'Вопросы к интервью

О.Журавлёва Добрый вечер, меня зовут Ольга Журавлёва, у нас в гостях главный редактор журнала «The New Times» Евгения Альбац. Здравствуйте, Евгения Марковна.

Е.Альбац Здравствуйте, Ольга.

О.Журавлёва Уже сейчас и вот в чате YouTube, и на SMS нам пишут всякие слова поддержки и хвалят вас за сегодняшнюю речь в суде, а также и ругают, потому что метать бисер перед свиньями – совершенно бессмысленное дело. А вы какой смысл вкладывали в свою речь?

Е.Альбац Ну, во-первых, я должна сказать, что это отрывок из моего выступления. Я речь специально не готовила, но, честно говоря, я была так потрясена тем, что я наблюдала в Тверском районном суде, что как-то я понимала, что, во-первых, мне казалось это важным сказать и потому что в зале были коллеги и читатели журнала «The New Times». Ну и…

Вот смотрите, вот, и у первой судьи, которая рассматривала апелляцию по штрафу мне лично как генеральному директору, и у второй судьи, значит, решение начиналось словами «Всесторонне рассмотрев в судебном заседании дело, приняли решение». Значит, никакого всестороннего рассмотрения – его вообще не было. Ни одна судья, ни вторая судья с документами не знакомились. Это же видно!

О.Журавлёва То есть адвокат не выступал, обвинение не обвиняло, ничего не было?

Е.Альбац Нет! Первый прокурор проснулся минутки на две и, значит, произнес ровно одну фразу и всё. Второй прокурор – Михаил Львович Петрович – это которому весело было. А ему смешно было просто. Смотрел: «Ну как там эти? Ну, чего они дрыгаются? Мы им там 22 миллиона, а они тут дрыгаются». Такой веселый молодой человек. Майор. Я еще поразилась совершенно.

Он сказал полторы фразы. Всё. Ни документов…

О.Журавлёва Про что говорили прокуроры-то?

Е.Альбац Они ничего. Они просто сказали, что, вот, материалами дела доказано. И всё. Ни дела, ни материалов, ничего.

Вот, например, они все ссылаются на данные от Росфинмониторинга. Я говорю «А покажите мне эти данные Росфинмониторинга. Это, вот, на основании чего финансовая разведка представила эти?.. Что это такое? Если это финансовая разведка, значит, это деньги, которые перешли границу. Да? Границу Российской Федерации». Но я точно знаю, что не может быть такого количества денег, чтобы они перешли границу Российской Федерации. Я точно знаю, что это деньги в том числе российских граждан, которые переводили с российского счета на российский счет. Покажите мне хотя бы эти бумаги? Это же ничего же этого нет.

Понимаете? И это, конечно, тяжелая такая для нас для всех, мне кажется, история, потому что, собственно, история… Вот, цивилизация – она придумала судей, ведь, не потому, что так хотелось платить лишние свои там какие-то налоги, деньги людям, которые решали, значит, кто прав, кто виноват. В конце концов, это существует давно и у многих общин есть свои маленькие суды, да? Ну, вот, еврейский суд есть, да? Ну, решают люди, раввин и еще 2 помощника принимают решения по, там, бизнес-спорам, которые существуют между двумя еврейскими бизнесами.

Суды появились ровно потому, что люди поняли, что если не будет кого-то третьего, то они будут всё время друг друга убивать. Это, собственно, вот то, что называется выход человека из природного состояния, который хорошо описан у Гоббса в «Левиафане». Да? Иначе все в состоянии войны со всеми.

Значит, люди решили «Не-не, убивать не будем. Давайте пусть будет третий дядька или несколько дядек, которые, заслушав обе стороны…» Это прописано в Библии, между прочим, во второй книге Пятикнижия Моисеева уже прописано, как должен идти суд, да? Заслушав стороны, разобравшись, судья или судьи примут решение.

Люди понимали. Ровно за этим нужно государство, понимаете? Ведь, вообще государство нам мало для чего нужно. Ну, только, так сказать, общие блага – там, чистое небо над головой и безопасность. В общем, особенно нам государство больше ни за чем не нужно.

Но, конечно, нужен суд. Между прочим, у Джона Локка вообще нету никакой ни исполнительной власти. У него есть законодательная власть, а исполнительной вообще нет. Есть судебная власть, судья – вот, что очень важно.

О.Журавлёва Простите, Евгения Марковна, а если вот этими терминами пользоваться «Чтоб друг друга не поубивали», а кто хотел вас убить? Я имею в виду журнал?

Е.Альбац Вы знаете, есть на этот счет несколько гипотез. Одна из серьезных гипотез заключается в том, что, как это было при советской власти, у нас в ФСБ есть Управление по защите конституционного строя, Управление «З». Его возглавляет генерал Седов.

Когда я занималась делом Европейского университета в Санкт-Петербурге, то целый ряд источников указывали на то, что невозможность никаким образом с помощью резолюции Путина решить проблемы Европейского университета в Санкт-Петербурге была связана прежде всего с противодействием этому университету со стороны этого управления и лично генерала Седова (он же зам Бортникова).

Это же управление занималось оперативным сопровождением дела Серебренникова. И целый ряд дел, которые так или иначе связаны с тем, что при советской власти называлось «идеологией» или «антисоветской агитацией и пропагандой», это всё они. Вот это всё они, которые при советской власти это была знаменитая Пятерка. Пятое управление КГБ СССР, которое боролось с инакомыслием.

Е.Альбац: Нормальное государство – регулирует. Оно не пытается устроить из всего репрессию

Вот, судя по всему, сейчас ровно это же и возродилось на той же самой Лубянке, только под другие три буквы – не КГБ, а ФСБ.

Похоже, что один из возможных заказов пошел оттуда.

О.Журавлёва То есть… спасают родину от вас.

Е.Альбац Ну да. Они спасают родину от нас. Но, к сожалению… Понимаете, вот, ведь, уничтожение суда, уничтожение права – это, ведь, опасно не только для нас. Это так получается, что в сегодняшнем мире просто невозможно существовать без разного рода третейского суда. Ну, просто невозможно. Невозможно заключать бизнес-контракты, невозможно их отслеживать, потому что в противном случае вы должны убивать. Вот же, какая альтернатива. И это же проблема для тех же самых судей. Вот этот молоденький майор-прокурор, которому смешно было очень, он же не понимает, что в какой-то момент с ним такое может случиться. А мы знаем по сталинским временам, что обязательно с ними и случалось. Что сначала шли идеологические враги по этапу, а за ними отправлялись и судьи, и прокуроры (но их, как правило, расстреливали), и чекисты, и так далее.

Поэтому, на самом деле, в нормально, ну, в более или менее нормально функционирующей судебной системе заинтересованы все.

А мне юристы говорят «Евгения Марковна, у государства выиграть нельзя». Говорят «Нет-нет. У вас-то вообще политика, тут у вас вообще ничего сделать нельзя. Но даже если не политика, у государства выиграть нельзя. Вот, раньше можно было, а сейчас – нельзя». Но это же кошмар! Но, ведь, не может существовать рыночная экономика без третейского суда. Просто не может!

О.Журавлёва Евгения Марковна, я слышу всё время, что вас удивляет, поражает многое в этой истории. А что вас во всей этой истории больше всего раздражает? Вот, бесит?

Е.Альбац Ну, меня взбесила сегодня вся эта история, честно вам скажу, в Тверском районном суде, потому что для меня стало понятно: это абсолютная фикция. Нету там разбирательства, его нету. Нету нормального заслушивания сторон, нету. Понимаете?

Там нету никакого соревнования сторон, его нету. Этого ничего там не было. Понимаете? И, конечно, у меня это… У меня это вызвало оторопь, хотя Зоя Светова, которая много-много лет пишет про суды, она, конечно, рассмеялась, она говорит «Вот так со всеми и бывает. Всем кажется «Ну, со мной будет по-другому».

О.Журавлёва Не будет.

Е.Альбац Не будет.

О.Журавлёва Евгения Альбац, главный редактор журнала «The New Times». Мы вернемся через несколько секунд.

РЕКЛАМА

О.Журавлёва И снова с вами Ольга Журавлёва и наша сегодняшняя гостья главный редактор журнала «The New Times» Евгения Альбац. И вот вопрос к вам очень короткий и очень односложный. Просят односложный ответ на простой вопрос.

Нарушение законодательства со стороны журнала «The New Times» в части несоблюдения сроков подачи информации было или нет?

Е.Альбац Нарушение со стороны не журнала, а ООО «Новые времена», издателя «The New Times» и newtimes.ru – несвоевременная подача информации в один из органов. Было. Это очень важно. Тут надо объяснить.

Значит, информацию о нашем финансировании в Российской Федерации мы подаем в несколько источников. Каждый квартал наш фонд, который объявлен иностранным агентом и, соответственно, все деньги, которые через него идут, автоматически становятся иностранным финансированием (ровно поэтому нам такую сумму и присудили), каждый квартал отчитывается в Министерство юстиции. Мы эти данные предоставляем в Налоговую инспекцию, мы эти данные предоставляем в Валютный контроль. Всё. Вам ни одной копейки Валютный контроль не пропустит, если вы не предоставите все абсолютно документы, откуда, кто, как, зачем и почему, и за что вас так любит.

Значит, это не то, чтобы мы не информировали органы власти. Это не то, чтобы мы что-то утаили, чтобы на этом сэкономить копейку. Мы ничего на этом, понятное дело, не сэкономили. Это не то, что мы не доплатили налоги или еще что-то.

Значит, как это происходит в нормальных цивилизованных обществах? Вот, давайте, все-таки, я вам скажу. Я вообще-то профессор и доктор философии, я много читала разных книг в очень неплохом университете мира, который называется Гарвардский университет. Вот, как это происходит в цивилизованных правовых системах?

Вы не выполняете… Это называется, кстати, у нас квалифицируется это в кодексе как «бездействие». Не то, что действие какое-то или, там, сознательный умысел. Вообще это просто бездействие.

Значит, что происходит в нормальных правовых системах? Вот, ваш регулятор замечает, что вы бездействовали и не отправили какую-то бумажку – в нашем случае это одна таблица, которая утверждена приказом Роскомнадзора.

Значит, я напомню, что Роскомнадзор ни разу к нам по этому поводу (регулятор), ни разу к нам по этому поводу не обратился. Сегодня был первый день, когда мне позвонила сотрудница Роскомнадзора что-то уточнить по поводу ровно этой таблицы. Это был первый раз за всё это время. Значит, эти поправки к закону вступили в силу, по-моему, то ли с января, то ли с февраля 2017-го года.

Что делает в этой ситуации регулятор? Регулятор присылает, должен прислать уведомление и сказать «Вот, вы, Альбац Евгения Марковна и ООО «Новые времена», вы не отчитались по такой-то форме. Если вы, там, в месячный срок это не сделаете или в 3-месячный срок, или там в 2-недельный срок, мы, так сказать, на вас обрушим всю кару». Понятно. И ровно это с нами и произошло, когда межрайонная Тверская прокуратура прислала представление 8-го июня 2018-го года и написала «Вот, вы это не сделали! Немедленно сделать то-то, то-то». Мы это, конечно же, немедленно сделали!

Е.Альбац: Роскомнадзор ни разу к нам по этому поводу не обратился

Поэтому, ведь, вопрос не в том, что, знаете, мы такие злостные нарушители. Дело в том, что, на самом деле, в таких ситуациях тот же самый Роскомнадзор должен был нам всем разослать «Обращаем ваше внимание, что согласно поправке к закону 19.2 КоАПП 13.15.1 вам необходимо каждый квартал предоставлять не позднее такого-то срока, предоставлять такие-то, такие-то данные». Ну, вот, как ваш налоговый кабинет, если у вас есть у кого-то налоговый кабинет. Вот, я, например, в налоговом кабинете, я получаю уведомление «Вам надо заплатить».

Или, например, вот я переплатила налогов российскому государству, они могут сказать «Подавайте на возврат». Я подала на возврат, а мне они пишут «А вы опоздали. А вы должны были… Вот, если бы вы месяц назад это сделали, вы бы получили». Ну… Всё понятно.

О.Журавлёва Кто не успел, тот опоздал.

Е.Альбац То есть я хочу сказать, что, понимаете, в этом же… Ведь, нормальное государство, которое существует на наши же налоги… А я напомню, Роскомнадзор сам не зарабатывает – мы же оплачиваем его деятельность, как и всех остальных: и судов, и Кремля, и всего остального, да? Нормальное государство – оно регулирует. Оно не пытается устроить из всего репрессию. Вот же в чем вопрос!

Да, мы что-то не сделали. В этой ситуации просто присылается, еще раз повторяю, уведомление. И уж, конечно бы, мы это всё сделали.

Ведь, я напомню нашим слушателям, что это впервые, это первое дело по статье Кодекса об административных правонарушениях 13.15.1.

О.Журавлёва Это про иноагентов?

Е.Альбац Нет, это было принято… Эти поправки в Закон о печати были приняты именно в развитие законов об иностранных агентах. Ровно об этом, да? И был целый ряд принят вот таких в развитие законов. Там понос был просто уже в 2015-м году на тему этих бесконечных указаний, постановлений и законов по теме иностранных агентов. Вот.

Так что это первое применение этой статьи. Никто, на самом деле, не знает, как ее применять. Специально по этой группе статей было разъяснение Пленума Верховного суда Российской Федерации, который определил, как надо квалифицировать эти правонарушения, какой там срок давности (3 месяца) и так далее. Специально было разъяснение Пленума Верховного суда. На всё это плевали.

Причем, для меня удивительно, как Верховный суд?.. Он же должен за всем этим наблюдать и думать «А мы зачем на Пленуме это всё принимали?» Есть 3 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации разных лет, которые не позволяют всей этой петрушки, которая с нами произошла. Просто не позволяют. Это прямое нарушение того, о чем говорил Пленум Верховного суда Российской Федерации.

О.Журавлёва Вы в Верховный суд собираетесь обращаться?

Е.Альбац Конечно. Но сначала мы… Сейчас решение вступит в силу, и дальше у нас 60 дней на выплату штрафа. Мы должны, сначала мы подадим кассацию в Мосгорсуд (мы обязаны это сделать), потому что для Европейского суда по правам человека нужно пройти все инстанции. И мы, конечно, это пройдем. И потом за этим мы подадим в Верховный суд Российской Федерации. Да, конечно.

Скорее всего, будем подавать и в Конституционный суд Российской Федерации. А потом – ЕСПЧ.

О.Журавлёва Хорошо. Мы разобрались с тем, что один из документов, действительно, забыли предоставить в одно из ведомств.

Е.Альбац При том, что этот документ в другие российские ведомства предоставили.

О.Журавлёва Предоставили, да. Но это, знаете, как в ЖЭКе: «А мне вот эту справку вы не приносили. Поэтому извините».

Понятно, с этим разобрались. Я еще просто…

Е.Альбац Но зато я… Вот, я не могу просто… Я воспользуюсь эфиром «Эха Москвы».

О.Журавлёва Вы продолжаете восхищаться жизнью, я понимаю.

Е.Альбац Я восхищаюсь жизнью. Я так благодарна нашим читателям, потому что я продолжаю от них получать «Хрен им, а не «Новые времена»! Кижи с вами, Мурманск с вами. Удачи! За свободу слова. Наше дело правое. Против произвола, особенно судебного», — это всё идут смски, люди переводят деньги на наш счет.

О.Журавлёва Хотя знают, что на штраф уже собрали.

Е.Альбац Конечно, они… Еще раз всем напоминаю, что на штраф мы деньги уже собрали, и это люди… Мы написали у себя на лендинговой странице, что для того, чтобы журнал мог функционировать, нам же тоже нужно на что-то жить, да? Вот. И люди переводят именно деньги на функционирование журнала. Да, конечно.

Я всем ужасно благодарна читать это. Я не могу вам передать, как меня это греет. Просто иногда до слез.

О.Журавлёва Евгения Марковна, а если бы этой истории со штрафом не было, вы бы продолжали какую схему финансирования? Тоже пожертвования, подписки? Что?

Е.Альбац Мы, наверное бы, продолжали бы… Вы знаете, Оль, мне сейчас трудно об этом говорить, потому что я, честно говоря, я думала, что… Мы же практически умирали, да? Последние 5 месяцев журнал содержался исключительно из моего кармана. Карман мой очень неглубокий, и я понимала, что если я не решу проблему с финансированием журнала, то придется его закрывать. Вот.

Е.Альбац: Последние 5 месяцев журнал содержался исключительно из моего кармана

И это бесконечный мучительный был поиск решения. Вот, я точно понимала, что надо найти какое-то решение. Кстати говоря, вот то, что сейчас делает «Новая газета», «Медиазона», то, что, собственно, нас научил делать ФБК Навального, вот, я тоже везде подписана и это, конечно, это вот…

Знаете, у меня-то вообще такое ощущение. Я наблюдаю за тем, что произошло с нами. На сегодняшний момент, скажу я нашим замечательным слушателям и нашим замечательным любимым подписчикам журнала «The New Times» или читателям журнала «The New Times», вы перевели нам 27 миллионов, по-моему, 368 тысяч рублей (там что-то в этом роде). Зайдите на сайт newtimes.ru/help и там есть точная цифра.

Значит, мы сегодня с благодарностью и любовью вернули деньги «Новой газете» ровно для того, чтобы… Потому что «Новой газете» нужны деньги, конечно. И я очень еще раз благодарна коллегам из «Новой газеты», и прежде всего, конечно, Диме Муратову за эту протянутую руку.

Но вы знаете, у меня вот такое, Оля, ощущение… Вот, я наблюдаю за тем, что происходит. «Медиазона» объявила, что они за месяц собрали миллион, который им надо было собрать. «Новая газета» очень хорошо стала собирать последнее время.

Вы знаете, мне кажется, что в стране произошел какой-то качественный скачок, что люди вдруг вот… Вот люди, те, кого принято называть «средний класс»... Так их называл, «средние люди» называл Аристотель в 4-й книге «Политики». На самом деле, и во всяких религиозных книгах, если вы посмотрите, они тоже называются «средние люди», или «средний класс», «срединный человек» (Закарий, например).

Так вот, вот эти люди – они вдруг поняли, что если они хотят иметь то, к чему они привыкли, те средства массовой информации, к которым они привыкли и которым они доверяют, то им надо взять ответственность на себя.

О.Журавлёва Но они хотят купить себе нужные им вещи.

Е.Альбац Совершенно верно. Вы знаете, я даже боюсь, вот, боюсь так это вот абсолютно утвердительно произносить, но мне кажется, что гражданское общество России, которое давно все похоронили и всех нас отнесли уже в категорию лузеров везде… На Западе уже нас приговорили. Что, на самом деле, оно не просто живо, а оно вдруг как-то встряхнулось, посмотрело вокруг, сказало «Так, ребята, всё. А, ведь, отступать некуда, за нами уже дальше там будут сплошные развалины». И оно решило, что оно должно взять на себя ответственность за те СМИ и за те организации, которые, как оно (это гражданское общество) считает, нужны России.

Вы знаете, вот, меня эта мысль греет необыкновенно. Я всё время про это думаю. Ну, потому что нельзя иначе объяснить, как мы за 4... Ну, на сегодняшний день чуть больше недели могли собрать такие невероятные совершенно деньги. Что-то случилось.

О.Журавлёва Что-то случилось, — говорит вам Евгения Альбац, главный редактор журнала «The New Times». Мы вернемся в эту студию после небольшого перерыва.

НОВОСТИ

О.Журавлёва И снова с вами Ольга Журавлёва, и наша сегодняшняя гостья Евгения Альбац. Мы уже всё подробно обсудили касательно журнала, хотя продолжают писать люди в том числе. Они пишут, например, то, что, может быть, журнал вообще никому и не нужен, но это в чистом виде протест против жизни, которой живут люди. Может быть, кто-то из тех, кто вам прислал деньги, не на журнал прислал, а на свободу.

Е.Альбац Вы знаете что? Писали так. Что я сам не читаю «The New Times», но я считаю, что он должен быть. Ну, потрясающе совершенно. Понимаете? Это не то, что я себе «Вот это вот мой кулечек и я себе его захаваю». Не-не-не, люди начинают понимать, что не обязательно соглашаться. Важно, чтобы было это плюралистическое поле, чтобы разные, чтобы разные… Потому что разность – это ровно то, что создает развитие. Просто без разности, без альтернатив нет никакого развития.

О.Журавлёва Скажите, а остальное происходящее, вот, не в гражданском обществе, а за кремлевской стеной и вокруг нее, вы видите какую-то тенденцию? Вот, в обществе вы ее, прям вот, усмотрели сейчас.

Е.Альбац Я вижу глупость власти в Приморье, например. Вот, вся эта история с Ищенко, которого не зарегистрировали сейчас на выборах, она просто, конечно, показывает, что власть совершенно не умеет просчитывать свои риски.

Власть решила продавить через колено этого Кожемяку. Да, конечно, коммунисты подыграли, отказавшись. Они сказали «Вот, он и так выиграл, поэтому он не должен идти». Ну, всем нам понятно, что там произошло – они просто отказались от борьбы. Ищенко не отказался от борьбы, и насколько я понимаю, он не сумел собрать муниципальных голосов.

О.Журавлёва Но в первый-то раз он уже попадал на эти выборы.

Е.Альбац Но в первый раз он попадал от Коммунистической партии, да. Вот. Он не собрал этих муниципальных голосов. Совершенно понятно, что он по определению, что этот муниципальный фильтр существует ровно для того, чтобы не пускать на выборы тех, кого не хочет власть пускать.

О.Журавлёва Там некоторые голоса признали недействительными.

Е.Альбац Да. Мне кажется, что власть – вот это она сделала глупость.

О.Журавлёва Хорошо, следующие глупости обсуждаем. Про Браудера, который всех отравил, это…?

Е.Альбац Ой. Это даже, знаете, я даже… Поскольку мы писали, я сама писала материал… Мы с Ильей Барабановым писали огромный материал по дневникам Магнитского и много изучали эту историю и так далее. И поэтому я просто совершенно потрясена, потому что, ведь, Магнитский писал о том, что его вынуждают давать показания на Браудера. И он не дал показания. Ведь, ровно за это ему и устраивали эту карусель по камерам, когда сажали его в камеры без окон или с неработающей парашей, или холодную и так далее, да? И всё это довели до того, что у него был приступ, очень тяжелый приступ панкреатита, который, собственно, закончился… Панкреатитные боли страшные. Но в больничке в Матросской тишине решили, что у него приступ сумасшествия, поэтому его еще ко всему прочему привязали к каталке. И дальше мы не понимаем, что с ним произошло, но, во всяком случае, он, видимо, мучительно умер…

О.Журавлёва При неоказании медицинской помощи.

Е.Альбац И это, конечно, равносильно убийству. Но то, что теперь Браудера обвиняют в том, что он убил Магнитского, значит, во-первых, российские власти, наконец, признали, что Магнитского убили. Только Магнитского убили в российской тюрьме, в Москве, а обвиняют они Браудера, который в это время находился в Лондоне. Это, конечно, совершенно потрясающе и очень смешно.

И, конечно, понятно, почему это происходит – потому что сейчас Акт Магнитского будет обсуждаться, по-моему, на Совете Европы или в Евросоюзе, и очевидно, что он будет принят в большинстве стран Евросоюза. Это персональные санкции против конкретных совершенно людей, в том числе из руководства так называемой правоохранительной системы Российской Федерации. И ровно за это, конечно, Браудеру досталось.

Вообще я считаю, что Браудер должен им поставить всем бутылку. Он написал, действительно, изумительно интересную книгу, она называется «Red Notice». Она у нас не издана, но ее перевели на русский на Украине, а мы в журнале «The New Times» — найдите – мы публиковали оттуда большую главу. Ее очень интересно читать, просто очень интересно читать.

Но, конечно, российские власти сделали эту книгу бестселлером. И прибавили много-много денег Браудеру.

О.Журавлёва А напомните мне, пожалуйста, а почему изначально российские власти хотели до Браудера добраться и заставляли Магнитского против него свидетельствовать? Тогда-то он чем был плох?

Е.Альбац Браудер, кстати говоря, когда посадили Михаила Ходорковского, Браудер всячески приветствовал посадку Михаила Ходорковского, о чем написал колонку в «The Moscow Times». Я с ним тогда, помню, сама схлестнулась в каком-то публичном месте по этому поводу и сказала, что, вот, вы сейчас радуетесь по поводу посадки МБХ, а потом придут за вами.

У российской власти были претензии к Браудеру прежде всего из-за того, что он скупал администрации, по-моему, Газпрома. Браудер занимался тем, что называется «гринмейл», то есть когда он находил информацию, которая компрометировала те или иные компании (очень часто совершенно справедливую), передавал ее СМИ, в результате акции этих компаний падали. И российские власти обвиняли Браудера в том, что, вот, он с помощью этой технологии скупал акции российских компаний.

Е.Альбац: Российский Интерпол использовался самым активным образом как инструмент политики

Что-то там было еще (я уже не помню). На Браудера вешали всех возможных собак, потому что он очень, конечно, успешный был инвестор, он инвестировал очень много денег в России. А потом ему просто взяли и закрыли визу. Просто взяли и вот так вот, и не впустили. Он прилетел, а его не впустили.

О.Журавлёва А потом случилась история с Магнитским, и он инициировал список Магнитского?

Е.Альбац Нет. Потом у Браудера попытались украсть компанию. И целую серию компаний. Значит, потом, по-моему, 28-я Налоговая инспекция, если мне память не изменяет, была проделана афера, в результате которой 5,4 миллиона рублей было украдено. А, может быть, больше – я уж сейчас, честно говоря, запамятовала цифры. Но очень большие деньги были украдены на возврате НДС. И мы об этом в журнале писали. Это была большая афера с использованием там зам начальника, по-моему, Налоговой инспекции и так далее. Люди оказались в Дубаи, люди оказались…

В это время министром по налогам был господин Сердюков, и много было спекуляций о том, что он, собственно, и осуществлял операцию «Прикрытие» над всей этой историей.

Ну вот. И Браудер это абсолютное безобразие по краже из российского бюджета с помощью налоговиков раскопал и сделал максимально публичным. Что тоже, конечно, не улучшало имидж. Ну, сейчас-то имидж Российской Федерации просто уже… Ну, не Российской Федерации, а чиновников Российской Федерации просто ниже-то уже некуда. А тогда, в общем, еще делали вид, что мы часть большой цивилизованной европейской семьи, мы члены были «Восьмерки».

О.Журавлёва Талейран нам пишет: «Браудер сильно разозлил власть, когда начал раскапывать информацию, кому принадлежит Сургутнефтегаз».

Е.Альбац Это было. Это была одна из историй, совершенно верно, потому что много было разговоров (мы и до сих пор толком не понимаем), кто, на самом деле, владеет Сургутнефтегазом. Но известно, что это компания, у которой очень много кеша (что-то 38 миллиардов долларов). Много говорили о том, что это чуть ли не карман Путина и так далее.

Е.Альбац: Власть решила продавить через колено Кожемяку

Так что это такая, большая тайна российской власти, кто же, на самом деле, сидит в акционерах либо во владельцах Сургутнефтегаза.

О.Журавлёва Кстати! Опять же, в связи с Браудером, опять-таки, история с тем, кто возглавит Интерпол. Случилось удивительное. Неужели ради того, чтобы поймать Браудера, надо возглавить Интерпол?

Е.Альбац Интерпол – это больше, чем только поймать Браудера. Интерпол – это возможность отлавливать на границе всех тех, кто вам не нравится. И мы знаем, что это проделывалось в отношении целого ряда российских бизнесменов. Вспомните Владимира Гусинского, которого, по-моему, дважды в Испании таким образом Интерпол задерживал. И Интерпол задерживал целый ряд российских бизнесменов и оппозиционеров, и так далее.

Это очень… Это может быть очень эффективное оружие власти. Поэтому, конечно, я бы на месте европейской семьи народов 100 раз подумала бы, прежде чем отдавать российскому Кремлю и Путину такой эффективный инструмент.

О.Журавлёва А не может быть, действительно, ветерана МВД?

Е.Альбац Не может. Не может, не может.

О.Журавлёва Не может?

Е.Альбац Не может.

О.Журавлёва Который…

Е.Альбац Не может. Мы знаем, как российский Интерпол. Мы знаем, как российский Интерпол вывешивал крашеные флажки против разных людей, прежде всего тех, кто находился или находится в оппозиции к российской власти. Не может быть.

Российский Интерпол использовался самым активным образом как инструмент политики. И безусловно, если во главе международного Интерпола встанет человек, который зависим от российской власти… Я ничего не хочу сказать плохого про этого генерала. Возможно, он безумно честный человек. Но знаете, еще у него была семья, как известно, да? По той самой притче.

Поэтому, конечно, это очень рискованная история.

О.Журавлёва А, может быть, вообще Интерпол как, я не знаю, он как-то самоочищающаяся организация? Может быть, на него таким образом повлиять нельзя? Вот, был китаец…

Е.Альбац Вы знаете что? К сожалению, целый ряд международных организаций в последние, я бы сказала, 10 лет оказались подвержены различным коррупционным скандалам. Мы это знаем по истории с FIFA, например, да? Мы знаем это, были свои проблемы и свои коррупционные скандалы и в ООН, и в Юнеско, и так далее. И то, что люди, которые в том числе из высшего эшелона российской власти, считают возможным использовать международные организации путем подкупа чиновников для решения своих проблем, это тоже известно.

О.Журавлёва Но тем не менее, Евгения Альбац не устает удивляться всяким прекрасным вещам, которые происходят в нашей жизни. И на этом нам придется заканчивать нашу передачу. Главное, чтобы ваши удивления были только радостными, все ближайшие.

Е.Альбац Оля, спасибо.

О.Журавлёва Евгения Альбац, главный редактор журнала «The New Times», меня зовут Ольга Журавлёва. Всем спасибо, всего доброго.

Е.Альбац Спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире