенко». Нет? Все нормально? Мне просто представляется, что дело в плохом законе, плохого качества продукт, который невозможно исполнять, с одной стороны. А с другой стороны, на мой взгляд, пренебрежение к этому закону. Я-то как раз думаю, что Валентина Ивановна Матвиенко, которая, конечно, хотела поддержки, еще попала, как кур в ощип. В принципе, строго по букве, может быть плохо. Но по букве никто не будет. А на чьи деньги билет? Слушайте, даже в законе написано, что при агитации нельзя использовать должностное или служебное положение. А как не использовать? Тут полпред даже в отпуске… Обсуждали-то что? Бюджет Петербурга. Если в отпуске, да под камерой, да звонок Минфину. Ладно, мы же все с вами понимаем, что мы? Главное, чтобы вы это понимали. Главное, чтобы все кандидаты в петербургские губернаторы, а их много, имели равные возможности, и все вышли бы к вам, в Петербурге, а вы бы знали, кто это, что за команда, и вы бы сделали осознанный выбор. Для меня это самое главное, потому что в декабре мы будем голосовать и за нашего мэра, кто-то из кандидатов будет нашим мэром, и за наших депутатов, кто-то из них станет нашими депутатами и партиями. И не хотелось бы, чтобы сейчас кампания региональная чеченская, омская, петербургская давала бы плохой пример. Еще раз повторю, мое отношение я высказал.
СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ Какую страну и какую культуру Вы считаете своей исторической Родиной?
А.ВЕНЕДИКТОВ Россию, российскую культуру, как носитель языка.
СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ А как Вы считаете, у президента Путина будет третий срок или нет?
А.ВЕНЕДИКТОВ Игорь, это очень серьезный вопрос. Может быть, нам его даже отложить, поскольку осталось полторы минуты. Я знаю одно. На сегодняшний день президент Путин, непублично (публично он это уже сказал в Эдинбурге) своим близким друзьям говорит, что в 2008 году он уйдет с этого срока, что он не хочет третий срок. Так он говорит. Будет, не будет, народ поползет на коленях, все мы с вами читали «Бориса Годунова» Пушкина, «как же мы без тебя, государь», по-всякому будет. Не знаю, как будет. Но я могу сказать одно. Сегодня своим близким людям, своему близкому окружению, своим друзьям, которые не занимают постов, Путин говорит достаточно откровенно: «В 2008 году я уйду». На сегодняшний день можно исходить из этого.
И, наконец, последнее, что я хотел сказать. Анатолий пишет: «Алексей Алексеевич, конечно, у вашей радиостанции устойчивая и хорошая репутация, но нескромно говорить о том, что она лучшая. Не слышал ни от одного главного редактора, ни от одной газеты, что хвалят себя». Да, конечно, Анатолий, но они думают так. Вы можете себе представить главного редактора, который думает, что его газета худшая, или телеканал? «Это первый», «на первом канале». Или газета, или радиостанции. Что ж ты сделал худшую радиостанцию, худшую газету или худший канал? Что-то странно. Поэтому они так думают, а я так думаю, но я, в отличие от них, еще это говорю, что «Эхо Москвы», действительно, лучшая радиостанция. И, как говорили господа Берман и Жандарев, и с этим не поспоришь.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире