'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 07 июня 2018, 17:08

О. БычковаДобрый вечер. Это программа «Особое мнение». У микрофона Ольга Бычкова. С особым мнением Виктор Шендерович. Добрый вечер.

В.ШендеровичДобрый вечер.

О. БычковаИ давай мы сейчас на какое-то время отставим все политические всякие прочие события и темы. Которые у нас сегодня есть в большом количестве. Но начнем мы совершенно с другого и очень важного. А ты был знаком, был ли ты, вернее, знаком с Кирой Муратовой?

В.ШендеровичЛично – нет. Ну, так сказать, совместное пребывание когда-то на «Кинотавре» не считается, разумеется, за знакомство. Нет. Не был знаком с Кирой Муратовой. Но, как многие, был хорошо знаком с ее фильмами — и, конечно, это режиссер совершенно мирового класса как мне кажется. Режиссер — это как в литературе, когда ты по строчке узнаешь автора…

О. БычковаЭто удивительно для кино.

В.ШендеровичВ кино, когда ты узнаешь по кадру… Я думаю, что после «Астенического синдрома» — на стыке клоунады и смертной тоски, и воя, и отчаяния…

О. БычковаИ при этом ты четко понимаешь, что это ровно про жизнь.

В.ШендеровичДа, да.

О. БычковаЭто не сказка.

В.ШендеровичИменно, именно. И те, кому казалось, что Муратова гиперболизирует, они просто в жизнь давно не выходили. Но этот стык, — конечно, она гений была интонации. В лучших вещах, в «Астеническом синдроме», в частности, этот стык… Это очень легко формально нашинковать как винегрет и свалить все вместе. Но чтобы это было цельное, сплавилось в единую интонацию, — каждый раз уникальный случай. Потому что есть люди с уникальной авторской интонацией. Вот в случае с Кирой Муратовой, конечно, абсолютно уникальная авторская интонация. И вот этот стык — это очень острое лезвие. На нем очень сложно не порезаться. Этот стык — ее стык, муратовский стык «Астенического синдрома». На мой вкус, лучшего ее фильма, вот клоунада вместе с таким плачем. И все вместе. И очень цельно. И очень ясно. Великий режиссер — и нам было счастье быть ее современниками.

О. БычковаОна какой-то удивительной совершенно с какой-нибудь необыкновенной биографией и личностью, конечно, была, невероятной. Начиная с этого совершенно какого-то невероятного бессарабского происхождения…

В.ШендеровичДа, да.

О. БычковаУдивительной совершенно траектории жизни.

В.ШендеровичТраектория жизни, она… Это я часто цитирую толстовское: про числитель и знаменатель. О том, что каждый человек это дробь, где в числителе — то, что из себя представляет, а в знаменателе – то, чем хочет казаться. И очень много даже очень талантливых людей, которые намного превосходят свое дарование в самопиаре. В шуме. В пене. Муратова — и за пределами ее, она оставалась внутри своего творчества. Ни скандалов, ничего. Мирового класса режиссер, которая жила от фильма до фильма и остановилась…

О. БычковаИ которая жила очень незаметной жизнью.

В.ШендеровичАбсолютно, ее не было за пределами…

О. БычковаЯ ее видела тоже несколько раз в каких-то публичных местах, ее как бы даже было не очень легко заметить.

В.ШендеровичНу, конечно.

О. БычковаНе потому что она была какая-то невзрачная, а просто…

В.ШендеровичОчень даже не невзрачная!

О. БычковаДа, абсолютно. А просто потому что человек совершенно не был озабочен тем, что он там…

В.ШендеровичОна ушла внутрь.

О. Бычкова… выставляет на витрину.

В.ШендеровичДа, ее витрина — вот «Астенический синдром», ее было очень заметно в кино. Она создала язык, и мало про кого это можно сказать. Светлая память, огромная жизнь. И дальше будет происходить то, о чем, увы, приходится время от времени, после каждой смерти какого-нибудь выдающегося человека — говорить, вспоминать ахматовское: когда человек умирает, изменяются его портреты. Потому что — ну современник и современник, можно было в Одессу приехать, подстеречь. «Кинотавр». Это все прошло.

О. БычковаИ вдруг внезапно выясняется, что нет.

В.ШендеровичИ вдруг выясняется — и чем дальше будет, тем яснее будет становиться, собственно, объем личности. И того, что она сделала в кино.

О. БычковаДа, это как раз тот случай, когда вдруг обнаруживаешь, что человеку 80 с лишним лет.

В.ШендеровичЭто неожиданно.

О. БычковаДа, и этот уход кажется преждевременным все равно. Хотя это, в общем, такой возраст не маленький. И жизнь не короткая.

В.ШендеровичА уход таких людей всегда преждевременный.

О. БычковаДа, это какая-то такая украинско-российская рифма через все это проходит. Скажи.

В.ШендеровичДа, но она была, раз ты об этом заговорила — она была ясным противником, внятным противником агрессии на Украине. Она вот такая русская, и вот такая часть русского — и в том числе советского…

О. БычковаИ очень советское, и очень антисоветское одновременно.

В.ШендеровичОна антисоветская интонационно была. Но советская по происхождению! Геройски погибший отец — да, абсолютно коммунистическое происхождение. А то, что запрещали «Короткие встречи» (1967, кажется, года — с Высоцким, и молодой совсем Руслановой) — там же не было, собственно, антисоветского ничего. Это просто было по интонации, просто было про жизнь. Не про строительство коммунизма, а про жизнь. Про людей. Была безукоризненно точная и честная интонация. И этого было достаточно для того, чтобы это стало антисоветским.

О. БычковаНу потому что да, потому что советская власть, советская цензура и советская реальность очень тонко чувствовала эти эстетические разногласия с собой.

В.ШендеровичДа, да. И они ее раздражали едва ли ни сильнее, чем…

О. БычковаОна прямо их улавливала.

В.Шендерович: Они сами пропахли все Путиным

В.Шендерович…собственно прямые высказывания.

О. БычковаСловесные.

В.ШендеровичВ этом смысле дело Бродского было такой лакмусовой бумажкой ясной. Ведь Бродский не написал вообще ничего плохого про советскую власть. Он ее просто как-то не очень замечал. Не знал, как выглядит Мжаванадзе. Известный случай, когда он увидел на 1 мая портрет грузинского лидера, сказал: вот мужчина, похожий на Уильяма Блейка. Он знал, как выглядит Уильям Блейк, как Мжаванадзе – не знал. И конечно, советская власть, как любая женщина, не прощала, прежде всего, безразличия. Это просто невыносимо для нее, что ее просто не замечают. Вот живет человек — и живет. Муратова, конечно, замечала. Но вот «Короткие встречи» — это образец безошибочной просто честной человеческой интонации. Она снимала про людей. Замечательно.

О. БычковаА я не знаю, «Короткие встречи» или «Астенический синдром» на самом деле.

В.Шендерович«Астенический синдром» как язык…

О. БычковаПонятно, что обе, разумеется.

В.ШендеровичА почему мы должны выбирать? Это развитие языка. Конечно, «Астенический синдром» как язык, как киноязык, — конечно, останется именно этим фильмом, я думаю.

О. БычковаДавай спрошу дальше про российско-украинские эти все судороги.

В.ШендеровичТо есть от Муратовой прямо к Ефремову?

О. БычковаА мне хочется оставить открытой просто эту главу про Муратову. Этот абзац в нашем разговоре. Как бы не ставить там никаких точек, не говорить никакие другие слова. Потому что это все равно все остается в результате в нашей реальной жизни. Там достань видео на любом носителе и посмотри «Астенический синдром»… И как бы никто не умер в действительности.

В.ШендеровичОчень интересно, кстати, как это будет смотреть поколение моей дочери. Как это для них? Как для нас – понятно, потому что там попадала каждая… все отзывалось. Как это сегодня смотрится, это очень интересно.

О. БычковаНадо провести такие эксперименты с детьми.

В.ШендеровичЭто интересно, посадить детей за «Астенический синдром». И спросить: чего поняли, чего почувствовали?

О. БычковаМне кажется, что такой язык, киноязык, обращенный очень внутрь человека, он должен находить зрителей.

В.ШендеровичНиколай Глазков — я люблю цитировать: «Рассчитывая на успех, желая отразить эпоху, поэт сложил стихи для всех. Жена прочла, сказала: плохо! Тогда одной своей жене поэт сложил стихи другие. И оказалось: всей стране потребны именно такие!» Любимейшее из Николая Глазкова. Человек пишет, человек снимает — про себя. Пишет про себя. Но если там действительно есть божий дар, если найден язык, то потом обнаруживается, что — всей стране «потребны именно такие». И Кира Муратова, которая занималась собой и говорила о том, что ее волнует и беспокоит, поразительным образом попала в резонанс с большими «нами».

О. БычковаС тобой и со мной.

В.ШендеровичНу как минимум. Скромно скажу.

О. БычковаЭто правда. Скажи мне, пожалуйста, как ты смотришь на эту историю с Михаилом Ефремовым.

В.ШендеровичВ чем история-то?

О. БычковаИстория в том…

В.ШендеровичИстория не в том, что он сказал. Если бы это сказал депутат ГД или министр, я бы понял тогда размер и температуру кипежа. Это сказал — артист. Сказал — в шутку. Государственный уровень обсуждения этого указывает на мышиный уровень происходящего. То, что – Госдума! одни шумят, Кобзон вступается. Большие обсуждения. Того, что частный человек…

О. БычковаРуководство Крыма говорит.

В.ШендеровичРуководство Крыма предлагает запретить всем обсуждать всё!

О. БычковаКрымоненавистников.

В.ШендеровичДа, крымоненавистники. Почему человек, между нами говоря, почему человек, который предлагает вернуть ворованное — крымоненавистник? Может быть, он хочет снести Дом-музей Чехова?

О. БычковаНет, он не предлагал вернуть ворованное.

В.ШендеровичЧасть Крымского моста упирается…

О. БычковаОн предлагал Крымский мост.

В.ШендеровичНо он же не московский Крымский мост предлагал вернуть! Керченский.

О. БычковаОн предложил Крымский мост дать украинцам бесплатно. Чтобы они просто там брали плату за проезд.

В.ШендеровичНу, например. Слушай. Он пошутил. О чем мы говорим?

В.Шендерович: Путина не надо просить ни о чем. Уже давно. Эта интонация его развратила

О. БычковаМы – ни о чем.

В.ШендеровичЕсли уже эту шутку обсуждать так всерьез, если они сами взяли такой жанр, то я хочу сказать: предложение отдать ворованное не является крымоненавистничеством. На мой скромный персональный вкус.

О. БычковаДелаем маленькую паузу. Это Виктор Шендерович, который вернется в программу «Особое мнение».

РЕКЛАМА

О. БычковаМы продолжаем программу «Особое мнение». Скажи, пожалуйста, что особенно тебя перепахало из сегодняшних ответов президента на вопросы.

В.ШендеровичТы знаешь, Владимир Владимирович не Лев Николаевич. Он меня не перепахал. Он вообще не пашет. Это про другое… Я по Интернету, разумеется, прослеживал,  -Интернет выбрасывал немедленно самые какие-то выдающиеся цитаты. Одна меня вдохновила: Путин предложил персонифицировать ответственность.

О. БычковаМинистров за экономические реформы.

В.ШендеровичНо поскольку после этого заявления об уходе по собственному желанию и явки с повинной не последовало, то я понял, что он в очередной раз просто соврал. И имел в виду совсем не то, о чем я подумал. «Россия движется…  — это я цитирую из того, что меня перепахало…

О. БычковаЕсли ты сказал не то, о чем ты подумал, то это значит ты соврал.

В.ШендеровичНет, персонифицировать ответственность — это персонифицировать ответственность! Точка, в которой находится Россия после 18 лет жизни под ним, — мне кажется, эта точка относится просто… для министров — это все подробности. Кто назначил этих министров, кто вообще все это сделал? Кто развязал войны и так далее. Ну бог с ним. «Россия движется в сторону полосы устойчивого белого цвета». Это я по поводу выдающихся цитат.

О. БычковаНо это тонко.

В.ШендеровичЯ уже написал, что он поскромничал: Россия не просто движется, она пересекла двойную белую сплошную — и несется по встречке, давя окрестные народы.

О. Бычкова50 оттенков белого.

В.Шендерович50 оттенков белого — да, на встречной полосе. Опять пообещал удвоить рост экономики. Тут ведь что интересно. Как у Джерома: мы эту булочку уже проходили. По этому лабиринту мы ходили; эту булочку я вижу в 18-й раз. Если не больше. Она зачерствела, эта булочка. Опять рост экономики. И никто не спросит его: Владимир Владимирович, а как обстоит дело с удвоением ВВП к 2013-му году? Как сказано у Жванецкого: «Жора, вы еще за то не отсидели, зачем опять кипятитесь». По счастью для Путина, он имеет дело с народом, который не привык вообще сверять; никто не спросит: подождите, подождите, вот вы что-то говорили… Никто не сверит — все, разинув варежку, слушают, что он теперь положит в эту варежку. Что он теперь пообещает? А сверить предыдущие обещания с исполнением? Лениво. Как насчет превращения Чечни в конкурента швейцарских Альп? Что у нас…

О. БычковаНо мы не были с тобой в Чечне. Мы не знаем, может быть там действительно уже Альпы нервно курят.

В.ШендеровичЯ был в Альпах — они не опустели. Что у нас с уровнем жизни, с социальными гарантиями? Как у нас обстоят дела с квартирами ветеранов войны. Или ждать столетия победы? Ну и так далее. Какой уровень коррупции? Мы уже уделали Уганду — или еще на уровне Габона? Ответов нет на эти вопросы публично. Он как ни в чем ни бывало, начинает разговаривать — каждый раз с ноля. И каждый раз новой группе ясельных телезрителей говорят: вот этот дядя сейчас вам расскажет. И они слушают этого дядю. 18 лет он уже разговаривает! Можно уже… Я про это уже говорил. Понимаешь, какая штука: слова очень важны — вначале. На уровне слов: вот, мы знакомимся и — ворд-контроль. Бывает фейс-контроль, дресс-контроль…

О. БычковаСамопрезентация.

В.ШендеровичДа. Самопрезентация идет какая-то. Самопрезентация. Чего-то человек говорит. Это очень интересно, что он говорит. Что-то можно понять по словарному запасу, по цитатам. Но с какого-то момента мы судим про человека, которого знаем давно, — по следу. Нам не так интересно, что он сказал; за человеком остается след. Который называется — репутация. Вот, говорим: Сергей Адамович Ковалев – след. Мы говорим: Иосиф Давыдович Кобзон – след. Это не комментируется. То есть комментировать можно, но след не отменяемый. Он такой, а не другой! Так вот, слова он говорит давно; след уже остался довольно внятный. Ты знаешь, если я предложу дорогим радиослушателям почитать то, что говорил Гитлер, они будут приятно удивлены! Там сплошная борьба за мир, забота о простых людях, об экономике Германии. Забота о нации. Противостояние враждебному окружению. Заговору. Не может оставить нацию на произвол судьбы, разумеется…

О. БычковаА чего Гитлер, зачем так далеко ходить. Все говорят примерно одно и то же.

В.ШендеровичСекундочку. След разный! Черчилль тоже мог говорить это, но след разный. От Черчилля — и от Гитлера. Так вот, с какого-то момента совершенно неважно, что человек говорит, — остается след. За Гитлером, при всех словах о заботе о немецком народе, — след: Германия, разрушенная вдрызг, Вторая мировая война, концлагеря, десятки миллионов убитых. След остался. И никому неинтересно, как минимум с 1939-го года уже не интересно, что говорит Гитлер! В 1933-34 — любопытно послушать. В 1939-м – не интересно. С 2014 года мне кажется совершенно не интересным, что говорит Путин. С 2014 года Россия — изгой, международный агрессор. Мы выброшены из цивилизованного мира. Экономика стагнирует, и это лучший вариант, что стагнирует, а не рушится. Инвестиций никаких не будет. Мозги утекают. Капиталы утекают. Уровень коррупции сечинско-габонский. Все очевидно. По-другому не будет при Путине. Какая к черту разница, что он скажет! Референты ему сейчас подсказали цитаты: Эйнштейн, Грибоедов. Референты постарались. Интеллигентных цитат набрали. Какой к дьяволу Грибоедов? Какая разница, что он процитировал Грибоедова.

О. БычковаСкажи, а почему тогда из года в год тысячи миллионов, миллиардов вопросов ему все время пишут люди.

В.ШендеровичРабы. «Нация рабов. Сверху донизу все рабы». Это не я, это Чернышевский.

О. БычковаЭто простой очень ответ

В.ШендеровичПростой ответ. Но если говорить о суммарном знаменателе, то — именно этот. Потому что свободные люди спрашивают со своего менеджмента. Мы видели свободного журналиста австрийского, который разговаривал с Путиным. Мы видели, как ведут себя свободные люди. Сравни с Клейменовым. Просто боди-контроль! Сравни тело австрийского журналиста при беседе с Путиным и тело Клейменова.

О. БычковаМожно я не буду сравнивать.

В.ШендеровичА нечего там сравнивать.

О. БычковаТела посторонних мужчин.

В.ШендеровичНет, нет, они вполне нам родные. По крайней мере, одно. Поймите меня правильно. Поэтому — мы не привыкли спрашивать с них. Не привыкли ставить его в положение отвечающего. Не привыкли тыкать его носом в его собственную ложь. Заставлять оправдываться. Чтобы у него бегали глазки. Чтобы он не знал, куда деваться. Ему про Навального — он про Саакашвили. Помнишь с этим австрияком. Ему про Фому, а он про Ерему.

О. БычковаНет, ему там про все, что угодно, а он говорит, что у вас негров вешают.

В.ШендеровичТо, что он бесстыжий демагог, мы тоже выяснили. Тоже ничего нового. Я говорю про ожидания эти. Батюшка, царь батюшка! Не способны… нет этого в заводе, — в спине нет этой прямоты! В спине нет. Чтобы воспользоваться этим случаем для того, чтобы спросить с него. Все спрашивают… все просят, умоляют: а когда, батюшка?

О. БычковаА каким способом это можно сделать?

В.ШендеровичПутем ежедневного объяснения, желательно не на «Эхо Москвы», а с Первого, Второго канала. Много лет подряд.

О. БычковаЯ понимаю. Я о конкретной истории совершенно. Вот его спросили, например, у него был вопрос: будут ли менять Вышинского на Сенцова. И он сказал, что не думал о таком обмене, потому что Вышинский как журналист арестован…

В.ШендеровичЗачем ты мне это рассказываешь?

В.Шендерович: У Киры Муратовой была безукоризненно точная и честная интонация

О. БычковаА Сенцов как террорист. Я тебе это рассказываю, потому что когда, например, мы говорим о таких историях как это дело Сенцова чудовищное совершенно, и человек уже 25-й день сегодня голодает. Вот выясняется, что единственный вообще человек, который что-то может нам этот счет сказать и к которому, в конечном счете, все обращаются – это как раз президент Путин.

В.ШендеровичОля, зачем тебе, что он скажет? Зачем тебе его мнение о том, что он скажет. Что мы бы с тобой… — вот я не знал этого ответа; что — я бы его дословно тебе не сказал? Что Вышинский журналист, а этот террорист? Что — эту ботву мы бы не смогли сами за него. Мы знаем, как он ответит. Он может его освободить…

О. БычковаТем не менее, мы вынуждены задавать этот вопрос и внимательно слушать ответ.

В.ШендеровичНет, не от нашего вопроса зависит судьба Сенцова! А от степени давления на этих номенклатурных негодяев. От степени давления. Я уже говорил здесь два раза. Потому что голодает, действительно, четвертую неделю.

О. БычковаА как можно надавить на номенклатурных негодяев. Им твое давление – комариный укус.

В.ШендеровичМое – да. Если бы счет пошел на миллионы, как миленький бы среагировал. Они очень уважают числительные. Им плевать на алфавит. Они числительные уважают сильно, мы в этом убедились на Сахарова. Они очень присматриваются к числительным — и очень по-другому начинают разговаривать. И ОМОН себя по-другому ведет. С числительными. И когда выходят миллионы…

О. БычковаТо есть потому что, не могу я не сострить, потому что что-то, а считать они умеют.

В.ШендеровичСчитать они умеют! Да, и когда начинаются армянские цифры выхода на площадь — это не то, что выйдет Лев Александрович Пономарев и еще 15, с точки зрения Путина, просто умалишенных каких-то таких старичков. Значит, они очень уважают числительные. И присматриваются к ним. Мы могли бы надавить числительными, а снаружи могли бы надавить отменой чемпионата мира по футболу. Например. Но никто не отменил. Все как миленькие приедут.

О. БычковаЗнаменитые всякие писатели, мастера культуры и так далее, просто как подорванные все подписывают разные петиции. Международные.

В.ШендеровичДа, да.

О. БычковаИ что?

В.ШендеровичНет, мастера культуры… В гробу он видел мастеров культуры. Включая цитируемого Грибоедова. В гробу он их всех видел. На него действуют перспективы свои персональные, денежные. Его круга. Арест счетов возможный сильно бы увеличил шансы Сенцова! Сильно бы. Сразу тебе говорю. А деятели культуры могут подписывать что угодно.

О. БычковаНу вот Макрон там с Меркель ему то же самое говорят.

В.ШендеровичДа, еще раз. Недостаточно. Цена вопроса очень серьезная. Он понимает, как в случае с Савченко… Очень серьезный заложник. В обмен на отмену санкций — он готов. Там идет торговля, безусловно. Сделать смерть Сенцова невозможной для него политически – вот была бы задача хорошая! Чтобы он вынужден был отпускать политических заключенных. Пока мир — не будем обсуждать подробно: Меркель, не Меркель, это уже подробности. Это к политологам. Я тут в этом просто ничего не понимаю. Но мы видим, что давления недостаточно. А что там спросят — и главное, его мнении… вот он сейчас скажет, мне очень интересно его мнение о Сенцове! А то я его не знаю. Это все ботва. Которая легитимизирует его. Мы его просим о чем-то. Его не надо просить ни о чем. Уже давно. И эта интонация его развратила довольно давно. Его все просят. Все просят. От просто рядовых рабов до элиты. Все просят. И вовремя не вышли из всех президентских советов — некоторое количество приличных людей продолжают там бултыхаться. Ничего не имея возможности никакой сделать. Но — бултыхаются. И Путин как целенький, а они пропахли им. И не он пропах ими, обрати внимание! А они – им. Все наоборот. Ты знаешь, про это есть…

О. БычковаВсё, давай мы сейчас сделаем перерыв.

В.ШендеровичПауза, потом начну с байки чужой.

О. БычковаЧужую байку нам обещает Виктор Шендерович в продолжение программы «Особое мнение».

НОВОСТИ

О. БычковаПродолжаем программу «Особое мнение».

В.ШендеровичТревожные новости были в перерыве.

О. БычковаОбещал нам байку рассказать.

В.ШендеровичНо сначала…

О. БычковаМы прервемся.

В.ШендеровичПотому что наш президент…

О. БычковаРаботают все радиостанции всех времен и народов.

В.ШендеровичВыяснилось, что наш президент про Вайнштейна в курсе, а про депутата Слуцкого – нет. Какой страной он руководит, ты не помнишь? Почему он в курсе про Вайнштейна, а про «единоросса» Слуцкого не в курсе? Ладно, фиг с ним. Лжет и лжет. Не впервой. А байку я обещал.

О. БычковаА что хуже: если он говорит неправду или он действительно не в курсе?

В.ШендеровичНепростой вопрос. Но я думаю, что в обоих случаях (поскольку никакого третьего варианта ты не предложила_ то в обоих вариантах его надо отдать на медицинское освидетельствование — или выгнать. В любом случае — такой человек не должен руководить ядерной державой. Который либо лжет, либо тяжело не в курсе вообще ничего. Хорошо. Неадекватен. «Мы его теряем». Но никак не потеряем. Это у Станислава Ежи Леца, которого всегда цитирую — в новых афоризмах (не скрою, что это мой перевод)…

О. БычковаСейчас ненавязчиво расскажем про новую работу…

В.ШендеровичНет, просто только одну цитату: «У всего есть конец, который, впрочем, может длиться вечно. Это я про Путина. Так вот — байка.

О. БычковаНесмешная цитата.

В.ШендеровичНесмешная, но очень точная.

О. БычковаПотому что так и есть.

В.ШендеровичДа. Именно. Байку обещал. Всех приличных людей, которые при Путине…

О. БычковаА ты помнишь, что тебе теперь надо фильтровать контент.

В.ШендеровичКонтент…

О. БычковаПрезидент сказал. Непосредственно маленькой, но гордой радиостанции.

В.ШендеровичФильтрую контент. Поэтому рассказываю чужую байку — Кнышева Андрея. По поводу наших интеллигентных людей, которые тусуются при Путине неподалеку, надеясь как-то повлиять. Байка такая. Мальчик женился на бабушке в надежде завладеть ее богатством… Не на собственной бабушке — на старенькой бабушке женился, чтобы завладеть ее богатством. На старой богатой бабушке женился! Точка. Дальше написано: «когда мальчик умер, все его игрушки достались ей». Это про всех этих, начиная с Чубайса и кончая нынешними, которые полагают, что можно как-то использовать… поближе подойти к Путину для того, чтобы демократизировать. Они сами пропахли все Путиным. А он…

О. БычковаСтранно, что ты вспомнил про Чубайса именно.

В.ШендеровичА он как живой! Нет, это я вспоминаю про «русскую армию, которая возрождалась в Чечне». Им тогда казалось всем — Чубайсу, Коху, всей этой дивной компании, что сейчас они так сказать на этом паровозе проедут в Думу, и будут экономические реформы. А тут вот Вову — назначили этого Вову, и при этом Вове они там чего-то свое будут делать. Вот — их никого нет, а Вова — вот он. Бабушка все игрушки забрала себе.

О. БычковаТы знаешь, у меня еще тут есть пара вопросов, которые связаны с тем, что говорил Путин на этой прямой линии.

В.ШендеровичТо есть никак без этого, да?

В.Шендерович: Предложение отдать ворованное не является крымоненавистничеством

О. БычковаНет?

В.ШендеровичНу, давай комментировать. Что он там еще станцевал.

О. БычковаМне, например, нравится страшно история про то, что теперь должна появиться профессия блогер. Потому что всем будет лучше, если отношения государства будут формализованы с представителями этой профессии.

В.ШендеровичВообще не понимаю, про что это. Ты понимаешь? Я знаю, кто такой блогер, я сам — он. Я только не понимаю, какое это имеет значение. Мне запретят?.. Понимаешь, я пытаюсь понять сухой остаток…

О. БычковаТы в какой пойдешь дальше, куда пойдешь, какой профсоюз. Блогеров?

В.ШендеровичЯ пойду на пенсию.

О. БычковаЛитераторов.

В.ШендеровичЯ через пару месяцев пойду на пенсию. Меня интересует только одно…

О. БычковаТебе кстати обещали не повышать пенсионный возраст.

В.ШендеровичМне? Спасибо большое. Я все-таки получу свои 11 тысяч от государства. Тут что интересно. Каждый раз, когда мне обещают улучшить жизнь, я холодею. Я только думаю: каким образом мне ее ухудшат?Мне от государства давно не надо ничего, кроме того, чтобы мне не ухудшали дальше, не выкачивали воздух, не уменьшали мою и без того маленькую зону возможностей сегодняшних. Когда государство начинает заботиться о блогерах, то я заранее холодею. Мне от них надо только одно – чтобы я их меньше видел и знал. Чтобы они не вставали между мной и моими читателями. Потому что между мной и моими телезрителями — они встали стеной! И телезрителей — нет. 80 миллионов было, напомню. Аудитория НТВ. Ну так, на секундочку. И первая телекомпания в стране была! Они меня от телезрителей отсекли. Меня только интересует (в связи с их интересом государства в блогерам): меня отсекут теперь от читателей — или у меня есть шансы. Единственное, что меня волнует.

О. БычковаИ еще там был один красивый пассаж про амнистию. Ты знаешь, что, оказывается, нет у нас такой традиции в связи с выборами президента проводить амнистию. Сказал Путин. Его спросили: будет ли.

В.ШендеровичПослушай меня, еще раз, можно я просто эту арию попугая сегодня уже больше петь не буду. Какая разница, что он сказал. Он имеет возможность любым возможным способом выпустить на волю политических заключенных. Как минимум. От Мохнаткина, про которого все давно забыли, и сидящих по прошлым делам и по 5 мая до Сенцова, Кольченко и других украинских политических заключенных. С выборами, не с выборами… Он имеет возможность в любую секунду этих людей отпустить на волю. Выпустить! Он этого не делает. Почему, по каким русским традициям, о которых он вспомнил? Может, он завтра вспомнит русскую традицию казнить на Лобном месте. Тоже была русская традиция. Царь Иван Васильевич  — отлично практиковал. Фиг с ними, с традициями — он имеет сегодня возможность уменьшить количество зла. Он его — увеличивает. Вот что важно. А как, какими словами он объяснит отсутствие добра – это уже второй вопрос.

О. БычковаА ты же футбольный болельщик.

В.ШендеровичНа всю голову.

О. БычковаНу вот скажи мне как футбольный болельщик на всю голову, вот футбол и вот это все пинание мячиков и все эти страсти стоят того, чтобы людям отключали газ…

В.ШендеровичСтоит, стоит: чтобы знали!

О. БычковаАрестовывали студентов.

В.ШендеровичСтоит, чтобы знали. Нет, вот те люди, которым газ отключают в домах, они же за Путина? Ну, отлично.

О. БычковаМы не знаем. Во-первых, в другом городе.

В.ШендеровичВЦИОМ говорит — за Путина. Шутки шутками… У меня в пьесе один персонаж говорит (старый еврей, на Брайтоне) : я за Путина, потому что так им и надо. Но это шутка. А футбол, конечно, не стоит того, чтобы людям отключали воду. Я вообще за то, чтобы спортивные праздники не проводились в странах, где есть политзаключенные. В странах, которые ведут войны захватнические.

О. БычковаГде же ты такие найдешь.

В.ШендеровичЕсть такие. На карте Европы легко ты найдешь полтора десятка стран, которые не оккупируют в настоящее время территорию других стран — и в которых нет политических заключенных. В них можно играть в футбол. В Англии, например, можно прекрасно провести этот чемпионат.

О. БычковаНе хватит стран просто.

В.ШендеровичХватит.

О. БычковаВсе время в одной и той же.

В.ШендеровичНет, вполне хватит. Десятки стран, где нет политзаключенных. Не надо повышать рейтинг палачам. Упырям. Потому что всякое спортивное соревнование — Олимпиады, чемпионат мира – это пиар. Это все азбука. Что касается самого футбола, то, в общем, все, что мы могли сделать для успешного выступления нашей сборной, мы сделали. Стадион в Санкт-Петербурге батюшка освятил — ждем, как это подействует на Мохаммеда Салаха. По-моему, это единственная надежда — на батюшку, потому что на Игнашевича с Кутеповым надежд меньше немножко. А вот — освятили стадион, может теперь у нас Салах как-то сгинет там, на этом освященном батюшкой стадионе.

О. БычковаПотому что когда, например, мы в эфире затеваем какие-то разговоры на эту тему всегда про футбол, а он уже просто на носу. Вот-вот начнется все это. То обязательно сразу обрушивается на мою голову и остальные головы тоже куча сообщений про то, что да уж потерпите несколько недель, дней, месяц пока все это длится. Ну да, будут вас тут ущучивать, будут всячески…

В.ШендеровичПослушай, еще раз…

О. БычковаМне становится стыдно, я думаю, действительно, где тут мои проблемы с пробками и проездом мимо Лужников и счастье миллионов людей.

В.Шендерович«Счастье миллионов»… Я действительно считаю: есть разные уровни проблем. Есть проблемы пробок: да, естественно, всякая Олимпиада — это небольшой ужас для города, где он проводится. Или большое соревнование. Это все понятно. Это немножко ухудшает жизнь жителей. Есть бытовой уровень. Есть уровень политический. Давай не терять тему. Потому что все эти радости футбольные, все это «месси» коллективное будут проходить в стране, где есть политические заключенные. В стране, которая ведет захватнические войны. Во славу администрации, из-за которой погибли десятки тысяч людей. Мне не кажется, что это правильно. При всей моей любви к футболу. Я с 1962-го года я смотрю, извини, чемпионаты. Первое, что я помню смутно: СССР-Чили, это 1962 год. Мне четыре года было.

О. БычковаТы неплохо сохранился.

В.ШендеровичНеплохо сохранился, да. Сборная сохранилась хуже. Надо заметить. По сравнению со временами Пономарева и Шестернева. Но — неважно. Так вот, я с удовольствием и дальше буду смотреть футбол. Я не хочу, чтобы мою любовь к футболу эксплуатировали для укрепления власти убийц. А ее эксплуатируют сейчас. Я бы с удовольствием посмотрел этот же чемпионат с этими же сборными — и даже, прости господи, с нашей — где-нибудь в тихой другой стране. Где нет политзаключенных. Вот и все. «Где имение, а где наводнение».

О. БычковаТы ведь что-то выставлял на этот аукцион, который сегодня проходит.

В.ШендеровичДа, я даже надеюсь…

О. БычковаПо инициативе «Мемориала» в «Китайском летчике».

В.ШендеровичДа, я вот собственно, видимо, туда через часик и приду. Это альбом, который я сделал с замечательной художницей Ирой Литманович: «22-й троллейбус и другие этюды». Это 30 акварелей прекрасных — и 30 моих эссе о замечательных людях, которые сделали меня мною. В диапазоне от Григория Горина до Уильяма Шекспира. 30 эссе — 30 акварелей; замечательный альбом. Искренне говорю: очень хороший альбом. И сегодня я надеюсь на какого-то очень щедрого человека, который победит на этом аукционе. Я уже говорил: мы можем довольно немного. Сегодня. Съежилось как шагреневая кожа всё, что касается общественного дыхания в России. Но то немногое, что мы можем, — это надо делать, на этом надо настаивать. И я рад, что я приду сейчас в «Китайский летчик», и там будет много хороших людей. Я на это очень надеюсь.

О. БычковаЕсли вы в Москве, то вы идите прямо через час в «Китайский летчик», там будет аукцион.

В.ШендеровичСолянка…

О. БычковаЛубянский проезд…

В.ШендеровичДа. «Китай-город».

О. БычковаЭто место известное, его…

В.Шендерович«Китайский летчик Джао Да». Приходите и купите что-нибудь — и ваши деньги пойдут…

О. БычковаВ поддержку детей политзаключенных. Это важная история.

В.ШендеровичДа, приходите, пожалуйста.

О. БычковаПриходите. Всё. Спасибо большое. Это Виктор Шендерович в программе «Особое мнение».

В.ШендеровичСпасибо.

Комментарии

194

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


sergiusthebest 09 июня 2018 | 12:00

Виктор Шендерович-это писатель с ударением на первом слоге его писательства, да и кукловод из него не получился, хотя программа "Куклы" была лучше современного бреда. Рекомендую также направить Шендеровича на психиатрическое освидетельствование


myweep2014 09 июня 2018 | 20:53

sergiusthebest: вам наверное очень скучно бывать на псхиатрическом освидетельствовании самому, поэтому жаждете компании умного человека?


drgonish 09 июня 2018 | 14:30

[Путина не надо просить ни о чем. Уже давно. Эта интонация его развратила]

Нонешних творцов развратили государственные деньги.
И правда, попробуйте не просить.


supalov 09 июня 2018 | 22:55

Предложите США вернуть Гавайские острова аборигенам. Для начала. А потом перейдите к "Закону о гуано". Да: для абсолютно "законного" захвата любого острова США было достаточно наличия на нём окаменевшего птичьего дерьма! И этот закон ещё действует. Эта тема должна быть Вам чрезвычайно близка. Вот ссылка, а то, боюсь, не найдёте: https://ru.wikipedia.org/wiki/Закон_о_гуано .


dmitry17___17 10 июня 2018 | 19:56

Не мечтай, supalov, штатам ты не нужен. Зря весь дерьмом перемазался.


supalov 10 июня 2018 | 20:51

dmitry17___17: Я так и думал, что не предложите. Кишка тонка. Разве что анонимно грубить...


dmitry17___17 10 июня 2018 | 22:26

В башке у персонажа supalov - гуано, сей персонаж не может простейший текст понять, не переврав.


supalov 11 июня 2018 | 09:18

dmitry17___17: Идите в угол, киса.


s011ma 10 июня 2018 | 12:58

Всем, кидающимся сейчас дерьмом в Шендеровича, хочу напомнить - дерьмо ваше до него не долетит, а руки ваши в дерьме останутся!


croat 12 июня 2018 | 00:32

Виктор Анатольич шикарен!

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире