'Вопросы к интервью

А.Нарышкин Всем здравствуйте! Алексей Нарышкин у микрофона, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» и телеканала RTVI «Особое мнение» (программа). Ждем Станислава Белковского, а пока что Алексей Венедиктов, главный редактор «Эха». Приветствую вас.

А.Венедиктов Добрый вечер.

А.Нарышкин А что за история такая с извинениями в адрес Путина? Вы перед Путиным извиняетесь? За что? Вот, только что по новостям прошло.

А.Венедиктов Ну да. Собственно говоря, я напомню, что в начале июня Путин на прямой линии впрямую сказал, что «Эхо Москвы» финансируется Газпромом. И я тогда в мягкой форме выразил недоумение, потому что никаких сведений о финансировании Газпромом «Эха Москвы» не было.

После этого, то есть в ходе этого… Мы знали, что… Короче, Путин был прав, а я нет, потому что генеральный директор взяла кредит за спиной миноритариев, и кредитом можно считать финансирование. Да? Собственно говоря, он возвратный кредит, там двузначный процент, надо будет отдавать. Но получилось, что я подверг сомнению, мягко говоря (на самом деле, возразил президенту). Неправильно. Президент знал лучше, что происходит у меня под носом в «Эхо Москвы», в ЗАО «Эхо Москвы», чем я сам как член Совета директоров.

А.Нарышкин Но вас дезинформировали.

А.Венедиктов Меня не проинформировали, я бы сказал так. Хотя, должны были, потому что я не только главный редактор, я член Совета директоров и я представитель миноритариев, у которых 34%, там 33 с лишним процента «Эха Москвы».

И в этой связи там какой смысл мне тогда сидеть в Совете директоров? Я ушел из Совета директоров. Катя Годлина, мой заместитель будет там представлять миноритариев, а я сосредоточусь на работе радиостанции.

Но вообще это унизительно, да? Сколько раз я публично вступал в полемику с Путиным, с политикой Путина, и всегда я был уверен в том, что то, что я говорю, отражает как минимум факты, как максимум факты и мое мнение. В данном случае, если у тебя факты противоречат, ты можешь только извиняться за то, что ты публично опроверг это. Хотя, это не так.

А.Нарышкин Генеральный директор «Эха Москвы» подставила главного редактора «Эха Москвы».

А.Венедиктов Ну, знаешь, не первый и не последний раз. Но история в моих отношениях с президентом, а не в отношениях с генеральным директором. То есть это мы разберемся. А то, что я в публичной зоне оказался абсолютно не прав впервые, стопроцентно не прав… Вот, впервые стопроцентно не прав в публичном отношении с президентом (не важно там, Ельциным, Путиным, Горбачевым). Да? Это унизительно, конечно, и поэтому я решил, что в Совете директоров меня не будет.

А.Нарышкин А реакция из Кремля уже последовала? Извинения приняты?

А.Венедиктов: Президент знал лучше, что происходит в ЗАО «Эхо Москвы», чем я сам как член Совета директоров

А.Венедиктов Нет… Во-первых, я еще не извинился. То есть я сейчас извиняюсь, да? Я написал Дмитрию Пескову в Телеграм-канале, что я вынужден извиниться. «Извини: президент был прав, а я нет». Ну, это ж правда, да? Знаешь, поскользнуться на таком камешке, продолжая критиковать президента по его политике (там, внутренней политике, по его политике на Украине, Крыму и так далее), и вот на таком мелком камешке, собственно, по зоне, где я отвечаю (а я реально отвечаю, да?), где я ответственный в ЗАО «Эхо Москвы»... Повторяю, главный редактор, член Совета директоров, представитель трети акционеров и я вдруг, вот, офф, да? Ну, а что мне остается делать? Только извиниться.

А.Нарышкин Но получается, Венедиктов не такой уж и безупречный в представлении критиков.

А.Венедиктов А получается, что Венедиктов не такой-то безупречный и в представлении наших слушателей, что не знаешь, что у тебя под носом творится. Что ты можешь знать, что у тебя творится в стране, там, или в мире, или в космосе, например?

А.Нарышкин Куда ты лезешь?

А.Венедиктов Куда ты лезешь, совершенно верно. Ну вот и, конечно, так.

Но я всегда считал, что признание своей там ошибки, неосведомленности, как угодно, это позиция силы. В этом смысле я сильный человек и я не стесняюсь это признать.

А.Нарышкин А если мы говорим о радиостанции. Вот эти вот кредиты с двузначными процентами…

А.Венедиктов Ну, это… Слушай… Да?

А.Нарышкин Не, ну слушайте, тревожно. Все-таки, мы работаем здесь.

А.Венедиктов Нет, а что вы не знаете? Вы зарплату получаете?

А.Нарышкин Да.

А.Венедиктов Ну и всё. И работайте. А дальше будет мое дело как представителя миноритарных акционеров, как главного редактора находиться во взаимодействии с генеральным директором и с Советом директоров, и с акционером для того, чтобы продолжать эту работу.

Но еще раз повторю, я считаю как акционер, что «Эхо Москвы» может зарабатывать и жить без кредитов. Еще раз напоминаю, кредиты возвратные и процентные. Двузначная цифра. То есть если ты берешь кредит и он у тебя лежит, денежки капают банку, а не тебе. А ты только расходуешь (даже на кредиты обслуживаешь).

Я понимаю, что да, в стране тяжело и так далее, и так далее. Но поскольку доля «Эха Москвы» на рынке не падает, а рекламный рынок радио стабилизировался, я не вижу никаких причин, что если мы, начиная там с 93-го, когда стали считать уже там, были доходы, то последние 3 года с Михаилом Юрьевичем Лесиным и новым генеральным директором, да, мы стали не доходны, как мало говоря. Поэтому и кредиты. Это, значит, неправильная политика рекламной службы.

А.Нарышкин Какие-то перспективы смены генерального директора?..

А.Венедиктов Нет, нету никаких. Мы дважды ставили вопрос, мы голосовали против ее переназначения в июне, когда истек ее контракт, и поставили вопрос о снятии ее… Нет, в мае. Нет, дважды: в июне, 15-го июня и на собрании 28-го июня. Но мы не были поддержаны большинством Совета директоров. Ну, вот. В меньшинстве.

Так бывает. Это их право, я хочу сказать, это абсолютно их право (акционеров). Но они должны понимать, что человек приводит к дефициту. Я не хочу сейчас разговаривать про генерального директора, я хочу говорить про Путина. Да?

А.Венедиктов: Это унизительно, конечно, и поэтому я решил, что в Совете директоров меня не будет

Значит, она привела к дефициту, в результате… Эта вещь поправимая, но такой дэмедж перед президентом… Да перед всей страной! Эту прямую линию смотрело сколько миллионов человек? Да? Это просто демедж «Эху Москвы», на самом деле.

А.Нарышкин Ну хорошо. Вот, если мы возвращаемся к Путину, ваша стратегия теперь? Каяться постоянно в каждом эфире?

А.Венедиктов Почему каяться? Нет. Я извинюсь и извинюсь, и дальше надо работать и зарабатывать. И я благодарен тем рекламодателям, многочисленным рекламодателям, которые продолжают свои рекламы, тем более, что, скажем, в Москве… Вот, мы посмотрели сейчас за полгода. В Москве из 54-х радиостанций мы на 4-5-м местах (там месяц гуляет), 800-900 тысяч слушателей каждый день. А среди информационных радиостанций мы чуть ниже «Вестей» стоим при их раскрутке, да? Чуть-чуть ниже «Вестей». Но «Вести»-то – они на федеральном бюджете, а мы-то нет. Ну, вот. Просто надо лучше работать. Я считаю, что отвечать должны мы, а не посторонние.

А.Нарышкин А инициативы, которые периодически от миноритариев исходят, по выкупу у Газпрома?

А.Венедиктов Ну, Газпром нам четко сказал, что они этого делать не будут. Это закрытое акционерное общество. Я могу сказать, что я предлагал «Тогда выкупайте у нас». Но сейчас я даже этого предложить не могу, потому что акции упали в цене в результате этих кредитов! Моя доля упала в цене. Меня, собственно говоря, разорили как акционера. Поэтому я даже сейчас, если предложу, мне предложат такую цену, на которую я не соглашусь. Вот, собственно, и всё.

Слушай, наша задача – работать на слушателей. Им совершенно не важно, какой у нас бюджет, какие у вас и у меня зарплаты. И им важно получать продукт. Продукт – это новости, это дискуссии и это мнения (опинион), да? И, вот, вот это мы должны обеспечивать вне зависимости от всех этих вещей. Ну, конечно, нам 100 раз будут напоминать, как мы были не правы перед Путиным один раз. Да? И это, конечно, снижает, так, уровень доверия.

Ну, я могу уверить наших радиослушателей и телезрителей: ничего не снижено будет. Мы этот эпизод пройдем, и пойдем дальше.

А.Нарышкин Спасибо. Алексей Венедиктов, главный редактор «Эха Москвы». Сейчас как раз, если вы позволите, рокировку небольшую сделаем. Станислав Белковский, все-таки, уже пришел. И перейдем к… Рукопожатие у нас в студии. Станислав, давайте смелее. Алексея Венедиктова благодарим, желаем всяческих успехов.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире