18 августа 2003
Z Особое мнение Все выпуски

Ирина Петровская


Время выхода в эфир: 18 августа 2003, 19:08

18 августа 2003 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Ирина Петровская — журналист, телекритик.
Эфир ведет Алексей Венедиктов.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Теперь у нас Ирина Петровская в программе «Персонально Ваш». Поскольку Вы Ваш, наш, их, этих, Анастасия Голубева спрашивает по интернету: «Всегда читаю Вашу колонку в «Известиях». Интересно, а в суд на Вас подают? Вы так остро пишете, что, мне кажется, наши чины этого не любят, пусть они и телевизионные».
И. ПЕТРОВСКАЯ У меня была довольно длительная судебная история, но она, по счастью, была давно. С тех пор я переквалифицировалась в чистые телекритики, и подавать в суд на мнение, допустим, «программа плохая», довольно сложно даже оформить судебный иск. Многие телевизионные высокие чины недовольны и пристально изучают творения в газете «Известия», но остаются сами с собой, со своими претензиями, и мне в глаза их даже не высказывают. А суд у меня был в позапрошлую предвыборную кампанию, когда пресс-секретарь одного из тогдашних кандидатов в президенты Брынцалова сказал, что трудно попасть кандидатам в эфир, и сколько кто требует за это денег. Тогда я еще и в информационном ключе работала в газете «Известия», и поскольку это все происходило публично, эту информацию, как, на мой взгляд, заслуживающую внимания, я опубликовала. После чего я получила иски от Александра Любимова, Александра Невзорова, всего канала ОРТ и еще программы «Доброе утро» на канале ОРТ. В общем, у меня было четыре иска. Два потом куда-то делись, а с Любимовым и Невзоровым пришлось судиться. С тех пор я поняла, как нужно бережно к любому слову относиться, потому что там вся моя ошибка была только в одном, что я не позвонила конкретным персонажам и не спросила: «правда ли, что говорит пресс-секретарь, что вы такую-то сумму затребовали с кандидатов в президенты». Они бы сказали: «неправда», и этого было бы достаточно, чтобы не попасть под судебное преследование. Вместе с газетой мы оба иска проиграли, и с тех пор, по счастью, у меня не было исков.
А. ВЕНЕДИКТОВ Я хочу обратить внимание наших слушателей на челябинское дело журналиста Галкина, который был осужден на один год колонии, даже не условно. Даже не было доказано, что он написал статью. Суд счел, что именно он написал статью (как это он счел?), по иску двух вице-губернаторов. Мы будем следить за этим делом, безусловно.
И. ПЕТРОВСКАЯ Да нет, вообще, мы все под судом бесконечно ходим, и при желании легко организовать иски, и, наверное, легко любого журналиста засудить. Я как сейчас помню то ужасное ощущение даже не унижения, а какого-то бесправия, когда ты стоишь, и тебе говорят: «Ответчик, встаньте и говорите», и ты понимаешь, что в этот момент судья против тебя, хотя, может быть, он и нейтрален. И ты вынужден, как на невыученном уроке, оправдываться и пытаться что-то доказывать. В общем, не приведи господь никому. Даже в такой ситуации, когда только деньги. Хотя мы знаем сегодня такие суммы исков, которые могут разорить не только журналиста, но и целую редакцию.
А. ВЕНЕДИКТОВ Надо сказать, что отношения между журналистами и властью, прежде всего, только выстраиваются, оно еще долго будет. Это же целая процедура, целая система. Известна была история, например, о том, как в свое время де Голль принял принципиальное решение не подавать в суд. Это все равно, что подавать в суд на карикатуриста. Каждый фельетон или карикатура — можно подавать в суд, собственно говоря. Искажение дивного образа вождя.
И. ПЕТРОВСКАЯ На Путина в свое время, если ты помнишь, был же иск «Куклам».
А. ВЕНЕДИКТОВ Да.
И. ПЕТРОВСКАЯ Еще во времена Ельцина, но, по счастью, они вовремя сообразили, что это все будет выглядеть смехотворно.
А. ВЕНЕДИКТОВ «Вы допустили ошибку, предоставив эфир госпреступнику Лимонову». И подпись, «Козлов». Кстати, как ты относишься к тому, что эфир предоставляется уже осужденным людям Лимонову, Пасько, людям, которые осуждены заочно Калугину? Надо ли журналистам в этом государстве, где эти люди совершили, по мнению суда, и уже осуждены, являются преступниками, с точки зрения суда, вообще, давать слово?
И. ПЕТРОВСКАЯ Ты же привел сейчас такие случаи, когда да, осуждены, но общественное мнение по этому поводу совершенно неоднозначно. И тот же самый Лимонов, несмотря на свою эпатажную патриотическую деятельность, еще и литератор, всемирно известный человек. Я, честно сказать, не знаю. Если все происходит в нормальных рамках закона, не совершаются какие-то призывы к свержению, то, конечно, в принципе, это надо, потому что это интересно людям, а как на самом деле. Как правило, в этом случае мы имеем либо официальную информацию, либо вообще никакой не имеем. Как с Пасько. Ведь очень мало кто освещал всю эту историю. И фонд защиты гласности бился за Пасько, но вот, по счастью, добились, что человек на свободе. Но, в принципе, конечно, для общества, мне кажется, в первую очередь важно, как получение объективной информации с другой стороны. Я хуже отношусь к предоставлению эфиров разным сомнительным политикам, которые это используют, как правило, исключительно для того, чтобы поднять свой рейтинг.
А. ВЕНЕДИКТОВ Но все же политики приходят в эфир сомнительные, не сомнительные, мало сомнительные для того, чтобы поднять свой рейтинг.
И. ПЕТРОВСКАЯ Безусловно.
А. ВЕНЕДИКТОВ А для чего они еще приходят в эфир?
И. ПЕТРОВСКАЯ Но есть какие-то отдельные (я сейчас даже не буду упоминать) лица, которым чем меньше, тем лучше.
А. ВЕНЕДИКТОВ Лучше кому?
И. ПЕТРОВСКАЯ Вообще, лучше. Стране, может быть, лучше, людям.
А. ВЕНЕДИКТОВ А кто решает? У нас постоянно ведется дискуссия с нашими коллегами с других каналов. Летом была дискуссия, опять не буду называть: «Ты не понимаешь, что если коммунисты придут к власти, вас грохнут, нас грохнут, цензура будет государственная, национализация. Ты не понимаешь, что страна делает выбор? Какое вы имеете моральное право столько давать Зюганову, Глазьеву..?»
И. ПЕТРОВСКАЯ То есть дискуссия именно по этому поводу, не давать им эфир?
А. ВЕНЕДИКТОВ Не давать. Но, с другой стороны, беседуя с другими коллегами: «Эти люди разорили страну Чубайс, Гайдар. Как вам не стыдно?» Чума. И это коллеги, это не слушатели. То есть, на самом деле, а кто выбирает? Знаете, такой вопрос: «Кто разорил страну Зюганов или Гайдар?» Пусть слушатели выбирают.
И. ПЕТРОВСКАЯ Слушатели, безусловно, выбирают, но есть какие-то клинические случаи, когда мы цепляемся за то, что это скандально, что это эпатажно. Множество было таких случаев. Они на это работают.
А. ВЕНЕДИКТОВ Александр Маркович, наш внимательный слушатель, говорит: «Не ставьте вы на одну доску злобного национал-большевика Лимонова и добропорядочного и честного журналиста Пасько».
И. ПЕТРОВСКАЯ Конечно. Совершенно на разных досках они стоят.
А. ВЕНЕДИКТОВ Честный журналист Пасько и злобный национальный большевик Лимонов оба осуждены судом.
И. ПЕТРОВСКАЯ Это единственное, что их сближает.
А. ВЕНЕДИКТОВ И по формальному признаку, давать или не давать, они поражены в избирательных правах, но им не завязали рот, ни тому, ни другому. Нет в законе запретов. И здесь каждый уже исходит из понимания того, что…
И. ПЕТРОВСКАЯ Я о том же и говорю. Если мы не противоречим этим закону, то пожалуйста, почему бы нет.
А. ВЕНЕДИКТОВ Это вопрос этический абсолютно.
И. ПЕТРОВСКАЯ С другой стороны, только об одном можно здесь сказать, что в таких беседах, в первую очередь, журналист проявляет свое мастерство. С какими-то персонажами, если говорить о национал-патриоте или о ком-то, важно, чтобы был спор в какой-то степени равных людей. Потому что если будет перед ним сидеть овечка Долли, то естественно, он всех переиграет.
А. ВЕНЕДИКТОВ Я приведу другой пример. В 96 году, во время предвыборной кампании, когда была ситуация довольно резкая, один из членов штаба Бориса Николаевича Ельцина встретился с Сережей Корзуном и со мной — я был начальником информационной службы, а Сережа главным редактором, — и всячески нам объяснял, как правильно. Хороший парень, до сих пор мой друг. И он сказал следующую фразу: «Скажите пожалуйста, а если вам в эти минуты станет известно, что Ельцин зажарил и съел ребенка, вы дадите это?» И мы, не сговариваясь, с Корзуном сказали: «Да». «И даже с риском, что страна рухнет в руки коммунистов, вы дадите это?» И мы с Корзуном, не сговариваясь, сказали «Да». Посмотрели друг на друга, кто чье эхо. Это тоже вопрос, это всегда вопрос: кому давать, кто прав, кто виноват. Неужели это наш вопрос?
И. ПЕТРОВСКАЯ Сейчас в этой предвыборной истории, я уверена, что будет опять столько глупостей, топорности, потому что, к несчастью, как показывает опыт, какие-то прошлые ошибки мало чему учат. Я помню, как во время этого противостояния «Ельцин-Зюганов» показывали, как позитивный факт, танцы Бориса Николаевича, если ты помнишь, все эти кадры обошли все телекомпании, когда Борис Николаевич плясал, и это был позитивный факт.
А. ВЕНЕДИКТОВ Но это был факт.
И. ПЕТРОВСКАЯ И в то же время, когда показали какую-то пляску Зюганова, то был такой комментарий: «Пир во время чумы. Страна в несчастьях, а лидер коммунистов и вроде бы народный лидер позволяет себе плясать». Чем, спрашивается, эта пляска отличается от той пляски? Много было. Я помню, что просто фиксировала это, вела такой дневник. Я каждый день тогда писала заметки в «Известиях». И столько было тупости и дури, что просто диву давалась я, а также все остальные, я думаю.
А. ВЕНЕДИКТОВ Олег Золотухин из Москвы спрашивает: «Как Вы относитесь к музыкальному риэлити-шоу «Фабрика звезд», «Стань звездой»? Не кажется ли вам, что там одна подстава, обычным людям туда не попасть?» Именно музыкальные. Мы сейчас не берем «Окна». Мы уже говорили об этом.
И. ПЕТРОВСКАЯ Я не думаю, что там одна подстава, судя по тому, какие люди приходят. Если была бы подстава, то был бы уровень немножечко повыше. К «Фабрике звезд»? Мне кажется, что первый проект был более успешен, а второй уже просто клон первого, и рейтинги его тоже были пониже. «Стань звездой» был более человечен, как мне кажется, первый проект пока мы видели. Единственное, что он был как-то не очень грамотно поставлен в эфир, и не было такой, сопутствующей «Фабрике звезд», раскрутки, поэтому он прошел довольно тихо. Но эти ребятки, которые сейчас уже называются артистами и гастролируют, это, конечно, отдельная история. Наверное, по уровню, потому что их натаскивают, они немногим отличают от других второстепенных «звездочек». Но клонирование посредственностей… к сожалению, эти проекты не выявляют действительно талантливых людей. Они специально отбирают стереотипы. То есть в каждой группе, в исполнителе должна быть определенная и очень большая степень стереотипности. Индивидуальность очень редко когда туда пробивается. Очень смешно, я недавно видела на конкурсе интерньюсовском, какая-то региональная компания показала сюжет, как эти ребята из первого набора «Фабрики звезд» ведут себя на гастролях в провинции. Это такая абсолютная пародия на то, как вообще себя ведут многие «звезды». Они сидят развалясь, они о чем-то разглагольствуют. В общем, это было абсолютно комичное зрелище.
А. ВЕНЕДИКТОВ Вопрос из Екатеринбурга. «Уважаемая Ирина, правда ли, что Вы ведете мастер-класс? И как на него попасть, если он существует? И что Вы читаете своим ученикам?»
И. ПЕТРОВСКАЯ Нет, я не веду в чистом виде мастер-классы, потому что их должен вести человек, который владеет неким набором технических приемов. Он должен им передать приемы, как нужно делать то-то или то-то. Я, например, присутствовала на одном из конкурсов, которые устраивает «Интерньюс», как Кирилл Набутов вел мастер-класс с региональными журналистами, как проводить ток-шоу. И это было феерическое зрелище, просто театр одного актера. Он ставил участников, одного на место интервьюера, другого на место героя, и потом показывал сам уже, как можно сделать. Это называется мастер-класс. То есть это определенный набор приемов. Я иногда по просьбе своих коллег встречаюсь тоже с коллегами из регионов, опять же «Интерньюс» это проводит, когда я просто отвечаю на вопросы. Мне задают вопросы, очень многие из них сходны с теми, которые задают слушатели «Эха Москвы».
А. ВЕНЕДИКТОВ И еще один вопрос из Интернета от Марины Ланской из Москвы. «Что Вы думаете по поводу передачи, если Вы ее знаете, «Экология литературы»? Не кажется ли Вам, что формат программы маловат для канала «Культура»?»
И. ПЕТРОВСКАЯ Пока ничего не могу сказать, потому что эта программа, видимо, прошла мимо меня в связи с отпуском.
А. ВЕНЕДИКТОВ Обрати внимание.
И. ПЕТРОВСКАЯ Обращу непременно.
А. ВЕНЕДИКТОВ Давайте в прямом эфире поговорим о телевидении.
СЛУШАТЕЛЬНИЦА МАША У меня не столько вопрос, сколько я хотела бы высказаться по поводу того, стоит ли приглашать в эфир таких людей, как Лимонов, Пасько и т.д.
А. ВЕНЕДИКТОВ Кстати, Сергей Адамович Ковалев тоже уголовник, по-моему, отсидел.
МАША Я считаю, что каждый человек имеет право на голос и на то, чтобы высказать свое мнение. Вы же предоставляете эфир не для агитации, а скорее, для беседы.
А. ВЕНЕДИКТОВ Да. Но, понимаете, Маша, они-то все приходят с одной целью: понравиться вам. Извините меня за сравнение, и Майя Михайловна Плисецкая, и Анатолий Борисович Чубайс, и Геннадий Зюганов, и Колин Пауэлл, и группа «Тату», — они все приходят на радиостанцию не для того, чтобы побеседовать с Ганапольским, Венедиктовым, Лариной, Болтянской и т.д. Приходят понравиться вам, для своей, если угодно, агитации.
МАША Естественно. Но у каждого человека есть своя голова на плечах.
А. ВЕНЕДИКТОВ Это правильно.
МАША И выслушивая какие-то факты и еще это мнение, каждый имеет право соглашаться, не соглашаться, верить, не верить. А высказать свое мнение имеет право каждый.
А. ВЕНЕДИКТОВ Спасибо, Маша. Вот так, Ирина.
И. ПЕТРОВСКАЯ Маша абсолютно права в том, что мы действительно иногда забываем, а тем более здесь довольно специфическая аудитория, именно «Эхо Москвы», мы не будем сейчас брать другие станции или телеканалы. Мы забываем о том, что наши зрители и слушатели действительно в состоянии кое-какое собственное мнение составить, и их не обязательно так легко сагитировать, убедить или склонить куда-то. То есть то, что у нас слушатель и зритель все-таки поумнел, я имею в виду не потому, что он был дурак, а стал умный…
А. ВЕНЕДИКТОВ Стал более квалифицированным зрителем.
И. ПЕТРОВСКАЯ И он стал квалифицированным зрителем и слушателем…
А. ВЕНЕДИКТОВ Появился выбор.
И. ПЕТРОВСКАЯ ...способным составить свою точку зрения, а не писать, как в первые перестроечные годы: «вы дали две точки зрения, так подскажите, какая из них правильная».
СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЮБОВЬ МИХАЙЛОВНА Идет, мне кажется, очень качественный фильм о Кобзоне, не рядовом певце. Никакой рекламы, и вопрос, почему так поздно, словно он в чем-то провинился.
А. ВЕНЕДИКТОВ Кстати, это очень важный вопрос. Тут и Зоя Захаровна задавала вопрос, почему «Сагу о Форсайтах» показывают ночью. Почему фильм о Кобзоне идет поздно, и никакой рекламы?
И. ПЕТРОВСКАЯ Мне кажется, что это, во-первых, особенность канала ТВЦ. Это очень странная история именно на этом канале, что там не умеют, грубо говоря, продавать то, что интересно зрителю. Я уже говорила в связи с фильмом «Загадка пятого колеса», что он был показан ближе к часу ночи. Почему? Можно подумать, что на канале ТВЦ, просто расталкивая друг друга, борются за эфирное время шедевры. Но мы же видим, что этого нет. И в более приличное время иногда абы что ставят. А какие-то приличные и интересующие зрителей работы идут, неизвестно когда и неизвестно в какое, позднее или, наоборот, раннее время. Я тоже обратила внимание, что этот фильм о Кобзоне тоже идет после полуночи. Кстати, «Загадка пятого колеса» на этой неделе будет повторена в нормальное время, чему я несказанно рада и рекомендую слушателям обратить внимание, тем, кто пропустил.
А. ВЕНЕДИКТОВ Я с Любовь Михайловной согласен, фильм очень интересный и сделан хорошо.
И. ПЕТРОВСКАЯ Тем более странно, я много раз на это отвечала.
А. ВЕНЕДИКТОВ Я случайно попал и досмотрел до конца.
И. ПЕТРОВСКАЯ Как только что-то интересное и, более или менее, хорошо сделанное, так идет черт знает когда, извините за грубость.
А. ВЕНЕДИКТОВ И последнее пожелание перед рекламным блоком, Ирина. Илья пишет: «Я инвалид, всегда по ТВ меня выручал телетекст, в частности на НТВ. Теперь его нет. Может быть, Вы поднимете в газете вопрос о пользе такого телетекста?»
И. ПЕТРОВСКАЯ Кстати, я уже поднимала когда-то. У меня было очень много писем от людей, слабо видящих, слышащих. В данном случае слышащих, конечно. Я думаю, что должны осознать на каналах, что это нужно сделать, как бы им это было ни неприятно или накладно, хоть на одном канале.
А. ВЕНЕДИКТОВ Я отвечу очередной Алене. «Я пришла из аптеки». Хорошо, Алена. «Почему передачу про Лещенко заменили передачей про Вертинского?» Алена, если Вы мне на пейджер напишете, когда это было…
И. ПЕТРОВСКАЯ На каком канале…
А. ВЕНЕДИКТОВ Нет, я думаю, у нас, я так понял, Анатолий Суренович Агамиров делал. Если напишете, какого числа это было, я это проверю. Честно говоря, не знаю. Эти решения принимает ведущий.

А. ВЕНЕДИКТОВ Алена, я получил Вашу записку. Тут же Юля прислала следующую записку о том, что Анатолий Суренович Агамиров объяснил, что будет замена передачи, и извинился перед слушателями. Юля это слышала, а Вы, видимо, не слышали. В любом случае передача будет, и будет объявлено, когда. Я поговорю с Анатолием Суреновичем. Видимо, там что-то, может быть, по звуку не сложилось. Всяко бывает, так что вы не сердитесь, передачу Анатолий Суренович для вас сделает.
Вопрос с пейджера. «Ирина, скажите пожалуйста, какой канал, какие передачи смотрит Ваша дочь? Моему сыну 16 лет, смотрит такую ерунду, что просто удивительно. Ведь парень очень неглупый. Анна».
И. ПЕТРОВСКАЯ Могу сказать Анне, что, с моей точки зрения, моя дочь девица тоже не вполне дура, смотрит тоже, на мой взгляд, чудовищную ерунду. Когда ни придешь, всегда включен, причем на полную громкость, канал MTV или что-нибудь на СТС, когда идет.
А. ВЕНЕДИКТОВ Я смотрю СТС, я постоянно попадаю на «Жандарм женится».
И. ПЕТРОВСКАЯ Потом еще она смотрит ток-шоу «Девичьи слезы», без слез не взглянешь, что называется. Я думаю, что к этому нужно относиться также философски, как к тому, что, вообще, дети отличаются от взрослых. Мне, например, было бы куда приятнее, если бы она наизусть читала Пастернака и играла на скрипке Шопена. Но так получается, что либо в ушах наушники и слушает музыку в стиле транс, как она сказала. Я это слушать не смогла, у меня тут же начал развиваться сердечный приступ. И я на всякий случай, потому что там как-то это воздействует на что-то такое в организме, а у них не воздействует. Я только на одно всегда уповаю, что со временем что-то придет, интерес к тому, что составляет, на наш взгляд…
А. ВЕНЕДИКТОВ Что мама считает правильным.
И. ПЕТРОВСКАЯ Даже не правильным. Я уже давно поняла, что правильным, не правильным… просто хочется, чтобы человек в то время, которое положено ему, что-то узнавал, читал. То, что не прочитано, Майн Рид, например, уже никогда не почитаешь.
А. ВЕНЕДИКТОВ Майн Рид должна прочитать. Скажи, я велел.
И. ПЕТРОВСКАЯ А теперь уже поздно. 17 лет, уже поздно. Но что-то вроде начинает читать, к чему-то проявляет интерес.
А. ВЕНЕДИКТОВ А телевизор все-таки?
И. ПЕТРОВСКАЯ СТС и MTV. И, вообще, как совершенно не главная составляющая жизни, а более чем второстепенная, третьестепенная.
А. ВЕНЕДИКТОВ Вот, Анна, не Вы одна такая. У профессионалов, которые профессионально смотрят телевизор, дети растут.
И. ПЕТРОВСКАЯ Я думаю, что у профессионалов это еще и профессиональное заболевание, потому что они все время прикованы к политическому экрану, к тем передачам, которые никак не могут быть детям интересны. Поэтому, может быть, это одна из форм ухода от того, чем занимается мамаша.
А. ВЕНЕДИКТОВ Давайте оставшиеся 6 минут по телефону.
СЛУШАТЕЛЬНИЦА СВЕТЛАНА Я звоню из Пушкино. Если вы мне позволите, я бы хотела не про телевидение, которое я не смотрю практически уже, а просто некоторые дифирамбы по поводу Ирины Петровской.
А. ВЕНЕДИКТОВ Ну что, Ирина, будем слушать дифирамбы из Пушкино?
И. ПЕТРОВСКАЯ Нет, спасибо.
СВЕТЛАНА Дифирамбы очень такие… я не из тех, кто ходят за угол в аптеку. Я бы хотела у Вас спросить. Меня так поражает, потрясает и мне очень близка Ваша ясность ума, трезвость размышления и т.д. Вы не могли бы мне, действительно, как аптека за углом, сказать, а что в Вас поддерживает эту трезвость, ясность и спокойность такого рассуждения?
А. ВЕНЕДИКТОВ Я Вам скажу, Светлана. Я просто ей не читаю то, что про нее пишут на самом деле. Это ее поддерживает.
СВЕТЛАНА Тем не менее, Ирина, Вы не скажете хоть пару слов насчет этого?
И. ПЕТРОВСКАЯ Спасибо большое, Светлана. По-моему, Вы не первый раз звоните и говорите добрые слова в мой адрес. Что поддерживает? В данный момент я, например, только что вернулась из отпуска, и две недели вообще не смотрела телевизор.
А. ВЕНЕДИКТОВ Это поддержка.
И. ПЕТРОВСКАЯ И должна Вам сказать, трезвости и ясности это очень добавляет. А все остальное не знаю. Такой взгляд сложился. Если он Вам кажется трезвым и ясным, то мне очень приятно.
А. ВЕНЕДИКТОВ На тебя сразу нападает и Светлана Ивановна, и Виктор. «Ирина, побойтесь бога, Шопен не писал для скрипок».
И. ПЕТРОВСКАЯ Это я сама уже, когда сказала… поскольку у меня музыкальное образование, но я уже решила, что, может, это проскочит. Не проскочило.
А. ВЕНЕДИКТОВ Никогда!
И. ПЕТРОВСКАЯ Конечно, не писал для скрипки.
А. ВЕНЕДИКТОВ Точно так же, как мимо Петровской ни один телевизионщик не проскочит, Петровская не проскочит мимо наших слушателей.
И. ПЕТРОВСКАЯ Кстати, читатели и слушатели удивительно в этом усердны.
А. ВЕНЕДИКТОВ Очень хорошо, и слава богу.
И. ПЕТРОВСКАЯ Замечательно. Я помню, у меня было смешно в «Известиях», когда я написала, что Карибы находятся в Средиземном море. Естественно, логика была очень простая, поскольку они принадлежат Испании. И у меня немедленно пошли просто тучи писем, пачки, мешки, где мне говорили, как я могла, они в Атлантике на самом деле. И, по-моему, я даже там какую-то строчку приписывала, что уж извините…
А. ВЕНЕДИКТОВ Плакала кровавыми слезами.
И. ПЕТРОВСКАЯ С точки зрения географии я абсолютный профан. Если сама не была, никогда не буду ручаться. С музыкой у меня все в порядке, я закончила полноценно музыкальную школу, играю и даже иногда пою, но не для всех.
А. ВЕНЕДИКТОВ Я не буду сейчас тебя просить спеть.
И. ПЕТРОВСКАЯ Гавани нет, к сожалению.
А. ВЕНЕДИКТОВ Карл Иванович Шустерлинг из г. Пиза, видимо, муж Зинаиды Прокофьевны или ее двоюродный брат, пишет…
И. ПЕТРОВСКАЯ Гонец из Пизы.
А. ВЕНЕДИКТОВ «Как Вы оцениваете Николая Баскова в качестве телеведущего? Кажется, у него неплохо получается». В Пизе так считают.
И. ПЕТРОВСКАЯ У нас, не в Пизе, считают, я лично считаю, что это просто не ведущий. Я уже написала на эту тему материал. Посмотрите, если Вам интересно, уважаемый наш слушатель из Пизы, недели две или три назад в «Известиях», по поводу этой моды, когда берется раскрученный, известный персонаж и вставляется в шоу. Тем самым шоу уже, в общем, практически ничего делать не нужно, интерес уже обеспечен, зритель уже привлечен. Поэтому что Киркоров, что Басков, на мой взгляд, вообще никакие ведущие, не обладают ровно никакими качествами для того, чтобы быть ведущими. И даже по Баскову видно, как он, с трудом вспоминая, читает написанный текст. Поэтому не знаю, почему Вам кажется это удачным. Мне это кажется совсем неудачным. Но для такого шоу сходит.
А. ВЕНЕДИКТОВ Многие слушатели, в том числе Армен и еще человека четыре, говорят о прекрасном фильме, который недавно показали, «Однажды в Америке». По-моему, вчера показывали.
И. ПЕТРОВСКАЯ Да, вчера показывали. Что тут добавишь? Да, замечательное.
А. ВЕНЕДИКТОВ Хорошее кино. Александр Цыганов из Москвы: «Как Вы думаете, почему за последние 10 лет ни разу не показали два американских фильма «Война и мир» и «Семь дней в мае»? Первый фильм, правда, показывали, но 40-45 лет назад. Второй был запрещен к продаже в СССР Госдепартаментом США. Пришлось удовольствоваться книгой. Как Вы думаете, покажут или нет?» Александр, книга хорошая, не тратьте.
И. ПЕТРОВСКАЯ Покажут ли по телевизору?
А. ВЕНЕДИКТОВ Да.
И. ПЕТРОВСКАЯ Я думаю, что сейчас-то уж вряд ли какие-то запреты действуют. Проблема только в том, что нужно приобрести, купить права на эти фильмы. Может быть, это кому-то придет после Вашей подсказки в голову.
А. ВЕНЕДИКТОВ Я просто закончу двумя сообщениями. Я не могу их проверить. Вахмурка пишет: «Ирина, как не стыдно, некоторые произведения Шопена сделаны специально, как вариант для скрипки». А Света пишет: «Уважаемая Ирина Петровская, действительно, слушать Шопена в исполнении скрипок прекрасно. Порекомендуйте своей дочке послушать Шопена в исполнении оркестра под управлением Поля Мориа. Там как раз скрипки исполняют вальсы Шопена, написанные им для фортепиано». Все знают.
И. ПЕТРОВСКАЯ Так это прекрасно! Приходишь и обогащаешься. Всю жизнь учишься. Спасибо радиослушателям, потому что этот ляп я действительно случайно допустила, но многое мы тоже не знаем.
А. ВЕНЕДИКТОВ Тем не менее. Анна Георгиевна спрашивает: «Где больше платят: на радио или на телевидении?»
И. ПЕТРОВСКАЯ Трудно сказать.
А. ВЕНЕДИКТОВ Да ладно, конечно, понятно где. На «ящике», конечно.
И. ПЕТРОВСКАЯ На «ящике», наверное.
А. ВЕНЕДИКТОВ На телевидении.
И. ПЕТРОВСКАЯ Просто все зависит оттого, с какой компанией ты сотрудничаешь, какой у тебя договор заключен. Может быть и на радио.
А. ВЕНЕДИКТОВ И последнее. Буквально 30 секунд. «Какой образовательный бэкграунд у Петровской? Миша».
И. ПЕТРОВСКАЯ Быстро: музыкальная школа, средняя школа и факультет журналистики МГУ.
А. ВЕНЕДИКТОВ Все отвратительно, Миша. Миша что хотел МИМО, МИСИ, ВШЭ или Сорбонну?
И. ПЕТРОВСКАЯ Нет, мне журфака вполне хватило. В то время (я не знаю, сейчас, может быть, тоже) хорошо учили.
А. ВЕНЕДИКТОВ Нет, базовое — это хорошо.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» была Ирина Петровская — журналист, телекритик.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире