'Вопросы к интервью
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Добрый день, Ирина.
И. ПЕТРОВСКАЯ: Добрый вечер.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сразу о том, как мы будем делать нашу программу. Вначале вопросы из Интернета, после этого вопросы из пейджера, и после этого телефонные вопросы. Я надеюсь, что до 25 минут, потому что хочу больше телефона дать.
И. ПЕТРОВСКАЯ: Хорошо.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ирина, объясните пожалуйста, почему Первый канал является государственным? Помню, когда в гостях «Эхо Москвы» был Константин Эрнст, то он сказал, что Первый канал существует только благодаря рекламе, а государство деньги не выделяет. Тогда почему же он является государственным?
И. ПЕТРОВСКАЯ: Потому что 51% акций, контрольный пакет в АО, уже сейчас не помню какого открытого, закрытого типа принадлежит государству по факту, по форме собственности, канал является государственным. Если говорить шире, то у нас нет в чистом виде государственного телевидения, потому что вообще во всем мире нет государственного телевидения. А то, которое является его аналогом, общественное, оно пытается избежать рекламы, и существует не за счет рекламы, а за счет разных других поступлений, спонсорских, абонентской платы и так далее. У нас такие смешанные формы собственности и поступления денег. Естественно, большинство наших каналов коммерческие. По факту да, государственный канал.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Идем дальше. Это был вопрос Олега Золотухина из Москвы, извините, Олег, я не назвал ваше имя сразу. Артур Соколов из Евпатории, у него замечательный вопрос, всеобщий крик души, кстати, мой тоже. «Ирина, мне кажется, на телевидении сегодня нет ничего нового. Всё уже где-то было. Хочется чего-то свежего. А Вам?».
И. ПЕТРОВСКАЯ: Во-первых, сегодня в прямом смысле ничего нет нового, потому что по-прежнему продолжается, хотя уже явно видны признаки завершения мертвого сезона, поэтому сегодня мы наблюдаем в чистом виде не вторсырье, а секонд-хенд, уже употребленный продукт телевизионный, и видим только повторы, и даже многие из программ, которые как будто бы выходят под прямой эфир в свое время, или выходили в прямом эфире, сегодня они повторяются в записи. В принципе, телевидение такая штука, что там редко изобретается что-то новое, но хотелось бы, чтобы были новые темы, новые герои, может быть, побольше тех жанров, которые сегодня присутствуют очень ограниченно, тоже самое документальное кино. И в этом смысле, думаю, что в ближайшем сезоне нам, к сожалению, не придется наблюдать чего-то супернового. Сегодня я посмотрела, кстати сказать, промо так называемые, то есть презентационные анонсы-ролики Первого канала. С радостью обнаружила там программу «Дачники». Наконец она официально заявлена, анонсируется, Маши Шаховой. Тоже, как сказать, не новая, но хорошая, будем этому радоваться. Цикл «Интересное кино» Бориса Бермана и Ильдара Жандарева. А также уже то, что мы видели.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть можно сказать, что Жандарев и Берман будут на Первом канале?
И. ПЕТРОВСКАЯ: Можно определенно сказать, потому что с 1 сентября, сказано в этих роликах, которые запустил сам Первый канал, там будет и Маша Шахова с «Дачниками» и Ильдар Жандарев с Берманом.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А когда они будут, во сколько?
И. ПЕТРОВСКАЯ: С 1 сентября, но поскольку это цикл «Интересное кино», то я думаю, что он будет выходить не
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Подождите, стоп-стоп. Это будет «Интересное кино», а не это шоу?
И. ПЕТРОВСКАЯ: Это не «Без протокола», не беседа. Это тот цикл, который, кстати, они очень хорошо делали, мне он нравился намного больше, чем беседы.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Артем из Москвы, он спрашивает к этому же. «Выйдет «Основной инстинкт» и «Большая стирка»?».
И. ПЕТРОВСКАЯ: Насчет «Большой стирки» думаю, она никуда не денется и выйдет, но в данном случае у меня сердце по «Большой стирке» не болит, а что касается «Основного инстинкта»
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А у меня болит, я считаю, что это очень хорошая передача.
И. ПЕТРОВСКАЯ: Хорошо, отлично, но, тем не менее, даже если она не выйдет, сейчас там появился «Город женщин», который отчасти заменяет «Большую стирку».
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Что такое «Город женщин», я не знаю?
И. ПЕТРОВСКАЯ: Мы об этом чуть ниже поговорим, я хочу сказать об «Основном инстинкте». Меня этот вопрос тоже заинтересовал, потому что ни в этих анонсах, ни в сетке, которую уже кто-то видел, на сентябрь, «Основного инстинкта» нет. Я тут увидела Светлану Сорокину, мы с ней были на заседании жюри премии Артема Боровика, в это жюри мы вместе входим, и я, естественно, у нее напрямую спросила, будет ли программа. И Светлана абсолютно обескуражена и говорит, что вот она вернулась из отпуска, и ей никто не дает ответа. Это очень типичная манера поведения для многих начальников, ни да ни нет, то есть тянут кота за хвост, волынят, пытаются избежать встреч. Но, судя по всему
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Представляете себе, Эрнст, который сидит и тянет кота за хвост.
И. ПЕТРОВСКАЯ: Но, так или иначе, мы с вами понимаем, что человеку нужно хотя бы знать какую-то перспективу и планировать свою жизнь. Тем более, мы также прекрасно знаем, что у той же Светланы Сорокиной существенно изменились семейные обстоятельства, ей тем более необходима какая-то гарантия, перспективы своей деятельности на том или ином канале. Так вот, судя по ее ощущениям, я даже ее спросила, могу ли я это сказать, чтобы ее не подвести, «Основного инстинкта» не будет, а если он и будет, то вероятно, в какое-то неудобоваримое время, раз в неделю, что будет означать фактически финал и конец этой программы, поскольку общественно-политическое шоу, каким задумывался «Основной инстинкт», предполагает обращение к актуальным и к острым темам. Если пытаться заменять это какими-то суррогатами актуальности, то будет провал в любом случае.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Что такое «Город женщин», расскажите мне, я просто не знаю, что это такое.
И. ПЕТРОВСКАЯ: Это программа, которая вышла на минувшей неделе, стартовала, это преддверие начала нового сезона, видимо, это идет обкатка. Это самое что ни на есть типичное, программа дневная, вроде бы обращенная к женщинам, которую ведут три ведущие — Елена Малышева, которая ведет еще «Здоровье», Лариса Кривцова, она и продюсер «Города женщин» и «Большой стирки», и почившего в бозе «Большого куша», и также она «Доброе утро», один из дней ведет. И некая Дана Борисова, юная девушка, которая вела на российском телевидении программу «Армейский магазин», после чего ее прозвали злые языки телевизионной мечтой солдат срочной службы. А также она знаменита тем, что участвовала в программе «Последний герой-3», где были всякие звезды поп-эстрады и телевидения. И это такая необязательная болтовня на разные темы.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это типа чего? «Черное и белое»? «Принцип домино» или?
И. ПЕТРОВСКАЯ: Это все вместе. «Принцип домино» это хотя бы ток-шоу, где есть публика.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так спрошу, по вторичным признакам. Зрители есть?
И. ПЕТРОВСКАЯ: Нет.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А кто есть?
И. ПЕТРОВСКАЯ: Есть три ведущие, несколько гостей. У Малышевой это обязательно какой-то врач, сегодня был гинеколог, прежде был косметолог, тут же в студии лежит распластанное женское тело, которое умащивают маслами.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Уф.
И. ПЕТРОВСКАЯ: Ну, не тело, лицо. Думаю, до тела тоже дойдут. Делают косметические маски.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мне уже нравится.
И. ПЕТРОВСКАЯ: А также приходит какой-нибудь герой знаменитый, и идет болтовня на тему, что нужно женщине, чтобы выглядеть и в 180 лет на 80. Что нужно женщине, чтобы поймать
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это типа «Страны советов» на НТВ, да?
И. ПЕТРОВСКАЯ: Да, там еще строчка идет: совет от того-то и от того-то. Но главная цель, содержание этой программы, как женщине любого возраста ловить самца, нравиться мужчине. И все абсолютно подчинено этой теме, хотя мне кажется, что жизнь современной женщины немножко шире, чем поиск партнера, мягко скажем, и ловля его на разные ухищрения типа макияжа, выщипывания бровей, скрывания носогубных складок и так далее. Такая типичная продукция в расчете на то, что сидящие по ту сторону экрана представительницы того пола, к кому эта программа обращена, ничем другим, кроме как собственной внешностью, ну, собственным здоровьем, ладно, это хорошо, не занимаются.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это определенная деполитизация телевидения? Идет подготовка к выборам или нет?
И. ПЕТРОВСКАЯ: Это было во все времена. Несколько лет назад на Российском канале запускали такую же, грубо говоря, «бодягу».
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я уточню тогда свой вопрос. Дело в том, что «Большая стирка», при всей развлекательности, передача достаточно социальная, потому что там в той или иной степени из-за большого количества гостей и развлекательности, куда нас тянут, там иногда вылезают очень острые социальные вопросы.
И. ПЕТРОВСКАЯ: Здесь пока, я просмотрела честно неделю, сегодня снова подключилась, ничего социального особенно не вылезает, а вылезает исключительно, вот у меня ощущение, что это сделано на коленке, халтурно. Просто решили, давайте попробуем, связки какие-то абсолютно необязательные, распределение по ролям. А самое главное и самое забавное, что программа называется «Город женщин». И это предполагает, что создатели понятия не имеют о фильме Федерико Феллини.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Может, наоборот?
И. ПЕТРОВСКАЯ: Тогда, извините, тут либо какие-то аллюзии, либо ирония. Потому что «Город женщин» Феллини населяют чудовищные монстры в женском обличье, от которых в ужасе бежит сластолюбивый герой Марчелло Мастроянни, и счастлив, что он проснулся, потому что это был кошмарный сон, а мне не удается проснуться, все наяву.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Последний вопрос из Интернета лично к вам. Инна пишет о себе: «Инна, хороший человек из Москвы. Ирина, чье мнение из ваших коллег-телекритиков для Вас авторитетно? Читаете ли Вы мнения коллег? Есть ли между вами какое-то распределение тем, чтобы не было пересечений?»
И. ПЕТРОВСКАЯ: Без сомнения, мнение многих авторитет. У нас даже создан клуб, я уже рассказывала когда-то, клуб телепрессы. И мы в ближайшее время будем собираться. Мы собираемся, анализируем тенденции прошедшего сезона, прогнозируем тенденции следующего. Сейчас мы должны будем снова выбрать претендентов на премию телепрессы. Мы уже дважды такую премию вручали. Я, во-первых, с огромным интересом читаю все, что пишут мои коллеги. И распределения быть не может, потому что у нас разные издания. Может быть, даже один и тот же читатель, но наверняка многие мои читатели «известинцы» не читают «Политбюро». Назову навскидку нескольких. Анна Качкаева, радио «Свобода», Елена Афанасьева, журнал «Политбюро».
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Она к нам приходит, когда вас нет.
И. ПЕТРОВСКАЯ: Арина Бородина, она не столько критик, сколько аналитик телевизионный в газете «Коммерсант». Она очень точно тоже оценивает разные политические, экономические процессы, происходящие на телевидении. Общим словом, есть десяток, как минимум людей, мнение которых мне чрезвычайно интересно, и я всегда ловлю, читаю, открываю издания, специально покупаю. Иногда бывают забавные пересечения, вплоть до того, что мы с Еленой Афанасьевой совпали не только в темах, но и в заголовке, когда писали про программу Герасимова и Парфенова, и я, и она назвали эту статью «Два медведя в одной берлоге». Очевидно, что-то было на поверхности.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Переходим к пейджеру. Постараемся уложиться в 5 минут. Короткие вопросы, короткие ответы. «Ирина, скажите честно, будет ли когда-нибудь показан концерт Маккартни», Михаил спрашивает.
И. ПЕТРОВСКАЯ: Я вообще честно говорю, но поскольку я не имею отношения ни к правам на этот концерт, ни, тем более, к тем людям, которые принимают решения.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Имеется в виду, знаете ли Вы, когда он будет показан.
И. ПЕТРОВСКАЯ: Я сама лично слышала, как руководители Первого канала заявляли, что они купили права на этот концерт, и покажут через месяц после того, как этот концерт состоится. Месяц прошел, концерта пока не видно. Думаю, что, как рачительные хозяева, они ждут начала нормального сезона, чтобы не в пустоту провалилось.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Тамара Ивановна «Ирина, скажите, «Времена» в отпуске или их сняли?»
И. ПЕТРОВСКАЯ: Нет, «Времена» в отпуске. Я знаю, что в ближайшее время, в начале сентября, они возвращаются, в другой студии, в другом варианте, на них делается основная ставка в предвыборной кампании, в которой будет участвовать Первый канал.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: «Уважаемая Ирина, знакомы ли Вы с передачей «Репортер», с Михаилом Дегтярем? Не кажется ли Вам, что это лучшая передача на отечественном ТВ, почему на нашем ТВ так мало позитивных передач?» Евгений Руцкой.
И. ПЕТРОВСКАЯ: Я знакома и с самим Михаилом Дегтярем. Мы с ним неоднократно участвовали в разных жюри, в фестивалях, он очень интересный человек. Естественно, очень хорошо знаю его программу. Она, во-первых, несколько ТЭФИ имеет, два или три, во-вторых, множество других премий. Да, я считаю, что это позитивная, очень качественная программа, в большинстве своем, конечно, потому что все, что делается в потоке, постоянно, иногда бывает лучше, иногда бывает хуже. Позитивная, потому что требует особого умения от репортера, от журналиста. Как мы знаем, намного проще ставить камеру и снимать, как задавили каких-нибудь людей в аварии. А найти множество поворотов, ведь Дегтярь как делает, это очень интересно, он берет тему, и ее со всех сторон освещает. Он говорит всегда студентам, я видела, как он общается, что он может сделать интересный репортаж о спичках. Потому что он расскажет, как делаются спички, где добывается сера, какие люди эту серу насаживают на деревяшки, я условно говорю, это будет интересно. Множество тем вокруг нас, самых неожиданных, которые можно сделать интересными, если у журналиста есть энтузиазм и искра в глазах.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Два вопроса от Людмилы и Елены. Где выйдет «Тушите свет» и «В нашу гавань»?
И. ПЕТРОВСКАЯ: «Тушите свет» под другим названием, «Красная стрела», если ничего не изменилось, выйдет на канале НТВ. И там Хрюн и Степан, в начале говорили, что будут другие персонажи, будут путешествовать на знаменитой «Красной стреле» из Москвы в Питер, и из Питера в Москву, и по пути им будут встречаться разные персонажи, и они будут разговаривать. Про «Гавань» по-прежнему ничего не слышала и не знаю.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Александр Александрович пишет, я не понимаю о чем, просто сообщаю вам: «свои предложения по ветеранской программе лично доставил сегодня, передал референту Насте». Если Вы что-то понимаете.
И. ПЕТРОВСКАЯ: Нет, к сожалению, не понимаю.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А-а, я понял, Александр Александрович, это для Венедиктова, понятно. Идем дальше. Здесь Андрей из Балашихи спрашивает о новых проектах на НТВ-Россия -это Россия или это американская компания? Мы будем сейчас говорить об этом или надо этот вопрос изучить?
И. ПЕТРОВСКАЯ: Думаю, надо изучить.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Дальше. «Будет ли программа «Школа злословия» на телеканале «Культура», Ольга. Кстати, Венедиктов снялся в этой программе, говорит, что девочки хорошо работают, но когда она в эфире будет, я не знаю.
И. ПЕТРОВСКАЯ: Будет с нового сезона. Сейчас опять идут все повторы, я уже в третий или в четвертый раз смотрю встречу с Гордоном, уже выучила ее наизусть. Это забавно, почему повторяют именно Гордона. Наверное, там решили, что это наиболее удачная программа. Ну а почему бы нет? У нее прошел только первый сезон, по-моему. Успешно прошел, при всех минусах, которые можно предъявить, претензии.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Александр пишет «огромное удовольствие получил от того, как Смирнова и Толстая показали полную несостоятельность Гордона в «Школе злословия», за что Петровская его любит?» Александр, во-первых, почему Вы решили, что они показали несостоятельность, по-моему, наоборот, состоятельность, по-моему, он был там прекрасен и даже стихи в конце прочитал.
И. ПЕТРОВСКАЯ: Особенно удивится Гордон этой реплике, за что Петровская его любит. Это ведь была самая первая программа, которая вышла в цикле «Школа злословия». Там было крайне интересно, как умозрительная манера Гордона совпала с напором ведущих, которые все пытались понять практически, что это означает. Это было очень забавно, при том, что у меня к Гордону сложнейшее отношение. Но то, что он делает в ночном эфире НТВ, достойно внимания, потому что это очень интересная ниша, которая так или иначе оказалась заполненной, есть своя аудитория у него.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И такой неожиданный вопрос. Просто этот персонаж мы не захватывали. Пожалуйста, ваше мнение о программе «Деликатесы» со Светланой Конеген на ТВЦ. Я радиослушателям объясняю, я выбираю те программы, которые не часто упоминаются.
И. ПЕТРОВСКАЯ: Сложно, ваше мнение о программе. Там есть очень забавные сюжеты, но у меня довольно сложное отношение к самой ведущей программы «Деликатесы» Светлане Конеген. Она наиболее эпатажная фигура вообще на телевидении. Иногда это оправдано, иногда вызывает шок, на что и рассчитывает эта ведущая.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сейчас есть еще 2 минуты, идем дальше. «Намедни» Парфенова будет, да? Все в порядке? Евгения спрашивает.
И. ПЕТРОВСКАЯ: Я надеюсь, что все в порядке и будет. Шустера будет меньше, вот это точно теперь известно.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Из-за чего, что уходит?
И. ПЕТРОВСКАЯ: «Влияние» отсекли от него.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Которое в 12 часов?
И. ПЕТРОВСКАЯ: Которое по воскресеньям было, встреча, беседа.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: С Ходорковскими?
И. ПЕТРОВСКАЯ: В том числе и Ходорковский. Как правило, какой-то государственный служащий и представитель так называемых олигархов.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А будет программа «Свобода слова»?
И. ПЕТРОВСКАЯ: Нет, будет программа «Апельсиновый сок» Владимира Соловьева вместо этого, а «Свобода слова», насколько я знаю, она же чем была хороша, что шла в прямом эфире, и это позволяло авторам и создателям маневрировать, что-то происходит утром, и мгновенный отклик, мгновенно собираются люди и это обсуждают, так бывало не раз. Когда убили Юшенкова, и так далее. Так вот сейчас, насколько я знаю, ее переводят в режим записи и это существенно ограничивает ее актуальность и остроту. Мы сами с вами это прекрасно понимаем, и будет какой-то типа поединка, боксерского ринга, который тоже будет делать Владимир Соловьев, и он будет сталкивать лбами антагонистов.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это, наверное, этот ринг, который он делал, была же передача?
И. ПЕТРОВСКАЯ: Там другое название, но суть от этого, да, не меняется. У него называлось это «Поединок».
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И последнее, одним предложением, потому что нам через 15 секунд надо на рекламу уходить. «Знаете ли Вы что-нибудь о судьбе Ирины Зайцевой, ее программе», спрашивает Ирина.
И. ПЕТРОВСКАЯ: Нет, пока не знаю, хотя недавно что-то прочитала. Сейчас попытаюсь вспомнить.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Пытайтесь, а сейчас реклама, потом новости, потом опять реклама, а потом телефоны.
НОВОСТИ
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Теперь Ирина будет отвечать на вопросы по телефону. Алло, добрый день.
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, меня зовут Маша. Мне хотелось бы узнать, в следующем сезоне будут ли возобновлены телевикторины, в частности, «Кто хочет быть миллионером»?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо большое.
И. ПЕТРОВСКАЯ: Уверена, что будут возобновлены, плюс еще Первый канал сегодня представлял какие-то свои новые проекты, «Спор с Геннадием Хазановым», я так поняла, что это будет тоже конкурс, еще какие-то конкурсы. Думаю, что у телевикторин в ближайший сезон все перспективы процветать, поскольку, во-первых, некоторые действительно хорошо получаются, а во-вторых, интерес к ним всегда неизменен.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Алло, добрый вечер, мы слушаем вас, как вас зовут?
СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Андрей. Ирина Евгеньевна, какое Ваше мнение о фильме «Пражский излом», который шел на канале «Россия»?
И. ПЕТРОВСКАЯ: Я с большим интересом его посмотрела, потому что это такая реконструкция событий 1968 года, то, что предшествовало вводу советских танков, то, что происходило во время, масса хроники, которую я лично не видела, и там даже говорили, что эта хроника показывается впервые. Как раз я в отпуске прочитала, я раньше фильм видела, Милана Кундеры книгу «Невыносимая легкость бытия», таким образом у меня совпало, потому что то, что описывается в книге, это происходило во время событий 1968 года. Фильм мне показался очень достойным, сделанным в манере отстраненной, без особых выводов, это ВВС делает, свидетельства очевидцев, участников, людей, которые еще живы и принимали решения, в общем, я считаю это удачей Российского канала и авторов.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Алло, добрый день.
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, это Любовь Абрамовна. Во-первых, я хочу выразить огромное сожаление, что я Вас больше не услышу.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Почему?
СЛУШАТЕЛЬ: Потому что у меня не принимает «Арсенал».
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вы меня будете слышать по понедельникам.
СЛУШАТЕЛЬ: Это только, это так мало для меня.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ничего не поделаешь, давайте отдохнем друг от друга.
СЛУШАТЕЛЬ: Я не могу отдыхать.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Тогда, если можно, изыщите возможность слушать «Арсенал», потому что там замечательная программа, которая идет 2 часа каждый день. И там те же гости, и страшно интересно.
СЛУШАТЕЛЬ: Я понимаю, я очень хочу найти эту волну, но у меня просто не берет мой приемник эту волну. Поэтому я сожаление свое высказываю вам.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Принимаю.
СЛУШАТЕЛЬ: У меня вопрос к Ирине Петровской. Скажите пожалуйста, а Дима Дибров исчезнет?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: В смысле, передачи Димы Диброва?
СЛУШАТЕЛЬ: «Апология».
И. ПЕТРОВСКАЯ: Что касается «Апологии», то он сам, прощаясь перед началом лета, сообщил, что «Апология» как таковая в этом формате исчезнет, но думаю, что Дима Дибров не исчезнет, он человек, как модно сегодня говорить, креативный, то есть наполненный разными идеями, не знаю уж, на Первом ли канале, но думаю, что на Первом он так или иначе объявится. В виде ли ведущего или продюсера, но люди такого характера и масштаба не исчезают, как показывает практика.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Алло, добрый вечер, радио «Эхо Москвы», мы слушаем вас.
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, меня зовут Владимир. Ирина, скажите пожалуйста, профессия телекритик, телеаналитик — это несбывшиеся мечты, заработок денег или все-таки это профессия?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо.
И. ПЕТРОВСКАЯ: Типичный вопрос. Что касается несбывшихся мечт, то в общем-то они почти все сбылись. Если иметь в виду попытки телевизионной реализации. Заработок денег, конечно, потому что это работа. Попробуйте вы просто так, ради собственного удовольствия, смотреть с утра до ночи все эти программы, причем, чем хуже, тем лучше.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ирина, извините, я почувствовал иронию с вашей стороны, но я поддерживаю этот вопрос. По сути, мы смотрим телевидение, и каждый из нас имеет какое-то мнение о программе. Казалось бы, реально, вот, например, если вы говорите, мне не нравится программа «Окна», как мы знаем, мы говорим, а передача как шла, так и идет. То есть понятно, вы говорите, но ничего не происходит. Поэтому возникает вопрос, что это за профессия и нужна ли она? И не просто ли вы приходите и выражаете свое мнение, вообще, есть ли в этом искусство, в том, что вы делаете?
И. ПЕТРОВСКАЯ: Искусство не мне судить. А по поводу того, что эта профессия нужна, без сомнения. Любому виду визуального искусства, и не только, вообще искусства, какого-то творчества, музыка, кино, театр, балет, необходим взгляд человека, который знает, как это делается, имеет возможность сравнить с лучшими образцами и знает худшие образцы. И плюс это человек, который выступает от имени зрителя.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Его лоббирует?
И. ПЕТРОВСКАЯ: Да, в каком-то смысле лоббирует интересы человека, который должен быть заинтересован в том, чтобы получать более или менее качественное разнообразное зрелище, если сейчас мы уже переходим к телевидению. Поэтому даже сами телевизионщики, бесконечно обижаясь на публикации, на мнения, очень внимательно, не факт, что они выполнят что-то, что им рекомендует тот или иной специалист, критик, аналитик, но они крайне внимательно прислушиваются к тому, что они пишут. Потому что это попытка взглянуть на себя со стороны. Рейтинг это обезличенное количество, количество людей, которые смотрят телевизор, то есть грубо говоря, включают кнопку, но они могут ненавидеть то, что они смотрят. Ведь это же необязательно, что включают, потому что любят. Многие включают именно потому, что им необходимо адреналин, чтобы разозлиться и так далее. Рейтинг это чистое количество, в котором нет ни лица, ни отношения. Критик это конкретный человек, он формулирует, всегда есть отношение, он сравнивает и иногда предлагает, что можно сделать, чтобы улучшить.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Очень хороший вопрос и правильный, чтобы не было разговора, что она просто приходит. Это действительно профессия.
И. ПЕТРОВСКАЯ: И еще одна важная деталь, потому что многие так и считают, что сидит, смотрит телевизор, на радио зовут, интервью еще берут. Вы, уважаемые мои слушатели, смотрите телевизор, когда вам хочется и когда вы предполагаете получить удовольствие, а не хотите, не смотрите. А мы, наша братия критическая, смотрим, потому что необходимо, потому что нужно знать все, нужно представлять, что творится на каналах, нужно иметь информацию, чтобы не плавать, когда вы задаете вопросы. В этом и заключается эта профессия.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Алло, добрый вечер, мы слушаем Вас.
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, Матвей Юрьевич, меня зовут Ирина Евгеньевна.
И. ПЕТРОВСКАЯ: Меня тоже.
СЛУШАТЕЛЬ: Я понимаю, но у меня вопрос к Матвею Юрьевичу. Очень жаль, что Вы уходите с «Эхо Москвы».
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я не ухожу с «Эхо Москвы».
СЛУШАТЕЛЬ: Я понимаю, но у меня проблема в том, что я не могу перевести на «Арсенал», я очень плохо вижу. Если я буду искать «Арсенал», я потеряю «Эхо», и получается так, что вас я не услышу. Я в первый раз вам дозвонилась, я очень много раз пробовала вам звонить.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ирина Евгеньевна, дорогая, я очень ценю это, так вот получается. Меня в основном люди не любят, считают хамом.
СЛУШАТЕЛЬ: Вас многие слушатели любят.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мне приятно, что сейчас, вдруг, когда у нас происходят такие изменения, когда наконец я решил не отягощать радиослушателей своим длительным присутствием, мне звонят люди, и выясняется, что кому-то интересна моя работа, но давайте наши усилия будут совместными. Я делаю новый проект, он для меня очень важен, интересен. Вы уж, может быть, потратьте из пенсии незначительную сумму, купите, есть такие радиоприемники, где все кнопки, нажимаешь кнопку одна волна, нажимаешь кнопку другая волна, потому что мы должны в этом смысле идти друг другу навстречу.
СЛУШАТЕЛЬ: Я понимаю. У меня длинный такой.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Он бывает длинный, бывает квадратный. Но я думаю, вам либо ваши родные, либо соседи посоветуют, что сделать для того, чтобы слышать радио «Арсенал», вообще, спасибо вам большое. 19 часов 46 минут, мы до 50 минут, еще пару телефонных звонков, если можно, очень коротко. Алло, добрый день, это «Эхо Москвы».
СЛУШАТЕЛЬ: Скажите, пожалуйста, это говорит Валентин Павлович, я хотел узнать, почему в преддверии выборов так резко сокращается количество общественно-политических программ, а увеличивает количество викторин и прочих?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Валентин Павлович, а Вы не догадываетесь?
СЛУШАТЕЛЬ: Я догадываюсь, но хотелось бы узнать.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ирина, ответьте.
И. ПЕТРОВСКАЯ: Мы с Валентином Павловичем, и с тобой, Матвей, тоже одного и того же мнения, именно для того, чтобы увести телевидение от остроты и актуальности.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Следующий вопрос. Алло, добрый вечер.
СЛУШАТЕЛЬ: Это Михаил, я на пейджер давал. Меня не удовлетворил ответ по поводу Пола Маккартни, я чувствую, что там происходят какие-то невероятные дела.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вы чувствуете, но Ирина не знает. Она же вам сказала, только то, что не знаю. Последний вопрос. Добрый вечер.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. А сколько у Ирины Петровской дома телевизоров стоит, как она их все успевает смотреть?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хороший вопрос, сейчас ответит.
И. ПЕТРОВСКАЯ: Отвечаю быстро, поскольку много раз отвечала. 4 телевизора, 3 видеомагнитофона. Еще у меня есть даже портативный телевизор, который при желании можно смотреть в машине или где-нибудь в лесу, правда, я этим редко пользуюсь. Вот, когда на больничной койке лежала, потрясала. Медсестра вошла, она не видит его, он у меня где-то сбоку, говорит, давайте, я вам укольчик сделаю. Я говорю, сейчас программу «Время» досмотрю. Она так, хорошо-хорошо, уходит. Потом я понимаю, что она решила, что у меня бред, телекритик
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И приходят двое с рубашечкой смирительной. Друзья, это была Ирина Петровская. И мы с ней регулярно встречаемся в программе, которая называется «Персонально Ваш» по понедельникам. И эта вот очень субъективная женщина — ваш представитель в телевидении. Правда, в отличие от вас, она за то, что смотрит телевизор, получает деньги. И вот это мы с вами ей никогда не простим.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире