'Вопросы к интервью

А. Соломин Здравствуйте. В студии «Эхо Москвы» и в эфире компании RTVi и в эфире нашего канала «Эхо Москвы» в YouTube «Особое мнение». Меня зовут Алексей Соломин. И в гостях у нас сегодня журналист Антон Красовский. Здравствуйте.

А. Красовский Здравствуйте.

А. Соломин Ну, собственно, одна из главных новостей это теперь уже твит Дональда Трампа: «Россия, готовься». Трамп готовит Россию к войне. Это заголовки российских СМИ сегодня. Есть ощущение войны? Грядущей такой.

А. Красовский У меня даже нет ощущения войны и нет ощущения Карибского кризиса. Как многие предсказывают. Я совершенно в отличие от бесконечно готового к войне, например, Евгения Примакова младшего, я не цитирую Владимира Путина с текстом «зачем нам такой мир, если в нём нет России». Потому что вдруг авианосная группировка средиземноморского флота США подошла к берегам Сирии. Видимо, Евгений считает, что Россия находится где-то там, в районе Дамаска. Но действительно некое ощущение напряженности, причём напряженности такой какой-то умственной, которая происходит сейчас в голове у Дональда Трампа, у  меня есть. Потому что вот если вы прочтете всю эту серию твитов и поймете, что он таким образом как бы пытается вступить в контакт, он такой вообще напоминает такого немножко сошедшего с ума уфолога, который шлёт такие сигналы вокруг себя в различные места космоса. Надеясь там найти какую-то цивилизацию. Также он твитами общается с Путиным.

А. Соломин …это делает, чтобы его не посчитали сумасшедшим. А Трамп зачем сигналами общается.

А. Красовский Трамп сигналит, начнем с того, что, в общем, конечно 72 года это немало. Или сколько ему — 71. И дедушка уже немолодой. Дедушке вообще тяжело воспринимать реальность. И более того реальность на дедушку наступает всеми своими дивизиями. И со стороны России, и со стороны Европы и, собственно говоря, внутренние дивизии, которые находятся в США, дедушку тоже не жалуют. И дедушка вот находится во времена дневного сна, а вот мы видим когда эти твиты написаны. Вместо того чтобы спать где-то там в комнате отдыха Овального кабинета, он разговаривает с твиттером. Твиты у него совершенно разнообразные, прелестные, вы  можете с ними ознакомиться. Он там рассказывает, что они вам будут напоминать умных европейских красивых людей, видимо так сказать, рассказывая как бы судьбу Асада. А на самом деле они газовые убийцы, Россия готовься, вы не можете быть партнерами этих людей. Потом он говорит в следующем твите, что у нас нет никаких причин не дружить с Россией. Видимо, те причины, которые называла ему Тереза Мэй неделю назад, это как бы не причины. Причем тут Скрипаль и газовая атака на территории Соединенного королевства. Поэтому вообще причудливое действительно как мне кажется состояние у Дональда Трампа и к войне оно вряд ли приведет. Потому что к войне все-таки приводят свои нации довольно уверенные в себе люди. А Дональд Трамп со всех сторон неуверенный мужчина пожилой. В отличие, кстати, от Владимира Путина, который более-менее в себе уверен, поэтому твиттером пользоваться не умеет. Вообще уверенные люди в Twitter не пишут.

А. Соломин А как должен сейчас повести себя уверенный в себе человек, когда он понимает, что Совбез провалил какие-либо способы…

А. Красовский США на протяжении последних, по-моему, 20 лет плевать хотели на решения Совета Безопасности. Их вообще никогда не интересовали решения Совбеза, вето России и так далее. Если бы Соединенные Штаты Америки, вернее так: если бы президент США как верховный главнокомандующий был готов нанести ракетно-бомбовый удар по территории Сирийской арабской республики, эти бомбовые удары были бы нанесены. И как мы видим, средиземноморский флот был готов к тому, чтобы эти удары нанести. Другое дело, что дедушка хотел коалиции, дедушка не хотел единоличной ответственности в отличие например, от Барака Обамы, в отличии от Билла Клинтона, в отличие от Джорджа Буша, которые брали на себя единоличное, причем обоих Бушей, единоличную ответственность за такого рода операции. А он хотел коалиции. И ему нравится быть вместе, в этом смысле они очень похожи с Путиным. Путину тоже нравится некая агломерация, рядом с ним находящаяся. И Трампу тоже нужна такая поддержка, потому что он: а) сам по себе чудовищно неуверенный человек, это видно по нему, а во-вторых, ему действительно очень тяжело приходится сейчас вообще на внутреннем рынке. Поскольку у него нет поддержки. Соответственно нужна ему поддержка внешняя. И он уже рассчитывал, как мы видели на поддержку лидеров Великобритании и Франции. И мы видели сегодняшнюю статью «Таймс», которая рассказала всю подноготную, что Мэй не удовлетворилась доказательствами, которые предоставила разведка США. Это значит, что действительно доказательства так себе. Потому что Мэй, конечно, мне кажется с удовольствием…

А.Красовский: Дедушке тяжело воспринимать реальность. И реальность наступает всеми своими дивизиями

А. Соломин А не играет просто такой постиракский синдром. Когда в итоге британские руководители были ответственными в том, что поддержали обвинение…

А. Красовский Конечно, играет. С другой стороны что значит постиракский синдром. Безусловно, британские руководители были ответственными за то, что было нанесено огромное количество ударов, в сущности, развязана война по вполне себе липовым обвинениям. Поскольку обвинения были липовые, это было вранье, прямо натуральная ложь. Условно говоря, там Владимиру Путину такое и не снилось. Ну, честно. Тогда ведь все обвиняли багдадский режим в том, что они производят оружие массового поражения, которое не нашли. И, собственно говоря, Саддама Хусейна и повесили и уничтожили вообще довольно стабильный, пусть и диктаторский режим в Азии. Но сейчас смысл именно в этом, конечно, она не хочет брать на себя ответственность, видя, что это заведомая ложь. То есть, условно говоря, Меркель, которая сразу сказала, что да, это прекрасные доказательства, нас они полностью устраивают, говорит так — потому что прекрасно понимает, что она к этому отношения иметь не будет никакого. Потому что кроме ее слов от неё больше ничего не требуется. Никаких бомбовых ударов Германия нанести физически не может. А Великобритании должна стоять рядом, поэтому Мэй, конечно, думает о своей карьере. И вообще о судьбе партии. И она права в этом смысле.

А. Соломин В фейсбуке вы статью об  обвинении со стороны Трампа в адрес Путина, России и Ирана за химическую атаку в Гуте написали: «всё-таки мы доживем до третьей мировой».

А. Красовский Я написал потому, что мир расшатывается, а жить нам долго, как я предполагаю. И, безусловно, мир, как мы видим нестабильный. Он  нестабильный со всех сторон, он нестабильный в первую очередь, потому что пропадают островки стабильности, которые мы считали незыблемыми. Американская демократия как таковая, европейское единство, внутри которого мы живем, вернее: с осознанием которого мы живем всю свою жизнь. Которое сейчас раскалывается, брекзит этому показатель. Или то, что сейчас происходит в  Восточной Европе, и возрождение такого восточно-европейского авторитаризма, это тоже, в общем, некое доказательство.

А. Соломин При нашей жизни Европа сама сильно менялась.

А. Красовский Безусловно, но все это время при нашей жизни, у вас ее меньше жизни, у меня ее больше, у кого-то ее еще больше, Европа объединялась. Сейчас мы дожили до момента, когда Европа начала разъединяться. Это очень важный так сказать показатель. И поэтому я говорю, что островок стабильности под названием — объединяющаяся центростремительная Европа — пропал. Теперь условно говоря, как правильно, по-моему, в эфире этой радиостанции сказал Саша Баунов, не только Россия не совсем Европа, но и например Великобритания не совсем Европа. А значит и сама Европа не совсем Европа. Но самое главное мы действительно всё-таки жили и родились в эпоху очень стабильных режимов на Ближнем Востоке. Это была эпоха семей, которые, так или иначе, удерживали власть на протяжении десятилетий после перекраивания границ Великобритании. И сейчас мы видим, что эти режимы падают, эти режимы причём падают под внешним давлением, они падают под очень кровавым внешним давлением. И то, что происходит после этого, вне всякого сомнения, для континента, на котором мы с вами живем, Алексей, безусловно, хуже.

А. Соломин Мы делаем короткий перерыв. В студии «Эхо Москвы», Антон Красовский. Никуда не уходите, через некоторое время мы вернемся в эфир.

РЕКЛАМА

А. Соломин Меня зовут Алексей Соломин. Антон Красовский напротив меня. В случае с кровавым внешним воздействием, например, Хомс демонстрация в Хомсе, с  которой, в общем-то, началось вот это сирийское неблагополучие, это сложно назвать кровавым внешним воздействием. Это скорее кровавое решение…

А. Красовский Режима Асада. Безусловно. Точно также как кровавым решением в 1987 году было полное уничтожение студенческого движения, подавление волнений на площади Тяньаньмэнь в Китае. Конечно, мы понимаем, что режим Асада это не то чтобы аленький цветочек. Точно так же как и китайский любой режим. Точно так же как и вообще любой режим, не находящийся между, скажем, Норвегией, Швецией и Данией. Все остальные режимы они тоже, в общем, не особо. Там просто есть разные демократические институты, которые возможно где-то эти режимы регулируют. Например, в США, но там людей, я не хочу сказать, что там негров линчуют, но там вообще в огромном количестве штатов смертная казнь есть. И ничего, нормально. Даже увеличивается, по-моему, количество смертных казней с каждым годом. Поэтому да, безусловно, конечно, Асад подавлял сопротивление. Да, безусловно, конечно, Асад не демократический лидер. Но я говорю о том, что если вы сейчас уберете Асада, на место на Асада придут люди, которые будут сами себя взрывать на площадях города Брюссель. И по-другому не будет. Потому что так устроен сейчас арабский мир.

А. Соломин По поводу островков стабильности, которые исчезают и которые ведут мир к третьей мировой войне, рано или поздно. Само наличие ядерного оружия у стран не являлось гарантией такой стабильности?

А. Красовский До того момента, пока технологии можно было по-настоящему скрывать – да.

А. Соломин А сейчас.

А.Красовский: США на протяжении последних, по-моему, 20 лет плевать хотели на решения Совета Безопасности

А. Красовский В тот момент, когда технологии стали более-менее легко распространяться по миру и стали принадлежать не только государствам, но и большим корпорациям или маленьким, или преступным группировкам, я абсолютно убежден, что в течение 15-20 лет ядерное оружие будет практически у всех. То есть скрывать сейчас ядерное оружие это все равно что скрывать знаете секрета электрической лампочки.

А. Соломин Я понимаю. Я имею в виду наличие ядерного оружия и у США и у России…

А. Красовский Я еще раз говорю, вопрос не в США и не в России. Третья мировая война это не война между США и Россией. Вот это главная наша проблема русских — мы считаем, что война это будет между Россией и США. Нет. Поверьте мне, все время говорю о том, что в конечном итоге в этой третьей мировой войне и Россия, и США, и Франция, и Англия и даже Дания с Голландией окажутся на одной стороне. А вот на другой стороне окажется совершенно другой мир. Который только… Примаков считает своим. Понимаете. Это мир между Дамаском, Дели, Эль-Риядом и Алжиром. Вот этот мир окажется на другой стороне. И будет поддерживаться подпирающей, подталкивающей к этой войне полуторамиллиардной китайской нацией, которая давно уже хочет быть номером один. И все у нее никак не получается. И эта третья мировая война будет не между людьми европейской культуры вообще. И в этом смысле наличие ядерного оружия, которое сейчас есть и у России, и у Франции, и у Великобритании, и у США, это безусловно, в этой войне, наверное, нам, нашему миру подспорье. Просто мы должны все поверить и красные, и белые, и как сейчас говорят либералы, и консерваторы в то, что мы на самом деле на одной стороне с Трампом, этим дедушкой, который во время своего отдыха пишет эти твиты.

А. Соломин Но сверхзвуковую ракету мы создаем…

А. Красовский Это неважно, как мы создаем. Важно – с чем мы окажемся. Вы поймите, мы танки строили в 1938-м году тоже против Чемберлена. А оказались эти танки в бою с танками Гудериана. И вот так будет и сейчас. Мы тоже будем на одной стороне с новым Чемберленом. По-другому не будет. Так устроен этот мир. Мы все равно на этой стороне. Мы всегда оказывались на этой стороне. Мы никогда не были на другой стороне. Когда мы пытались пару раз на другую сторону встать, нас тут же довольно быстро и довольно нежно ставили на место. Как это было, например, в крымской кампании 56-го года.

А. Соломин Давайте сюда перенесемся в Россию. Вы когда слышите новости о падении курса рубля, я предположу, что это вызывает у вас раздражение. Вы кого в этом делаете ответственным?

А. Красовский Никого я не делаю в этом ответственным. Это проблема рынка российского. Российский рынок не самостоятельный, российская экономика слабая. Российская экономика вся привязана, так или иначе, к внешней торговле. И к внешним займам. То есть можно говорить, что она привязана к нефти, это так. Но нефть это единственный товар, который мы продаем. Поэтому это как бы элемент торговли. Если бы российская экономика была большая и крепкая, то ее бы это, наверное, не очень касалось. А в данном случае я могу посочувствовать рублю и нам всем. Ну, кого я могу делать виновным. Российская экономика плохая. Но она никогда не была хорошей. Если вопрос, виню ли я Дмитрия Медведева или Владимира Путина в том, что это так – да, наверное, я должен был бы их винить, но в то же время давайте вернемся в реальность. А что, до Владимира Путина экономика была другая? И что, реально у Владимира Путина в этих обстоятельствах была возможность эту экономику по-настоящему перестроить на другой лад?

А. Соломин Почему не было?

А. Красовский Потому что эта экономика никогда не была сильной.

А. Соломин Вы не верите в людей наших.

А. Красовский Я верю в наших людей. Я не верю только в одно – в России не было никогда технологий, которые могли бы сделать так, чтобы эта экономика производила хоть что-то, кроме того, что произвели динозавры 300 миллионов лет назад.

А. Соломин Александр Галицкий, один из тех людей, которые придумали технологию вай-фай. Он из России.

А. Красовский Очень хорошо. Еще раз говорю спасибо большое государю-императору Александру Второму и государю-императору Александру Третьему, что когда-то один из них освободил крестьян, а другой из них продолжил это дело и в России появилось огромное количество учебных заведений, университетов. Которые создали в России среднюю и высшую школы. Благодаря которой до сих пор в этой стране один раз на миллион рождаются люди, которые способны даже при нынешнем состоянии этой школы создавать вай-фай. Проблема в том, что эти вай-фай здесь можно придумать, но нельзя никаким образом реализовать.

А. Соломин Продать то есть.

А. Красовский Продать можно здесь все, что угодно. Даже наверняка ядерную бомбу.

А. Соломин Ну заработать.

А. Красовский Вы не можете создать технологию, благодаря которой этот вай-фай станет ценностью. Понимаете. То есть на самом деле вы можете придумать, условно говоря, космолет. Но вы не сможете здесь его построить. Вы можете только купить билет за 532 доллара со скидкой и улететь в Лос-Анджелес. Приехать в Купертино и там вам помогут с вашим изобретением построить космолет. Потому что там есть технологии для этого. Здесь технологий нет. И их никогда не было, потому что все эти технологии на протяжении столетий производились на Западе. И никогда Запад эти технологии сюда в реальном количестве не поставлял. По нескольким причинам. Одна из которых – потому что Запад никогда России не доверял. И у Запада, как мы видим, для этого есть все основания. Зачем поставлять действительно мощные современные крутые технологии людям, которые угрожают этому самому Западу ядерной боеголовкой. Для чего, с какой приблизительно целью. Это вот ответ на самом деле Владимиру Путину. Который всегда с таким удивлением смотрел на этот Запад и говорил: ну как же, мы же предлагаем вам дружить, а вы не хотите почему-то с нами дружить. Понимаете, проблема в том, для того чтобы дружить довольно экстремальным образом, огромными нациями, нужно, чтобы у этих наций возникло друг к другу доверие.

А.Красовский: Островок стабильности под названием — объединяющаяся центростремительная Европа — пропал

А. Соломин Вы тоже говорите по поводу наших угроз другим ядерным оружием или ядерной дубинкой. Но по большому счету это искаженная несколько интерпретация того, что публично заявляют российские власти. Российские власти говорят, что не надо нам угрожать, а то нам есть чем ответить.

А. Красовский Неважно, я могу вам сейчас, мы с вами разговариваем, и я вдруг вам скажу: знаете, Алексей, не надо мне сейчас угрожать, потому что я в принципе могу вам по морде дать. И вот так на самом деле это происходит. Потому что России никто никогда не угрожал. То есть проблема заключается в том, что, условно говоря, русским говорят: посмотрите, вот есть химическая атака, на самом деле мы сейчас убираем историю про доказанность, недоказанность этой химической атаки. Им говорят: вот есть химическая атака. Вот 47 детей, посмотрите. Русские говорят: это все вообще провокация. Этого вообще нет. Это вообще все не так. Потом, когда понимают, что как-то, наверное, так, они говорят: подождите, это все не Асад. Русские всегда находились, так или иначе, на стороне какого-то зла. Русские никогда за исключенеим короткого времени, сейчас, наверное, после рекламной паузы перейдем к Дмитрию Анатольевичу Медведеву. За исключением короткого времени Дмитрия Анатольевича Медведева, русские никогда не вставали на коллективную сторону добра. Ну, по крайней мере, при нашей с вами жизни.

А. Соломин Почему?

А. Красовский Потому что русские не привыкли на стороне добра находиться. Это главная наша проблема. Наша привычка создавать это зло вокруг себя. И, оправдывая это зло, называть его добром. Понимаете? Мы говорим, что химическое оружие вообще не существует, например. Вот оно существует. Вот оно есть и действительно есть все доказательства. Мы все время врем, мы выкручиваемся, мы делаем вид, что существуют какие-то отдельные правила. Когда мы понимаем, что люди пытаются играть по своим правилам, потому что они уже приняты, но они нам не нравятся. Мы начинаем говорить, что не надо нам угрожать. Да никто нам не угрожает. Нас просто хотят, как говорил опять же Дмитрий Анатольевич Медведев — принудить к миру. Нас просто хотят привести на свою сторону. Они все время нам говорят: вы идите к нам. Для того чтобы прийти к нам, надо действительно от чего-то отказаться. От каких-то своих амбиций, от каких-то своих привычек, от каких-то своих традиций.

А. Соломин Это вообще сейчас было покушение…

А. Красовский На что?

А. Соломин На скрепы наши.

А. Красовский Проблема в том, что эти традиции появились только пять лет назад. В этой стране. До этого были немножко другие. Пионерские галстуки повязывали. Поэтому в этом смысле Запад довольно прагматичен. Действительно все, что сейчас делается – делается не против России, это делается для того, чтобы вот в этой как я опять же убежден, наступающей огромной войне с мировым злом, Россия оказалась на стороне добра. Понимаете? Посмотрите, как всегда голосует Китай. Китай всегда воздерживается. Китай всегда подталкивает.

А. Соломин Российскую резолюцию Китай поддержал в Совбезе. Проголосовал за.

А. Красовский Да?

А. Соломин Да. Антон Красовский в студии «Эхо Москвы», мы вернемся через некоторое время.

НОВОСТИ

А. Соломин Мы продолжаем. Как и обещали, Дмитрий Медведев сегодня подводит свои итоги. Итоги шестилетнего своего премьерского поста. С вашей точки зрения что нужно сейчас сказать, подытоживая.

А. Красовский Медведеву или про Медведева.

А. Соломин Про Медведева. Или сам все сказал сегодня.

А. Красовский Понимаете, проблема в том, что никому выступление Дмитрия Анатольевича Медведева неинтересно. Само по себе. Потому что, как мы все понимаем, Дмитрий Анатольевич Медведев является абсолютно не политической фигурой, к сожалению.

А. Соломин Технократической.

А. Красовский Нет, я не знаю, что такое технократическая. Я понимаю, что такое политическая и не политическая.

А. Соломин О’кей.

А. Красовский То есть я понимаю, что этот человек никаким образом не зависит от мнения народа. Оно про него плохое. Оно про него никогда не было хорошим. Но его карьера, его настоящее и будущее зависит только от одного избирателя – Владимира Путина. Потому что на самом деле все против Дмитрия Анатольевича Медведева. И именно поэтому Дмитрий Анатольевич Медведев, вне всякого сомнения останется на второй премьерский срок. Ровно потому, что все против него. Для Владимира Владимировича Путина это очень удобно. Потому что это значит, что все, вернее так: оба два, они понимают, что судьба Медведева полностью находится в руках Путина. А не каких-то кулуарных группировок, коалиций и так далее. Дмитрий Анатольевич слишком большой для любых коалиций, и слишком маленький для того, чтобы воевать с Путиным. Его некем заменить. Опять же с точки зрения Владимира Путина. Самое главное в аппаратной логике, путинской логике – а чего он такого плохого сделал, чтобы его менять. Что он такого сделал, чтобы сейчас его уволить. Вот, условно говоря, что сделал Аман Тулеев или вернее что не сделал, — понятно. Что сделал в свое время Юрий Михайлович Лужков в 10-м году – тоже понятно.

А.Красовский: Чтобы дружить огромными нациями, нужно, чтобы у этих наций возникло друг к другу доверие

А. Соломин Тогда его увольнял Медведев.

А. Красовский Его же увольнял все равно Путин. Все равно всем руководил Путин. Даже что сделал Сердюков  — на самом деле понятно. А вот что сделал Дмитрий Анатольевич Медведев такого плохого для Владимира Владимировича – совершенно непонятно. У Дмитрия Анатольевича чудовищный рейтинг, все всегда говорят, что как же можно оставлять такое правительства с таким плохим рейтингом. А что, рейтинг Владимира Путина как-то изменился оттого, что у правительства такой плохой рейтинг? Он стал меньше, каким-то образом рейтинг Дмитрия Медведева отражается на Путине. Нет, наоборот, рейтинг Путина растет. А рейтинг Медведева падает. Значит плохой премьер-министр Путину только на руку.

А. Соломин Так это общее место, правительство всегда имело плохой рейтинг.

А. Красовский Нет, подождите.

А. Соломин Правительство что-то должно делать.

А. Красовский Нет, погодите. Это тоже неправда. Условно говоря, рейтинг избирательный, электоральный рейтинг Виктора Степановича Черномырдина исторически на протяжении лет был выше, чем у Бориса Николаевича Ельцина. Народ не любил Ельцина. А Черномырдина как раз он любил. Поэтому Ельцин сделал все для того, чтобы Черномырдин не стал преемником. Поэтому, так или иначе, Черномырдина не утвердила в свое время во второй раз дума. На посту премьер-министра. И поэтому не надо так говорить. Знаете, между прочим, и Владимир Владимирович Путин в 99-м году начинал как премьер-министр. И его рейтинг был выше, чем рейтинг Бориса Николаевича Ельцина. Так что это не так. Люди не всегда винят правительство. Просто вот такой премьер-министр, а русскому человеку, причем любому русскому человеку и либеральному русскому человеку еще даже больше, чем консервативному или плохо образованному деревенскому русскому человеку, которого либеральный образованный человек ненавидит, не нравится еще больше. Потому что он слабый как ему кажется. Любому русскому бюрократический руководитель не нравится. Хотя на самом деле это вообще мечта России. Бюрократ, а не национальный лидер, не вождь, не автократ, находящийся во главе страны для России, конечно, гораздо сейчас более выгоден и приближает ее к тому самому европейскому или евроатлантическому миру, про который я все время говорю. В этом смысле Дмитрий Анатольевич Медведев идеальный президент. И идеальный премьер-министр. И вообще, честно говоря, Дмитрий Анатольевич Медведев сейчас является единственным коммуникативным звеном или мог бы стать, скажем так, на фоне абсолютно бессмысленной проваленной внешней политики, чудовищнейшего министра, который, по-моему, находится в перманентном запое, так сказать, людей, которые окружают сейчас президента. И вообще вот этой доктрины внешней политики, которая привела к тому, что мы сейчас видим. Что единственными людьми, к которым ты можешь поехать, поговорить являются президент Ирана и премьер-министр Турции.

А.Красовский: Русские всегда находились, так или иначе, на стороне какого-то зла

А. Соломин Президент.

А. Красовский Да. Которые при этом на самом деле с тобой еще не очень хотят говорить тоже. Как мы выясняем на следующий день, когда Эрдоган дает отповедь Лаврову по поводу каких-то его представлений о том, как должна быть устроена поствоенная Сирия. Поэтому на фоне всего этого Дмитрий Анатольевич, конечно, мог бы быть единственным коммуникативным звеном между Россией и Западом. Дадут ли ему сейчас это сделать в новом цикле или по-прежнему будут держать его в золотой клеточке, где он будет довольно заметно грустить, как это происходило последние, по крайней мере, 4 года с Медведевым, — давайте посмотрим. Но я, честно говоря, я все время говорю, что Медведев это самый с одной стороны не реализованный, а с другой стороны самый хороший лидер, который здесь был вообще за всю историю. Вот вспомните 4 медведевских года. И сравните их с нынешними годами. Вспомните года перезагрузки, вспомните года доллара по 30, вспомните эти митинги с белыми хризантемами, на которые вы все ходили. Вспомните эти бесконечно растущие зарплаты. Эти забитые русскими алкоголиками турецкие пятизвездочные отели. Вспомните эти чартеры, летающие туда-сюда.

А. Соломин Это 2008, не раньше было?

А. Красовский Только начиналось все.

А. Соломин В 2008 был кризис.

А. Красовский Был кризис, из которого Дмитрий Анатольевич Медведев страну вывел и привел вот к этому – к России 2010-11 годов. И потом посмотрите, что случилось в 2014.

А. Соломин Дмитрий Медведев успешен, он деятелен на посту премьера? Не президента, а премьера.

А. Красовский Я понял вас. Я считаю, что никакого правительства на самом деле в России нет. Все правительство, так или иначе, управляется президентом. В стране автократической не существует никакого разделения властей. Соответственно нет власти президентской, нет власти председателя правительства, исполнительная власть никаким образом, не существует никаких противовесов внутри этой исполнительной власти. Поэтому довольно глупо это спрашивать. Так или иначе, правительством все равно руководит Путин.

А. Соломин Для Медведева, который когда-то все-таки был политической фигурой, это трагедия?

А. Красовский Да, конечно.

А. Соломин Она его не сломала?

А. Красовский Нет. Потому что Дмитрий Анатольевич Медведев человек, я еще раз говорю, он бюрократ. Вот есть такое большое количество людей в корпорациях, которые привыкли работать по очень сложным корпоративным правилам, связанным в основном с ежедневным унижением. И в этом смысле за свои 50 с лишним лет Дмитрий Анатольевич привык к этому унижению. Я еще раз говорю, это не делает его плохим человеком. Это делает его человеком, который способен в этом довольно чудовищном мире выживать. Не спиться в этом мире, не бросить все к чертовой матери. А удерживать этот последний островок стабильности, который может быть вернет Россию на правильные европейские рельсы. И я хочу пожелать Дмитрию Анатольевичу Медведеву оставаться таким же крепким, поверьте мне, самым крепким на фоне всех этих людей, человеком. Потому что я, честно говоря, глядя на него, у меня первое время, когда это все видел, я вообще не понимал, зачем это происходит. А потом я просто понял, что это… я ему просто завидую, я бы никогда не смог так.

А. Соломин Правильно я понимаю, что следующий премьерский срок Медведева нужен Путину, а не Медведеву.

А. Красовский Да он нам нужен с вами. А не Путину и не Медведеву.

А.Красовский: Дмитрий Анатольевич мог бы быть коммуникативным звеном между Россией и Западом

А. Соломин А Медведеву там зачем еще шесть лет вот такого же…

А. Красовский Я еще раз говорю, зачем это Дмитрию Анатольевичу Медведеву. Затем — что это его жизнь. Что, он должен сейчас пойти руководить садовым хозяйством имени Ильича, выращивать клубнику. Что он должен делать. Он останется премьер-министром, пока ему дают быть премьер-министром. И нужно это не Медведеву и не Путину. А нужно это нам. Понимаете, потому что логика: чем хуже, тем лучше – она не работает больше в таких обстоятельствах, в которых мы живем. Потому что лучше от того, что хуже нам всем не будет. Вам жизнь показывает, что хуже становится с каждым днем. Но при этом ваша жизнь не кончается – первое, ваша жизнь не меняется в лучшую сторону – второе. Никакие внешние обстоятельства не действуют на тех людей, кто делает вашу жизнь хуже. А соответственно как бы вы ни старались дестабилизировать эту всю ситуацию, она будет дестабилизироваться до вашей смерти. И умрете вы в грязной канаве. Натурально в грязной канаве. Как умирали деды и прадеды мои в этой стране в период с 17 по 37 год. Или вообще по 45-й. Поэтому не надо травмировать, пожалуйста, Дмитрия Анатольевича. Пусть он будет этим единственным человеком, посмотрев на которого, вы сможете хотя бы вспомнить о том, что у вас были хорошие добрые времена. Но самое главное, что я хочу сказать, я еще напишу, наверное, на сайте «Эхо Москвы» про некую теорию, которая мне пришла в голову. Это такая теория — как вообще прожить следующие шесть лет или 12 лет, потому что почему вы решили, что их будет шесть. Эта теория новой лояльности. Когда я говорил, что для того чтобы что-то изменить в России, надо полюбить Путина. Вот я вам говорю, что для того чтобы что-то изменить в России, надо полюбить и Путина, и Медведева, просто для того, чтобы попробовать полюбить саму эту Россию. И попробовать встроить себя в эту систему для того, чтобы попытаться в этой системе сделать что-то хорошее, что-то не подлое и что-то на будущее. Чтобы, когда эта система, как вы считаете, падет, она не упала вместе с этой страной.

А. Соломин Антон Красовский, журналист в эфире радиостанции «Эхо Москвы». Это была программа «Особое мнение». Всего доброго.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире