'Вопросы к интервью

О.Пашина Добрый вечер. Меня зовут Оксана Пашина, и это особое мнение Дмитрия Муратова, издателя и председателя редакционного совета «Новой газеты». Здравствуйте.

Д.Муратов Добрый вечер.

О.Пашина Номер для ваших SMS-сообщений +7 985 970-45-45, Twitter-аккаунт @vyzvon, чат в YouTube тоже работает, трансляцию можно смотреть на YouTube-канале «Эха Москвы».

Ну что? «Новая газета» — новые угрозы? Так, наверное, можно сказать? Это уже далеко не первый случай.

Д.Муратов Да. Я, честно сказать, очень не люблю, когда газета становится не источником новостей, а сама становится новостью. Это не свойственно профессиональным журналистам и такой газете как наша. Мы, конечно, такое существо грозное, но мы же не светская львица, чтобы генерировать новости про саму себя. Нам это совсем не надо, нам это чрезвычайно неприятно.

О.Пашина Но это же не вы генерируете, это жизнь.

Д.Муратов Но, к сожалению, история вот таких вот посланий, угрожающих жизни и здоровью, редакции и журналистам, она началась не 2 дня назад, когда пришли очередные венки, а намного раньше.

То, что сделали сейчас вот эти люди, о которых мы поговорим, это очень близко к тому, что делали нацисты. Когда мы занимались расследованием деятельности боевой организации русских националистов БОРН, которая ныне обезглавлена, часть сидит в тюрьме, получили пожизненные сроки такие как Тихонов, убийца непосредственный Стаса Маркелова и Насти Бабуровой, мы получали тоже головы. Правда, это были свиные. Мы получали зарезанную крысу огромным кинжалом, на котором была свастика. Мы получали совсем недавно, уже в этом году… Вчера приехала та же самая бригада, кстати говоря, которая в специальных костюмах изымали порошки, которые нам прислали, чтобы там, типа того, отравить.

Д.Муратов: История посланий, угрожающих редакции и журналистам, началась не 2 дня назад, а намного раньше

Мы ко всему этому относимся с такой, ну, ласковой брезгливостью. У нас есть протокол на случай подобных вещей, мы действуем по установленному в редакции порядку безопасности сотрудников, безопасности помещения, безопасности тех журналистов, чьи имена упоминаются. У нас часто упоминались имена, там например, Павла Каныгина, вот, на этот раз нового нашего сотрудника, еще ни одной строчки не напечатавшего, кстати, Дениса Короткова, который до этого работал в питерской Фонтанке.

Вот, собственно, такова история. Принесли нам сначала венок, на который мы и не сильно обратили внимания, принесли и принесли. Поставили его в сторонке. Охранник занес его за ворота. Всё это было в течение минуты в 6 утра. Но фотографии на одном из ресурсов, принадлежащих фабрике троллей, сразу же выложили. То есть сфотографировали и, значит, убежали. А то можно подумать, в 6 утра кто-то бродит и фотографирует, значит, венки кроме отчета перед работодателем, собственно говоря, сами исполнители. Это было забавно, мы не стали обращать внимания.

Но! Потом принесли еще один венок с угрозой и Короткову, и редактору, и редакции. И всех, конечно, очень покоробило. Нам страшно не понравилось. Мы не любим живодеров. Вот, отношение к живодерам у нас крайне негативное. Живодеров мы ищем, живодерам мы будем за убиенных животных мстить. Они принесли нам голову, значит, вот этого черного барана.

У меня, в принципе, есть предположение, в ресторане какого ресторатора съедят тушу.

О.Пашина Какой повар ее приготовит.

Д.Муратов Да. И какой повар ее приготовит. Но! Значит, нельзя оставлять своих баранов без головы и нельзя так относиться к коллегам и к читателям.

С чего, собственно, всё началось? Напомнить?

О.Пашина Да.

Д.Муратов Я напомню, почему вдруг началась огромная интернет-интервенция в отношении газеты и Дениса Короткова.

В одном из ресурсов, который напрямую связан с Евгением Пригожиным, известным поваром, крупным предпринимателем очень серьезным (компания «Конкорд»), человеком, который, скорее всего, финансирует какие-то вещи, связанные с троллингом, а также и ЧВК. Да. Это называется «РИА ФАН», Российское Информационное Агентство. То есть название, как бы, взяли у существующего РИА, да? ФАН – это, как бы, Федеральное Агентство. Хотя, на самом деле, ничего там федерального, а также российского нету. Это такие всегда придумки, чтоб повысить уровень доверия. Но к такому продукту, как делает РИА ФАН, повесить уровень доверия невозможно.

Вот, что они делают. В Уфе… Внимание! Как говорит ваш товарищ и мой друг Витя Шендерович, тут следим за руками.

О.Пашина Так?

Д.Муратов Следим. Значит, в Уфе задержана группа террористов, у которых обнаружены адреса семей российских летчиков, воюющих в Сирии, и эти игиловцы, принадлежащие к запрещенной в России организации, готовились отомстить семьям этих летчиков, а информацию они почерпнули из публикаций автора «Новой газеты» Дениса Короткова.

О.Пашина Это они так рассказали?

Д.Муратов Вот так рассказана эта история.

Потом появляется еще один человек, который дает им интервью. Это человек, который Камаляткин такой Михаил Юрьевич, член Союза добровольцев Донбасса (он сам себя представляет), бывший член спецподразделения «Енот Корпорейшен». Награжден орденами генерала армии Маргелов, генерал Ачалов – нет таких государственных наград. Боевым орденом Святителя Николая Второй степени – нет такой государственной награды. Медалью За боевые заслуги от Игоря Ивановича Стрелкова, За ратную доблесть – нет такой государственной награды.

Значит, награжденный всеми возможными вот такими наградами, и он обратился в полицию, в Следственный комитет о том, что жизни наших родных и с вами близких. Исламское государство* готовило 2 теракта, убийство членов семей российских летчиков. Они почерпнули их из репортажей Дениса Короткова. Действия Короткова (ну и наши, значит) надо интерпретировать как государственную измену, шпионаж. В связи с чем прошу всех, для кого слова «боевое братство» не пустой звук, распространять данный пост. И распространили. И начали требовать смерти, наказаний, уничтожения, без суда и следствия убить их при задержании.

Вот, один из самых крупно поддержанных постов. И над всем этим царственно развалилась Виолетта Волкова, которая говорит «Ого-го! Вот это да! Перепостите-ка!» Ну, она-то опытный адвокат, она-то ж могла не развестись. Но она развелась же специально, поскольку, видно, близко по духу.

Д.Муратов: Мы не любим живодеров. Живодеров мы ищем, живодерам мы будем за убиенных животных мстить

А теперь посмотрим на цифры. Действительно, в Уфе задержана группа террористов, 3 человека. Пенсионерка, получившая 10 лет. И еще двое, получившие там, по-моему, 12 и 16 (не помню сейчас точно). Над ними состоялся суд. И было всё это, внимание-внимание-внимание, в 2016 году.

О.Пашина Отлично.

Д.Муратов Суд состоялся в декабре 2016 года.

О.Пашина А, может, это не те? Еще какие-нибудь?

Д.Муратов Нет, других у нас не держат. Это именно они готовили взрыв в рейсовом автобусе – это подтверждено материалами дела. Они якобы собирались или не собирались найти семьи военнослужащих, которые воюют в Сирии. Но обвинение, само обвинение это обвинение с них сняло. То есть государственное обвинение вот это обвинение с них сняло.

Почему вдруг возникла история, значит, двухлетней давности? Потому что 15-го октября Верховный суд подтвердил правильность и справедливость этого приговора, который Приволжский военный суд вынес в 2016 году.
Итак. Мы имеем пойманных в 2016 году террористов, в 2016 году их осудили. А первый материал Дениса Короткова в питерской Фонтанке появился, чтоб не соврать, в промежуток между 21-м и 23-м августа 2017 года. То есть террористы уже были давно задержаны и никакого материала Дениса Короткова в то время не существовало, и таким образом носить…

О.Пашина И в «Новой газете» он не работал.

Д.Муратов Не работал. И таким образом носить у себя на груди данные, которые опубликовал Денис Коротков, они не могли физически, потому что время носит линейный характер.

В этом прекрасном профессиональном издании ФАН просто взяли куски времени и поменяли их местами. Они поменяли причину и следствие. Они поменяли, значит. Они говорят, что причина – это, вот, опубликованные адреса. А на самом деле, никаких материалов в ту пору, когда эти террористы были задержаны…

Или надо предположить следующее – что их временно выпустили. Чтоб они почитали что-то, напечатанное Коротковым, хотя там не было никаких адресов никаких семей. Никто из нормальных людей, естественно, не может поверить, Оксан, что «Новая газета», которая освобождала сотни пленных из плена во время Чеченской войны, открывает адреса родственников для мести. Ну, я понимаю, что продолжим…

О.Пашина Мы прервемся, да, а потом продолжим.

РЕКЛАМА

О.Пашина Это особое мнение Дмитрия Муратова, издателя и председателя редакционного совета «Новой газеты». Тогда возникает логичный вопрос: а причем и зачем тогда сейчас там «Новая газета»?

Д.Муратов А, вот отлично! Вот это справедливый вопрос. Мы тоже сначала задумывались, а потом нашли. Вернемся к нашим баранам с отрезанной головой. Я, кстати, думаю, что вот так вот тасуя факты и меняя временные показатели, которые легко проверяются, эти ребята относятся к своим читателям как к баранам. Я не думаю, что любые читатели этого не заметят. Я хотел бы, чтоб заметили.

Вот, в чем дело. Видимо, этим добрым людям (может быть, Пригожину, его окружению, может быть, в ФАНе) стало известно (у них возникло подозрение), что в «Новой газете» готовится какой-то материал, который, вполне вероятно, интересы их работодателя каким-то образом нарушает.

Я сейчас не формирую… Я сейчас издатель, а не главный редактор, я не формирую редакционный портфель. Поэтому я не могу с абсолютной точностью сказать, что за материал? Есть ли он, готовится ли он, будет ли он? – это вопросы не ближайшего времени.

Но опасаясь о том, что Денис Коротков, который что-то знает, который, например, занимался историей, связанной с компанией, которая заключила договор с сирийским руководством и контролировала компанию, Пригожин, что эта компания будет бороться с врагами в обмен на добычу на нефтяных месторождениях. Не помню сейчас, как называется компания. Я себе, вот, выписал, но куда-то засунул. Европолис, по-моему, она называется. Да, компания Европолис. Вот, значит, биться с врагами, с террористами в обмен на долю в нефтедобыче.

Может быть, они думают, что сейчас у нас тоже что-то такое готовится и появится. Поэтому заранее компрометируется автор и издание, в котором что-то может появиться. Это реально предварительная цензура, это давление на журналистов, на общественное мнение и воспрепятствование журналистской деятельности.

О.Пашина Ну, я не знаю. Компрометация – вряд ли. Потому что если угрожают, значит, боятся. Если боятся, значит, есть, чего бояться. Логический ряд такой.

Д.Муратов: Это дымовая завеса, за которой очень легко лишить редакцию дееспособности, а журналистов – жизни

Д.Муратов Оксана, кому они угрожают? Они угрожают врагу, который предает интересы семей военнослужащих. Никто из этих людей, которые вдруг подхватились, никто из них не удосужился посмотреть, что террористы задержаны задолго до появления любого из материалов Короткова. Вот, в чем дело.

Это дымовая завеса, за которой очень легко лишить редакцию дееспособности, а журналистов – жизни.

Знаете, у меня есть любимый рассказ Честертона (он хорошо известен) «Сломанная шпага». Там пастор Браун беседует с человеком и спрашивает, задает ему философские вопросы: «Где легче всего спрятать камень? Среди гальки на пляже. Где легче всего спрятать лист? Среди опавших листьев в лесу. А где легче всего спрятать тело? Нужно объявить большое сражение». Вот, это объявлено большое сражение, когда вызывают гнев у огромного количества людей фактом вопиющего кощунства, реального, ну, такого предательства. Выдал террористам адреса семей наших военных! То, что всё это ложь, людям не приходит в голову – они к такой геббельсовщине до сих пор не привыкли.

Вы помните, как у нас люди, которые не собирались никуда воевать, но услышав про распятого мальчика, которого тоже не было, вдруг все начали записываться в добровольцы. Они вот такими приемами возгоняют войну.

О.Пашина А они сами собираются действовать потом или они рассчитывают, что какие-то не очень уравновешенные граждане, возмущенные придут и что-то сделают?

Д.Муратов Естественно! В том-то и дело! А кто нанес удар? А кто совершил выстрел? А кто с ломиком сторожил? Ну, слушайте, откуда же мы знаем? Вон, тысячи людей были возмущены! Возмущены их же фейком, да? Вот и весь смысл вот этой информационной атаки на газету, этих бараньих голов. И, конечно, вот этих животных, которые всё это сделали, мне не жалко, а вот этого барана очень жалко – за барана будем мстить.

О.Пашина Дмитрий (ваш тезка) спрашивает: «Вопрос, конечно, риторический. Надеетесь ли вы, что этих людей найдут и накажут?»

Д.Муратов Я отвечу на этот вопрос. Знаете…

О.Пашина Или вы их сами быстрее найдете, так скажем?

Д.Муратов Вы знаете, вот нападение на Сергея Соколова, там, пару лет назад в районе станции метро Выхино. Никто не найден. Август позапрошлого года, нападение на Юлию Латынину перед эфиром на «Эхе Москвы», мотоциклисты, нечистоты, канистра. Их преследуют. Они профессионально уходят, заползают в какой-то гараж в Балашихе, из него выезжают на другом грузовике. Хорошо, профессионально подготовленные люди.

Звонит тогдашний начальник ГУВД и говорит «Дмитрий Андреевич, непременно найдем. Что такое за люди в нашем городе так действуют!» Никого не нашли.

В прошлом году обливают дом той же Юлии и ее машину небоевым отравляющим веществом, в котором находятся соли фолиевой кислоты. Запах… Поверьте, вот, я много чего в жизни понюхал, да? Невозможно. В машине через 2 недели было невозможно! Потом эта машина сгорает. Это, конечно, самовозгорание, хотя, в 8-ми местах сразу. В 8-ми местах одновременно вся раз и загорелась!

О.Пашина Упал на нож и так 7 раз.

Д.Муратов Да-да-да, и так 7 раз, да. Всё раскроем, всё дело взято под контроль, все обещания. Ничего не раскрыто, ничего не раскрыто.

Заказчик по делу об убийстве Политковской не найден. А заказчик убийства Доровский так и не был осужден, потому что срок прошел. И недавно скончался сам вице-губернатор Липецкой области Доровский. И так можно говорить об очень многих вещах.

Я сейчас говорю только про газету, про одну газету. Я сейчас не говорю про дело Димы Холодова, про дела других погибших наших коллег. Я говорю про то, чем я лично занимался и что отлично знаю.

Поэтому нет, я не очень верю, что найдут. Но есть протокол наших действий. Нам угрожают, мы обязаны поставить об этом в известность правоохранительные органы страны. Мы действуем по правилам. Против нас действуют без правил.

Вот, на самом деле, в чем конфликт главный, и мы за ним, как говорит выздоравливающий Венедиктов, будем наблюдать. Это конфликт между правилами, законами и конфликт между теми, кто никаких правил не придерживается.

О.Пашина Какое-то усиление охраны, не знаю, редакции, того же Короткова?

Д.Муратов Ничего этого, прости, мы обсуждать не будем.

О.Пашина Понятно. Хорошо. Тогда обсудим Керчь, потому что очень много вопросов. Коротко. Керченскую трагедию.

Много вопросов. Спрашивают у вас как у опытного журналиста и расследователя, согласны ли вы с версией о том, что это, действительно, психически неуравновешенный мальчик, который купил несколько дней назад ружье, патроны, пришел и вот так вот всё это сделал?

Д.Муратов Мы пока не знаем обстоятельств дела. Ведет дело очень опытный следователь, который когда-то много сделал по раскрытию дела и нашли же, все-таки, благодаря бригаде Гарибяна и, там, нашим огромным усилиям, исполнителей убийства Ани Политковской. Голкин входил в важняк Следственного комитета, он входил в бригаду Гарибяна и по тому времени я помню его как эффективного и глубокого профессионала. Каким он стал за это время, в какой степени разложилась наша правоохранительная система и Следственный комитет, я глубину измерить не могу – у меня короткие руки. Поэтому, вот, я буду надеяться, что в нем это сохранилось.

Самое страшное в этом деле кроме чудовищных жертв… 21 человек и, там, 5 десятков людей ранено, из них некоторые в состоянии, которое вызывает опасения у врачей. Их доставили в Москву, они сегодня прилетели. Самое страшное вот в чем. Я знаю людей – ученых, очень продвинутых предпринимателей, общественных деятелей, артистов – которые в момент этого теракта поняли, что это сейчас будет использовано для того, чтобы двинуть танки и чтобы взлетели самолеты. Да. И в глазах народа это была бы, типа, оправданная история.

Д.Муратов: Это конфликт между правилами, законами и конфликт между теми, кто никаких правил не придерживается

И мы видели во всех ток-шоу, как фактически к этому разные депутаты и так называемые лидеры общественного…

О.Пашина Сначала – да.

Д.Муратов Пока им кто-то не сказал «Вы чего, с ума свихнулись?» Вот этим кто-то мог быть только один человек. А они уже начали фактически вторжение.

О.Пашина Волна уже пошла, да.

Д.Муратов Всё!

О.Пашина Да.

Д.Муратов Слушайте, они уже просто в «Эмках», с Наганами, они уже сидели на башнях в своих этих студиях ток-шоу. Они уже пошли танками на Украину!

О.Пашина Мстить уже, да.

Д.Муратов Да. И вот эта военизация сознания, военизация сознания этого мальчика – это же инсталлировано всеми страшными криками про… Ну, первым глубокоуважаемый мною режиссер, но как мыслитель и общественный деятель я не понимаю, что он сказал, когда он сказал о том, что мы можем применить ядерную бомбу. Это был Карен Шахназаров в одном из ток-шоу на телевидении.

Потом вопрос о том, что вообще воевать или не воевать? Конечно, воевать, если есть такая возможность, давайте воевать. Уже Совет Федерации, который единогласно голосует за право делегировать одному человеку возможность объявления войны. Уже все воинственные голоса… Ксенофобия.

Вы знаете, как слово переводится, да? Ксено – это, ну, другой, чужой.

О.Пашина Чужак. Боязнь чужаков.

Д.Муратов Это ненависть и страх к чужим.

О.Пашина Но мальчик-то не чужих убил – своих однокашников.

Д.Муратов Они для него, может, были чужие. Вот эту ксенофобию раскрутили во всем обществе до состояния доблести. Быть человеком, готовым на убийство, вдруг стало патриотичным.

Впору, ей-ей, говорил с очень умным человеком, которого давно знаю. Впору объявлять реальное движение общественное новое в нашей стране, движение в защиту мира.

Помните, в Советском Союзе боролись за мир, письма какие-то писали в Белый дом из «Комсомольской правды»? Вырезали такие талончики и туда отправляли. Всякие ансамбли пели интернациональные.

О.Пашина Но я вам больше того скажу. Смотрите, У нас антифашистов сейчас всё время ловят, потому что они не в тех акциях принимают участие.

Д.Муратов Точно!

О.Пашина Ну, любят антифашисты почему-то не туда всё ходить. И пацифистов скоро тоже будут, потому что нам всем велели в рай уже отправляться. А пацифисты, значит, против.

Д.Муратов Вот я про это и говорю. Тем не менее, на том же Валдайском форуме раздался очень правильный вопрос, когда встала Федермессер Нюта, руководитель хосписа «Вера» и паллиативных центров Московского Департамента здравоохранения, и сказала «Почему вы всё время говорите про войну? Давайте поговорим про жизнь. Люди, которые умирают в хосписах, они нуждаются во многих вещах. Это не менее важно, когда человек умирает своей смертью, а не посланный в бой».

И мне достоверно абсолютно известно, что вечером того же дня президент запросил все бумаги для того, чтобы, все-таки, заняться мирным вопросом. Это факт, конечно, обнадеживающий, но слишком много других.

Я как-то спросил после очередного безумия на телеэкранах, когда мы должны воевать, воевать, стрелять, воевать, стрелять и воевать. «Евтушенко, скажите, а ваша песня со словами «Хотят ли русские войны» — она еще действительна? Или русские уже хотят войны?»

О.Пашина Она уже преступна, и в списке экстремистских материалов.

Д.Муратов Или она экстремистская?

О.Пашина Мы продолжим после небольшого перерыва.

НОВОСТИ

О.Пашина Это особое мнение Дмитрия Муратова, издателя и председателя редакционного совета «Новой газеты». Номер для ваших SMS +7 985 970-45-45. У нас также работает чат в YouTube. Так что же ответил Евтушенко?

Д.Муратов Я спросил у Евтушенко, когда вот эта огромная пропаганда войны как способа достижения цели, вот эта новая модель поведения наших медийных персонажей о том, что мы в кольце врагов и нам нужно только воевать, кроме войны у нас выхода нет, все 28 стран Евросоюза (ну, 27 с половиной) враги, Америка, естественно, враг, Канада с Австралией тоже. Все вокруг враги, и надо идти воевать, воевать и воевать…

Я спросил у Евтушенко, действует ли до сих пор, действительны они, слова вашего риторического вопроса «Хотят ли русские войны»?

О.Пашина Да?

Д.Муратов Он задумался, он посмотрел на меня такими горькими глазами. Он уже, в общем, был… Он был очень силен духом, но уже, конечно, здоровье не позволяло ему вскочить. Но он встал. Он встал на эту протезную, значит, ногу с огромным мужеством. Там зал был небольшой в «Гнезде глухаря». Я ему с места задал вопрос. Он встал… Я просто боялся за него, потому что только недавно была операция. Он стоя. И он прочитал стихи Волошина «А я один в дыму и пламени молюсь за…» Я сейчас, извините, могу перепутать строчки. «...молюсь за тех и за других».

Д.Муратов: Они уже просто в «Эмках», с Наганами, они уже сидели на башнях в своих этих студиях ток-шоу

А потом мы с ним вспоминали, когда пролегла страшная трещина войны 2008 года между Грузией и Россией, как Юра Шевчук, мой друг, очень дорогой мне человек, он создал вот этот тур, эти концерты «Не стреляй». Это, может быть, гениальный абсолютно альбом. Помните, там всё начиналось с песни «Я получил эту роль»?

О.Пашина Да-да.

Д.Муратов Были там слова такие: «Славим радость побед, по малейшему поводу пир. И уж лучше не думать, что завтра настанет за ним».

Такое ощущение, что сейчас нужно это движение «За мир», нужно вспоминать стихи Максимилиана Волошина и Евтушенко. Нужно, чтобы Шевчук заново поехал по нашей стране и другим с туром «Не стреляй». И чтобы люди поняли, что, может быть, самое главное, ничего не будет.

Если мы были пугалом для всей планеты и сумели когда-то в Рейкьявике, Горбачёв и Рейган, ни капли не нарушив интересы своих стран, прекратить испытания, сократить оружие по триаде ядерной. Достаточно, чтобы мир оказался в ощущении безопасности.

Опять никакой безопасности ни для кого нет. А шуточки… Я понимаю, что Путин шутил, что он троллил…

О.Пашина А это шутка? Это черный юмор, троллинг или это шантаж?

Д.Муратов Троллил иностранных этих экспертов, к которым относится с иронией. И я в прошлом году был на Валдае, как он делал то же самое. Там встала Тоби Гати на этом Валдайском форуме, на котором я был, и спросила «Скажите, президент, вы совершали ошибки?» Он говорит «Да». «А какая самая большая?» — «Я вам верил», — сказал он западным экспертам. И повторился вот этот троллинг теперь с ядерной войной.

Но послушайте, эксперты это, положим, понимают. Но здесь-то табу со слова «ядерная война» снято, сейчас уже начнут… Люди эксперты уже начали прикидывать: а, вот например, чем мы ответим на то, что Украина приобрела самостоятельность, автономность своей Украинской Православной Церкви? А уже актер Охлобыстин с огромным количеством откликов пишет «Только вперед, только, значит, мочить». Да?

Вот эта готовность к войне, готовность… Если сейчас в Останкино объявят конкурс на право первому нажать красную кнопку, которая запустит какую-нибудь ядерную боеголовку, двери выдавят!

О.Пашина Да вы что?

Д.Муратов Ну, уверен! Потому что так очень легко протыкается у людей культурный слой. Долгие годы мы жили с шепотом Людмилы Гурченко в голове.

О.Пашина Да бог с ним, с культурным слоем. А инстинкт самосохранения?

Д.Муратов Не-не-не. Вот этот культурный «А ничего нам не будет. А ничего нам не будет. Нас здесь нет. Это не мы выпустили бомбу». А вот это разве не является второй стороной готовности к войне, а? Солсберецкий собор взял, полетел.

Послушайте, у нас страна привыкла жить с шепотом Людмилы Гурченко в последних кадрах «Пяти вечеров», замечательного, одного из лучших михалковских фильмов. «Лишь бы не было войны», — шепчет она герою Любшина, а камера показывает военные фотографии. И мы понимаем, про что речь. Все, всем своим опытом всех наших семей понимаем, о чем идет речь.

И теперь вот эта вещь разрушена, вот эта хрупкая вещь разрушена.

О.Пашина Но это не сегодня она разрушилась. Помните «Можем повторить»?

Д.Муратов О! Молодец. Последние 4 года постепенно слой за слоем дикой пропаганды и «Можем повторить», значит, на Мерседесах с надписью «На Берлин», вот с этим со всем… «Скидка американским дипломатам, покидающим нашу страну, в магазинах Министерства обороны» — огромные плакаты висели на Новинском бульваре напротив.

Вот, это всё… «Ха, война? Это весело! Это приятно! Это хорошо! Это как в песни Киплинга».

О.Пашина Это как в компьютерной игре: нажал на кнопочку, перезагрузил и опять еще раз можешь играть.

Д.Муратов Война избавляет от ипотеки. Да, ведь? Вот же! И скоро вот это… И, вот, скоро как про пенсионную реформу говорили, такие шли аргументы, так и война: «Слушайте, ну, зато ипотеку можно будет не платить».

Помните, как когда Крым присоединился к Российской Федерации, или Российская Федерация присоединила Крым, было сказано «Да не надо им долги платить тем украинским банкам, у которых взяли», да? Обнулили? Обнулили!

И здесь это же сознание: «Ну, ничего. Мы так живем, что, вот, война. Хуже не будет». И вот это начинают в народе согревать, и уже булькает.

И я думаю, что «Новая газета» будет очень внимательно думать, и я буду говорить с Лешей Венедиктовым, со своими коллегами. Нам нужно серьезное, на самом деле, общественное движение, движение по недопущению войны.

Д.Муратов: Быть человеком, готовым на убийство, вдруг стало патриотичным

Мне однажды Горбачёв сказал «Вот, — говорит, — я речь приготовил в ООН». Я подумал, что мне сейчас нужно будет выслушать какую-то… Он так на меня посмотрел и говорит «Вот, войду на трибуну, скажу «Запретить войну» и уйду с трибуны. Всё». Вот. Вот, об этом сейчас речь.

О.Пашина Слушайте, а так перефразируя, а Путин поднимется на трибуну, скажет «Встретимся в аду», спустится и уйдет. Так примерно, да? В раю.

Д.Муратов Послушайте, есть вещи более серьезные, чем троллинг Путина над экспертами. Это то, что народное сознание готово к войне, шепот Гурченко позабыт и песню «Хотят ли русские войны?» новый состав ансамбля Александрова не исполняет.

О.Пашина Кошмар.

Д.Муратов Вот так.

О.Пашина Так. Не так много времени у нас уже остается. Есть история у нас про Рамзана Кадырова, который предложил ингушам протестовать не в Ингушетии, а в Чечне. «Если вы оттуда живыми уйдете, я тот, кем вы меня называете», — сказал он им. Это что, тоже троллинг?

Д.Муратов Нет. Я вам хочу сказать, что Рамзан Кадыров, безусловно, больше не является губернатором одного из маленьких регионов на российском Северном Кавказе. Рамзан Кадыров – человек, который определяет государственную политику в масштабах всей Российской Федерации. Точка, всё. Рамзан Кадыров – человек, обладающий своей армией, своей границей, своими нефтяными расположениями, человек чрезвычайно богатый, человек, которого поддерживает население республики, человек, который как хочет, так и обходится с законом: он знает, что лучше людям, а что для них хуже.

Он, вот таким образом высказываясь перед ингушами на своем совещании, он понимает, что он сильнее. Ему эту силу дали.

Я вам могу рассказать. Я был потрясен, когда мы готовили этот материал. Я его прочитал, я хотел сегодня о нем рассказать.

Знаете, вот, расплакался сегодня в суде Кокорин.

О.Пашина Почему?

Д.Муратов Ну, потому что ему продлили меру пресечения, содержание под стражей до суда.

О.Пашина А он надеялся, что?..

Д.Муратов Слушайте, дело не в этом. Дело в том, что они должны ответить за свои поступки. Но та вакханалия, которая вокруг уже… Ну, их растлили.

О.Пашина Да уже забыли, мне кажется.

Д.Муратов Слушайте, их… Вот, взял Газпром и растлил русский футбол, понимаете? Вот, своим этим баблом. Они задержались все в гламурных нулевых годах. Пистолет, BMW, музыка, значит… Ну, хорошо. Всё. Там, что-то им присудят. Но хорош уже мочить их. Хорош уже мочить. Ну, в конце концов, надо на чем-то останавливаться. Ну, нельзя ж себя вести как они утром в кафе «Шоколадница», ну? Ну, вот, мы сейчас себя ведем точно так же.

Сидит этот Кокорин. Сидит под домашним арестом абсолютно мирный человек Софья Апфельбаум. Сидит под домашним арестом, срывает все проекты и не давая возможности себе выдать нам свое творчество прекрасный режиссер Серебренников. Не отпущен, а находится под подпиской Малобродский. Сидит, значит, Итин.

Д.Муратов: Нам нужно серьезное, на самом деле, общественное движение, движение по недопущению войны

И вот суды с ухмылкой вертухаев смотрят на адвокатов, например, братьев Магомедовых. Я был в суде. Они говорят «Нас 35 дней ничего не допрашивали, нам опять продляют срок с теми же самыми требованиями, которые были на предыдущем продлении срока». Все ухмыляются, говорят «А, продляем срок».

Тут выясняется дело. 2 охранника депутата Адама Делимханова, один Ахмаев, другой Болатбаев, они решили помочь своему другу, значит, бизнесмену с тем, чтобы вернуть якобы долг, который посчитал их друг, что ему нужно. Один из них Катков, который хотел эти деньги взять у предпринимателя Жукова.

В кафе «Воронеж» они знакомятся с Ахмаевым и Болатбаевым, и тот прямо говорит «2 миллиона долларов или собирайся и тебя и твоих детей увезут в Чечню. Таких как ты надо убивать». Это из материалов дела. «Не отдашь эти деньги – мы завернем шурупы в головы твоих детей».

Другие свидетели говорят, что у них… Они приходили, в Президент-отель вызывали людей, у которых хотели деньги или долговую расписку получить. Говорят «Сейчас спустишься в бассейн, утопим в бассейне».

Потом установили прослушку за ними следователи, когда обратился к ним предприниматель Жуков с заявлением. И они начали делить шкуру неубитого медведя, ожидая, пока Жуков достанет деньги. Там их диалоги есть! «Он мне купит Бентли» — «Вот, правильно, пусть он тебе купит Бентли». Обсуждают эти 2 офицера МВД, охранники депутата, видимо, тоже героя борьбы с терроризмом, как и многие. Они ж смелые люди.

А дальше начинается… Вы ремни пристегните, пожалуйста, закройте шторки иллюминаторов и уберите эти…

О.Пашина А вы нас не пугайте.

Д.Муратов Да, столик, да. Нет-нет-нет, пристегнитесь.

О.Пашина Нет? Страшно? Хорошо. Так?

Д.Муратов Так вот. Над ними идет суд по обвинению вот в таких вот страшных вещах. К обвинителю по делу, представителю прокуратуры дают госзащиту, потому что дело очень страшное. И вдруг письмо Егоровой от Кадырова о том, что «А не продляйте им меру пресечения. Они настоящие бойцы, они верные солдаты, они характеризуются положительно». И суд вдруг… Это ж не «Новое величие», девочек продлять, это ж не Кокорина, значит, там мочить или Апфельбаум с Серебренниковым держать. Это ж страшно!

О.Пашина И что? Отпускают на свободу?

Д.Муратов Прямо во время судебного заседания до приговора отпускают на свободу. Отгадайте. Под подписку о невыезде?

О.Пашина Нет.

Д.Муратов Нет! Под домашний арест? Нет. С браслетом? Нет!

О.Пашина А расскажите, извинились перед ними?

Д.Муратов Нет.

О.Пашина Не извинились? Еще должны извиниться.

Д.Муратов И вот теперь этот предприниматель, у которого много детей, и вот теперь этот государственный обвинитель Ольга Стрекалова, к которой приставили госохрану, потому что дело опасное, а тех, кого она обвиняет, отпускают из зала суда.

О.Пашина Просто так на свободу.

Д.Муратов И я вам что и говорю. Знаете, у нас сначала решали всё кадры. Помните, было «Кадры решают всё»? Кадыров решает всё.

Это новая государственная реальность, мы в ней живем. Кстати говоря, я бы на его месте так же поступил: своих надо защищать и за своих надо браться. Дело не в нем. Дело в том, как ему стали подчиняться все. И наши суды.

О.Пашина Это особое мнение Дмитрия Муратова. Спасибо, всего вам доброго и до свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире