'Вопросы к интервью


Подписывайтесь на YouTube-канал «Эхо Москвы»

М. Наки Здравствуйте. Меня зовут Майкл Наки. Я проведу этот эфир. Сегодня у нас в гостях Олег Сысуев, бывший вице-премьер правительства РФ, зампред совета директоров «Альфа-банка». Добрый вечер.

О. Сысуев Добрый вечер.

М. Наки Начнем с темы, которая постоянно появляется в том или ином виде. Тема криптовалют. Сегодня, наконец, мы получили некоторый законопроект о том, как их хотят зарегулировать у нас. Пессимистов он обрадовал, потому что они думали, что вообще все запретят, потому что год назад такие разговоры ходили. Оптимистов несколько разочаровал. Потому что планируется, что нельзя будет расплачиваться. Только особые компании смогут осуществлять покупку и продажу. На ваш взгляд как взаимодействовать государству, как регулировать то, что новое появилось – криптовалюты. Какую стратегию надо бы выбрать?

О. Сысуев Не знаю точного ответа на этот вопрос. И даже скажу так, что я не сформировал своего какого-то убеждения по этому поводу. Для меня это, видимо, для многих terra incognita, надо попробовать самому для начала поучаствовать в этом процессе. И тогда, наверное, я буду иметь право говорить об этом с той или иной степенью убежденности. Но я думаю, что консервативный подход, который демонстрирует в данном случае регулятор, он оправдан. Тем более в нашей стране я понимаю, чем руководствуется. Тем, что сам инструмент неизведан, непонятно, чем он обеспечен. Непонятна практика даже мировая. Где-то более либерально, где-то менее, где-то вообще запрещают хождение подобного рода инструмента. И так далее. Но то, что у нас наверняка будет, если сейчас разрешить это более-менее либеральным способом, то исходя из той волатильности, которая существует на рынке криптовалют и ожидания вполне реального коллапса на этом рынке, который может привести в ноль вложение инвесторов, люди придут к государству и начнут просить помощи. Как обманутые вкладчики, дольщики. Люди, работающие на частных предприятиях, не получившие зарплату, обращаются к Путину. Деятели искусств и так далее. У нас же государство патерналистское и политика последних лет – это вскармливание этого патернализма, государство превыше всего и значит, оно за все отвечает. Мне кажется, что даже эти вроде как продвинутые инвесторы, чего боится ЦБ, они в итоге будут у государства требовать, чтобы государство помогло им выйти из этого положения. И я все-таки понимаю, не хочу сказать, что выступаю за такой подход, понимаю консервативный подход ЦБ, министерство финансов, которое кстати, по-моему, является автором законопроекта, который вносится в думу.

М. Наки Если настолько риски высоки и если все думают, что потом придут снова к государству, почему вам не кажется подход запретить и посмотреть, что будет в остальных например, странах. А то получается ни туда, и ни сюда.

О. Сысуев Это у нас во многом так: ни туда, ни сюда. Когнитивный диссонанс происходит. Потому что если мы возьмем по отдельности и вместе представителей нашего экономического финансового блока, то это вполне себе либералы и рыночники. Они хорошо понимают, что если весь мир движется по этому пути, то мы не можем оставаться на обочине этого движения. Должны каким-то образом встраиваться в существующий тренд и отвечать на вызовы времени. Но с другой стороны они понимают, что любой наш шаг также имеет в нынешнее время очень понятную политическую оценку и составляющую. А как это может навредить, условно говоря, социально-политической стабильности в итоге. Потому что это у нас превыше всего. Социально-политическая стабильность. Поэтому у нас во многом и в том числе в этом вопросе такие половинчатые шаги.

М. Наки А когда экономический блок, те, кто принимает решения завязан на политическую стабильность и на возможные риски, когда обычные граждане могут не рассчитать свои риски и все такое, вот когда экономический блок ориентируется не на целесообразность экономическую, а на какую-то политическую или социальную составляющую, это хорошо или плохо на ваш взгляд?

О.Сысуев: Консервативный подход в вопросе криптовалюты, который демонстрирует Центробанк, он оправдан

О. Сысуев Мне кажется это плохо. И мне кажется, что это одна из причин того, что у нас, в общем, ни одна из реформ институциональных до сих пор не реализована. И я говорю не только о реформах, связанных с общественно-политической жизнью, но и экономических реформ. Мы наблюдали процесс активного реформирования еще в начале 2000 годов, потом, как известно, этот процесс в силу социально-политической целесообразности и стабильности был заторможен. В силу того, что нам помогала высокая цена на нефть, которая сейчас не низкая. Сейчас в районе 70 долларов за баррель, но при этом новость для нас, что рубль не показывает того движения, которое он показывал вслед за ценой на нефть в прежние времена. Это отдельный разговор. И в этом смысле мне кажется, что наш экономический блок все-таки в большей степени смотрит сейчас и настраивается таким образом на указания партии, что называется, правящего класса. И все-таки мы не видим серьезных усилий для осуществления институциональных реформ. Это плохо.

М. Наки Но вот в конкретной плоскости, вы говорите общими терминами, что хорошо бы, чтобы были хорошие реформы…

О. Сысуев Хорошие реформы. Это у Грудинина хорошие реформы. На любой чих у него хорошая реформа.

М. Наки Так конкретно вот эта ориентировка на политику и на социальное, чего, скажем так, нас лишает. И что могло бы быть, если бы экономический блок ориентировался только на экономическую целесообразность.

О. Сысуев Мне кажется, во-первых, да, до конца вы знаете, экономический блок, безусловно, не может повлиять на это. Мне кажется, в порыве откровения на гайдаровском форуме очень точно об этом сказал глава сбербанка РФ Герман Греф. Который сказал, что, во-первых, надо улучшить геополитическую ситуацию. Может экономический блок повлиять на улучшение геополитической ситуации и положения России в мире в этом смысле. Нет, не может. Я согласен с Германом Грефом, что одна из причин того, что у нас в любом случае хорошо написанные проекты и программы институциональных экономических реформ не будут реализованы, причина в том, что политика в том числе и геополитическая ситуация не даст возможности реализовать эти реформы.

М. Наки Как это можно изменить?

О. Сысуев Это меняется исключительно и только на общественно-политическом фланге и, видимо, для любой страны понятно, что эта конкуренция политическая, в конце концов, обеспечить выбор наилучших практик, программ, кандидатов и так далее.

М. Наки Но должны ли, например, как и экономисты во власти, так и может быть частные компании, частные банки выступить все громко сказать, что вот надо срочно менять и политику, может быть и международную, если мы говорим об этом, для того чтобы дать какой-то импульс на изменение того, что сложилось.

О. Сысуев В современной России – нет. Это исключено. Мы уже давненько живем в ситуации, когда настоящих буйных мало, их практически не осталось. Все понимают, в каком мире они живут. И все понимают, с какими заявлениями можно выступать, а с какими нет. Я считаю, что смелость Германа Грефа в этом отношении, чего уж он там сказал, улучшение геополитической ситуации, она вызвала всеобщий восторг и удивление.

М. Наки Почему бы не присоединиться к ним, то есть какие риски…

О. Сысуев Я присоединяюсь.

М. Наки Так. У нас уже есть два громких заявления.

О. Сысуев Это, в общем, относится и к санкциям грядущим и прошлым. Это относится к положению России в общемировом экономическом, в том числе инновационном процессе. Потому что мы рискуем остаться на обочине. Я с удовольствием присоединяюсь к словам Германа Грефа.

М. Наки То есть, правильно ли я понимаю, что общее понимание того, что что-то неправильно, есть у многих людей, которые в этой сфере, но есть какие-то риски и страхи, которые не позволяют им об этом говорить.

О. Сысуев Есть, я по своему личному общению знаю, также знаю и общественность об этом знает, что есть, например, руководители другого банка государственного крупнейшего, которые во всем видят влияние тлетворное Запада и врагов и уже называют это войной против России. С целью смены режима. И прочие, прочие вещи. Такая оценка есть. Они не видят проблемы у нас внутри, они видят все проблемы исключительно только на Западе. Исключительно и только в этом они видят решения… Так сказать решения этих проблем они видят наши внутренние проблемы. Я-то уверен, что мы сами виноваты, я уверен в том, что мы должны измениться. Я уверен в том, что мы должны переосмыслить свое поведение.

М. Наки Мы – это кто?

О. Сысуев Россия. Прежде всего, безусловно, власть, которая является лидером нашего общества. Мне кажется, что без этого мы определенно не двинемся вперед. Это показывает история.

О.Сысуев:Хорошо написанные проекты реформ не будут реализованы, поскольку геополитическая ситуация не даст возможности

М. Наки А как вам кажется, такие высказывания про войну, про тлетворное влияние Запада искренни или нет?

ОТБИВКА

М. Наки Это «Особое мнение». Олег Сысуев в студии.

О. Сысуев Чего-то не то мы сказали, да?

М. Наки Так. Продолжим с того самого интригующего места.

О. Сысуев Вы знаете, я до сих пор не разобрался в этом вопросе, искренне ли эти люди образованные опытные, уважаемые, занимающие такое высокое положение они говорят. Или они говорят в силу своего конъюнктурного предрасположения, конъюнктурного положения. Мыслей в связи с этим, какого-то корпоративного единения государственного и так далее. Я, честно говоря, в этом отношении не разобрался. Если это отражение корпоративного взгляда, а внутри они думают по-другому, то это огромная беда.

М. Наки Тогда другая тема тоже про общественные изменения и про то, как может или не может это меняться. Сейчас проходит предвыборная кампания. Была история на прошедшей неделе, связанная с ликвидацией фонда политика Алексея Навального. Фонда, который осуществлял операционную деятельность, в том числе касательно забастовки, которую Навальный планирует на выборах. И с «Альфа-банком» была история. Он одним из первых заблокировал счета, то есть, как я выяснял, остальные банки, на которых тоже были счета, сделали это на следующий день после судебного заседания. И дали сразу постановление федеральной службе судебных приставов об этом. Собственно, что произошло, и почему такая была вечером в понедельник противоречивая информация от сотрудников банка, от прессы-службы. То про Минюст говорили, то про ФССП. Что произошло, сейчас есть понимание?

О.Сысуев: Я уверен в том, что мы, Россия, должны переосмыслить свое поведение

О. Сысуев У меня абсолютно четкое понимание на сей счет, потому что я был включен в этот процесс уже постфактум, поскольку меня просили комментировать. Во-первых, речь не идет о фонде Навального. Речь идет о юридическом лице, которое называется «Пятое время года». Это во-первых. Во-вторых, я очень внимательно изучил это постановление, которое надо сказать с рекордной скоростью было принято судом сначала, потом подписано судебными приставами и потом доставлено в «Альфа-банк» чуть ли ни… В рекордные сроки. Оно действительно касалось четырех банков. Я уж не знаю, так ли быстро доставили в другие банки. Потому что почему-то и комментаторы со стороны этого фонда говорили только про «Альфа-банк». Там был и Cбербанк и банк «Открытие», и «Райффайзенбанк». И так далее. Они наверняка тоже исполнили постановление это в сроки, которые оговорены в самом постановлении. А именно незамедлительно, так и написано и доложить об этом судебному приставу в течение часа. Что еще интересно, удалось мне выяснить. Что наш, например, банк получил за прошлый год 334 тысячи подобного рода постановлений. Выходит, что мы получали в среднем по тысяче подобного рода постановлений в день. И, конечно же, процессы отлажены так, что это происходит практически автоматически. Я уж не знаю, если бы там было на самом деле написано: фонд Алексея Навального или оппозиционный фонд Алексея Навального, — как бы наши менеджеры отреагировали на это. Но они отреагировали ровно так, как отреагировали бы на постановление относительно фонда «Ромашка». По поводу фонда «Пятое время года». И там у нас, конечно, работают живые люди, и, наверное, они допустили какую-то, может быть, бестактность, когда общались вечером с представителями фонда, за что я прошу извинения. Действительно с точки зрения технологии, арест счета подразумевает выставление у него на интерфейсе его минус 999 млрд. 99 миллионов 999 тысяч 999 рублей. И кажется арифметически, что, положи триллион и счет будет разблокирован. Так устроена система. И, наверное, какой-то остряк, не понимая чувств в данном случае сотрудников этого фонда, предложил им положить триллион рублей. За что я приношу извинения, если была подобного рода бестактность допущена. Мы поправим эту ситуацию, безусловно. Но по-другому наши сотрудники поступить не могли и они обязательно должны были это исполнить, в том числе в силу того, что в постановлении записаны меры их ответственности и как менеджеров, так и в целом компании, то есть банка и руководителей, должностных лиц.

М. Наки Для того чтобы окончательно прояснить этот момент, очень много об этом спрашивали, правильно ли я и слушатели понимаем, что если приходит такое постановление на любое юридическое или физическое лицо, оно незамедлительно исполняется.

О. Сысуев В таком виде — да, абсолютно точно.

М. Наки Тогда хотелось бы у вас спросить уже не как представителя «Альфа-банка», не как человека, который имеет отношение к этой организации, вот такая ситуация, когда столь быстры в отношении некоторых…

О.Сысуев: Наши менеджеры отреагировали на кейс Навального так, как отреагировали бы на постановление о фонде «Ромашка»

О. Сысуев Если абстрагироваться от того, что я представитель «Альфа-банка», я гражданин РФ, я убежден в том, что это политически мотивированное решение и политически мотивированы действия, в том числе и с такой скоростью произведенные правоохранительными органами.

М. Наки Есть ли какая-то возможная юридическая или правовая возможность, в том числе для тех, кто принужден исполнять такие решения как-то влиять на сформировавшуюся систему?

О. Сысуев Я не представляю себе этого с точки зрения организации и служебных обязанностей наших сотрудников. Думаю, что как представитель гражданского общества, наверное, это рекомендация тем, кто считает, что это неправомерно, или группам людей, которые считают это неправомерным или организациям, которые считают это неправомерным, конечно, добиваться через судебные иски изменения этих решений.

М. Наки Как вам кажется, в текущей президентской кампании, да в принципе в политической сложившейся ситуации будут ли вот такие частные сторонние компании, которые казалось бы, не имеют какого-то большого отношения ни к политике, ни к каким-то конкретным кандидатам, будут ли все чаще и чаще их использовать. Потому что если вас призывают и делают постановление блокировать таких-то кандидатов, это практически политическое давление на этих кандидатов. Будет ли продолжаться использование усиления давления на такие компании в рамках именно политического процесса.

О. Сысуев Вы имеете в виду фонд…

М. Наки Нет, я имею в виду, что у нас есть ситуация, когда есть политик, у него есть фонд, который обеспечивает его деятельность. И компания, которая никак в политике не участвует. «Альфа-банк» или какие-то другие, им по сути приходится выполнять политически мотивированные решения.

О. Сысуев Если они будут контактировать с правоохранительной системой, я предполагаю, что правоохранительная система, это показала и история и показывает настоящее, выполняет, в том числе политические установки, конечно, они будут подвергаться давлению компаний, которые работают в инфраструктуре, которая может каким-то образом быть связана с предвыборной кампанией.

М. Наки С точки зрения экономической это хорошо, когда такая компания «Альфа-банк» и любая другая оказывается под рисками в определенный момент…

О. Сысуев Я скажу не с точки зрения конкретного случая, конкретных выборов. А среда плохая. Плохая среда. И поэтому у нас нет доверия инвесторов, поэтому у нас нет долгосрочных инвестиций. Поэтому деньги уходят из российской экономики, поэтому у нас уезжают, уплывают мозги из РФ. Об этом, кстати, тоже на гайдаровском форуме очень много говорили.

М. Наки Нам постоянно рапортуют, что и климат улучшается инвестиционный, и приток денег идет. И вообще ситуация улучшается. Вы разделяете оптимизм?

О. Сысуев Я такой оптимизм не разделяю. И у меня совершенно другие данные. С точки зрения спекулятивной площадки, да, наверное, Россия используется, поскольку она является страной, которая обладает огромными ресурсами. Энергоносителями и так далее. Но с точки зрения долгосрочных вложений, долгосрочных инвестиций, за пределами периметра именно ресурсодобывающих секторов я не вижу такого, чтобы мы были кому-то интересны.

М. Наки То, что мы спекулятивная площадка – хорошо для нас? Деньги же там приходят, наверное. Или как это работает.

О. Сысуев Они приходят и уходят.

М. Наки Приходят затем следующие получается.

О. Сысуев Пока нефть находится на этих уровнях — да. Но как только эта основа нашей экономики пошатнется, то это грозит очередным кризисом, которых мы много проходили за времена новой России.

М. Наки Но если к нам не приходят другие компании с долгосрочным инвестициями и всем прочим, может быть это хороший фон для того, чтобы наши собственные компании или еще не утекшие мозги могли развиваться в отсутствие…

О.Сысуев: Плохая среда. Поэтому у нас нет доверия инвесторов, поэтому у нас нет долгосрочных инвестиций

О. Сысуев Да, об этом, безусловно, говорит власть. Но понимаете, в таком климате экономическом и при таком пространстве экономическом, глобальном я бы сказал, точно необходимо проникновение инноваций, очень свободное движение этих инноваций. И, к сожалению, то, что мы находимся в условиях санкций, то, что у нас экономика все более и более государственная, то, что мы все более и более зависим от решений тех или иных государственных властей, — это все приводит к тому, что мы не можем воспользоваться тем богатством инновационным, которое сейчас рождается в мире.

М. Наки А оно нам надо?

О. Сысуев Оно нам очень надо. Я думаю, на мой взгляд, это одна из главных бед и рисков, которые нам предстоит пережить, если мы не изменим ситуацию.

М. Наки Все постоянно говорят об инновациях опять же, как о чем-то абстрактном. Каких инноваций на мне хватает?

О. Сысуев Диджитал. Об этом говорят постоянно. Если вы послушаете, что говорят наши молодые министры, вице-премьеры в Давосе, они как раз говорят о цифровой экономике, об инновациях, о блокчейне и так далее. Что Россия может стать передовой. Но все это заклинания, которые как мне кажется, не имеют под собой серьезной почвы. Потому что именно это требует мозгов, именно это требует доверия, именно это требует открытости и страны, и экономики.

М. Наки А эти инновации должны прийти откуда-то или они должны здесь развиваться. То есть где вы видите проблему.

О. Сысуев Мне кажется, что и так и так. И должны здесь мы быть адаптивными к восприятию всего нового и должны здесь создавать условия для тех, кто хочет здесь развивать эти направления. И конечно должны воспринимать все то новое, что есть на Западе и стараться все-таки создавать условия для людей талантливых, чтобы они реализовывались у нас. Внутри страны.

М. Наки Спасибо. И мы сейчас сделаем небольшой перерыв на новости, и затем вернемся к эфиру с Олегом Сысуевым.

НОВОСТИ

М. Наки Еще раз здравствуйте. В студии у нас сегодня Олег Сысуев, бывший вице-премьер правительства России. Мы с вами начали, зашли на тему санкций. Все сейчас предполагают, что будет, они будут уже совсем скоро. Как вам кажется, есть какая-то паника, панические настроения. Вот вы упоминали в том числе речь Костина на форуме в Давосе. Мы его правда не называли. Но это его было, что все против нас, война идет и все такое. Есть ли какие-то опасения, страхи на ваш взгляд у тех, против кого эти санкции будут введены?

О. Сысуев Я думаю, что, безусловно, ситуация тревожная. И, конечно же, все переживают за свой бизнес. Потому что при всей нашей своеобычности и желания быть ни на кого не похожими, мы в достаточной степени во времена новой России интегрировались в мировую экономику, в том числе и фактически рубль стал конвертируемым, фактически все свободно обращаются, экономики, банки, и компании с валютой. В том числе с долларом, евро и так далее. И для нас это очень важно. Поскольку все-таки первейшей главнейшей расчетной единицей во всем мире является доллар, и корреспондентские счета имеют все наши банки, не находящиеся под санкциями. Мы в сильной степени зависим от решения, которые будут приняты. Если они будут такими радикальными, масса списков ходит сейчас по белу свету по Интернету.

О.Сысуев: Цифровая экономика, инновации, блокчейн — это заклинания, которые не имеют под собой серьезной почвы

М. Наки Анонимным Telegram-каналам.

О. Сысуев Да. Масса каких-то слухов и так далее. То это может стать для нас совершенно откровением. И наступлением какой-то новой эпохи. Понимают это и власти, безусловно. Неслучайно декларация о создании банка, который будет обслуживать гособоронзаказ и будет работать с оборонными предприятиями и уже фактически это признание того, что это не пустая профанация, а к этому готовятся. Думаю, что процесс формирования подобного рода санкций гораздо более сложный, чем мы себе можем представить. Потому что это не наша система принятия решений. Это гораздо более сложная дискретная…

М. Наки Не наша — в каком смысле?

О. Сысуев Мы все привыкли к линейному и очень простому мышлению и думаем, что везде так, какой-то первый секретарь ЦК вашингтонского обкома решил, приказал и так все будет. Все гораздо сложнее. Учитываются какие-то противоречия. Непростые взаимоотношения в конгрессе, непростые взаимоотношения конгресса с администрацией. С правительством и так далее. И мне кажется, что нас ждет и сами санкции будут, наверное, в большой степени нелинейными. Мне кажется, они будут в том числе и содержать какие-то общие фразы, которые в нашем понимании будут держать наши компании на крючке. Например, что такое существенная помощь со стороны государства. Или что такое существенное финансирование оборонных предприятий. Например, для банка. Зарплатный проект на оборонном предприятии — это является элементом существенного финансирования оборонного предприятия или нет. И мне кажется, что только практика может показать, насколько это будет серьезно для нашей экономики. В любом случае это плохо, в любом случае как мне кажется нам надо, признавая, будут санкции, не будут, в каком они виде, работать над источником этих проблем. А источник как мне кажется в нашей геополитической политике.

М. Наки Но вот, например, как я понимаю, «Альфа-банк» отчасти купировал риски, выйдя из оборонных проектов.

О. Сысуев Я хотел бы по этому поводу тоже сказать несколько слов. Надо иметь в виду, что «Альфа-банк» не работает с компаниями, находящимися в санкционных списках. Там есть оборонные предприятия и это правда. Не только «Альфа-банк», но и сбербанк, и ВТБ и так далее по списку банки, которые оперируют корреспондентскими счетами и не желают ставить под риск ни себя, ни своих клиентов. Это все понятно, это еще с осени понятно. И всеми это принято и понятно и так далее. Это правда, что «Альфа-банк» не был уполномоченным банком по возможности распоряжения средствами оборонного заказа, когда через банк проходят средства, выделенные бюджетом на оборонный заказ. Мы действительно претендовали на это, но нам по каким-то причинам не разрешали. Оперировать средствами оборонного заказа. Но это не значит, что у нас не было никаких контактов с оборонными предприятиями. Они были, но с теми компаниями, которые в санкционном списке, мы, к сожалению, вынуждены прервать свои отношения. Это для нас не очень хорошо, потому что для нас достаточно заметная часть нашего бизнеса, и мы сейчас вынуждены искать способы замещения выпадающих у нас бизнеса и доходов. И еще раз повторяю, что мы в этом смысле абсолютно не уникальны.

О.Сысуев: Приезд хоккейной команды женской Северной Кореи в Южную — это событие в достаточной степени историческое

М. Наки И вот тут вопрос, санкции по идее влияют на тех, кто под эти санкции подпадает. Насколько я понимаю механизм санкций в принципе. Здесь мы видим картину, когда многие компании, например, «Альфа-банк» и многие другие, которые вы перечислили, косвенно становятся тоже компаниями, на которых эти санкции негативно влияют. Не получается ли такой истории, что санкции бьют не совсем по тем, к кому предполагают применяться. С вашей точки зрения, с экономической точки зрения.

О. Сысуев Мы, конечно, хотели верить в то, что наш банк не является целью этих санкций. Но мне представляется, что все-таки источником еще раз повторяю, всего этого по представлению тех, кто эти санкции принимает, являются наши внешнеполитические дела. И они таким образом обосновывают это тем, чтобы нас подвинуть принять какие-то другие, я имею в виду Россию, внешнеполитические решения. В первую очередь по Украине. И в этом смысле лес рубят, щепки летят, мне кажется, вполне себе подходит для того, чтобы сейчас может случиться и уже случилось. И логику можно понять, только будучи встроенным в эту систему. Я тоже многое не понимаю.

М. Наки Согласен. Мы с вами программу начали с того, что зачастую для тех людей, которые находятся у власти, экономическая целесообразность, экономические удары и все прочее не являются первостепенным мотиватором. И в частности вы говорили, что политические и социальные вещи здесь могут играть большую роль. Не получается ли также с санкциями, есть ли в них смысл на ваш взгляд?

О. Сысуев Хороший вопрос. Я повторю, процитирую себя для того, чтобы быть уверенным, так это или нет. Надо быть членом конгресса США от республиканской партии, получать образование там и вообще быть рожденным там, чтобы полностью осознавать и понимать логику событий. Я родился в Советском Союзе, я был членом Коммунистической партии Советского Союза, и, в общем, немногим отличаюсь от тех людей, которые сейчас, даже, может быть, отличаюсь в сторону совкового сознания от тех, кто находится у власти. И для меня тоже это вопрос. Почему? – потому что у нас есть примеры санкционных закрытых экономик и применения санкций к Северной Корее, к Ирану и так далее. И я, честно говоря, не очень подробно разбираюсь в этом процессе, все-таки вижу, что пока от этих санкций, в общем, пользы, если иметь в виду движение к принятию правильных решений…

М. Наки К тем целям.

О. Сысуев … они, к сожалению, с моей точки зрения не приводят. Западные аналитики говорят, что приводят и, наверное, надо с ними поговорить и выяснить у них, а какие собственно факты подтверждают это. Что санкции приводят к улучшению ситуации. Что, в Северной Корее перестали испытывать носители ядерного заряда? Нет. Что, в Северной Корее перестали или там стала свобода слова. Хотя видите, какие подвижки. Будет объединенная команда. Это, конечно, для меня большой сюрприз. Я сегодня, по-моему, или вчера видел по CNN приезд хоккейной команды женской Северной Кореи в Южную Корею. Это, конечно, мне кажется событие в достаточной степени историческое. Является ли это ответом на санкции – я вот не могу сказать.

М. Наки Учитывая ракетные удары, которые были за месяц до этого.

О. Сысуев И та риторика, которая сопровождается лидерами Северной Кореи. Я вижу также, что происходит в России. На мой взгляд, на нынешнюю власть, пока у меня нет других подтверждений, это производит впечатление лишь то, что она в большей степени закрывается. Она в большей степени озлобляется. Она в большей степени настраивает на мобилизацию.

М. Наки Последний вопрос. Минута буквально остается. На условно частные компании, в том числе частный банк «Альфа-банк» идет давление как со стороны властей, так и щепки, которые со стороны санкций. Ваш прогноз, в будущем усилятся какие-то негативные вещи и с той и другой стороны для частных компаний в принципе. Или нет.

О.Сысуев: Главная проблема внутри России, что частный банковский сектор за полгода сузился кратно

О. Сысуев Я уверен в том, что, безусловно, у нас есть риски того, что внешние проявления, если так можно сказать, будут на нас каким-то образом влиять, в том числе, наверное, не очень позитивным. Но главная проблема внутри России, главная проблема – что мы с вами стали за полгода свидетелями того, что частный банковский сектор сузился кратно. Просто кратно. Если иметь в виду объемы средств, которыми он оперировал. Вот это плохо.

М. Наки Проблема внутри. Спасибо большое. Это был Олег Сысуев и Майкл Наки в программе «Особое мнение». Всего доброго.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире