'Вопросы к интервью

А.Петровская 11 часов и 6 минут на часах в студии «Эха». У микрофона Александра Петровская. Это программа «Особое мнение». Сразу напомню, что нас можно смотреть на канале «Эхо Москвы» в Санкт-Петербурге на ютьюбе, а также наш смс-портал по-прежнему работает +79312915800. Это особое мнение политика Сергея Цыпляева.
Сергей Алексеевич, здравствуйте.

С.Цыпляев Добрый день.

А.Петровская Я думаю, начнем мы с Сирии. Там сейчас, да и, наверное, в очередной раз накаляются события. Вчера был собран экстренный Совет безопасности ООН. США уже отреагировали, сказали, что вне зависимости от решения ООН будет ответ дан со стороны США на ту химическую атаку, которая, как полагают США, была проведена в Сирии насколько дней назад. И при этом это все происходит на фоне ухудшающейся репутации России. Как Вы считаете, эта вся история дошла уже до того пика, когда реальное противостояние уже маячит перед нами, или еще эту ситуацию можно будет решить в том числе с помощью Совета безопасности?

С.Цыпляев Ситуацию возможно решать всегда, хотя мы движемся в направлении очень тяжелого и глубокого конфликта. Мы прекрасно понимаем, что там рядом находятся две больших военных машины, и они ворочаются. Это крайне опасно. То есть мы сейчас реально находимся в состоянии, близком к Западноберлинскому кризису или Карибскому кризису, когда на Кубе появились ракеты. При этом это долгоиграющая пластинка, поскольку мы волею судеб оказались вмешанные в сложнейший кризис, который не просто российско-американские противоречия, а извечная война шиитов с суннитами. Мы не должны забывать это измерение. Мы оказались в шиитской коалиции, в которой 10% мусульман. В нашей стране их практически нет. У нас сунниты. Эта история очень-очень надолго. Причем там у всех разные интересы. Например, Турция категорически против Асада, поскольку это шиитская сторона, а Турция претендует на лидерство в суннитском мире. При этом они против курдов, которые борются а Асадом, поскольку страх создания курдского государства и отторжение части Турции колоссальный. Американцы базируются на курдах, как наиболее боеспособной стороне.

Мы то с курдами, то против, в зависимости от того, как складывается ситуация. И в результате в этом компоте могут происходить совершенно всевозможные и даже неконтролируемые действия. Вот по той информации, которая приходила, сирийская сторона – это не четко отлаженная армия, которая действует по приказу. Это большой набор полевых командиров, каждый из которых периодически действует так, как ему вздумается. Такая же картина на стороне оппозиции. Когда мы говорим, что подписали договор о перемирии 70 организаций, 100 организаций – по существу это громадная неуправляемая кипящая лава гражданской войны. И вот в этом всем находится две стороны –Россия и США. Мы попадаем в силу нашей сегодняшней позиции в значительной степени в зависимость от того, как себя ведет Башар Асад и его сторона. А ведут они себя совершенно по-разному. По поводу химических атак, во-первых — не первый раз. И репутация уже присутствует. И второе. Это не только Соединенные Штаты так считают. Практически, мы понимаем, что Совет безопасности был созван по требованию девяти государств, из которых три постоянных из пяти: Франция, Великобритания, Соединенные Штаты. И с беспрецедентно жесткими заявлениями выступили и президент Соединенных Штатов, и президент Франции, и руководство Турции, которая назвала все эти действия неприемлемыми.

По существу сложился колоссальный фронт. Были показаны фотографии, телесъемка и так далее. Это же ничего, собственно, не спрячешь. Ситуация очень тяжелая. Что касается Совета безопасности, здесь, конечно, колоссальная проблема. Совет безопасности создавался как всемирный полицейский совершенно осознанно. Понимали, да, вот, Вторая Мировая война закончилась, «никогда больше». Поэтому ООН, поэтому Большой форум, но группа стран-победителей будет обеспечивать коллективными усилиями мир во всем мире, используя, в том числе, и силовые операции.

Совет безопасности в значительной степени раскололся пополам. И сейчас мы это видим. Каждый из числа постоянных членов имеет право вето. И по существу Совет заблокирован. Он не в состоянии принимать почти уже никаких решений. Очень редко когда удается достичь консенсуса. Китай держится всегда на особицу. Второй завет Дэн Сяопина – «держаться в тени и скрывать свои истинные намерения». И все, что мешает им развиваться, они в это просто не вмешиваются. Очень правильная стратегия, концентрация на внутреннем развитии. Я не исключаю, что в какой-то момент, если так будет продолжаться, возникнет идея полного переформатирования ООН, в котором, как говорится, все будет по-другому. И особое положение и право мы можем просто утратить в силу того, что большинство наций скажет: «Ну, это не работает. Это невозможно». Поэтому сейчас сирийская позиция очень сложная. Пошли уже заявления с нашей стороны: «Только попробуйте. Мы ответим». И вот этот риск, что в какой-то момент где-то что-то сорвется. Мы же понимаем, что когда идут военные действия, то решения должны передаваться на низкий полевой уровень. Невозможно по каждому вопросу, «можно стрелять или нельзя», звонить в Кремль и Белый дом. Вы делегируете им право принятия решений. И всегда есть риск, что люди, которые воспитаны в военном стиле, которые понимают только то, что происходит на поле боя, могут своими действиями запустить совершенно неуправляемую ситуацию. Ну, вот то, что в значительной степени мы сегодня наблюдаем по Великобритании — дело Скрипаля, это одна из таких историй «веселых».

А.Петровская Ну, вот продолжая про дело Скрипаля, где Россия занимает позицию четко отрицания. Такая же позиция у России, в общем, привычная и с химатаками недавними, да, в городе Дума. Здесь российский постпред при ООН Василий Небензя подчеркнул, что факт химической атаки вообще не подтвержден. Так вот как такие заявления существуют на фоне того, что Вы говорите, что, да, есть уже видеокадры, есть фотографии, которые нельзя спрятать.

С.Цыпляев Знаете, всегда есть тонкость в словах. Вы чьего подтверждения хотите? Что такое слово «подтвержден»? Это кто должен сделать? Вот это вопрос. Вам справку надо с подписью и печатью? Конечно, да, какого-то международного суда, который принял решение, не было. Реакции, к сожалению, в военных условиях принимаются оперативно. Эта фраза – она очень двусмысленна: «что вы хотите этим сказать?». Они же не отрицают факт этим самым. Это тонкое дипломатическое заявление.

А.Петровская Продолжая разговор про отрицание и позицию России по делу Скрипалей. Призыв России на заседании исполкома организации повод запрещения химического оружия в Гааге поддержали. Идея была со стороны России в проведении второго расследования, в котором бы участвовала Россия по делу Скрипалей. Его поддержали 13 государств. Но здесь довольно занимательно посмотреть кто в составе этих стран, которые поддержали Россию. Ну, понятно, само по себе предложение было отклонено, потому что 13 голосов недостаточно для его принятия. Но интересен состав: Белоруссия, Сирия, Казахстан, Армения, Азербайджан, Иран, Венесуэла, Киргизия, Пакистан, Таджикистан, Узбекистан, Никарагуа и Куба. Вот это наш новый двуполярный мир?

С.Цыпляев Ну, это не тянет полюс. Это очень слабая команда. И вот это одна из главных проблем, я сейчас бы хотел об этом серьезно поговорить, с нашей внешней политикой. Мы привыкли смотреть на мир, и для многих людей эта схема по-прежнему в головах, что есть два полюса Советский Союз (теперь Россия) и Соединенные Штаты, а вся остальная «мелочь пузатая» должна к ним примкнуть и, грубо говоря, не выступать, а мы будем вершить судьбы мира, мы принимаем решения. Вот она – великая битва. Но как только, например, мы переходим в экономическую сферу, на экономический слой обсуждения, вдруг выясняется, что Соединенные Штаты – 25% мирового ВВП, Китай – 15%, Евросоюз – третий центр гигантский экономический, Россия – 2%. Ее просто не этом уровне нет. Если мы начинаем это обдумывать, понятно, что тянуть на полноценный мировой полюс нам довольно тяжело. Просто не хватает возможностей экономических, военных, каких хотите. А очень хочется. И дальше начинается еще одна большая деформация политическая. Что такое внешняя политика? Что она должна обеспечить? — Безопасность и наилучшие условия для экономического развития. Вот эту вторую часть мы постоянно забываем. Сегодня та внешняя политика, которая проводится – она в значительной степени безопасность воспринимает только как военную. Это некоторая узость взгляда и непонимание стратегических перспектив.

Мы не используем дипломатические средства. Мы не используем возможности, которые всегда бывают у слабейшего – создавать коалиции. Вы не можете в одиночку играть против всего мира. У вас это не получится. Поэтому надо создавать коалиции, надо договариваться. В какое-то время мы пытались двигаться в сторону лидерских позиций в движении третьего мира, неприсоединения. Но дальше сказали, что мы сами одни все в состоянии решать. Но вот это достаточно сложно. С таким составом коалиции, с такой командой выходить на соревнование в суперлиге мировой просто невозможно, у вас не хватит сил и возможностей. Но еще раз хочу подчеркнуть, это надо постоянно говорить, чтобы запомнить, что 50% расходов мировых на военные задачи – Соединенные Штаты, 10% — Китай, 4% — Саудовская Аравия, 4% — мы, дальше 3% — Франция, Германия. Но в целом страны НАТО и ближайшие союзники – это под 75 – 80% мировых расходов. Поэтому надо отдавать себе реальный отчет и понимать, каким образом мы обеспечим лучшие условия для нашего экономического развития, потому что без этого безопасность невозможна.

А.Петровская Вы сказали о дипломатической линии, которую мы не используем. Здесь это вяжется с еще одними новостями, которые вчера активно обсуждались, связанными с санкциями. Дипломатов у нас не осталось, теперь еще и новые санкции введены. С одной стороны, эта история ожидаема, с другой стороны, очень сильно ударила она по рынкам, в том числе по курсу рубля. Поэтому я думаю, что сейчас это заметили практически все, хотя напрямую, кажется, что простых граждан это и не касается.

С.Цыпляев Ну, вот мы как раз видим, что результат проводимой политической линии приводит к большим экономическим проблемам. Что значит, не касается граждан? Начнем с этого конца. Многие экономические процессы имеют инерцию. Вот вы вначале какое-то время провели коллективизацию, а потом у вас голод наступил. И потом вы всю жизнь решаете продовольственную программу. Потому что вот тогда вы провели коллективизацию и создали неработающую систему на уровне сельского хозяйства, а дальше десятилетиями мучаетесь и не знаете, что делать. Ближайшие следствия. Что означает валютный курс? Ну, для людей, у которых нет валюты – им вроде наплевать. А это означает, что дорожают все импортные продукты, потому что цена их в долларах или евро будет умножена на новый курс. И дальше мы увидим, что по многим позициям все равно есть импортные комплектующие, импортные сырьевые материалы – и все это начинает дорожать. То есть, мы все начинаем беднеть. Каждое щелканье курса – это понижение нашего жизненного уровня. Вот, что это означает. И второй момент. Конечно, тут же раздаются голоса: «Давайте импортозамещение включим. Нам все это полезно». Но, вы знаете, я некоторый шовинизм проведу естественнонаучный. Когда люди гуманитарного образования выходят с этими лозунгами, не отдавая себе отчет в сложностях, не отдавая себе отчет, в какой ситуации мы находимся, вообще не понимая, о чем они говорят, то результат понятен.

По существу люди говорят: «Давайте, мы сейчас построим натуральное хозяйство». Это то, что происходило в средние века, когда страны, провинции, города, находившиеся в состоянии войны постоянной, понимали, что они должны себя полностью обеспечивать. Но на этом— то и развился мир – на развитии разделения труда. Это главное человеческое достижение, когда все делают то, что они могут делать лучше всего и дешевле всего. И поэтому для человечества, для дальнейшего движения нужен мир, торговля и участие всех стран в разделении труда. Почему создавали Евросоюз с  Объединения угля и стали? С тем, чтобы сделать невозможным, невыгодным войну Франция – Германия, поскольку здесь они найдут общий интерес. Поэтому любые варианты ухода нас в изоляцию, «мы тут все сами» – это на самом деле обрекает страну на тяжелые испытания. Мы опять должны возвращаться к идеям ватников и кирзовых сапог, потому что все придется отдавать на то, что бы хоть как— то не вываливаться из того паровоза мирового, который уносится прочь.

Поэтому эта экономическая изоляция – это, конечно, страшно тяжелая штука. Я не говорю уже текущие моменты, но мы видим, что целый ряд компаний на самом деле поставлены на грань существования. Русал – крупнейший поставщик алюминия в мире. Сейчас у него громадная доля на рынке американском – под 20%, и 40% с лишним на европейском рынке. И это все закрывается. Мы куда будем этот алюминий девать? Я думаю, что сейчас нас снова убедят, что надо есть из алюминиевой посуды, а все пиво должно быть в алюминиевых банках, потому что стекло – это страшный загрязнитель.

А.Петровская Это без сомнения.

С.Цыпляев И так по многим компаниям рвутся связи. Меня волнует не личность олигарха того или другого, тем более многие из них в качестве личностей не очень приятны для рассмотрения. Но мы прекрасно понимаем, что ключевая проблема – рвутся проекты, рвутся связи. У нас всегда на повестке одна и та же стратегическая задача – это преодоление технологического отставания. Причем она никогда не снималась с повестки, потому что оно слишком большое. Как начали с Петра I, так и надо продолжать, продолжать и продолжать, пока не доберемся. Петр I заимствовал. Сталин – все, что происходило – было заимствование чужих технологий, потому что 1920-е годы – гражданская война, через 20 лет у Вас уже Великая Отечественная. За 20 лет откуда все взялось? Надо изучать, смотреть. Привезли американцев, привезли американские заводы, технологии немецкие купили. Правильно сделали. Потому что вообще бы ничего не было к 1941 году, «импортозаместители» бегали бы с трехлинейками. А дальше нужно развиваться на собственной базе. Вот эта вещь, которую необходимо сделать. Это все сейчас ставится под вопрос, потому что технологическое сотрудничество рушится, проекты закрываются, фирмы уходят, непонятно, где брать финансирование. То есть, в принципе мы понимаем, что мы входим в режим глубокой экономической мобилизации.

А.Петровская Ну, за эти четыре года, когда мы уже пробовали импортозамещение после первой волны санкций, уже можно подводить какие-то итоги. Мне приходит в голову сразу история с поставной сименсовских турбин, которые вроде поставлять нельзя, но оказалось, видимо, что здесь импортозаместить не удалось. Вообще если итоги подводить?

С.Цыпляев С турбинами там очень интересная история. Там как всегда начинают играть интересы. Даже люди в Крыму говорили, что есть другой вариант: «Давайте сделаем распределенную генерацию»,  — что гораздо лучше на самом деле.

А.Петровская То есть, варианты были?

С.Цыпляев Конечно. Построить много небольших станций на тех турбинах, которые делает Рыбинск. Но пролоббировано было: «Давайте, мы построим несколько гигантов» – естественно, интерес у Силовых машин – поставим сименсовские турбины. Ну, и все это поехало. Что касается импортозамещения, известная песня: «Ходить в обход, понятно, не очень-то легко, не очень-то приятно и очень далеко». Это то, что мы сейчас пытаемся себе сделать. А дальше, когда начинается разговор, не понятно, за что хвататься: здесь не хватает этого, здесь нет вот этого, тут нет станков, тут нет такой технологии. Надо с мусором заниматься – надо тут закупать технологию. Надо в космос запускать – где взять микросхемы, которые живут в космосе в условиях жесткого излучения? И так на каждом шагу. Если вы в это не погружены, а рассуждаете на уровне общих понятий и политической экономии социализма, которую вы проходили в университете, то тогда, конечно, вам все очень легко – щелкнули пальцами и импортозаместили. Ну, попробуйте. Вон одни приборы ночного видения, что с этим творилось во времена Афганистана, и по-прежнему все это тяжело и плохо получается. Это все очень нелегко. И в результате мы находим прекрасное средство для обеспечения безопасности, а именно, все ставим на силовой блок, силовым способом ответ. Ну, мы знаем, что лучшее средство от головной боли – гильотина. Ну, вот мы изыскали это лучшее средство от экономического развития – изолированное существование в режиме окруженной крепости.

А.Петровская Вы упомянули про космос. У меня такой вопрос. Вчера были новости, что это не конец санкций, а только начало, и что Соединенные Штаты на этой неделе рассмотрят в Белом доме еще ужесточение санкций в отношении России. И у меня такой вопрос. Я помню, что какие-то время назад говорили о том, что санкции в отношении космической отрасли вводиться не будут, поскольку НАСА это невыгодно. Как Вы считаете, дойдет ли до космической отрасли? Никого не пожалеют?

С.Цыпляев Я могу так сказать, что это, конечно, зависит от общего расклада. Если ситуация противостояния будет ужесточаться, то и санкции будут ужесточаться. НАСА – не столь влиятельная организация в Соединенных Штатах, чтобы определять политику, которая принимается на уровне правительства. В целом я могу сказать, мы много что повторяем. Брежневская эпоха – находимся в состоянии переговоров по мерам доверия и так далее, Хельсинское соглашение и прочее. Приходит Андропов в 1983 году – выходим из всех переговоров, прекращаем все. Такая ситуация — враг. Потом меняется руководство. Приходит Горбачев, и снова начинается длительная цепочка переговоров, где мы приходим к договорам о сокращении наступательных вооружений, которые и нам, как слабейшему игроку в гонке вооружений, исключительно выгодны. И вот эти вот контроли, потолки и так далее. И это все работало для того, чтобы меры доверия появились, напряженность уменьшилась, страх ядерного конфликта, даже случайно возникающего – все это снялось. Казалось, что все это в прошлом.

Постепенно шаг за шагом мы снова вернулись в то же положение, что нам надо снова начинать садиться за стол и говорить: «Так, давайте остановимся». Сейчас надо говорить: «Давайте остановимся». Игра в то, чтобы на каждый удар отвечать ударом – это неправильная игра. Сильный политический лидер не боится потерять лицо, он понимает стратегическую задачу. Давайте начинать разговаривать, как мы будем выходить из всего этого. Начнем с того, как восстанавливать меры доверия, меры контроля.

Я думаю, что это будет эффективнее и дешевле, чем начинать возобновлять производство ТУ-160 на казанском заводе. Эти все деньги, которые будут потрачены на эти ТУ-160-е – они находятся в цене молока, в цене хлеба, и цене всего остального, и в отсутствии денег на медицину, и в отсутствии денег на образование. Вот это все там. Одна атомная подводная лодка с ядерными баллистическими ракетами по утверждению секретаря ЦК КПСС товарища Фалина стоила столько, сколько годовая программа жилищного строительства города Москвы. И ничего с тех пор не изменилось. Это безумные расходы, которые полностью давят экономику. А дальше наступает момент, когда защищать становится просто нечем, потому что нет кадров, нет работы, нет новых средств вооружения. Даже с этой точки зрения. Ну, в общем — то потом просто и нечего. Да, периметр есть, но внутри то что? Гигантское количество свалок?

А.Петровская Сергей Алексеевич, ту картину, которую Вы нарисовали – такое прекрасное далеко. Но, тем не менее, пока мы действуем в парадигме ответов, да?

С.Цыпляев Я думаю, что ответы – это есть неправильная линия поведения, которую определяем не мы. Если вы работаете в режиме реакции, не важно, позитивной или отрицательной, это означает, что линию определяют они. Вы играете вторым номером. У вас должно быть четкое понимание – ваши стратегические цели. Вот как была сформулирована ситуация в том же Китае? Они не вяжутся в каждый конфликт. Почему Китай не является сегодня главным игроком в битве великой с Соединенными Штатами, хотя, казалось бы вот – две главные экономики? Потому что Китай понимает, для него Соединенные Штаты – главный рынок, и он нужны для внутреннего развития. Когда-то Китай, конечно, выйдет на соперничество. Они все равно себя считают главной срединной империей. Когда-то Китай производил почти 50% ВВП мира в средние века и никем не интересовался. Но сейчас они понимают, что им надо развиваться. Все сконцентрировано на это. Мы традиционно не понимаем смысла экономики, не понимаем важность этой сложной человеческой деятельности, экономику воспринимаем, как что-то второстепенное. Очень многие люди даже на верхних уровнях понимают это так: сунули деньги в аппарат, оттуда вывалилась банка кока-колы или пирожок. Экономика – это люди, которые принимают решения. Вся экономика построена: что инвестировать, что производить, будем покупать или будем ждать, или будем выводить капиталы любым способом через забор – это все людские решения. Если ваш климат, который вы здесь создаете много чем, создает ощущение страха, то экономики не будет. Экономика в условиях страха не развивается. Это тот закон, который надо понимать.

А.Петровская Что нам Китай? Мы сами все можем. Всех кастрюлями обеспечим. Вот Медведев поручил разработать ответ на санкции США и меры поддержки тем компаниям, которые под эти санкции попали. Поэтому премьер считает, что Вашингтон пытается замаскировать свою протекционистскую политику в санкционную обложку. Вот такие у нас интерпретации.

С.Цыпляев Хорошо. Даже если вы дали такую интерпретацию, что это интересы экономические. Давайте делать так, чтобы ему было невозможно закамуфлировать свои эти вещи под санкционную политику.

А.Петровская После московских новостей продолжим эту тему.

НОВОСТИ

А.Петровская  — 1135 на часах в студии «Эха». У нас продолжается видеотрансляция на канале «Эхо Москвы» в Санкт-Петербурге на ютьюбе. Наш смс-портал +79312915800. Это «Особое мнение» Сергея Цыпляева.
Сергей Алексеевич, Мы с Вами остановились на оффшорах, которые могут быть созданы в качестве помощи бизнесменам, которые попали под санкции, и на всей этой помощи и попытке разрешить ситуацию, которая возникла.

С.Цыпляев Это временные компромиссы, потому что надо полностью переформатировать бизнес. Оффшоры, кстати – тоже хорошее слово. Я не знаю, изменилась ситуация или нет, но одна из крупнейших компаний, которая была изначально зарегистрирована в оффшоре – это Русал. Они большие «патриоты», всегда работали на страну, только не знаю, какую. И ясно, что если сбыт уходит, то надо искать другие каналы, надо перестраивать бизнес. Большие проблемы у целого ряда компаний и так далее. Но я хочу вернуться к главному, что все-таки надо думать над тем, как переформатировать внешнюю политическую линию, приводя ее в соответствие с нашими политическими задачами и возможностями. В одиночку играть при нашем экономическом уровне будет невозможно в долгосрочную. Надо решать вопрос, как развивать экономику, занимать достойное место, и второе, вообще-то говоря, работать в компании солидных союзников.

А.Петровская Для этого доверие неплохо бы восстановить.

С.Цыпляев Нет, ну, когда вы в результате оглушительных эффективных действий потеряли самого главного стратегического союзника исторического – это Украину, то, конечно, после этого можно много говорить о коалициях с Венесуэлой и Кубой, которые выключатся в тот момент, когда вы перестанете им что-то поставлять. Это очень важная вещь. Иначе остается одна альтернатива историческая – это «Великая Швеция». То есть, вы – большое нейтральное государство, которое когда-то воевало под Полтавой, которое вспоминает времена славы и прочего, имеет свою собственную достаточную военную силу, чтобы быть неуязвимым, но так нейтрально сидите и ни во что не вмешиваетесь. Вот это, собственно, судьба одной из ведущих европейских империй. Это были главные игроки Европы в этот момент – Швеция. А где она сегодня?

А.Петровская Поскольку мы с Вами затронули историческую перспективу, я хочу Вам задать еще главный вопрос, который у нас очень любят: Что делать? Как жить в этой изоляции? В частности ответ дает Владислав Сурков. Его статья опубликована на сайте «Россия в глобальной политике». Я Вам только выдержку небольшую в качестве резюме: «Россия четыре века шла на Восток, еще четыре века на Запад. Ни там, ни там не укоренилась. Обе дороги пройдены. Теперь будет востребована идеология третьего пути, третьего типа цивилизации, третьего мира, третьего Рима». Как Вам такой вариант развития для России?

С.Цыпляев Мы, конечно – Рим, но только очень третий. А это вообще не вариант. Это набор мантр и слов, которые вообще ничего не означают. Означает: мы не идем туда, мы не идем сюда, мы пойдем куда-то в другое место. Это любимая фраза руководителя компартии Зюганова: «Надо менять курс». Менять – это означает куда-то, только не говорит куда.

А.Петровская Мы пойдем другим путем.

С.Цыпляев А другим – это, неизвестно каким. Ответов здесь никаких нет. Это красивые фразы, которые ничего не означают. Еще раз могу сказать, что мир стал глобальным, правила игры мировые сложились. У нас есть настроение, на Совете по внешней и оборонной политике, я не могу называть фамилии, люди выступали с четкими заявлениями, что нас устраивают только такие правила, где мы будем первыми, лидерами. Если мы не лидеры в этих правилах, то мы будем ломать правила. Не получится. Мир оказался сильнее. Мы помним песню: «Не стоит прогибаться под изменчивый мир». Но, тем не менее, мы должны понимать, как использовать к собственной выгоде все то, что сегодня происходит в мире, и как он движется. Другого варианта вам не представится. А если вы хотите идти неизвестным третьим путем в неизвестном третьем направлении с неизвестными третьими результатами, то вы вообще, грубо говоря – безответственный человек по отношению к собственному народу. А что он будет должен заплатить за вашу дорогу, которую вы ему предлагаете? А где ваше хоть какое-то экспериментальное доказательство, что эта дорога ведет не в пропасть и не в тупик, а куда-то еще? Вот подобные красивые литературные изыскания – они, конечно, замечательны для публикации и обсуждения, но абсолютно бесполезны с точки зрения выстраивания реальной рациональной и эффективной политики страны.

А.Петровская Зато мы знаем, куда ведет дорога с поста губернатора. Я сейчас про Амана Тулеева, который возглавил уже Парламент Кемеровской области. Это место ему уступил Алексей Синицын, который сложил с себя полномочия, чтобы этот пост занял как раз Аман Тулеев. И он сказал о том, что считает, что Аман Гумирович абсолютно вправе занять место лидера своей команды, учитывая колоссальную поддержку населения, полученную этой командой на выборах 2013-го года, пишет Синицын. Как Вам такое заявление?

С.Цыпляев — С 2013го года многое произошло, и тот же господин Тулеев заявил, что он понимает, что у него нет морального права руководить регионом. Эти слова были сказаны, и они правильные. Я не хочу его обсуждать, потому что реально не о чем разговаривать. Он покрыл себя вот этим шагом гораздо большим позором, чем все предыдущее. Я хочу говорить о другом, что не обсуждается. А как он оказался в депутатах? Ведь это тоже надо понимать. У нас в нашей избирательной системе есть принципиальные дефекты, которые не обсуждаются, но которые сделаны для удобства определенного количества начальников. Давайте посмотрим. Вот у нас списки. Идут выборы. Во главе списка мы видим людей, которые заведомо не собираются идти в депутаты. Вообще-то это обман избирателей. Это нечестно. Если ты ставишь свою фамилию в список, иди и работай депутатом. Или депутата ты воспринимаешь как что-то вообще несущественное и прочее.

Раньше так губернаторы выступали в качестве паровозов, что должно быть запрещено. Вот если у вас губернатор выступил паровозом, то первые три места надо просто мест лишать, если уходят люди, грубо говоря, из первой тройки. Это обман народа. Так теперь что еще было сделано? И это решение законодательное нашей федеральной власти. Если он таким образом остался губернатором, не стал депутатом, то за ним резервируется место. В случае необходимости у него есть всегда возможность вернуться в депутаты. Классная система. Вот, что и было проделано. Дальше уже местные депутаты сочли, что это самый лучший лидер для них. Для них это тоже диагноз. Так мы должны сказать, что этот вариант избирательного закона недопустим. Каждый человек, который предлагает себя в качестве депутата, в качестве кандидата – он должен, раньше это было, бумагу дать, что он уйдет с должности и будет депутатом. Потому что это называется обман доверия избирателей. Вот что это такое. Поэтому тот человек, который раз обманул доверие избирателей, два раза обманул, сейчас это делает третий раз. Просто нет смысла его комментировать. Надо думать о том, как исправлять дефект на будущее.

А.Петровская Сергей Алексеевич, предлагаю переехать в Петербург. Мы с Вами хотели закончить позитивными новостями, но до этого обсудим еще одну петербургскую новость. Петербуржское отделение Союза писателей объявило поэтический конкурс о борьбе защитников русского Донбасса с киевской сионо — фашистской хунтой. То есть, это прямо реальный конкурс отделения Союза писателей России в Петербурге, называется «Донбасс в бою и в труде». Задача конкурса – средствам поэзии привлечь внимание русской и зарубежной общественности к героизму защитников русского Донбасса в период 2014 – 18 в самоотверженных действиях по восстановлению народного хозяйства Донецкой и Луганской народных республик.

С.Цыпляев Я считаю, что это позорная страница этого союза, и он себя вписал в этот список. Это проблема довольно глубокая. Опять же элемент шовинизма со стороны естественных и технических наук. Проблема гуманитарного образования – эмоциональность и неумение анализировать факты. Вообще формулировка «сионо— фашизм» — это, конечно, класс. Это описано и известно, что именно гуманитарная интеллигенция поддержала Гитлера. Ей это очень нравилось. Это все красивое, сверкающее, марширующее, поющее – это все очень нравится. Но никто не понимает те последствия, они не в состоянии это оценить, это как дети, но очень злобные, надо сказать. Мне искренне больно и стыдно, что это происходит в Петербурге – городе, который считает себя городом культуры, который считает, что должен продвигать ценности гуманизма. Здесь ценности гуманизма в этом конкурсе и не ночевали.

А.Петровская У нас остается буквально две минуты. К хорошим новостям, чтобы закончить на приятной ноте. В пятницу наша волейбольная команда петербуржская одержала победу. Собственно, это важно не только для тех, кто следит за спортом, потому как я, признаюсь честно, не слежу. Мы с Вами до эфира обсудили, что это важно, когда мы говорили о приоритетах. Мы с Вами весь эфир об этом говорим.

С.Цыпляев Да. На самом деле, главный вопрос политики – это приоритеты, на что вы тратите деньги, на что вы тратите внимание. Мы как заговоренные решили, что у нас главное – футбол. И начинаем на это тратить деньги.

А.Петровская Хоккей тоже.

С.Цыпляев Хоккей сохранился, но ушел на второй план. Мы тратим гигантские деньги, и кроме расстройств и слез, и негатива мы ничего оттуда не получаем. Потому что никогда футбол не был нашим. Там в значительной степени играли Динамо-Киев и Динамо-Тбилиси. А всегда национальным видом спорта был волейбол. Мы сильнейшие в этом спорте в мире. Шесть лет наша команда – победитель Лиги чемпионов Европы. Мы всегда выигрываем там первые и вторые места: на олимпиадах, на чемпионатах мира. Вот большой волейбол вернулся в город. В этом году впервые снова создан клуб суперлиги Зенит. Ставилась задача войти в пятерку, а ребята уже играют в финале. Они победили Динамо-Москва в сложнейшем, тяжелейшем матче. Полный зал. Семь тысяч человек без всякой рекламы собирается в Сибур — арене. И такое шоу, которое трудно себе представить. Мы понимаем, там другие, скромные деньги. Там играют на всю большую команду два всего легионера: один кубинец, один серб.

Все остальные – это воспитанники нашего отечественного волейбола. Здесь, я могу сказать, бразильцы раскрутили этот вид спорта до национального спорта номер два. Там такие залы собираются. И это главный наш соперник на мировом уровне. Наш клуб Зенит-Казань, с которым предстоит теперь битва финальная за золото, выиграл все вообще. Он выиграл и Лигу чемпионов Европы, и мировой турнир лучших волейбольных клубов. То есть, мы действительно как лига даже волейбольная – это номер один, номер два, скажем. Вместе с бразильцами. Но мы ничего об этом не говорим, не знаем, не слышим. Я хотел бы поздравить всех петербуржцев действительных любителей волейбола на фоне невыразительной игры Зенита, на фоне вылета СКА.

А.Петровская Это утешение для нас.

С.Цыпляев А здесь из безнадежной ситуации проигрывания 2:0 и 1:8 в третьей партии Зенит просто совершил чудо и выиграл второй матч, и вышел в финал, где встретиться с Зенитом-Казань, который до этого 64 матча не проигрывал, и в этом году его победную серию прервал тоже питерский Зенит. Это будет интересно.

А.Петровская На этой ноте мы и заканчиваем. Заканчиваем сегодняшнее «Особое мнение». Сергей Цыпляев – политик был у нас в гостях. Спасибо.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире