07 августа 2003
Z Особое мнение Все выпуски

Александр Перов


Время выхода в эфир: 07 августа 2003, 19:08

7 августа 2003 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» А. Перов шеф-редактор «Издательского дома Родионова»
Эфир ведет Нателла Болтянская

Н.БОЛТЯНСКАЯ «Персонально Ваш» сегодня шеф-редактор «Издательского дома Родионова» Александр Перов. Добрый вечер.
А. ПЕРОВ — Добрый вечер.
Н.БОЛТЯНСКАЯ — И как обычно мы начинаем перебирать грустные новости и комментировать их.
А. ПЕРОВ — А веселых нет?
Н.БОЛТЯНСКАЯ Что вы видите веселыми новостями, собственно
А. ПЕРОВ — Все новости обхохочешься.
Н.БОЛТЯНСКАЯ — В этом смысле. Итак, сразу уважаемые слушатели «Эха Москвы» 961-22-22 для абонента «Эха Москвы» наш пейджер. Телефон эфира будет включен позже, 783-48-83. И если посмотреть на сегодняшнюю новостную ленту или скажем, на новости последних дней, что-нибудь показалось вам наиболее интересным?
А. ПЕРОВ — Потрясающий вопрос. А вам?
Н.БОЛТЯНСКАЯ — Здесь вопросы мы задаем. Разгуляетесь в «Издательском доме Родионов».
А. ПЕРОВ — Хорошо, ладно, приглашаю на интервью. Понятно, что есть системообразующие новости. Они, собственно уже и не новости, скорее как у вас московские старости, российские старости. Собственно ничего особо нового у меня нет. Понятно, что одна из основных атака на ЮКОС. Понятно, что одна из основных линий активизация терроризма очередная, собственно, она и не снижалась. Это и Моздок, и Индонезия и все, что продолжается по всему миру, к сожалению. Но это, наверное, основное внимание к себе приковывает. Интересная, конечно, новость по поводу Ильхама Алиева и отношение с премьер-министром. Отец и сын пойдут соперничать, наверное, будут в президентской гонке, если бог даст Гейдару Алиеву здоровья. Мне кажется, что вопрос в том, как к этим новостям подходить. Я ехал сейчас на эфир, постоянно слушаю новости по «Эху Москвы» и по работе обязан постоянно торчать в новостных лентах, в Интернете и просматривать газеты. Вот что меня вдруг задело, я подумал, что в России за год, если мне не изменяет память, точно за год в пожарах погибает порядка 30 тысяч человек. Я не говорю про наши автомобильные дороги. Как-то СМИ сосредотачиваются, это ведь закон СМИ, особенно, после того как появилось телевидение, мы сосредотачиваемся на картинке. И показывать каждый день, наверное, 30 тысяч давайте, разделим на 365
Н.БОЛТЯНСКАЯ — Тоже будут цифры немаленькие.
А. ПЕРОВ — 100 человек в день, меньше. Хорошо, 80 человек в день сгорает в нашей стране в огне. Женщин, детей, взрослых. А вот история, кстати, с пожарами, которые были в детских приютах, в домах, где погибали дети. Все забылось, ничего нет. Почему?
Н.БОЛТЯНСКАЯ — Будем считать, что я задала этот вопрос.
А. ПЕРОВ — Потому что реагирует, мне кажется на информацию, на негативную информацию та часть общества, которая в какой-то степени хотя бы немного социально активна, которая ощущает себя кем-то кроме Я, кстати, очень люблю слово «обыватель», оно мне очень нравится Обыватель это же не ругательство, это слово стало ругательством в советское время.
Н.БОЛТЯНСКАЯ — Саш, еще одна версия людей, которые реагируют на эти самые новости, на так называемую расчлененку. Люди, которые в известной степени оказываются на игле этих черных новостей, которым уже жизнь не в жизнь, если хоть одного трупа на экране нет.
А. ПЕРОВ — Да, совершенно верно. Это эксплуатируется. Я не хочу сказать, что этого не надо показывать, а то меня сейчас сразу обвинять в том, что я апологет одинаковых новостей на одинаковых каналах. Но я очень много езжу, очень и много встречаюсь с разными людьми. Но тогда ведь эти пожары в домах, пожары в приютах, это же ничуть не менее страшно. Значит, давайте и на эту иглу, что ли сажать, но это почему-то забывается. А ведь это, мне кажется, не только не менее важно, это гораздо более важно, потому что дороги у нас такие, что автомобили с них вылетают. Автомобили у нас такие, что колеса у них отваливаются, водители у нас такие, которые то ли купили права
Н.БОЛТЯНСКАЯ — То ли подарили.
А. ПЕРОВ — На день рождения подарили, что они не умеют управлять автомобилями. Но это ведь как-то обыденно, каждый день нужно этим заниматься. В этом смысле наши СМИ ничем не отличаются от наших правоохранительных органов, и там кампанейщина, и здесь кампанейщина. Каждый народ имеет то правительство, которое заслуживает, а потом все наоборот.
Н.БОЛТЯНСКАЯ — Уже пошли вопросы в адрес Александра Перова. Первый вопрос пришел аж в начале восьмого. «Когда будет закончено обновление Интернет-сайта журнала «Карьера?»
А. ПЕРОВ — Работа сейчас ведется, ведется работа не только над Интернет-сайтом журнала «Карьера», над общим сайтом «Издательского дома Родионова», какового сайта раньше не было. Сейчас эта работа практически закончена, идут нюансы, идет наполнение информации. И в рамках этого сайта «Издательского дома Родионова» на первых порах будут страницы под сайты всех изданий «Издательского дома».
Н.БОЛТЯНСКАЯ «Хочу услышать мнение вашего гостя о принятии генералом Калугиным американского гражданства», — просьба от Галины.
А. ПЕРОВ — Очень сложный вопрос. Я думаю, что с точки зрения генерала Калугина, как с точки зрения американского гражданства это совершенно закономерное объединение. Я считаю, что в любом случае для человека в погонах нарушение присяги должно оцениваться однозначно. Я первый, если можно так сказать выродок, у меня три поколения кадровых офицеров в роду — отец, дед, прадед. И эти люди присяге были верны всегда. И если только отречение государя Николая Второго, как это произошло в 1917 году, ни избавляло их от присяги. Хотя и тогда это был сложный вопрос.
Н.БОЛТЯНСКАЯ Хорошо, а как вы тогда в такой ситуации относитесь к генералу Григоренко? Так же?
А. ПЕРОВ — Присяга.
Н.БОЛТЯНСКАЯ — Присяга, но скажем, в случае с Олегом Калугиным мы имеем человека, который что называется, физически не пострадал. С Григоренко была немножко другая история.
А. ПЕРОВ — Да, конечно. Но вообще скажем так, были и люди, которые, например, отказывались ехать в Афганистан.
Н.БОЛТЯНСКАЯ — А присяга?
А. ПЕРОВ — Тот случай, который известен мне, к счастью, произошел до присяги. Но не знаю. Может быть, это еще связано и Сложный вопрос, действительно, но присяга это присяга. Наверное, надо разбираться, я думаю, что вы правы, конечно, в случае с Калугиным. Во-первых, думаю, нет у нас, к сожалению, всей информации, потому что понятно, что спецслужбы и наши, и те, которые работают на другом берегу, имеют и свои отдельные связи, и свое отдельное противостояние. Наверное, я скажу так, что было бы здорово, чтобы присягу можно было как «Отче наш» почитать. Вот есть не убий, не укради, есть заповеди, есть «Отче наш», есть присяга.
Н.БОЛТЯНСКАЯ — Скажите, пожалуйста, например, я не знаю, солдаты Вермахта, одни из которых вели себя соответствующим образом по отношению к населению оккупированных территорий, а другие проявляли гуманизм и какие-то элементарные человеческие качества. Кто из них нарушитель присяги?
А. ПЕРОВ — А я думаю, что это не связано. В присяге, кстати говоря, я не могу сказать про присягу Вермахта
Н.БОЛТЯНСКАЯ — А Эйхман, который говорил о том, что он был верен присяге?
А. ПЕРОВ — Помню, когда говорят, и вы говорите — следующий.
Н.БОЛТЯНСКАЯ Илья из Петербурга спрашивает: «Скажите, пожалуйста, а присяге дьяволу тоже надо быть верным всегда?»
А. ПЕРОВ — Я думаю, что дьяволу не надо присягать.
Н.БОЛТЯНСКАЯ «Уважаемый гость, почему пожарные вертолеты отправляют во Францию, неужели в России леса не горят?», — спрашивает Александр.
А. ПЕРОВ — Дело в том, что в России горят леса и во Франции горят леса. А какая разница, собственно говоря?
Н.БОЛТЯНСКАЯ — Я так понимаю, что речь идет о вертолетах МЧС.
А. ПЕРОВ — Да, вертолеты МЧС. Но дело в том, что и в России борются с пожарами. А почему не помогать французам, если у них нет такой возможности справиться с этим самим? Или люди во Франции другие?
Н.БОЛТЯНСКАЯ — Вопрос от Сергея: «Согласны ли вы с тем, что в полном соответствии с Марксом, государственная структура становится все менее прозрачной и реорганизация ВЦИОМа знаковое событие?»
А. ПЕРОВ — С тем, что государственные структуры становятся все менее прозрачными, я не согласен, потому что они никогда не было прозрачными на мой памяти. 46 лет живу. Я думаю, что на самом деле даже в советское время, не к ночи будет помянуто, были гораздо более прозрачные государственные структуры. Сейчас они гораздо менее прозрачные и в этом смысле, да. Но с того момента, как у нас, скажем так, образовались новые институты власти, я как-то прозрачности за ними никакой не замечал. Бизнес у нас старался становиться более или менее прозрачным в последнее время.
Н.БОЛТЯНСКАЯ — Сергей из Зеленограда задает вопрос: «Почему, по-вашему, если тебе отвратителен правящий режим, стало труднее выехать из страны, и въехать в другую страну, труднее, чем 200 лет назад. Правильно ли это?» Сергей, сразу бы отметила, что первым российским отказником был А.С. Пушкин, которому было очень трудно выехать, въехать в другую страну. «Уважаемый Александр, так все-таки, скажите, пожалуйста, с вашей точки зрения, если происходят какие-то страшные негативные события, о них не надо говорить в новостях?»
А. ПЕРОВ — Нет, я думаю, о них необходимо говорить в новостях. Но дело в том, что надо говорить не только об этом, мне кажется. Потому что масса вещей, я просто сегодня готовился к эфиру, смотрел очень много зарубежной прессы. Зарубежная пресса английская, американская, австрийская, немецкая гораздо более полифонична в оценке нашей действительности, чем наша собственная.
Н.БОЛТЯНСКАЯ — «Если военнослужащий присягал СССР, действует ли это присяга в России?», — спрашивает Михаил.
А. ПЕРОВ — Мне сложно об этом говорить юридически. Я думаю, что нет, потому что нет такого государства, которому присягал военнослужащий. Но я думаю, что, наверное, принципы те, на которых построена военная присяга, должны быть внутри каждого офицера, да и солдата тоже.
Н.БОЛТЯНСКАЯ — Хорошо, я думаю, что мы можем перейти к другим событиям и упомянули вы ЮКОС. Ваши ощущения, ваши выводы, ваши предсказания.
А. ПЕРОВ — Предсказывать я не буду. Я пессимист, я заявляю об этом сразу открыто и откровенно. Кроме того, я еще и конформист, соглашатель, иначе я бы, наверное, к своим 46 годам не выжил. Но это так, в порядке шутки. Очень тягостное впечатление все это на меня производит. Хотя с другой стороны видели мы и события похуже, и времена потяжелее. Я думаю, что так или иначе эта ситуация разрешится. Она разрешится либо на договорной основе, либо на том, что конфликт выйдет на такой градус и такой уровень, а мы тоже уже наблюдали в самой недавней истории, когда та или иная из линий политических линий, (это политические линии, это понятно) возобладает. В какой ситуации при этом окажется и сможет ли кого-то поддерживать или не станет никого поддерживать или выступит в качестве арбитра или не выступит в качестве арбитра наш уважаемый президент, это вопрос его политической воли, это вопрос его способности принимать действительно серьезные решения. Ведь собственно говоря, я отнюдь не собираюсь выступать апологетом Бориса Абрамовича Березовского, но его парафраз известный идей и мыслей о том, что тот, кто последние 10 лет в России не лежал на печи, любого есть за что привлечь, на самом деле это же чистая правда. И, кстати, СМИ тоже, в том числе замалчивают одну простую вещь. Почему никто ничего не говорит о второй стороне? О чиновниках, которые в этих всех сделках в той или иной степени присутствовали.
Н.БОЛТЯНСКАЯ — Этому есть доказательства?
А. ПЕРОВ — Минуточку. А кто регистрирует сделки, кто занимался организацией Я имею в виду именно, когда идет разговор о том, что деприватизация, нечестная приватизация, минуточку, а кто организовывал приватизацию? Бизнесмены?
Н.БОЛТЯНСКАЯ — Все правильно, все совершенно верно. Каким образом по нынешнему законодательству можно привлечь конкретного Иван Иваныча, который подписал в свое время?
А. ПЕРОВ — Это пускай Генпрокуратура занимается.
Н.БОЛТЯНСКАЯ Но Генпрокуратура сейчас, извините, другим делом занята.
А. ПЕРОВ — А что, у нее сотрудников не хватает?
Н.БОЛТЯНСКАЯ — Вы меня спрашиваете?
А. ПЕРОВ — А вы меня? Я не сотрудник Генпрокуратуры, я не знаю.
Н.БОЛТЯНСКАЯ Я напомню, что не сотрудник Генпрокуратуры, а вовсе даже шеф-редактор «Издательского дома Родионова» Александр Перов в студии «Эха Москвы». Сейчас мы включим телефон. Надо сказать, что из всех тем, которые мы затронули, наибольшую реакцию вызвала, судя по нашему пейджеру тема верности присяги. Посмотрим, что сейчас скажет наш телефон 783-48-83. «Ваше отношение к статье в «Новой газете» — «Заговор власти опаснее заговора олигархов», — просит Ирина.
А. ПЕРОВ — Я не хотел бы комментировать действия моих коллег, я просто считаю, что один заговор не может быть по определению опаснее другого. Любой заговор это вещь недопустимая, но что значит недопустимая, смешно так, несколько по-детски звучит. Если он есть, то он есть. Сама постановка вопроса мне не очень нравится. Не должно быть ни заговоров олигархов, ни заговоров власти. А не будет их только тогда, когда общество начнет, не теми полутора тысячами, извините меня, пожалуйста, Нателла, я имею в виду опросы «Эха Москвы», когда говорят, нам позвонило полторы тысячи человек, это замечательные люди, это люди, с которыми я стою на одном пятачке, те люди, которые слушают «Эхо Москвы». Вспомните события 1993 года, 10 тысяч участников, полтораста тысяч зрителей, и 9 млн. население города, которые отчасти смотрели это по телевизору.
Н.БОЛТЯНСКАЯ — Вы хотели бы, чтобы все 9 млн. приняли участие в этом громокипящем котле? Жертв было бы гораздо больше, вы берете на себя ответственность?
А. ПЕРОВ — Если бы 9 млн. в этом приняли участие, не было бы никакого громокипящего котла. Эти 9 млн. прошли бы тихо в нужную сторону и там затерялись бы все те, кто пытался воевать и стрелять.
Н.БОЛТЯНСКАЯ — У нас была история, когда все население Москвы пошло и получилась Ходынка.
А. ПЕРОВ — Минуточку. Во-первых, пошло не все население Москвы, а во-вторых, тогда оно пошло за водкой, а не за собственными свободами. Это первое. Бесплатная раздача была, и это было не один раз у нас в истории. Еще у нас было в истории, когда все население Москвы пошло, и враг не прошел. Правда, потом сибиряки подтянулись тоже, свежие резервы поддержали. Просто дело в том, что обсуждать без конца обсуждать, обсуждать, то, что делают власти, а бороться с этим можно только единственным способом быть приличным человеком, делать свое дело и не допускать на территории 4 кв. м вокруг себя хамства, вранья, воровства и так далее.
Н.БОЛТЯНСКАЯ Вопрос от Сергея: «Не рассматривали ли вы версию в ситуации с ЮКОСом, что это прекрасно организованная самим ЮКОСом игра на понижение?»
А. ПЕРОВ — Но тогда это должна быть организованная акция теми, кто собирается купить ЮКОС. А то хорошо, задумать продаться и сыграть на понижение своих акций. Сильная мысль коммерческая.
Н.БОЛТЯНСКАЯ «Спросите вашего гостя, как быть. Я боюсь нашего государства больше, чем олигархов. И боюсь все больше».
А. ПЕРОВ — Как быть? Или не бояться, или пока, слава богу, все-таки есть ворота, попробовать перебраться в другое. А я боюсь, например, любого государства.
Н.БОЛТЯНСКАЯ «Почему никто не вспоминает о том, как террористы «Норд-Оста» заставили под угрозой оружия москвичей требовать прекращения войны в Чечне, что москвичам стыдно». Вопрос от Юрия.
А. ПЕРОВ — Он такой двойной, а почему никто не вспоминает, а вообще кто-нибудь вспоминает про «Норд-Ост»? Вспоминают иногда по поводу дел о возмещении ущерба. Понимаете, через сколько перестали вспоминать про Чернобыль, а он до сих пор фонит.
Н.БОЛТЯНСКАЯ 783-48-83 наш телефон. «Эхо Москвы», здравствуйте.
ВИКА — Добрый вечер. Вам не кажется, что в свое время, когда разбирались с Гусинским, очень много было равнодушных, в том числе и среди прессы. Кстати, как вы отнеслись к этому в свое время?
А. ПЕРОВ — Я могу вам сказать, я не скажу, что я был близко знаком с Владимиром Гусинским, мы встречались. Я, например, в свое время запускал один из его проектов как технологический руководитель к референдуму 1993 года, когда запускалась газета «Сегодня». Тогда мне приходилось, и встречаться с ним, и беседовать. И Владимир Александрович уже тогда декларировал, что он создает средства массовой информации как средство политического нападения и политической защиты. Я ответил на ваш вопрос?
ВИКА Нет, не совсем. Я считаю, что все-таки у Гусинского было, скажем так, не совсем независимое, не от него независимое, а все-таки независимое от власти СМИ, и очень серьезное, и очень популярное в стране.
А. ПЕРОВ — Да.
ВИКА И когда с ним такое случилось, он, в общем-то, остался один на один. И власти по большому счету показали, что если вы будете действовать тем же самым способом, мы, так же, как мой собеседник будем рассматривать ближайшие 4 метра для нападения. А если 5-6, 15,понимаете?
А. ПЕРОВ — Здесь есть нюанс. Если 145 млн. человек, каждый возьмет на себя по 4 кв. м, то я думаю, что активно действующая территория страны будет в полном порядке.
ВИКА — Значит, вы призываете, чтобы все 145 млн. но это невозможно. Среди них больные, тупые, глупые.
Н.БОЛТЯНСКАЯ — Да нет, дети малые.
ВИКА Дети малые. Ведь общество все равно делится на активных людей, на дураков, на умных.
А. ПЕРОВ — Я никого, кстати, не делю.
ВИКА Вы занимаете подобный пост, вы меня извините, я вас перебиваю, уж явно вы умный человек. Да?
А. ПЕРОВ — Наверное.
ВИКА Будем надеяться. И в ситуации с Гусинским вот тогда надо быть кричать, вот тогда надо было топать ногами и всем в том числеЭто по-моему активно сделали, насколько я понимаю «Эхо Москвы» и может быть, «Московские новости».
Н.БОЛТЯНСКАЯ — Вика, а вы помните, было высказывание одного из философов, который вспоминал в гитлеровские времена, что когда приходили за теми-то, я молчал, потому что я не был таким-то, когда пришли за другими
ВИКА Да, да, кино было такое, забыла, как называется. То есть совершенно все ясно, а сейчас ЮКОС, да что вы, это же какое счастье, представляете, отобрали у Ходорковского Если раньше
А. ПЕРОВ — Пока еще ничего не отобрали.
ВИКА Если раньше отбирали-то у нас, ведь фактически отбирали у нас. То есть, как судит средний обыватель, тогда отбирали у нас, у меня отбирали свободу слова, вот тогда надо было бороться. А сейчас, представляете, отбирают у богатого, да еще у еврея. Что думает Маня с Васей.
Н.БОЛТЯНСКАЯ — Вы всех-то Мань с Васями не обобщайте. Вика, спасибо большое.
ВИКА Очень много Маней с Васями.
Н.БОЛТЯНСКАЯ — Мы продолжим после новостей.
НОВОСТИ
Н.БОЛТЯНСКАЯ «Персонально Ваш» напомню, Александр Перов, шеф-редактор «Издательского дома Родионова». Итак, мы продолжаем говорить на темы, которые вас заинтересовали. 783-48-83 телефон прямого эфира «Эха Москвы». Пожалуйста, не забывайте представляться. Здравствуйте.
НАТАЛЬЯ Здравствуйте. Вам не кажется, что Ходорковский в некотором роде явился сам причиной того, что с ним случилось? Есть такая пословица что посеешь, то и пожнешь. Наверняка, он участвовал вместе с другими олигархами в выборе нынешнего Путина. Скажем, Путина выбрал нам Ходорковский и другие олигархи, это ясно. И поэтому, он так сказать, получил по заслугам.
Н.БОЛТЯНСКАЯ — Вопрос понятен, Наталья, спасибо. Прошу.
А. ПЕРОВ — Я вообще опасаюсь этих формулировок типа это ясно, наверняка. У меня, честно говоря, таких данных нет. Естественно, я совершенно согласен, это относится к той же фразе, которую мы сегодня уже упоминали как и народ, так и крупный бизнес, мы имеем то правительство и ту власть, которую мы заслуживаем, которую мы выбирали. Но я думаю, что ни один только Михаил Борисович Ходорковский или, например, господа Потанин, Бендукидзе, и прочие крупнейшие бизнесмены выбирали Путина. Голосовали за него весьма активно. И собственно говоря, я работал на предвыборной кампании 1999 года, на думской кампании. О том, как это все происходит, достаточно хорошо знаю. И могу только сказать, я, например, на тот момент, никого кроме, ну и Путина-то особенно не видел, но и никого другого вообще не видел.
Н.БОЛТЯНСКАЯ — Так нет, но за год, наверное, до появления на политической арене Владимира Путина здесь же в студии «Эха Москвы» два очень уважаемых политолога говорили о том, что они не видят новых кандидатур.
А. ПЕРОВ — Совершенно верно. Я думаю, дело-то немножко в другом. Дело в том, что если источники, многочисленные источники не врут, существовало и существует тогда, наверное, или не существует уже договоренность о том, что крупный бизнес не вмешивается в политику, скажем так, в управление государством. А государство и власть не мешают крупному бизнесу делать большой бизнес. И мы приходим к тому, что если уж здесь, в чем и прокололся Михаил Борисович, так это в том, что честно заявил о своих возможных политических амбициях. Нельзя заявить, что ты займешься политикой в 2007 году, как только ты это произнес, ты тут же и начал заниматься политикой.
Н.БОЛТЯНСКАЯ Одну секундочку, Саша, вопрос вот в чем. Скажите, пожалуйста, существует ли в государстве российском закон, который оформляет вот этот вот сговор между президентом и крупным бизнесом?
А. ПЕРОВ — Отличное слово было сказано. Поэтому до тех пор, пока у нас не будет реальным образом реформирована правовая система, создана реальная правовая структура, до тех самых пор будут договариваться, будут существовать сговоры, заговоры олигархов, заговоры власти. Правильно? И до тех самых пор никого ни в чем упрекнуть будет нельзя, потому что действует нормальное право сильного. В XIX веке создавалась американская демократия, извините, кто быстрее выхватил, кто быстрее и точнее стреляет.
Н.БОЛТЯНСКАЯ — Один вопрос когда?
А. ПЕРОВ — Что когда?
Н.БОЛТЯНСКАЯ Будет создана правовая система, которая обеспечивает
А. ПЕРОВ — Я же начал с того, что я пессимист.
Н.БОЛТЯНСКАЯ — Тут пришло обвинение в ваш адрес. «Конформизм очень утешителен, он поможет выжить, но не жить. Мы это уже проходили», — пишет Елена.
А. ПЕРОВ — Правда? А я вот не могу сказать, что я не жил. Я 46 лет, оглядываясь назад, прекрасно себя ощущаю.
Н.БОЛТЯНСКАЯ — В мировой истории была пара, тройка восстаний, в которых восставшие шли, не для того чтобы победить, а для того чтобы умереть по-человечески.
А. ПЕРОВ — Это несколько другая ситуация. Люди, доведенные до крайности, люди, которые были вынуждены выбирать между тем, потерять человеческий облик, наблюдать каждый день, каждую минуту за тем, как издеваются и измываются над близкими, над родными. Хорошо, мы знаем, это восстание в гетто, хотя бы такой пример.
Н.БОЛТЯНСКАЯ Корниловский ледовый поход.
А. ПЕРОВ — Совершенно верно. Так вот, я должен точно понимать, за кого и за что я иду на смерть.
Н.БОЛТЯНСКАЯ — Очень хорошо. 1937-й год, конкретные 4 метра ваши могут быть обеспечены всяческим покоем, а в соседнюю квартиру ночью позвонили, а завтра позвонят вам.
А. ПЕРОВ — Я не берусь судить о том, что происходило тогда. Моя семья прошла достаточно счастливо через это. И, в общем, хотя мой дед и брат моей бабушки были арестованы, по странному стечению обстоятельств тот и другой были отпущены. Один провел на Лубянке, по-моему, неделю или больше, второй около месяца. Но дело в том, что я не могу судить тех людей, которые тогда сидели как бы тихо, я не был в такой ситуации. И честно скажу, я не знаю, как бы я себя повел, я точно знаю, что я бы не стучал, но как бы я себя повел под пытками, оговорил бы я себя и кого-то, я не знаю, слава богу. И давайте хоть за это скажем спасибо нашему времени.
Н.БОЛТЯНСКАЯ «Эхо Москвы», здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ Здравствуйте. Мне интересно, Михаил Касьянов уже дважды, по-моему, выступил в защиту ЮКОСа, а наш президент молчит как рыба об лед. То есть он выступал как раз за западный путь развития. Ваше мнение.
А. ПЕРОВ — Я думаю, что та степень осторожности, с которой высказывался наш премьер, она характеризует ту позицию, которую он занимает в государственной иерархии, а молчание президента характеризует ту позицию, которую он занимает в государственной иерархии.
Н.БОЛТЯНСКАЯ — Обращаю внимание на наших слушателей, которые иногда подписывают сообщение, иногда даже комплименты. «Какой умный, сдержанный, убедительный гость. Побольше бы таких». Это сообщение, подписать испугались. Подчеркиваю. «Эхо Москвы», здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ — Я хотел узнать ваше мнение насчет того случая, который произошел у нас когда-то со Станкевичем. Ведь на него наехала какая-то группа за 10 тысяч долларов. В итоге ведь сменилась вся московская власть, и теперь она, что называется уже лет 10, по-моему, стала несменяемой. Теперь у нас за 300 тысяч долларов наезжает какая-то группа и опять совершенно непонятно, чья, кто, кто за это отвечает и вообще что за механизм. Вы можете как-то прокомментировать?
А. ПЕРОВ — Я не знаю, правда, на кого наезжают за 300 тысяч долларов. У нас, я думаю, каждый день на кого-нибудь наезжают. И те структуры, и эти, и с того берега лодочки плывут с наезжающими, и с этого берега лодочки плывут. Я могу сказать честно. По-моему, совершенно никакой разницы нет, на каком полюсе замерзнуть, на Северном или на Южном. Собственно говоря, до тех пор, пока каждый не начнет отстаивать свои права
Н.БОЛТЯНСКАЯ — На 4 метрах?
А. ПЕРОВ — Сначала на 4 кв. м. Понимаете, ведь то, что происходит сейчас с ЮКОСом, это происходит много лет, каждый божий день со средним бизнесом, малым бизнесом, с индивидуальными частными предпринимателями, у которых отнимают, на которых наезжают, которых крышуют. И, между прочим, эта коррупция, я прошу прощения, про которую все поют, она порождена кем — коррупция порождена не только теми, кто берет взятки, но и теми, кто их дает. Поэтому начинаем со своих 4 кв. метров.
Н.БОЛТЯНСКАЯ Ну что же, я напомню, что «Персонально Ваш» Александр Перов, шеф-редактор «Издательского дома Родионова».




Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире