'Вопросы к интервью

Т.Фельгенгауэр Здравствуйте. Это «Особое мнение», у микрофона Татьяна Фельгенгауэр, и я приветствую главного редактора журнала «The New Times» Евгению Альбац. Добрый вечер, Евгения Марковна.

Е.Альбац Добрый день, Татьяна.

Т.Фельгенгауэр В Москве сегодня простились с погибшими в ЦАР журналистами. Тем временем Следственный комитет допрашивает коллег погибших наших коллег. По вашим ощущениям мы что-нибудь узнаем?

Е.Альбац Я думаю, что в ЦАРе провести нормальное расследование практически невозможно. У российского государства, учитывая, что советник по национальной безопасности президента Центральноафриканской республики, где центральной власти, правда, толком нет, является российский человек, у российской власти есть возможность что-то узнать. Но я больше бы рассчитывала на то, что французские журналисты, стрингеры что-то выяснят, потому что слухов вокруг того, что произошло, очень много. На сайте одного из франкоязычных ресурсов местных царовских появилось сообщение, что им удалось поговорить с водителем. Ну вот они обещали еще вчера выложить интервью с ним. Пока ничего нет.

Насколько я понимаю, Следственный комитет тоже произвел вскрытие тел. Во всяком случае, пока ничего неизвестно, но вероятно, тоже будет как-то более-менее понятно, были ли наши коллеги просто расстреляны или они попали под обстрел, что и как быстро это произошло.

В общем… Не знаю. В любом случае я думаю, что… В любом случае, мне хотелось бы, все-таки, понимать… Меня вот этот мучает очень вопрос, почему они поехали вечером, после 18-ти часов? Почему они свернули с трассы? Их убили, видимо, в районе 22-х часов вечера. Что такое? Что за информацию они получили? Что они понеслись снимать вечером в такой стране как ЦАР?

Я напомню нашим слушателям. Мы вчера говорили у меня на передаче здесь об этом в студии «Эха Москвы». Продолжительность жизни мужчин – 48 лет, женщин – 51. Значит, по детской смертности хуже только в Сьерра-Леоне из всех стран мира. А ВВП на душу населения – 700 долларов в год.

Я для примера скажу, что когда началась Арабская весна, например, в Египте было 7 тысяч долларов в год по паритету покупательной способности на душу населения, да? Тогда просто очень много об этом писали, что, вот, бедность, которая была при 30-летнем правлении Мубарака и привела, собственно, к этому восстанию на Тахрире. А там – 700 долларов в год. Это одна из беднейших стран Африки при том, что там золото, алмазы, нефть, газ и уран.

Т.Фельгенгауэр Про ЧВК Вагнер не могу не спросить, хотя, на федеральных каналах мы вряд ли услышим это словосочетание. Тем не менее, собственно, ради информации о ЧВК Вагнер затевался этот документальный фильм, судя по тому, что нам известно. Коллеги уже говорят, что надо продолжать эту работу, нужно выяснять, нужно узнавать. Как вы считаете, насколько эта тема будет продолжена?

Е.Альбац Вот это, мне кажется… Спасибо вам, Таня, большое за этот вопрос, потому что мне кажется, это очень важно. Вот тут поразительно смыкаются и пропагандисты с государственных каналов, и коллеги с интернет-ресурсов совершенно независимых, которые говорят «А чего они туда поехали-то? А зачем? Вообще что там мы нового можем узнать?»

Е.Альбац: Думаю, что в ЦАРе провести нормальное расследование практически невозможно

Вот, один из моих читателей в Facebook написал. Он написал, что они погибли за наше право знать правду. Вот, Орхан Джемаль, Александр Расторгуев и Кирилл Радченко погибли за наше право граждан Российской Федерации знать правду о том, в какие авантюры ввязывается российское государство в одном из самых страшных государств Африки. Вот, они за это погибли. И в этом, собственно, и состоит профессия журналиста.

Вот это… Мы, собственно, ради этого и работаем. Наша задача – узнавать. Наша задача – получать информацию. Не только о том, кто где чего украл (что тоже очень важно), но и что твое собственное государство, даже если ты не избираешь эту власть, но ты ей платишь налоги, на что она тратит в том числе твои налоги в разных странах мира?

Я напомню, что в 2000-х годах бывший председатель ООН, глава ООН Кофи Аннан, как только он вышел в отставку, он дал… Тогда было интервью Наталье Морарь, журналу «The New Times», и он говорил о том, что мы наблюдаем сейчас вторую колонизацию Африки. Колонизацией Африки занимались тогда и занимаются китайцы, которые туда приходят, высасывают ресурсы, не занимаются никакой ни социалкой, ничем, просто, вот, забирают в концессию прииски, различные скважины и так далее. Высасывают и идут дальше.

Очевидно совершенно, что Российская Федерация, судя по тому докладу ООН, который появился за… Наших коллег убили 31-го июля, доклад появился 27-го июля (вчера об этом Аня Немцова говорила на передаче). Там, в частности, указывается, в каких странах присутствуют наемники Российской Федерации.

Например, оказывается, в Бурундии мы восстанавливаем старую советскую военную базу. Я хочу знать, мои налоги налогоплательщика – они зачем идут в Бурундию на восстановление? Почему военная база Российской Федерации там так важна?

Так же, как меня интересует, почему вдруг такие появились интересы в ЦАР и вдруг, значит, организовывается встреча с министром иностранных дел? Я хочу про это знать.

Вот эти люди поехали и погибли ровно потому, что некоторому количеству людей в нашей стране не безразлично, что и как делает российское государство.

Т.Фельгенгауэр Ну, вам здесь возразят по поводу цены, которую приходится платить за эту правду.

Е.Альбац Таня, это такая профессия. Вот, можно заниматься всем другим. Понимаете, вот… Я 150 раз отвечала на этот вопрос. Любимый вопрос западных журналистов – «Почему вас до сих пор не убили?» Я обожаю эти вопросы.

Значит, это наш выбор. Ведь, не обязательно заниматься журналистикой, правда? И очень многие наши коллеги, особенно из деловой прессы, сейчас ушли в Джиар, Пиар, писать доклады Кузьминову там, еще кому-нибудь и так далее. Понимаете?

Е.Альбац: Я бы рассчитывала на то, что французские журналисты, стрингеры что-то выяснят

Но мы выбрали эту профессию. Эта профессия предполагает узнавать правду. Точка.

А зачем надо знать о том, что в колонии НН пытали заключенных? Вы что, не знаете, что в российских колониях людей пытают? Что вы нового, Таня, узнаете о том, что и в НН тоже пытали и тоже били по пяткам, и тоже снимали штаны, и тоже периодически засовывают палку в задний проход. Вы, Таня, что, про это нигде не читали? Зачем вам про это знать правду?

Потому что это наша профессия. Ничего другого, вот, только один ответ.

Но я, знаете, я посмотрела… Я не знакома никогда не была с Александром Расторгуевым, а тут, значит, спасибо Виталию Манскому, который на Артдокфесте выложил фильмы в бесплатный просмотр в своем… У него кинотеатр онлайновый. Фильмы Александра Расторгуева – они 40 дней там будут в бесплатном доступе.

И я посмотрела фильм «Дикий. Дикий пляж». 174 минуты. В 4 присеста я это смотрела. Это тяжелое, конечно, смотрение, но я поняла, зачем Расторгуев туда поехал. Он поехал, Таня, потому что он хотел снять, узнать у людей, которые выбрали своей жизненной профессией убивать за деньги, что так для них привлекательно в этой профессии убивать других людей за деньги?

Т.Фельгенгауэр Пауза в программе «Особое мнение». Евгения Альбац скоро к вам вернемся.

РЕКЛАМА

Т.Фельгенгауэр Мы продолжаем, Татьяна Фельгенгауэр у микрофона, в гостях у меня главный редактор журнала «The New Times» Евгения Альбац.

Ну да, про это всё надо знать и… Ну, меня лично точно также интересует вопрос, а что побуждает людей пытать? Почему они это делают, вот, как часть работы? И это вопросы, которыми, по-моему, должны задаваться не только журналисты, но и все граждане. Только этого не происходит. И тут, вот, для кого журналисты работают, если кто-то сознательно выбирает федеральные каналы?

Е.Альбац Ну, так всегда, наверное, Тань, было. Это вот… Мне кажется, что это вторичный вопрос. То есть для нас он первичный, потому что тот же журнал «The New Times» перестал выходить ровно потому, что оказалось, что единственный политический еженедельник в России читатели не готовы финансировать. Понимаете? Это такая беда. Ну, что делать?

Опять. Это для нас совершенно, мне кажется, вторично. Для нас первично то, что наша профессия – исполнять конституционное право людей на правду. Вот это мы и должны делать.

Но я вот, знаете, сегодня на этих похоронах… Я, естественно, вчера, как все остальные, вот, прочла, что Кирилл Радченко будет похоронен в Царицыно, а, значит, прощание с ним будет закрыто. Хотя, я так понимаю, что там довольно много было, на самом деле, журналистов (то, что я сегодня читала). Что Александр Расторгуев – его будут отпевать в Церкви Космы и Дамиана, и я так понимаю, что это отец Александр Борисов его отпевал. Орхана Джемаля, значит, по нему была молитва произнесена в Соборной Мечети Москвы (мы с вами там были).

И я вот думала, вот эти 3 человека в самую страшную минуту своей жизни, в самую страшную, когда рядом с ними не было ни их близких, ни их любимых, ни их детей, никого, ни жен, ни девушек, никого не было рядом, они… Вот, они оказались втроем в самую страшную свою последнюю минуту вместе. А прощались сегодня мы с ними с каждым по отдельности.

И на меня это, честно вам скажу, произвело тяжелейшее впечатление. Мне кажется, что это диагноз и нашему профессиональному сообществу, и российскому обществу, что мы не способны договориться о том, как проститься с нашими убитыми коллегами так, чтобы они были не только в эту страшную минуту, когда они еще были живы и когда через несколько секунд они были уже не живы. А чтобы вот тогда, когда они частично уже не здесь, чтобы, все-таки, мы с ними могли со всеми вместе проститься и сказать слова, которые, может быть, им уже не так важны, но важны их детям, сыну Орхана и близким и родителям Александра Расторгуева, и отцу и девушке Кирилла Радченко.

И я вспоминала 1991-й год, когда 20-го августа 1991-го года погибли Владимир Усов, Илья Кричевский и Дмитрий Комарь. И оказалось, что мы тогда как народ могли проститься с ними вместе, и ничего никому как-то казалось, что не страшно, что… По Илье Кричевскому служил кадиш раввин, а по остальным – православный священник. И как-то даже наоборот оказалось, люди увидели раввина и поняли, что у него даже рожек на голове нет.

И я подумала, что, в общем, для тех, кто сегодня был в Соборной Мечети, это помимо всего прочего правильная история: услышать, что «Аллах Акбар» — это не только то, что мы привыкли видеть в фильмах про чеченскую войну или те, кто из нас был на чеченской войне, слышать, как… Мы привыкли думать об этом как о воинственном таком крике. А что это то, что наши сограждане, люди, которые живут рядом с нами, с которыми мы вместе живем и которые исповедуют ислам, вот, они прощались сегодня, когда Орхана Джемаля в саване вносили в автомобиль, и вот это… Много, много людей пришло в Соборную Мечеть, и после молитвы, вот, люди говорили «Аллах Акбар».

Понимаете, это важно, чтобы понять, что в этом нету никакой агрессии. Это одно из выражений людей, с которыми мы просто вместе живем, и они верят немножко по-другому. Хотя, вот я слушала сегодня и просто поражалась, насколько, конечно, авраамические религии все совершенно…

Т.Фельгенгауэр Они очень похожи.

Е.Альбац Ну, просто невероятно. Вот, я слышала там это… Я говорю «Ну, это, конечно, это то, что у евреев амида, а это то, что у евреев кадиш».

Е.Альбац: Меня мучает вопрос, почему они поехали вечером, после 18-ти часов. Почему они свернули

Понимаете, совершенно всё, конечно, очень близко. И я вот… Все-таки, мне кажется, что, вот, это очень неправильно. Очень неправильно, что Кирилл, Саша и Орхан оказались сегодня, когда их провожали в их последний путь, они оказались разведены. Они приняли страшную мученическую смерть. Мы не знаем до конца, как это было. Они долго не могли, им не давали успокоиться. Их вскрывали там, их вскрывали здесь. Понимаете? С Орханом Джемалем то вдруг теряли свидетельство… В общем…

Понимаете, мне кажется, что… И это… В данном случае моя претензия и к журналистскому сообществу и, если хотите, наверное, к самой себе, я была совершенно убеждена, что, конечно, прощаться… Потом каждый из них могли, там, Орхан ехать в Соборную Мечеть, там Саша Расторгуев к отцу Александру Борисову там, Кирилл Радченко туда, где хотели его близкие. Мне так кажется. И это беда нашего разведенного… Нас не объединяет ни жизнь, ни смерть. Вот это какое-то!.. Знаете, для меня очень тяжелое это впечатление.

Т.Фельгенгауэр Ну, здесь же, все-таки, наверное, определяющим являются желания семей, которые, конечно, чувствуют себя одинокими в своем горе.

Е.Альбац Вот, ровно поэтому. Поэтому надо было, мне кажется, приложить какие-то усилия, найти слова, чтобы с ребятами их друзья, их коллеги, их близкие могли проститься вместе.

Т.Фельгенгауэр Евгения Альбац в программе «Особое мнение», главный редактор журнала «The New Times». Хотела вам задать вопрос. Я знаю, вам сегодня весь день его задают, но тем не менее. Речь идет об очень странной и, в общем, ужасной истории в Туве, где задержали Оюму Донгак за, цитирую, «пропаганду фашизма». И касается это дело записи, которую она сделала у себя во Вконтакте 4 года назад, 2014-й год. Она разместила фрагмент статьи из журнала «The New Times», и там было фото. Собственно, к картинкам и решили придраться, усмотрели там какую-то пропаганду нацистской символики и прочее-прочее. Сегодня ее задержали.

4 года ждали. Что тут сделаешь-то, боже мой? Ну, это же просто… Это просто статья из журнала.

Е.Альбац Значит, Тань, это интервью, в котором Артур Соломонов, который тогда был редактором отдела культуры или зам главного редактора, сделал с женщиной, которой было 7 лет, когда нацисты пришли к власти в Германии. И вот в этом интервью… Это оно у нас было опубликовано в марте 2013 года, 5 лет назад к очередному юбилею поджога Рейхстага. Оно было невероятным! Оно читалось невероятно совершенно читателями, потому что страна сошла с ума от мании величия (такой был заголовок). И мне кажется, что многие наши читатели как-то услышали что-то знакомое в том, что рассказывала эта очень пожилая уже женщина.

Естественно, когда вы даете материал к юбилею поджога Рейхстага и о том, как начинался фашизм и нацизм в Германии, там, естественно, были фотографии, связанные с нацистской Германией.

Таня, но, ведь, это же абсурд нашей жизни и нашего Роскомнадзора, что нам регулярно наш адвокат Вадим Прохоров, который каждую пятницу перед выходом журнала отсматривал все полосы, он мне говорил «Евгения Марковна, у вас тут фотография, у вас тут…» Я говорю «Вадим, это Гитлер и Геббельс! Они носили свастику! Что ж я могу сделать? А это гестаповцы – они тоже носили свастику. Мы победили их в 45-м году! Мы – страна, которая победила фашизм в 45-м году. А сейчас мы не можем опубликовать фотографию, где стоят Гитлер, Гиммлер и так далее». Это абсурд! Это уже какой-то абсолютный Оруэлл и Кафка вместе взятые.

Я вам скажу, Таня, нам только что Роскомнадзор влепил очередной протокол… Мы еще не знаем, будет предупреждение или нет. Знаете, за что? За колонку Бабченко 2014-го года. 2014 года! Мы ее подняли на сайте, когда пришло сообщение о том, что Бабченко, как вы помните, убили. Мы тут же. А это была такая, очень личная его колонка. Так вы можете себе представить?

Т.Фельгенгауэр: Я могу. Вот, я – могу.

Е.Альбац Таня, у нас 5 предупреждений, 16 протоколов. Вот, мне адвокат Вадим Прохоров составил записку. Мы заплатили 352 тысячи уже рублей за всё. Это при том, что у нас в мае кончились деньги, и на сайте, на самом деле, не работает уже ни одного человека. Понимаете? И за всё, что угодно, за звездочку, за запятую, за то, за сё. И это вот из этой же серии.

Меня тоже сегодня на похоронах всё время дергали звонками по этому поводу. Но это же абсурд.

Я не могу поверить, что в Администрации президента работает вполне рациональный человек Сергей Владиленович Кириенко, и он не понимает, что это абсолютный абсурд, что это совершенно распустившиеся фсбшники и э-шники, которые таким образом зарабатывают себе премию квартальную.

Т.Фельгенгауэр Сейчас прерываемся. Особое мнение Евгении Альбац скоро продолжится.

НОВОСТИ

Т.Фельгенгауэр Продолжаем. Это особое мнение главного редактора журнала «The New Times» Евгении Альбац, интервью ведет Татьяна Фельгенгауэр. Хотели вы добавить пару слов по поводу…

Е.Альбац Да. Вот, я очень… Просто мне кажется, это важно сказать.

Всё время приходится слышать, ну, помимо всякой лабуды на тему, что у них не было журналистской аккредитации или они не зарегистрировались в посольстве и так далее… Ну, это вообще про это надо забыть: никто и никогда не регистрируется ни в каком посольстве, тем более если ты едешь выяснять, что твое российское государство делает в этом богом забытом краю. Но самое потрясающее – это то, что, значит, гневно говорится: «Они поехали туда за длинным рублем, они поехали зарабатывать деньги».

Дорогие мои, профессия журналиста предполагает, что мы за это получаем деньги, простите великодушно. Мы этим, действительно, зарабатываем деньги, журналистикой. это наша профессия. А как иначе?

Более того, когда я вам скажу, когда у меня автор мне говорит «Нет-нет, Евгения Марковна. Вы знаете, не надо платить мне гонорар», я говорю «Секундочку. Если вы не получаете у меня гонорар, значит, у вас есть на стороне какой-то интерес. И об этом речи быть не может. Тогда я не буду это публиковать. Значит, я не знаю, что это, заказуха или что?»

Обязательно ты обязан платить гонорар автору, потому что это самая опасная вещь, когда приходит человек и говорит «Ой, вы знаете, у меня чудесный для вас есть материал, но мне не надо платить деньги». И ты задаешься вопросом: а кто ж вам тогда платит деньги?

Так вот, еще раз. Да, мы едем на войну в том числе для того, чтобы заработать деньги.

Т.Фельгенгауэр Алексей Навальный сегодня объявил о том, что хочет провести и всех созывает на новую всероссийскую акцию. 9-го сентября как раз выборы в разных регионах, в том числе в Москве, и считает, что это будет отличная дата для того, чтобы против повышения пенсионного возраста и против пенсионной реформы выйти на улицы. Но там ЦИК уже сказал, что это всё незаконно. А Навальный уже успел ответить, что это всё глупости и надо выходить. Зачем?

Е.Альбац: Навальный поступает очень разумно, абсолютно рационально

Е.Альбац Ну, как зачем? Я думаю, что тема пенсионной реформы – она очень волнует самых разных людей. Я считаю, что никакой реформы там нет – я много раз об этом говорила. Это безумно несправедливая история.

Вот, не надо мне рассказывать ни про какую экономику. Если вы оставляете огромный пласт людей в погонах, которые могут уходить на пенсию в 43 года, у которых специальные пенсии, депутаты, которые получают 70% от своей там зарплаты в 480 тысяч, пенсия и так далее, и так далее, то, ребят, не надо мне говорить про пенсионную реформу. Вы сначала решите вопрос с этими бесконечными льготниками в погонах, а потом отнимайте у людей то, что они заработали (и так копейки). Вот и всё.

Поэтому мне кажется… А как? Навальный – политик. А как он может этого не делать? Было бы странно, если бы Навальный сейчас бы сказал бы «Давайте мы теперь будем 9-го сентября высаживать цветы».

Т.Фельгенгауэр Ну, меня-то как раз заинтересовала дата, что он предлагает выходить в день, когда выборы.

Е.Альбац А я не знаю, это против?.. Я, честно говоря, не успела посмотреть закон.

Т.Фельгенгауэр Нет, это уже вопрос не в том, что это законно или не законно, а в том, что и так будет очень много полиции на улицах.

Е.Альбац Тань, ну а что? Это же понятно, что власть сейчас постарается мобилизовать всех, кого можно. Потому что тому же Собянину надо, чтобы, вот, ну, не 76%, как у Путина (не будем зарываться), но хорошо бы, чтобы было близко к 70%, чтобы можно было всегда сказать, что меня не любят ничуть не меньше Владимира… Чуть меньше, конечно, Владимир Владимирович, чем вас, но, все-таки, москвичи за меня.

Поэтому понятно, что будет мобилизация. Ну и да. И чего? Значит, люди будут в Москве или, там, в других местах. Правильно. Опять мне кажется, что Навальный поступает очень разумно, абсолютно рационально. Он экономит свои издержки, поскольку понимает, что власть и так истратит невероятное количество денег. Я пропускаю слово, которое я бы тут сказала бы в другой обстановке. И хочет за деньги власти собрать как можно больше людей. Очень рационально.

Е.Альбац: Меня интересует, почему вдруг такие появились интересы в ЦАР

Т.Фельгенгауэр Очень много вопросов про ситуацию вокруг США: санкции, Европа, Иран, вот это вот всё. Ну, понятно, что повод в том, что вчера вступила в силу новая порция санкций. Евросоюз, ну, не то, чтобы бьется в истерике, но рассказывает, что сейчас они примут специальные меры, чтобы их эти санкции не коснулись. И Дональд Трамп уже очень жестко сказал, что «Нет-нет, друзья. Значит, либо вы дружите с Ираном, либо до свидания, бизнес». Что вообще будет-то со всем этим? Понятно, что санкции, видимо, эффективны.

Е.Альбац Ну, они были очень эффективны. Как мы знаем, что именно санкции, в общем, поставили иранских клериков на колени и заставили отказаться от ядерной программы. Они были очень эффективны.

Это два совершенно разных подхода. Есть подход, который привел Обаму и европейцев к заключению договора с Ираном, который говорит о том, что… Обама говорил, что лучше мы сейчас как-то с ними начнем разговаривать и остановим или хотя бы будем контролировать то, что они у себя делают, чем мы будем продолжать санкции, а они будут втихаря, значит, в горах, под горами и так далее, как было в свое время с Ахмадинеджадом, продолжать разрабатывать оружие массового поражения.

Это две разные совершенно точки зрения. Есть сторонники и той, и другой точек зрения.

Что по этому поводу говорит Дональд Трамп в отношении европейцев, в общем, совершенно не релевантно. Ну, говорит. Но вы знаете, Дональд Трамп, президент США каждый божий день в Twitter’е чего-нибудь пишет.

Т.Фельгенгауэр Но любопытно, что, с одной стороны, действительно, Дональд Трамп чего-то там да напишет обязательно, а то еще и с Владимиром Путиным встретится, а то там с Ким Чен Ыном как-то заругается. Но параллельно вот сюда, например, прилетает в Москву сенатор Пол и прям хочет дружить, что не мешает внутри…

Е.Альбац Слушайте, кого волнует сенатор Пол? Это в России, куда давно уже не приезжали сенаторы…

Т.Фельгенгауэр Все радуются.

Е.Альбац Послушайте, никого не волнует сенатор…

Т.Фельгенгауэр Да все информационные агентства просто завалены.

Е.Альбац Никого он не волнует.

Т.Фельгенгауэр Нет?

Е.Альбац Вы меня простите великодушно, но вот это какая-то такая провинциальная реакция провинциальной страны, которая давно уже находится где-то там на обочине мира и которая радуется, что сюда заехал какой-то там сенатор.

Т.Фельгенгауэр Еще и Стивен Сигал будет спецпредставителем.

Е.Альбац И Стивен Сигал будет… Да, я знаю, в фильмах такой: он машет всё время руками. Он всех умудряется побить.

Т.Фельгенгауэр Ну, может быть, это такой тонкий троллинг со стороны Российской Федерации? Нет? Или?..

Е.Альбац Я не знаю, Таня. У меня нету никакого мнения на этот счет.

Т.Фельгенгауэр Если говорить о внутриамериканских делах, вот есть Дональд Трамп со своим видением того, что происходит, есть спецпрокурор Мюллер, который продолжает долбить и мы смотрим, что и как. Американские институты победят своего президента?

Е.Альбац Нет, они не должны победить своего президента. Американские институты должны сохранить институт президентства как институт, а не как форму правления одного человека. Вот, в нашей стране институт президентства совершенно разрушен. И в результате…

Вот, мы с вами задаемся вопросом «А если не Путин, то кто?» Вот это классический признак того, что институт разрушен. Потому что институту совершенно плевать, какое имя. Есть президент, и периодически там меняются разные фамилии.

Е.Альбац: Наша профессия – исполнять конституционное право людей на правду

Поэтому очень важно, чтобы институт президентства… Чтобы это был не институт президентства имени Дональда Трампа, а чтобы сохранился институт президентства. И чтобы сохранился принцип, который существует в президентских республиках, а именно разделение властей, да? Когда все ветви власти, 3 ветви власти друг друга контролируют.

Сумеет ли Дональд Трамп разрушить иммунную систему американской демократии? Я думаю, что мы видим, что нет. Во всяком случае, мы видим сейчас, что СМИ ему очень хорошо противостоят. И Конгресс, который контролирует каждый его шаг. Посмотрим, что будет с Верховным судом, посмотрим, что будет с расследованием спецпрокурора Мюллера.

Но ответ на этот вопрос мы более или менее получим в ноябре 2018 года, когда будут перевыборы в Палату представителей и в Сенат (ну, там части конгрессменов и сенаторов). Мы будем понимать, что происходит, насколько граждане США чувствуют необходимость контролировать Трампа, в том числе и тем, чтобы другая, оппозиционная партия, демократы могли контролировать Конгресс. Это будет более-менее понятно.

Т.Фельгенгауэр Посмотрим. Интересно. Потому что выглядит со стороны… Хотя, тут тоже, наверное, надо… Теперь же главный аргумент у Трампа и его сторонников – «Вы всё фейкньюс». Тут даже невозможно вести никакой разговор.

Е.Альбац Это правда. Тань, но надо сказать, что Трампу еще безумно повезло, что вот те шаги в экономике, которые были сделаны Обамой, во времена Барака Обамы, сейчас они приносят… Америка так хорошо растет (там 4%, фантастика просто какая-то). Хотя, надо отдать тоже должное Трампу, что он провел налоговую реформу, которая, очевидно, способствовала экономическому росту. Большие монополии, такие как Apple, например, или Amazon, они стали возвращать из оффшоров и из других юрисдикций деньги, и там собираются… Там Amazon будет строить новый кампус, Apple будет строить новый кампус и так далее. При этом увеличивается государственный долг США.

Но безработица меньше, создаются новые и новые рабочие места. Это, конечно, очень положительно… Как известно, в США и как вообще в мире экономика имеет очень большое влияние на то, как люди голосуют. Да?

Т.Фельгенгауэр Но не в России. Извините, вырвалось.

Е.Альбац Ну, в России люди не голосуют, они никого не выбирают – это же всё… Это же имитация и голосования, и выборов, и кандидатов, и всего остального, да? А там, где это не имитация, где это реальная вещь, конечно, когда… Это чрезвычайно важно, когда создаются рабочие места, когда люди могут заработать деньги, могут обеспечить.

Е.Альбац: Мы не можем опубликовать фотографию, где стоят Гитлер, Гиммлер. Это абсурд!

Ведь, это, понимаете, вот… Амартия Сен говорил «Для чего нужна свобода? Помочь себе и помочь другим». Вот это классика демократической страны.

Т.Фельгенгауэр Спасибо большое. Главный редактор журнала «The New Times». Журнал пока на каникулах, но скоро вернется, сайт «The New Times» в вашем полном распоряжении. Евгении Альбац говорю большое спасибо. Эфир для вас вела Татьяна Фельгенгауэр. До свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире