'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 20 сентября 2018, 17:08

А. Плющев Добрый вечер. В студии «Эхо Москвы» я – Александр Плющев. В «Особом мнении» у нас сегодня Виктор Анатольевич Шендерович. Добрый вечер.

В. Шендерович Добрый вечер.

А. Плющев И давайте начнем с женщин. Обычно 8 марта все женщин поздравили, забыли. И всех критикуют, что место уступают только 8 марта и так далее. Вспоминают о каком-то гендерном разделении. Сегодня об этом Владимир Путин на втором Евразийском форуме говорил. И в частности среди прочего он сказал следующее: «Россия славится особо внимательным отношением к женщинам. Трогательным, душевным и искренним отношением». Мы согласны с этим или нет?

В. Шендерович Мы?

А. Плющев Вы. Да.

В. Шендерович Это все с какой-то хохломской росписи взята эта картинка. Добрый молодец, дева с коромыслом. Все откуда-то оттуда. Я думаю, что социологи должны немедленно, вы меня ошарашили этой цитатой немножко, социологи должны немедленно посмотреть, какое место мы занимаем в семейном насилии. Что у нас равенства в смысле зарплат, с правами. Но главным образом я бы посмотрел цифру семейного насилия. Посмотрел бы просто количество изнасилований, просто семейного насилия. Защищенности социальной. Сравнил бы с соседними странами, Эстонией какой-нибудь, Норвегией. Неизвестными таким нежным отношением к женщине. Посмотреть, как там в Эстонии и Норвегии, в Дании обстоит дело с индексами семейного насилия, изнасилованиями. И так далее. И мы бы поняли сразу цену словам нашего прекрасного президента.

А. Плющев Вы любите, конечно, все очернять, Виктор Анатольевич. А посмотрите, у нас женщина глава ЦБ независимого. Вице-премьер есть женщина, есть министр здравоохранения. Глава ЦИКа, сейчас перейдем к Приморью – женщина.

В. Шендерович Это вы перечислили те места, где пол совершенно не имеет никакого значения. Речь шла о простой вещи. Я буду повторяться, Саша. Это вообще мне кажется не тема для разговора. Про то, когда появилась эта тема, чтобы женщины в руководстве  — про это есть замечательная басня, которую быстро и по возможности цензурно расскажу. О том, как появилась Валентина Ивановна Матвиенко в верхушке российской…

А. Плющев Вот кого забыл.

В. Шендерович Да, она, собственно, они были первыми. Приехала какая-то делегация европейская и долго-долго компостировали мозги дедушке Борису Николаевичу о том, что везде в правительстве женщины, вот только мы одни отстаем. И он вызвал Виктора Степановича и ему компостировал мозги. А Виктору Степановичу только этого не хватало, только еще этой гендерной темы. Он впервые об этом услышал. И после этой головомойки от Ельцина, он шел по коридору Белого дома и увидел В. И. Матвиенко, которая только тусовалась по коридорам, потому что только вернулась послом в Греции. И тусовалась по своим комсомольско-партийным, которые все рассовались по коридорам правительства. И он увидел ее и через весь коридор громко крикнул: «Валька! – дальше междометие, — ты-то мне и нужна!». И так Валентина Ивановна стала, так у нас появилась первая женщина в нашей политической элите. Это междометие, собственно, было главным в этой истории. Если не отшучиваться, то мы, конечно, страна глубоко азиатская. И мне не надо быть социологом, чтобы понимать, до какой степени мы азиатская страна, в том числе в отношении к женщинам. И я не сомневаюсь, я не смотрел в эти цифры, но не сомневаюсь, можно пока мы разговариваем, просто кто-нибудь может кинуть вам туда на sms. Индексы семейного насилия. Про реальность. Мы, я думаю страна глубоко феодально-азиатская в этом отношении. Даже не сомневаюсь.

А. Плющев Раз вы про Азию начали говорить, давайте про Приморье поговорим. Про выборы.

В. Шендерович Это Азия так Азия. Настоящая Азия.

А. Плющев Азиатская часть, во-вторых, выборы прошли так очень показательно.

В.Шендерович: Когда доходит до урчания в животе, то не помогает и телевизор. И мы это видим в Приморье. Как пример

В. Шендерович Выборы прошли показательно по многим направлениям. Во-первых, выборы показали сразу несколько вещей. Первое – что «Единая Россия» проигрывает даже договорные матчи. Вот уже просто договорились. И все равно проиграли. Уже свой, уже никакого Навального нет, никого «Яблока». Только свои. Вообще свои совсем. «Яблоко» кстати не поддерживал, там насколько я понимаю, там никакого объединения даже оппозиции не было. А власть умудряется проиграть сегодня уже и договорные матчи. Никакой поддержки Путина нет. Это персональное поражение Путина, что очень важно. Потому что он вписался по полной программе за одного из кандидатов. За кандидата от власти. И с этих пор он был обречен на победу. Потому что не может проиграть кандидат, которого поддерживает Путин. Путин не может проиграть, это мы знаем. Путин – это только победа. Значит, если Путин поддержал этого кандидата, он что должен?  — выиграть. А он проигрывает. Тупиковая ситуация. У нас этого не бывает, потому что не может быть. Первое, конечно, дошло уже до урчания в желудке когда, не белоленточники эти, которые хотели закона, справедливости. А когда до урчания в желудке дошло. Начинает рушиться и проседает уже поддержка традиционная путинская. Низовая. Все уже, никакой Крым, никакая Сирия ничего этого не берет. Это первый ясный, что земля начинает подрагивать у них под ногами. И не в области белоленточной, а в области самой что ни на есть социальной. Оттуда идет уже протест. И совершенно внятный. Второй пункт, гораздо более тревожный, как мне кажется перспективно — власть так дискредитировала, умудрилась так дискредитировать все европейские инструменты, мы сейчас не говорим о фигуре Ищенко этого. И о том, чем хрен отличается от редьки. Ничем. Не слаще тех же щей пожиже влей. Понятно, что эти коммунисты, голодающие 19 часов мужественно, понятно, что цена им 15 копеек. Об этом даже стыдно говорить. Но, тем не менее, сам институт выборов, вот люди проголосовали, вот за такого Ищенко. Хорош ли он плох ли – по барабану. Они за него проголосовали. Нет, им все равно не дали. Даже их нехитрый убогий выбор им все равно не дали осуществить. Выборы отменены. Почему отменены, Элла Александровна, алло, ау. Они, что не состоялись? Они состоялись. Победитель неизвестен? Известен. Вот протоколы посчитали и…

А. Плющев Погодите секунду. То есть вы за выборы в путинской России.

В. Шендерович Секундочку. Конечно. Вот они. Они состоялись. Я за честные выборы. Но за неимением честных вот какие есть.

А. Плющев Какие есть тоже хорошо. И на них надо ходить.

В. Шендерович Инструмент. Нет, Саша, не сбивай тему. Любимое занятие.

А. Плющев Я не сбиваю.

В. Шендерович Нет, тема совершенно ясная. Люди такие, как есть, проголосовали за кандидата такого, какой есть. Это называется выборы. Другое дело, что в Норвегии это было бы по-другому, в Норвегии были бы честные выборы…

А. Плющев Вот смотрите…

В.Шендерович: В Москве выиграть у такого Собянина, в которого вкачаны такие деньги, трудновато

В. Шендерович Подожди. Стоп, стоп. Не надо сбивать, Саш. Они сделали свой выбор. Эти люди. Их выбором подтерлись. Притом, что победитель выборов известен. Значит, что надо сделать. Давай сыграем в такую игру. По всем сюжетам, которые еще будут сегодня. Как будто бы дело происходит в нормальной стране. Существующей а) по закону, б) по здравому смыслу. Что, в общем, должно совпадать. По закону и здравому смыслу губернатор Приморья коммунист Ищенко, те люди, которые фальсифицировали, потому что все протоколы есть…

А. Плющев …Здравому смыслу там еще на стадии отбора кандидатов все по-другому.

В. Шендерович Это понятно. Тем не менее…

А. Плющев Мы же по закону и здравому смыслу.

В. Шендерович Нет, либо мы просто стираем ластиком с карты глобуса Россию, либо мы говорим о реальности.

А. Плющев Тогда про закон и здравый смысл…

В. Шендерович Тем не менее, вот состоялись эти выборы. Потому что мы ластиком Россию не стерли, значит, мы имеем то, что имеем. Состоялись эти выборы, по этим выборам победил Ищенко. Это доказано. Есть протоколы. Значит, он губернатор Приморья, а те люди, которые фальсифицировали результаты выборов, в отношении их проводится расследование и они в соответствии с законом идут под суд. Это тяжелые уголовные статьи. Это называется попытка захвата власти. И это были, заметьте не училки. В данном случае. А это были какие-то люди, которые внесли изменения в систему ГАС-выборы. Это были какие-то офицеры очень высокопоставленные. Кто мог это сделать. Это был не училки. Значит, проводится расследование, прокуратура независимая проводит расследование. И те люди, которые пытались захватить власть в Приморье, а также те, кто были заказчиками этого преступления, допустим, из Москвы, а не поискать ли нам среди покровителей тех, кто высказался за этого кандидата. И имел рычаги воздействия. И имел прямые командные рычаги на тех, которые могли изменить цифры в системе ГАС-выборы. Проводится расследование, эти люди для начала отстраняются от работы, потом сажаются в тюрьму. Губернатор Ищенко. Дальше следующие выборы, это уже к вопросу о потенциальной Норвегии, когда это происходит и наказаны фальсификаторы, и предположим, что это все делает Элла Александровна Памфилова, которая в связи с этим повышает, которая перестает быть Чуровым без бороды, а становится Памфиловой, которую мы помним лет 25 назад. Тогда повышается интерес к выборам, доверие к этому инструменту. И люди понимают, что можно изменить что-то выборами. Ищенко не Ищенко – это десятый вопрос. В следующий раз будет не Ищенко, а кто-то еще другой. Это механизм, который должен работать.

А. Плющев Я бы хотел несколько уточняющих вопросов по выборам задать. Вот вы житель Приморского края, допустим.

В. Шендерович За что меня так. Ну хорошо.

А. Плющев Имеете право голосовать. Такое происходит в любом регионе. И у нас тоже происходило в тот же день, между прочим.

В. Шендерович Разумеется

А. Плющев Вы идете на выборы или нет?

В. Шендерович Я не иду на выборы и это мой личный выбор.

А. Плющев То есть правильно я понимаю, всё, мне достаточно, правильно ли я понимаю, что, не идя на выборы, вы при этом их обсуждаете, отстаиваете как институт.

В. Шендерович Как институт, разумеется.

А. Плющев При этом, не участвуя в выборах.

В. Шендерович Понимаешь, в чем есть такая хитрость, не скажу подлость, но хитрость твоего вопроса. Ты меня спрашиваешь: тебя устраивают «Жигули» ржавые, старые, продолбленные. Я говорю: нет. Ты говоришь: будем ходить пешком. Вот вся логика. Я говорю, подождите, а может быть вместо «Жигулей» «Шкоду». Потом «Фольксваген», потом БМВ, Роллс-Ройс. Ты говоришь: нет, выбор не такой. Выбор: вот эти старые ржавые «Жигули» или пешком таскать на себе мешки. Стоп. Выбор именно в этом.

А. Плющев Нет, я не ставлю такого выбора.

В. Шендерович Тогда еще раз, выборы то, что мы называли выборами, это, разумеется, с точки зрения «Мерседеса» эти старые ржавые «Жигули» без колеса это вообще не машина. Вопрос в том, признаем ли мы двигатель внутреннего сгорания как перспективу. Признаем ли мы выборы как инструмент. Да, разумеется. Я настаиваю на том, что то, что было с Собяниным в Москве, выборами не является. Потому что они являются не честными, не справедливыми и не равными. Это определяет мое личное отношение, я на них не иду. И мое отношение к так называемому победителю, потому что я понимаю, что это просто хан из ставки Золотой орды, которая сейчас находится в Кремле, дал ему ярлык на княжение.

А. Плющев Но если бы люди как вы, как я, как другие, их может быть много пошли бы проголосовали за условного Кумина, то может быть сложилась бы такая же ситуация, как в Приморье. Нет?

В.Шендерович: Растление нации — осознанная государственная стратегия. Полная нечувствительность ко лжи

В. Шендерович Секундочку. Да, еще раз, эти выборы состоялись. Их результаты юридические действительно мое отношение к этому, еще раз, ты все время производишь подмену. И мы в итоге говорим совершенно не о том. Отношение к ним да, такое, какое есть. Это, конечно, выборы грязные, заведомо грязные. Заведомо нечестные. Заведомо неравные. Но выборы это в том числе социология. Вот практическая социология. Тут интересно а) социология, б) как работает или не работает инструмент. Он в результате улучшается. Еще раз, не Норвегия или сразу Северная Корея, а реостатик. Диммер. Он вращается. Ведь положение не он-офф, два положения. А есть промежуток. И в результате этих выборов и того, что произошло это колесико могло повернуться в сторону Норвегии на несколько градусов или в сторону Северной Кореи на несколько градусов. Я констатирую, что если бы победа Ищенко была зафиксирована, то при всем том, что я думаю про Ищенко, Зюганова и всю их корпорацию и про этих избирателей, которые голосуют за этого Ищенко, тем не менее, колесико повернулось бы в сторону Норвегии. Потому что люди бы поняли, что можно что-то изменить выборами. Что продемонстрировала власть в очередной раз. Он продемонстрировала абсолютное презрение к населению. Какое бы оно ни было. Белоленточное, не белоленточное. Такое-сякое. Просто презрение. Они сказали: мы будем решать, нас не устраивают результаты ваших выборов. Мы будем решать. Это означает что.

А. Плющев Придите и проголосуйте правильно.

В. Шендерович Нет, то есть они-то имеют в виду, придите и проголосуйте правильно. И сейчас они что-то придумывают, и в итоге будет правильно. Может быть. Но гораздо более важный урок дан уже, он означает, ребята, вы выборами ничего не измените. Это значит, что. Значит, берем арматуру, потому что напряжение, физика, прости, Ломоносов, Лавуазье, я не виноват. Это Ломоносов, Лавуазье. Которые учили нас, что энергия не может просто исчезнуть. Она куда-то выходит. Если есть энергия протеста, если есть бурчание напряжения, недовольства, то либо эта энергия выходит в смену власти, а потом, замечу, в следующую смену власти. А потом в следующую. И когда на 18-м или 800-м как в Англии повороте колеса доходит до английского газона и вежливого полицейского вместо садистов. И закона. На 800-м повороте колеса. То есть колесико должно крутиться. Либо если это колесо разламывается к чертовой матери, разбирается вся колесная передача, это означает, что энергия протеста в следующий раз, приморские партизаны у нас были там, не забыли? Значит, будут убивать ментов. Ребята, это вместо выборов. Только когда это начнется, не надо говорить о законе. Ладно? У меня предложение там наверх. Когда это начнется, и начнут убивать ментов, «единороссов», просто убивать, отлавливать и убивать или калечить. Поджигать. Когда начнется вольница, не свобода европейская, а вольница. Гуляй поле. Не надо тогда про закон. Ладно? У меня большая просьба ко всем, к кириенкам, сурковым, путиным, всем остальным. Матвиенкам. Не надо там про закон тогда говорить. Потому что это вы сделали так, что вы презираете закон и вы транслируете это презрение к закону. И это значит, что будет без закона. Продолжаем сюжеты по поводу…

А. Плющев Я могу еще одно уточнение. Вы сказали, что это социология.

В. Шендерович Конечно.

А. Плющев То есть вы хотите сказать, что в этих выборах есть хоть какой-то элемент честности.

В. Шендерович Естественно. Они дают градус напряжения, конечно. Градус недовольства они показывают, если люди голосуют за этого убогого Ищенко, который тоже путинский. Потому что другого, они же голосуют не за Ищенко, они голосуют против власти. На месте Ищенко могла быть дрессированная обезьяна. Из цирка. Проголосовали бы за нее. Потому что против власти. Люди голосуют против.

А. Плющев А там что получилось, что не смогли автобусы подвезти или поленились. В чем проблема-то?

В. Шендерович Не знаю, это уже подробности технологические. Не в этом дело. Важно то, что зафиксирована не ВЦИОМ и не Левадой, а результатами выборов подробно с раскладкой можно исследовать по избирательным участкам, тяжелое недовольство власти. Притом, что телевизор в их руках, все в их руках. И, тем не менее, они проиграли даже подставные эти договорные выборы. Без всякого Навального. С системной несчастной оппозицией. Зюганов несчастный бубнит об антинародном режиме. Но боится хоть какую-то ответственность взять. С 1993 первый ужас его был. В 1996 году. Сейчас попадет во власть и отвечать. Подставная совершенно дрессированная оппозиция, тысячу раз это все доказано. Голосуют, как скажут. Даже они выигрывают уже. Это социология огромная. Но дальше еще раз, это могло провернуться, повернуть на несколько градусов колесико. Если бы эти выборы были признаны состоявшимися, Ищенко стал бы губернатором, а те, кто организовывали фальсификации, были бы выгнаны с позором, а организаторы фальсификаций сели бы в тюрьму. Никогда не употреблявшейся у нас статье – попытка захвата и удержания власти – это очень тяжелая статья. До 20 лет. 12-20 лет.

А. Плющев Обычно применяется другая про выборы.

В. Шендерович Да.

А. Плющев Не такая тяжелая.

В. Шендерович Может быть, тем не менее. Тут неважен срок, тут важно, чтобы эти люди были наказаны. И расследование было проведено. Если бы вот на этом участке в эти два дня вдруг заработали бы, я сейчас фантазирую опять про Норвегию, эти механизмы, то это означало бы, что колесико повернулось в эту сторону. Но оно повернулось в другую. Не жалуйтесь потом.

А. Плющев Значит ли это, что у власти можно выиграть на проводимых ею выборах.

В. Шендерович У власти, наверное, можно выиграть на проводимых ею выборах.

В.Шендерович: Власть ничего кроме завинчивания гаек, угрюмого настаивания ничего другого предъявить не может

А. Плющев Другое дело, ты можешь власть не получить, но это другая история. Но выиграть по количеству голосов поданных – можно. Верно?

В. Шендерович Видите, в Приморье уже можно. В Приморье, куда не закачано такое бешеное бабло. В Москву, когда просто все растлены и куплены этими велодорожками и теплыми туалетами в парках. И так далее. И детскими площадками. Естественно, можно на территории РФ устроить, Москва город коммунистического будущего, можно сюда вбухать 80% денег, или сколько-то денег российских и здесь устроить велодорожки и теплые туалеты. Но это не отменяет существование за МКАДом, собственно России. Поэтому в Москве выиграть у такого Собянина, в которого вкачаны эти, трудновато. Потому что в 12-м году пытались призвать к закону, к принципам, правилам. Этого оказалось недостаточно. Значит должно дойти до дрожания, до урчания в желудке. До урчания в желудке дошло, как мы помним, в 89-90-м. Но когда в Москве будут блокадные очереди, тогда уже и телевизор не поможет. Пока в Москве велодорожки и теплые туалеты в парках и детские площадки прекрасные – нет, конечно, количество людей, которых не устраивает, что эта велодорожка находится в концлагере, мы с тобой говорили год назад, когда еще Ликсутов был, это все.

А. Плющев Мы много говорили.

В. Шендерович Поскольку эти велодорожки и детские площадки находятся посреди концлагеря, то меня не устраивает такая власть. А большинство способно радоваться велодорожкам, не замечая концлагеря. Пока это не коснется их самих. Это уже второй вопрос – почему люди любят даже Собянина, а я нет. Это второй частный вопрос. Но когда доходит до урчания, то не помогает и телевизор. До урчания в животе. И мы это видим в Приморье. Как пример. Это российская социология. Власть ничего кроме завинчивания гаек, ничего кроме угрюмого настаивания на том, что мы или никто, а если нет Путина, то нет России, как ты помнишь. Ничего другого предъявить не может. И Приморье показало очередную деградацию этого.

А. Плющев Я прошу прощения, интересная тема, правда. Допустим, Москва или другой регион и у нас сходятся во втором туре представитель правящей партии «Единой России» и коммунист со всеми известными оговорками. Что это игрушечная оппозиция и так далее. Условно говоря, либерал или человек…

В. Шендерович Ты умудряешься найти какие-то совершенно третьестепенные темы. Дальше каждый будет решать сам. Будет огромный срач в либеральном фейсбуке, все будут называть друг друга предателями и идиотами. Это на здоровье.

А. Плющев Это мы любим.

В. Шендерович Но мы об этом сейчас будем обсуждать. Мы сами выдумаем проблему и будем ее обсуждать. Зачем?

А. Плющев Да нет почему проблему. Вот она в Приморском крае…

В. Шендерович В Приморье это не проблема. Потому что там голосуют за коммунистов и ЛДПР. А не за либералов в Приморье. Меня во Владивосток не пускают. Просто физически. Не приглашают. В Токио читал лекцию, во Владивостоке десять раз отменялось выступление. Это я к примеру говорю. Ну, и, в общем, не самое популярное для либералов место. Им там не рады. Как и в Кемерово. Значит, если людям запихивать в голову, что выбор между ЛДПР бандитским, коммунистами и этим ворьем, то сейчас уже выигрывают коммунисты.

А. Плющев Вписываться ли за коммуниста – каждый должен решить сам.

В. Шендерович Ну разумеется. Кому я могу что советовать. Для меня вопрос совершенно очевидный. Еще раз.

А. Плющев И как бы вы на него ответили.

В. Шендерович Я не вписываюсь за коммунистов. Нет. И когда напоминаю, что стратегия Навального 11-го года было: кто угодно, кроме партии «Единая Россия». Ну, получили за «Справедливую Россию» все голосовали, помните. Миронов, ау, Миронов. Люди, вы помните, что вы голосовали за Миронова. По принципу: кто угодно, только не… Мы получили, пожалуйста. С системной оппозицией все ясно. Это уже деградация состоялась. Смешно это обсуждать спустя шесть лет.

А. Плющев Через несколько минут мы продолжим с Виктором Шендеровичем.

НОВОСТИ

А. Плющев Меня зовут Александр Плющев. Здесь Виктор Шендерович. И мы еще несколько тем не обсудили. Одна из главных тем – трагическая. Сбитый самолет в небе над Сирией. И сбили его сирийские ПВО. Но там присутствовали в небе еще израильские ВВС.

В. Шендерович В небе еще присутствовали звезды в этот момент. Очень много чего присутствовало в небе, что не имеет никакого отношения к произошедшему. Наш расчет, насколько известно нашими ракетами точно сбил наш военный самолет в небе над Сирией.

А. Плющев Разведывательный.

В.Шендерович: Погибшие люди, миллионы денег – все это брошено на рейтинг Путина, на поддержку имперской амбиции

В. Шендерович Он разведывал. Есть несколько уровней разговора. Коротко. Первое. Что делал там наш ракетный расчет, наши ракеты кому мы поставляем в очередной раз, каким обезьянам мы поставляем гранаты. Даже если это был не наш расчет. Что делал в этом небе наш, что мы там забыли. Миллиарды денег, человеческих жизней. Сотни. Что мы забыли там. Израиль, который наносил удары по «Хезболле», ведет 70 лет борьбу за существование. Потому что «Хезболла» это Иран, а Иран это государство, уничтожение Израиля записано у этого государства просто в уставных документах. Израиль ведет войну, он пытается выжить среди этих людоедов. Которых огромное количество. Что там делают израильские ВВС – совершенно понятно. Они обеспечивают безопасность Израиля. Если бы не эти ВВС и удары по целям «Хезболлы», Израиля бы никакого не было. Его бы стерли с лица земли. Если бы Израиль не принимал превентивные меры. Эту тему закрыли. Что там делаем мы. Это риторический вопрос. Мы там укрепляем рейтинг Путина. Укрепляется рейтинг Путина внутри, мы стали борцами с исламским террором. Что не имеет никакого отношения к происходящему. Потому что мы поддерживаем террористов, потому что главный террорист Асад, которого мы поддерживаем. Наследственный убийца, которого мы поддерживаем. Мы пытаемся закрепиться в статусе сверхдержавы, мы пытаемся напомнить миру и настаиваем на том, что мы сверхдержава, которая рулит и которая решает на краю света, кому что принадлежит. Мы пытаемся закрепиться на международной арене в качестве большого игрока. Погибшие люди не только наши, миллионы денег – все это брошено на рейтинг Путина и на поддержку имперской нашей амбиции, которая уже совершенно не подтверждена амуницией никак. Мы сбиваем самолеты вообще и ракеты эти в 70-х годах и так далее. Это одна тема. Вторая тема совершенно предметная. Как я говорил, давай пофантазируем, что было бы в нормальной стране. В нормальной стране, которая поставляет оружие бог знает кому каким убийцам на край света. Этим оружием потом сбиваются собственные самолеты, гибнут собственные офицеры. Военнослужащие. После этого командование сначала 10 часов хранит молчание, потом придумывают, докладывают своему командованию о несуществующих там израильских истребителях, из-за которых все это произошло. Лжет. Попадается на лжи, продолжает лгать. Путин довольно округло сказал, а телевизор продолжает вопить об израильской военщине. Из-за которой погибают наши доблестные хлопцы. Что было бы в нормальной стране. Тему Приморья мы исследовали. Что было бы в нормальной стране. Вот к этому времени через пару-тройку суток после произошедшего все были бы в отставке, все было бы парламентским расследованием. И уже летели бы головы кадровые уж точно. Просто сразу все в отставке. Не говоря об обсуждении в СМИ в прайм-тайм – что мы там делаем. Что делает страна за эти тысячи километров. Почему гибнут эти люди, за что они гибнут. Какова цена этих имперских понтов. Никакой другой темы несколько суток не было бы. Никакой. Несколько суток не было бы. В прайм-тайм в нормальной стране. Было бы уже парламентское расследование. Уже полетели бы головы. Кадрово я имею в виду. Разумеется. Это то, что было бы в нормальной стране. В ненормальной мы снова жрем отрыжку полувековой давности. Израильская военщина – известная всему свету. Ну, зачем изобретать велосипед, это же так прекрасно.

А. Плющев Приходится не только здесь, не только на этом вопросе, но на этом тоже признать, что не только ненормальная страна, но и народ какой-то, в общем, не такой. Которого устраивает это. Он не выходит, не спрашивает.

В. Шендерович Потребности, Саша, вырабатываются, когда ты родился, у тебя не было потребности вытирать попку и мыть руки. Нет. Это твои родители сделали так, что у тебя появилась эта потребность и ты какое-то время уже делаешь это самостоятельно. Для того чтобы мыть руки нужно, чтобы десяток-другой, 20 раз тебя отвели за ручку и поставили под струю с мыльцем. Первое время самому намыливать, потом научить его. Это процесс. А если нацию сознательно растлевают и деградируют ее, причем это не ошибка. А это и есть стратегия. Растление нации – это осознанная государственная стратегия. Растлевают. Распятые мальчики, эти все. Испанские диспетчеры. Полная нечувствительность ко лжи. Абсолютно зашоренные. 20 лет Останкино вливает это дерьмо людям в головы. А потом ты говоришь: а чего это народ какой-то не такой. Этот же народ выходил в 90-м году за свободу Прибалтики. Этот же народ. Просто дальше это поворачивается, элита меняется, и когда элитой становятся не Сахаров, Афанасьев, Рыжов, а — Кадыров, Сечин и вот это все — тогда поворачивается рычаг. И элитой становится вот это другое. А к народу, извини, всякий спрос с народа это большая пошлость. Народ какой есть. Он такой же. Народ состоит из профессора Преображенского, доктора Борменталя, Шарикова и Швондера. Там еще в промежутке много чего. Если ты делаешь элитой Швондера и Шарикова, значит получите на выходе вот это все. Стал бы элитой профессор Преображенский – получили бы Силиконовую долину. Вот и всё. А народ тот же. Не надо о народе. Это по́шло. Есть элита, которая выстраивает правила. Народ эти правила, любой народ правила, которые диктуются сверху, в массе своей принимает. Немецкий народ был народом Томаса Манна, стал народом Геббельса. В две секунды. Не в две секунды – в три года. Становится очень быстро. Поменялась элита – люди встроились. Вдруг выяснилось, что, собственно говоря, гестаповец это элита. Как и у нас. Вот на наших глазах происходит эшник приходит какой-то чувак из центра «Э» старшеклассницу забирают с урока, начинают ее запугивать в школе. Девочку Камиллу. Этот сюжет есть в фейсбуке. Этот эшник это элита. Он борется типа с экстремизмом. Не Жириновским, который призывал бог знает сколько лет, уголовное преступление международного класса. Не с Путиным. Он борется с девочкой Камиллой. Старшеклассницей. Значит если у нас элита этот эшник офицер, который запугивает ребенка, и он сверлит себе новые дырочки, он раскрыл очередной заговор. Он и в погонах. Он будет у нас элита. А девочка Камилла съедет отсюда умница в какой-то момент. Если она не захочет иметь дело с этими эшниками. Либо она пойдет в тюрьму, либо она пойдет в маргиналы. Либо она уедет. Ничего четвертого. И значит потом мы будем говорить о народе. Ну, народ в том числе, вот эта девочка, ее родители.

В.Шендерович: Медведев — это позорище гораздо большее, чем Путин. На Путина надежд не было никогда у приличных людей

А. Плющев Хорошо. Не будем о народе. Будем об элите. Может быть не самый новостной вопрос, тем не менее, есть ли нам за что поблагодарить Медведева. Этот вопрос можно сказать, перед нами поставила Наталья Тимакова. Которая ушла из пресс-секретарей или ее ушли. Разгорелась некоторая дискуссия. С ее подачи тоже. Дескать, при Медведеве такого не было, как сейчас.

В. Шендерович Мне малоинтересна эта дискуссия. Потому что при Медведеве такого не было, но второе дело Ходорковского было при Медведеве. Медведев это позорище, позорище гораздо большее, чем Путин. Потому что на Путина и надежд не было никогда у приличных людей, а на Медведева были. Это позорище. Вместе с Тимаковой. До кучи. Потому что мы ее помним, те, кто постарше очень симпатичным журналистом «Коммерсанта».

А. Плющев «Московского комсомольца».

В. Шендерович Я помню «КоммерсантЪ» по-моему. Ну может быть ошибаюсь. Тем не менее, а вот что тут гораздо интереснее – сам факт ухода. Вот они начинают потихонечку линять. Как-то не хочет Тимакова ассоциироваться уже. А Симоньян ты заметил как-то дистанцируется от убийц. А Шевченко у нас и вовсе вдруг против Путина. Еще вчера в глаза глядел, а нынче все косится в сторону. Как по другому случаю сказано у Цветаевой. А уж Павловский давно у нас, я тебе говорю, мы дождемся очень скоро, когда движение за нравственное очищение возглавит Владимир Соловьев. То, что они все начали потихонечку говорить: ребятки, мы просто мимо шли, вообще приличные люди и кто сказал, мы и они, что вы. Никто уже не хочет с ними ассоциироваться. Обрати внимание. Все хотят как-то подальше, отбегают на безопасное расстояние. Это очень хорошая симптоматика. Потому что бактерии не ошибаются. Потому что бактерии чувствуют, что начинает чего-то, включили огонек под этой кастрюлькой. Они недовольны эти бактерии. Они хотят в другую кастрюльку. Они будут менять форму и цвет. То, что они все разом в разные стороны, Симоньян – в одну, Шевченко – в другую, Тимакова – в третью. Павловский – в четвертую. То, что они все в разное время, но совершенно очевидно, а в последнее время просто заметно начинают отбегать от Путина и путинских убийц и путинских тупиц на безопасное для биографии расстояние. То, что они надеются потом немножко, в химчистку отдав одежки, выйти во всем белом. И как справедливо заметил Дмитрий Быков: к 40-му году Симоньян напишет какую-нибудь книгу воспоминаний о нелегкой судьбе свободной журналистики в России. Эта симптоматика очень симпатичная для меня. Бегите, крысы, бегите. Это очень хорошая примета. Другое дело, что когда этот корабль накренится, то уже совершенно никому не будет, истории совершенно неинтересно, что думал тот или другой действительно член экипажа или оркестр, или повара. Потому что он накренится вместе со всеми нами. И, возвращаясь, к выборам в Приморье, когда власть своими руками, ну что бы ей стоило, ну Ищенко и Ищенко, ну победил и победил. Договориться с Ищенко что ли нельзя. Да сейчас договорятся в две секунды. Поголодает еще один денек и прекратит. Нет, они выбирают самое тупое решение. И они разламывают институт выборов. Это значит, что они готовят следующих приморских партизан. Они не просто негодяи, они еще и тяжелые троечники. И это самое главное. Вот с этой «Стеной», с этим новым аппаратом для подавления демонстраций, двоечники. Они не знают, что в тот момент, когда по-настоящему задрожит земля, никакая бронебойная техника не поможет. Они все слиняют, как слинял Владимир Владимирович Путин от защиты социалистического государства, которому приносил клятву.

А. Плющев Пора линять нам. Виктор Шендерович был сегодня гостем «Особого мнения». Спасибо большое. До свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире