'Вопросы к интервью

А. Соломин Всем здравствуйте. Сегодня гость «Особого мнения» — министр Чеченской республики по национальной политики и внешним связям, печати и информации Джамбулат Умаров. Здравствуйте.

Д. Умаров Здравствуйте.

А. Соломин Я напомню, что у нас идет трансляция на канале «Эхо Москвы» в Ютубе. Вы можете нас смотреть и на телеканале RTVi тоже. Джамбулат Вахидович, прежде всего я хочу начать с передачи через вас соболезнований родственникам жертв теракта, который произошел в Чечне.

Д. Умаров Спасибо.

А. Соломин И, естественно, начать нужно, наверное, с последствий, с расследования, с проблемы. Начну с сегодняшних новостей. Правда ли, что семьи чеченских подростков, которые исполнили этот теракт, покинули Чечню?

Д. Умаров На данный момент у меня нет такой информации. Хотя вы знаете, я не исключаю этого, но даже если это и произойдет, это произойдет не по вине властей. Это произойдет, может произойти вполне из-за того, что родственники террористов, несмотря на их юный возраст все-таки должны молиться в одних мечетях с односельчанами. Они должны быть на каких-то свадьбах.

А. Соломин Они не смогут жить в изоляции.

Д. Умаров Да, и понятное дело, что очень сложно. Это не только чеченский вопрос. Это вообще вопрос совести, наверное. И людям очень сложно жить в этой ситуации. Конечно, они стараются менять место жительства. Может быть, это будет другой район. Другое селение. Город, может быть за пределами Чеченской республики. Вообще может быть за пределами России. То есть людей понять можно. Это все-таки очень такой больной, очень пронзительный вопрос и, наверное, их можно понять.

А. Соломин Вы не исключаете возможности этого, означает ли это, что такое уже происходило и что семьи, родственники осужденных или исполнивших теракты в Чечне, они уезжали.

Д. Умаров Вы знаете, есть у нас примеры того, что люди, в чьих семьях были осуждены люди и за убийства невинных людей, они уезжали. С тех мест. Например, скажем, случай, когда человек в состоянии тяжелого опьянения врезался в толпу людей. Убил несколько человек. И они всей семьей просто-напросто выехали оттуда. Он был осужден. Он попал в места не столь отдаленные. Но семья была вынуждена уехать. Не то что вынуждена, просто люди не захотели жить там, где они живут. И это как бы такой показатель, скажем, продолжения той древней традиции, которая когда-то была у горцев. Это когда, допустим, если убивают человека, даже если кровники прощают это убийство, тем не менее, как бы признавая свою вину и, показывая, что они люди, как бы акт покаяния по отношению к родственникам убитого. Люди просто выезжали в другое место. И такие примеры миграции — это столетия, тысячелетия.

А. Соломин Про кровную месть я отдельно хотел спросить. Позвольте сначала уточнить конкретно по истории с семьями этих, родственниками этих молодых террористов. В СМИ сообщают со ссылкой на местных жителей, что уехали они все-таки под давлением силовиков.

Д.Умаров: Мы тоже заинтересованы, чтобы, если есть повод для негатива, этот повод надо убирать, а не расширять

Д. Умаров Дело в том, что те СМИ, о которых вы говорите, я подозреваю, да не подозреваю, а совершенно точно говорю, что это «Кавказский узел» и возможно подхватит «Новая газета». Это люди, которые очень хорошо разбираются в ментальности нашей, разбираются в наших традициях, обычаях. И они могут предугадать такие случаи и, разумеется, для того чтобы потом транслировать на весь мир, что, дескать, родственники уехали куда-то, а им нужно обязательно в негативном свете представить власть Чеченской республики, они выдумывают вот такие абсурдные истории о том, что якобы их насильно изгоняют, что их там мучают.

А. Соломин Я смотрел подборку «Кавказского узла» и там разбирается несколько случаев, когда действительно семьи покидали Чечню. И они указывают конкретно, в каких случаях это сделано все-таки по воле семьи. Из опасений кровной мести, например. И в каких случаях, они ссылаются в данном случае на местных жителей. И здесь СМИ работают исключительно профессионально. Если есть сообщения и жалобы, это не выдумка. Они не могут ее забить…

Д. Умаров Я мог бы с вами согласиться, если бы не один очень важный, на мой взгляд, момент. Да, мы же с вами как информационщики понимаем, что эти мнения они должны быть полярными, и мы должны с вами послушать не только тех, кого мы называем вот такими анонимными источниками. Как минимум хотя бы должен быть задан вопрос мне или кому-то другому, как в принципе это делается на «Эхе», на других ресурсах. То есть да, там есть некие источники. Меня спрашивают: а вот вы как к этому относитесь, что скажут по этому поводу власти Чеченской республики или конкретно вы как эксперт или как министр. И я как могу, как умею, так и отвечаю на эти вопросы. Но от этих изданий мы таких вопросов, мы вот слышим, что в одностороннем порядке вот так сделано, вот так оно и есть. И этот негатив копится и копится. Но не собираемся там не дай бог давить на чью-то редакционную политику. Я очень давно общаюсь с вашей радиостанцией. Я достаточно давно общаюсь уже можно так сказать с «Дождем». И согласитесь, мы друзьями-то не были. И мы друг друга не встречали с распростертыми объятиями, но, тем не менее, я как медийщик понимаю, что мне с вами нужно работать. Потому что у вас есть миллионная аудитория.

А. Соломин Вы готовы работать с «Новой газетой»?

Д.Умаров: Ислам развивался в контексте многих культур, мусульмане хорошо взаимодействовали с другими конфессиями

Д. Умаров Вот вы знаете, я не просто готов, я хочу работать с «Новой газетой», я не собираюсь вмешиваться в их какие-то расследования. Я просто хочу понять, в чем заключается их политика и чего они вообще хотят. И почему они не работают с нами. Если им кто-то не ответил на вопрос, почему вот какие-то должны быть анонимы. Вы поймите, чеченский народ это не трусливый народ. Тем более, когда речь идет о совершенно нейтральных вещах.

А. Соломин Есть трусость, а есть разум. Если ты понимаешь, что это может привести к последствиям, ты можешь этого не бояться. Но совершенно справедливо, если ты не хочешь, чтобы эти последствия наступили.

Д. Умаров Я согласен. Я поэтому говорю, давайте тогда, вот есть некая точка зрения. Как вы ее сформулировали как часть профессиональной деятельности журналиста. О’кей. Она есть. Мы готовы ее уважать. Допустим, есть некое мнение, ну, мой взгляд должен быть интересен. Почему он вам интересен, почему он интересен РБК, почему интересен другим. «Дождю», другим СМИ. Я приведу вам простой пример. У меня сейчас в республике работает корреспондент «Дождя». Мы всеми техническими и другими средствами помогаем им и говорим: ради бога, вот вам семьи, вот вам духовенство, вот если хотите, официальные органы власти. Ради бога. Работайте, но главное, чтобы вы это все видели своими глазами. Но не выдумывали ничего. И уверяю вас, репортажи, которые они у нас делали, они не всегда с ними согласны, а чаще всего почти постоянно не согласны с их точкой зрения. Но эта точка зрения, мы видим конкретно, мы сами делаем из этого выводы. Вот смотрите, что люди говорят. А вот здесь надо поработать. Вот здесь надо улучшить. Вот здесь надо больше внимания. Вот это было бы неплохо доработать. То есть мы же тоже заинтересованы в том, чтобы, если есть повод для негатива, этот повод надо убирать, а не расширять.

А. Соломин Силовики не требовали семьи покинуть Чечню?

Д. Умаров Нет.

А. Соломин И не рекомендовали им это сделать.

Д. Умаров Нет.

А. Соломин Мы сейчас сделаем короткий перерыв, позвольте, где-то 30 секунд и вернемся.

РЕКЛАМА

А. Соломин Министр Чеченской республики по национальной политике, внешним связям, печати, информации Джамбулат Умаров сегодня гость «Особого мнения». Джамбулат Вахидович, хотел снова вернуться к этой проблеме. Уже не столько связанной с последним терактом. И перед эфиром вы мне сказали, что сами отмечаете тенденцию омоложения подполья чеченского. И сейчас связь этих подростков с запрещенной в России организацией ИГИЛ* тоже не оспаривается. Как вы думаете, почему это происходит. Почему молодежь в Чеченской республике, одной из самых контролируемых, ну с нашей точки зрения, в Москве считают, что контроль очень серьезный. Так подвержены влиянию исламистов. Или будем говорить — террористов.

Д. Умаров Давайте лучше будем говорить террористов. Потому что к исламу это не имеет, этот медийный проект не имеет никакого отношения. Геополитический проект под названием запрещенная в России организация ИГИЛ*. Я могу провести как проводил раньше такую аналогию, связанную с омоложением терроризма и так далее. Посмотрите, пока такой случай зафиксирован, в прошлом году тоже были совсем молодые ребята. Именно в Чеченской республике и связано это в первую очередь с тем, что из-за той работы, которую мы ведем, это и единая концепция духовно-нравственного воспитания с молодежью. И вообще сам пример Рамзана Кадырова, его жизни. Наши алимы, духовные лица, которые рассказывают о том, что ислам это великая цивилизация. Что терроризм никакого отношения к этой цивилизации не имеет. Как и эта цивилизация к терроризму. Да, были войны, войны были во всех цивилизациях. Они были и в Европе, и в Азии. И на Ближнем Востоке и где угодно. И, несмотря на это ислам развивался в контексте взаимовлияния очень многих культур, и мусульмане очень хорошо взаимодействовали, торговали и обменивались знаниями с представителями других конфессий. Других цивилизаций. Других культур. Что в принципе обогащало ислам. Вот о чем мы рассказываем тем из них, из этих молодых людей, которые уже, есть такая тенденция, старше 20-ти. То есть эти люди уже воспринимают, понимают, наша работа по отношению к ним в рамках борьбы с идеологией, экстремизма, терроризма она дает свои реальные плоды. То есть смотрите, и спортивные учреждения открываются, и решаются какие-то социальные вопросы и с трудоустройством. То есть это мы как бы социально-экономическую базу тоже выбиваем из-под этого зла. И при этом усиливаем идеологическую работу. Открываются новые учебные заведения у нас мусульманские школы хафизов и вот у нас прекрасный российско-исламский университет. И все такое. То есть много литературы сейчас публикуется. Проводятся исламские конференции. Многие другие мероприятия. И из-за этого уже те ребята, которым за 20, уже так не подвержены этому злу. Поэтому как в свое время идеологи фашизма Геббельс и Розенберг предложили опираться на «гитлерюгендов» и Адольф Гитлер это дело, как мы помним, тут же горячо поддержал. И вот эти ребятишки, их просто-напросто делали пушечным мясом. Их бросали под танки и советской армии, и союзников. Используя их такой детский максимализм…

А. Соломин Но для максимализма все-таки этим детям должно что-то не нравиться в жизни в Чеченской республике. А что не нравится подросткам в Чеченской республике?

Д.Умаров: Краеугольным камнем нашей работы должно быть отвращение от террористической деятельности

Д. Умаров Нет, здесь речь не идет о том, что им нравится или не нравится в Чеченской республике. Есть идеология против всей цивилизации, и неважно, она будет направлена и против того ислама, той исламской культуры, которая живет уже дай бог полтора тысячелетия. Это и против всех остальных культур. Они даже ислам, который сегодня объединяет полуторамиллиардную умму, в основе своей они считают, что это пораженцы, они считают, что вся эта умма должна воспрять и уничтожать все вокруг себя и устанавливать единый халифат на этой земле. То есть это такая, ну экстремистов никогда не было много. Это был очень малый процент людей, готовых жертвовать собой. И, как правило, это были очень молодые люди. Вспомните эпоху разночинцев. Вспомните террористов эсеров-ликвидаторов. То есть это было во всем мире. Эта практика была. И сегодня мы как бы, сопоставляя все эти процессы в разных странах, учитывая этот опыт, вы знаете, мы сейчас будем специально выпускать детскую литературу. Мы уже понимаем, что работать в принципе нужно с детьми очень активно и это нормально. И детская литература должна быть, которая объясняет основные каноны ислама. Объясняет его доброту, объясняет его цивилизационную сущность, его глубину, его содержание. И самое главное таким лейтмотивом, краеугольным камнем этой работы должно быть отвращение от террористической деятельности, что это ИГИЛ* и прочие террористические организации, они как раз и направлены на то, чтобы отчуждать людей от ислама. Чтобы отпугивать от мусульман. Чтобы вот этот вирус взаимной ненависти, недоверия, чтобы он разрастался как можно больше. И за всем этим стоят реальные геополитические проекты по смене вообще этого мира, его интересов. За этим всем стоят конкретные кукловоды, такие своеобразные Резерфорды, которым удалось расщепить атом сознания и мусульман, и христиан, и представителей других конфессий. И вот эта мягкая сила так называемая, давным-давно мы уже прошли эволюцию методов, очень печальная эволюция, потому что сегодня нет ничего святого у тех, кто пытается изменить миропорядок.

А. Соломин Но Чеченская республика не единственная республика, где основной религией, основным религиозным направлением является ислам. Почему мы слышим постоянно новости из Чечни. Может быть, все-таки в Чечне что-то происходит особенное.

Д. Умаров В Чечне много чего происходит особенного. Например, кто верил, что Чеченская республика за каких-то 10 лет станет таким оазисом, каким она сегодня является.

А. Соломин Успех не может привести к тому, что люди будут против благополучной жизни. Это не может являться причиной.

Д. Умаров Хорошо. Я дальше продолжаю свою мысль. Хорошо, допустим, давайте будем исходить из ваших ценностных категорий. Например, которые я понимаю. Благополучная Америка, в благополучной Америке совершаются террористические акты. Благополучная Европа. Там каждый день совершаются террористические акты. Другой вопрос, что может быть где-то полиция или спецслужбы Европы научились наконец-то как-то на это реагировать и работать с этим. Может быть, сейчас таких задержаний стало гораздо чаще, то есть на стадии подготовки нейтрализуется террористическая деятельность. И терактов стало, может быть, меньше. Но терроризм изменился не только в лице, не только стал юным. Он стал разнообразным. Он стал бытовым. Он стал неожиданным. Он стал коварным. Циничным. И когда в этом промежутке времени, когда 20-го числа, в чем цинизм, в чем резонансность, в чем была главная попытка, главное пожелание тех, кто конструировал эту бомбу из этих малолетних ребятишек. Замысел был, во-первых, в том, что это дети. Они хотят показать всему миру, что, убив этих детей по своей убийственной фетве, убив этих детей, они показывают всему миру, что в этот процесс террористический вовлечены все. От мала до велика. Это раз. Второе – они хотят показать на фоне той агонии, которая сегодня с ними происходит, их добивают сейчас в Сирии и в Ираке. Но это не значит, что на этом будет война закончена.

А. Соломин У нас просто очень мало времени. Поэтому я буду просить сжато или акцентировать ваше внимание на каком-то аспекте вопроса. Позвольте я одной гипотезой поделюсь. Почему может нарастать недовольство молодежи. Оно связано с действиями…

Д. Умаров То есть я хотел сказать, что здесь недовольство существующим строем или какими-то социально-экономическими неурядицами, это может как-то и влияет, но это не влияет напрямую. Это глобальное видение.

А. Соломин А речь даже не об экономических неурядицах. Вот после этого теракта появляются сообщения о том, что молодые люди, не только родственники этих ребят, но и друзья этих ребят, люди, которые могли быть знакомы забираются силовиками от родителей. Родителям ничего не объясняется. Не говорится. Родители не присутствуют на допросах этих людей. И проводят с ними какие-то действия. Какие – мы получаем очень обрывочную информацию о том, что происходит. Или свежий пример. Другой случай. Как раз «Кавказский узел» пишет, что село Кошкельды, если я правильно поставил ударение, прошу прощения, если нет. На окраине был замечен флаг этого ИГИЛа* и тут же вся молодежь села тоже оказалась в СИЗО. И есть кадры, где плачущие матери обращаются к уполномоченному по правам человека Чечни. Которые действительно переживают из-за этого. Эта работа силовиков, она разве не приводит к возмущению этих ребят. И их семей, кстати.

Д. Умаров Я вам по поводу возмущения скажу следующее. Лучше возмущение, которое вернет ребенка на путь истинный. Чем равнодушие, из-за которого ребенок взорвется. Лучше пусть с ним проведут работу следственные органы, пусть, может быть, где-то не учитывают разные моменты, допустим…

Д.Умаров: Терроризм изменился в лице, стал юным, разнообразным, бытовым, неожиданным, коварным, циничным

А. Соломин Испугают их.

Д. Умаров Нет, вы знаете, не то что испугают. Предупредят. Хотя работа, я вам расскажу, как она ведется. Как она велась. Матери, которые там вокруг всего этого могут кричать, возмущаться, разумеется, их можно понять. У тех террористов, которые были нейтрализованы, были гаджеты. У них были айфоны и в них десятки, если не сотни разных контактов. Их надо проверять, Алексей. Нужно исследовать. Самая главная задача не в этих детях, а понять, кто манипулирует ими. Кто за этим занавесом, вот кто этот чудовищный режиссер. Которого нужно обнаружить и призвать к ответу. Без этих ребятишек, без работы с ними, с родителями, с воспитателями, педагогами мы с вами не определим его. Мы не определим это чудовище. Этого монстра.

А. Соломин Почему боятся так силовиков, если это просто работа по определению…

Д. Умаров Вы знаете, силовиков, на то они и силовики…

А. Соломин Я прошу прощения, давайте мы паузу поставим и с этого места ровно начнем. Сразу после новостей. К сожалению, не можем вылетать. Сейчас делаем перерыв.

НОВОСТИ

А. Соломин Всем здравствуйте. Это программа «Особое мнение». Сегодня «Особое мнение» Джамбулата Умарова, министра Чеченской Республики по национальной политике, внешним связям, печати и информации. И мы как раз пытаемся понять, как все-таки вести себя чеченским властям с молодежью для того, чтобы как мне кажется, во всяком случае, не подталкивать их к подполью теми действиями, которые совершает сейчас Чеченская республика, а отвращать их от подполья. Вот давайте вернемся к этому вопросу.

Д. Умаров Давайте вернемся. Для того чтобы отвращать, как вы выразились от подполья молодых людей, у нас строится целый комплекс инфраструктуры, пожалуйста, от игровых площадок до спортзалов. У нас есть чем занять молодежь. Это первый вопрос. Здесь не так просто, как вы думаете. Например, как быть полицейскому, на которого двое, пусть 15-16 летних, это уже не слабенькие ребята. Нападают с ножами. По мнению некоторых СМИ, которые взяли на себя, узурпировали право быть экспертами в этой области, они считают, что полиция должна побросать пистолеты и автоматы, и вот вступить с ними в равную схватку. В то время когда их уже несколько раз ножом ударили. Другой эксперт говорит, что товарищ, который подошел с рюкзаком, и когда уже выяснилось, что это взрывчатка, когда уже было понятно, что человек с криком…

А. Соломин Но вы же говорите о работе с этими конкретными террористами. А я говорю о работе с той же, с их друзьями, знакомыми. Которые, может быть, понятия не имели об этом теракте.

Д. Умаров Совершенно верно.

А. Соломин Но которых таскают в полицию.

Д. Умаров Подождите. В полицию их должны таскать. С ними должны разбираться. Другой вопрос, чтобы да, при этом соблюдались все законы.

А. Соломин Чтобы хотя бы родители были при них.

Д. Умаров Там родители при них бывают. Это я вам абсолютно точно говорю. Может быть, есть какие-то отдельные случаи, за всем не уследишь. Есть педагоги, есть местные кадии и имамы. Естественно, проводится с ними беседа. Нужно, я еще раз говорю, нужно выяснить контакты, с кем они работали. Если мы сейчас да, дети, да, жалко детей действительно. Мы за детей боремся сейчас. Мы пытаемся их защитить. Но с другой стороны, если мы сейчас возьмем все вместе распустим нюни, сопли, и будем вот так беспомощными сидеть и пока нас всех не отколошматят до последнего. Ну, я думаю это неправильный подход. Не надо вот этот рев устраивать вокруг конкретной проблемы, которая угрожает жизни людей. Жизни и безопасности людей. Зачем, какого рожна. Например, та же «Новая газета» пишет о том, что якобы с самого начала стреляли на поражение. Убили детей. Детоубийцами сделали ребят. Которые сами попали под колеса этого Мерседеса. Их 4 человека. Они в критическом состоянии там лежат. Это плюнули им в лицо и плюнули в лицо их родителям. А их родителям, их матерям, которые сегодня кричат от боли, от того, что происходит с их детьми, почему о них никто ничего не рассказывает. Почему им никто не соболезнует. Вот кстати вам просто спасибо, вот вы профессиональный человек. Вы начали со мной, с чеченцем с мусульманином эту беседу с того, что высказали слова соболезнования. Вам за это огромное спасибо. Поэтому ну, а как, как работать. Как воспринимать таких детей, которые обвязаны этой взрывчаткой. Которые рвутся на этих автомобилях на площадь, где много людей. Так в них не стреляли на поражение. Сначала бросались на эти машины, пытались их задержать. И что произошло, вы же прекрасно все это видите.

А. Соломин Вы упомянули, что иногда бывает, возникает опасность серьезная родственникам террористов. Из-за традиции кровной мести. Из-за объявленной кровной мести. Можете сформулировать сейчас отношение властей республики к этой традиции.

Д.Умаров: Главная задача не в детях, а понять, кто манипулирует ими. Кто этот чудовищный режиссер за занавесом

Д. Умаров Могу. Кровная месть в Чеченской республике наказуема точно так же, как она наказуема как самосуд в любом другом субъекте РФ. Давайте не будем путать. Отношение власти однозначно. Другое дело, чего боятся люди, не все же может знать власть. Отомстить человек может, этих методов тысячи. Разумеется, понимая это, это тысячелетние традиции, понимая, что это может не остаться безнаказанным, даже не из-за страха перед этой местью люди это делают. Это люди делают, это совестливость. Это такой шаг по отношению к родственникам убиенных. Чтобы они понимали, что, допустим, родственники того, кто убил, родственники убийцы, что они не оправдывают его. Что они очень негативно к нему относятся. Есть же акт, даже когда своих родственников многие проклинают за то, что они убили такое количество, родственники террористов и так далее. На видео это все есть. Ведь ничего хорошего они не сделали. Просто вот не надо мешать работать силовикам. Надо, чтобы они… Понятно, я вас очень хорошо понимаю. Мы комплексно подходим, мы работаем, мы применяем все доступные на сегодняшний день методы, начиная от силовых и заканчивая идеологическими. С тем, чтобы бороться с этим злом. И если бы оно не было, эта борьба не была бы эффективной в Чеченской республике, уверяю вас, этих случаев было бы по всему не только в Чеченской республике, но и по всему Северному Кавказу было бы гораздо больше. Просто мы сейчас с Дагестаном очень хорошо взаимодействуем. И с Кабардино-Балкарией. И с Владикавказом. С Ингушетией. Мы комплексно к этому подходим. Мы друг друга все прекрасно понимаем. Конечно, если бы как вы говорите, в Москве нас немножко больше в этом смысле понимали, не было бы этого негатива, что тоже, кстати, не красит. Потому что там, на юге России на тех границах мы сейчас защищаем РФ, все остальные регионы от угрозы международного терроризма.

А. Соломин Кстати, по поводу защиты от угрозы международного терроризма. А почему в глазах главы республики частью международного терроризма сейчас стали вдруг и правозащитники, и журналисты. Которые пишут о чеченских темах. Почему глава Чеченской республики официально запрещает, называет Чечню запретной для них территорией. Ведь это тоже не соответствует российскому законодательству.

Д. Умаров Безусловно, и я считаю, что заявление главы Чеченской республики тоже переврали. Потому что Рамзан Ахматович под правозащитниками, этими псевдоправозащитниками подразумевает как раз таких правозащитников в кавычках, коими себя пытаются представить некоторые журналисты «Новой газеты» и «Кавказского узла». Поэтому мы и направили соответствующие документы на рассмотрение их деятельности, на предмет угрозы обществу и государству.

А. Соломин Им угрожает опасность в случае приезда в Чеченскую республику?

Д. Умаров Я все это расписал, отправил. Будем ждать решения. Конечно, не хотелось бы в таком формате выяснять отношения с этими ресурсами, хотелось бы все-таки как мы с вами за столом, за чашкой чая обсудить все эти вопросы. И выработать какой-то более-менее цивилизованный алгоритм.

А. Соломин Вы сейчас готовы дезавуировать это указанное в СМИ заявление: Чеченская республика не является запретной территорией для журналистов «Новой газеты» и правозащитников различных организаций.

Д. Умаров Чеченская республика еще раз, совершенно официально вам заявляю — ни в лице ее главы, ни в лице других чиновников не призывает к нарушению законов РФ. Или скажем, международного права. Мы еще раз повторяю, имели в виду тех так называемых правозащитников, Human Rights Watch здесь абсолютно ни при чем. Тех, которые действительно способствуют дестабилизации на территории Чеченской республики и всей России.

А. Соломин Но вы же не предоставили список…

Д.Умаров: Спортивные учреждения открываются, решаются соцвопросы. Мы социально-экономическую базу выбиваем из-под зла

Д. Умаров Секундочку. Мы все списки предоставим. Почему, если так та же «Новая газета» радеет за соблюдение прав чести и достоинства чеченского народа, почему она молчала, когда недавно совершенно зверски избили чеченскую женщину в Калмыкии. Почему ничего не слышно. Почему госпожа Милашина там не разбирается. А как, а почему все это происходит. Почему, например, в соседнем Дагестане украли девочку, все наши правозащитники молчат, даже версию никто, по каким-то там чудесным источникам фантастическим хотя бы выразить какое-то соболезнование этим людям. Где эти правозащитники. Правозащитников нет. Правозащитники любят чеченскую тему мусолить, исходя из каких-то фейковых источников. Вдоль и поперек. Самое главное надо представить Чеченскую республику в таком негативном свете. Чеченскую республику, которая сегодня умирает под пулями террористов. Чеченскую республику, которая после двух страшнейших войн пытается регенерироваться с точки зрения демографии и с точки зрения культуры, и с точки зрения экономики, со всех точек зрения. Ну дайте, мы же потеряли как минимум два поколения. Мы пытаемся все это дело восстановить. Все эти пазлы соединить. Мы испытали страшную катастрофу. Две катастрофы. В последние 20 лет. Почему. Почему об этом никто ничего не говорит. Ну, им интересно сегодня очернить имидж Рамзана Кадырова. Для чего – вопрос. Для того чтобы он ослабил борьбу с международным терроризмом. А международные террористы сегодня это уже почти не секрет ни для кого…

А. Соломин У нас две минуты осталось. Очень хочется еще одну тему поднять.

Д. Умаров Давайте.

А. Соломин К тому, что вы сказали. По ситуации внутренней в Чечне. Происходившая во время похорон и поминок Юсупа Темирханова, человека, которого обвинили и который сидел за убийство Юрия Буданова. Означает потерю контроля над происходящим в Чечне. Потому что по разным сообщениям говорилось, что там были очень, мягко говоря, недовольные люди чеченской властью и российской властью.

Д. Умаров Это неправда. Народ в огромном количестве да, действительно отправился высказать слова соболезнования родственникам Темирханова. И весь этот процесс с самого начала и до конца контролировался главой Чеченской республики, который помимо того, что он является главой региона, он является тамадой. То есть старшим над всем чеченским народом сегодня. И процедура похорон и все остальные процессии, везде сопровождались силами безопасности, полиции. То есть эти похороны действительно как у нас говорят – был народный (неразборчиво) И не надо здесь потерял он бдительность. Никакой бдительности он не потерял. Если бы он потерял бдительность над ситуацией и не контролировал ее, может быть действительно у нас с вами были бы темы для пересудов. А оттого, что умер человек, умер как жертва неправедного правосудия и был с почестями похоронен. Ну, народ так захотел. Народ так увидел.

А. Соломин Джамбулат Умаров, министр Чеченской Республики по национальной политике, внешним связям, печати и информации. Эфир провел Алексей Соломин. Всего доброго, спасибо вам.

* Прим.ред: организация запрещена в России



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире