'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 01 января 2018, 17:08


Подписывайтесь на Youtube-канал «Эхо Москвы»

О. Журавлева Здравствуйте. Это программа «Особое мнение». У нас в гостях журналист Антон Красовский. Антон, привет.

А. Красовский Здравствуйте, с Новым годом!

О. Журавлева Какой-то нерадостный вид у новогоднего нашего гостя.

А. Красовский Я очень радостный. Я не бухал. Я спал всю ночь спокойно, не смотрел весь этот шабаш, который вы все вынуждены были смотреть на Первом и Втором каналах.

О. Журавлева О шабаше чуть позже если можно. Сначала у нас есть новости, как ни удивительно, потому что кроме наших каникул…

А. Красовский Сгорела елка на Сахалине. Вы это имеете в виду.

О. Журавлева Ну да. Кстати по всей Европе тоже жертвы фейерверков и не только у нас. Это конечно приятно, что мы вместе со всей Европой. Самодельная бомба в Турине тоже видимо, в ряду фейерверков. А вот Дональд Трамп уже заявил, что в Иране настало время для перемен. Действительно последние дни в Иране нечто происходит. Сначала мирные, потом уже просто антиправительственные вступления. И уже говорится о попытках захвата полицейских участков и военных баз. Уже есть человеческие жертвы. И время действительно перемен, судя по всему. По ощущениям в какую сторону перемены.

А. Красовский: Все они проиграют. И останется Рухани и останутся и «Стражи революции» и аятолла Хомейни

А. Красовский Вот именно. Всем кажется, я просто смотрел некоторое количество комментариев, которые у нас по либеральному отечественному фейсбуку идут и все это действительно в жанре того, что: Путин, посмотри, что будет с тобой. На самом деле в Иране происходит довольно сложная конструкция как кажется, вообще иранские протесты 2017 года и кажется здесь в России, что никогда таких не было. С 1979 года, со времен исламской революции. И в то же время, если вы посмотрите сейчас, что было в Иране между 1979 и 2017 годами, вы увидите, что было много всего разного, например, так называемое «зеленое движение» 2009 года. Огромные многомиллионные протесты в Иране. И то, что происходит сейчас это, по меньшей мере, не больше того, что было в 2009. А вот видите, в 2009 исламская революция устояла и что-то мне подсказывает, что устоит она и сейчас. То есть, вообще говоря, если вы считаете, что 12 погибших протестующих в такой огромной многомиллионной стране как Иран и довольно сложно управляемой и в то же время очень жесткой, это много. То поверьте мне, это ни о чем. Там в соседней стране Сирии гибнут десятки тысяч и никто их не замечает. Я абсолютно убежден, что устоит не исламская революция, но устоит даже режим Рухани. Против которого сейчас эти протесты направлены. Я абсолютно убежден, что и те люди, которые считают, что можно использовать эти протесты против исламизма сейчас и те люди, которые наоборот считают, что эти протесты можно использовать против такого по иранским меркам либерального режима Рухани. Я думаю, все они проиграют. И останется Рухани и останутся и «Стражи революции» и аятолла Хомейни. И все они останутся. И 2018 год принесет в Иран стабильность. У меня такое ощущение. Конечно же, это инспирированное какими-то разными людьми, в том числе кстати не то чтобы американской какой-то военщиной, а вполне себе внутрииранской кликой. Движение, образовавшееся на фоне повышения цен на нефть, которое привело к повышению цен на бензин и соответствующее повышение цен на продукты. Для, в общем, беднеющей страны Иран и при этом приоткрывающей немного занавес, который отделял эту страну десятилетиями от Запада мы понимаем, что конечно, народ хочет какой-то большей свободы и большей сытости. И в то же время я действительно всем вам рекомендую изучить сейчас историю Ирана. Это прекрасная история, замечательная. Для нас она очень поучительная и что-то мне подсказывает, что есть шанс, что у нас наступит нечто похожее после 29 января, когда американский конгресс примет закон о новых российских санкциях. Потому что то, что сейчас, по крайней мере, люди разные из разных источников говорят, это совсем не то, на что рассчитывала российская власть еще месяца 3-4 назад. Совсем не то, на что рассчитывал российский бизнес. И это совсем не опереточные санкции. Говорят, что там десятки тысяч фамилий в этом листе. И говорят, что десятки тысяч фамилий попадут в эти санкционные списки. Говорят, что это десятки банков, включая первую тройку государственных банков, и говорят, что сейчас разрабатывается вообще процесс отключения СВИФТ и вопрос лишь в том, отключат ли всю страну или только национальные банки. Это ровно то, что было в процессе американских и мировых санкций против Ирана. И то, к чему это привело в итоге в Иране. Можете попробовать получить иранскую визу в Москве в посольстве и посмотреть, как выглядят иранские города. И посмотреть на фото, как эти города выглядели до 1979 года. И как вообще эта нация выглядела до 1979 года. А потом посмотреть, например, фильмы Махмальбаф или Маджида Маджиди.

А. Красовский: Это совсем не опереточные санкции. Говорят, что там десятки тысяч фамилий в этом листе

О. Журавлева Скажи, пожалуйста, а как тебе кажется, ввязываться еще и в Иран…

А. Красовский Нам?

О. Журавлева У какой-нибудь державы есть резон.

А. Красовский А что значит ввязываться еще в Иран.

О. Журавлева Вашингтон сейчас говорит о том, что демонстранты имеют право…

А. Красовский Вашингтон вообще всегда говорит, что демонстраторы имеют право. Это позиция Вашингтона. Она, между прочим, абсолютно логичная, справедливая. Демонстранты действительно имеют право. И ровно то же самое сказал президент Рухани. И, честно говоря, и Путин тоже говорит иногда, что демонстранты даже имеют право, если это конструктивные демонстранты и конструктивная оппозиция. Как правило, правда, оппозиция по Владимиру Владимировичу Путину неконструктивная. И ее можно разогнать. Но у меня нет ощущения, что кто бы то ни было сейчас из больших стран будет ввязываться вообще в иранскую историю. Потому что ее пока еще нет. Я еще раз подчеркиваю, да, действительно происходит некоторое количество протестов. И выглядят они как протесты очень ожесточенные, которые непременно должны к чему-то привести. Но если вы посмотрите на аналогичные кадры, например, выступление каких-нибудь антиглобалистов во время съезда какой-нибудь «большой семерки», вы увидите, что это ровно те же самые кадры. Это какие-то люди с завязанными лицами, кидающие коктейли Молотова. В непонятном направлении. Вы не понимаете ни их количество, ни их сплоченность, ни их мотивацию. Здесь ровно та же история. Вы не понимаете тот заряд, который есть внутри этого внутрииранского протеста и к чему он может привести. Я, честно говоря, у меня нет ощущения, что он к чему-то приведет. Как пишет главный редактор этой радиостанции в своем Telegram – «будем наблюдать». И в то же время я думаю, что наблюдать особо не за чем, я уверен, что после рождественских праздников вообще все закончится. Мое такое ощущение. Просто потому что нет никакого действительно настоящего толчка извне и на самом деле у этих протестантов нет никакой надежды, что может что-то измениться с одной стороны. А с другой стороны я повторяю, мы не понимаем вообще, в какую сторону эти люди хотят перемен. Если вы уверены в том, что эти люди хотят перемен в цивилизационную сторону, я в этом совершенно не уверен. По крайней мере, вся логика революций на Ближнем Востоке, которая происходила последние 15 лет, как мы видим, говорим немножко об обратном.

>

А. Красовский: Говорят, что сейчас разрабатывается вообще процесс отключения СВИФТ

О. Журавлева А откуда у тебя уверенность, что санкции против России новая серия будет сравнима с санкциями против Ирана.

А. Красовский У меня никакой уверенности в этом. Как ни у одного из тех людей, которые, так или иначе, в эти санкции могут попасть. Но я вижу реакцию, скажем так, своих знакомых, которые боятся в этом списке оказаться. Это просто очень богатые люди. Это не какие-то путинские олигархи. Не менты, не прокуроры, не кагэбэшники. А это просто очень богатые люди, которые заработали свои деньги еще при Борисе Николаевиче Ельцине. И они, скорее всего, тоже окажутся в санкционных списках. И, скорее всего, все их бизнесы будут заблокированы в США, и все их долларовые счета будут заблокированы. Все их активы в долларах повсеместно тоже будут каким-то образом блокированы. Начнется целая серия огромная судов. Большинство из которых они проиграют. И у меня есть ощущение, вернее по тем разговорам, которые эти люди ведут, по той панике, которая сейчас царит внутри этой первой тысячи русского «Форбса», а это прям настоящая паника, поверьте. Мне кажется, что, наконец, действительно начнутся серьезные санкции. И с этим ничего нельзя сделать. Это факт. Это научный факт. Это как ровно такая же история, как до последнего никто не мог поверить в то, что русские олимпийцы пойдут на этом открытии Олимпиады не под российским флагом. До последнего момента никто в это не верил, кроме Национального олимпийского комитета России, который точно об этом знал с самого начала. И здесь ровно та же история. Да никто в это не верит. Но это произойдет, эти санкции, которые произойдут в январе-феврале, это будут всеобъемлющие, чудовищные, которых еще никогда не было по отношению к России, к русскому бизнесу. И вообще к русским. Эти санкции коснутся не только самих бизнесменов, не только людей, близких к управлению и непосредственно к Путину, но также их семей и их детей. Это будут санкции, которые будут касаться не только денег, но также образования, проживания, виз и так далее.

О. Журавлева А какая цель должна быть у этих санкций?

А. Красовский Люди должны понять, что они несут персональную ответственность за то, что происходит сейчас в России. И персональная ответственность заключается в том, не только в том, чтобы это осознать, но и в том, чтобы попытаться это поменять.

А. Красовский: Оппозиция по В.В. Путину неконструктивная. И ее можно разогнать.

О. Журавлева Раз мы говорим про санкции и про то, как они должны подействовать. Против разных стран они применялись. У Северной Кореи тоже далеко не прекрасная картина. Например, Ким Чен Ын заявил и готовности КНДР участвовать в Олимпиаде. И о ядерной кнопке на его столе. По его словам КНДР готова направить свою национальную сборную на зимние олимпийские игры, которые пройдут в Южной Корее. Также подчеркнул необходимость улучшения отношений с республикой Корея. По его словам КНДР открыта для диалога. Но при этом напомнил про ядерную кнопку. Это тоже наверное на нас немножко похоже.

А. Красовский Это с одной стороны немножко похоже, с другой стороны немножко не похоже. Северная Корея живет то что называется под санкциями с самого начала своего появления. Они никогда не жили в других обстоятельствах. Эта страна всегда жила чудовищно. И люди, которые проживают в этой стране, всегда жили очень плохо. Они вообще не понимают, как по-другому. Это как люди, как мы, которые всю жизнь прожили в Советском Союзе. Мы никогда не жили хорошо. Русские все-таки жили хорошо последние 25 лет. Русские все-таки были свободным народом в свободной Европе, со свободным хождением валют. С бесконечным количеством счетов за границей, недвижимости где угодно. Мы были не только самой большой, но одной из самых богатых европейских наций. Не на душу населения, а глобально. И санкции направлены как раз против богатых русских. Потому что от богатых русских совершенно по справедливому мнению конгресса США и зависит судьба России, судьба России по справедливому мнению конгресса США мало зависит от народа России. А зависит она, эта судьба России, от тех людей, которые этой страной действительно управляют. И которые, так или иначе, обладают влиянием на человека, который как бы вроде бы держит свою руку на ядерной кнопке. Ядерная кнопка это конечно прекрасно, но что-то мне подсказывает, что в век, когда, скажем честно, производством этих ядерных кнопок управляет человек, чье максимальное умение заключается в том, что хихикать, когда топят собаку. И больше он не умеет делать буквально ничего кроме как топить собаку и своего такого же бессмысленного сына назначать руководителем военной корпорации, что-то мне подсказывает, что никто не боится этой ядерной кнопки.

О. Журавлева Да ладно.

А. Красовский Вообще на самом деле отношение к этим людям было очень хорошо отображено на лице президента Сербии, при котором топили эту самую собаку. Такое сочетание брезгливости и жалости. Это президент Сербии, мы не говорим о президенте Франции и премьер-министре Великобритании или президенте США. Это сочетание брезгливости и неловкости при столкновении с людьми, которые управляют сейчас Россией, оно повсеместно. Никто, конечно, не боится этой ядерной кнопки. Потому что, в общем, довольно странно бояться ядерной кнопки в стране, которая не может больше запустить ни одного спутника. И бояться этой кнопки почему-то должны люди, у которых уже с частных космодромов взлетают ракеты, потом туда же возвращаются на точку, равную спичечному коробку. И поверьте мне, этой ядерной кнопки уже никто не боится, потому что все прекрасно понимают, что эту ядерную кнопку, в общем, глобально, наверное, можно заблокировать каким-нибудь просто программным багом, который все равно производится где-нибудь в Купертино. Или в другой точке Силиконовой долины. Поэтому что-то мне подсказывает, что не ядерных кнопок боятся. В случае конкретно Северной Кореи, очевидно, что просто сама эта страна расписана под влияние, зону влияния КНР. И все понимают, что Ким Чен Ын это просто такой очень странный и долбанутый вассал Китая. И Китай там либо наведет порядок, либо не наведет, прислушается к мнению США, не прислушается. Потом почему вы решили, что такая зона нестабильности на прямой непосредственной границе Китая и России невыгодна США. Почему вы считаете, что сумасшедший диктатор на границе Китая и России в точке, где проживает приблизительно миллионов 20 человек, в общем, враждебных США государствах, невыгоден этим самым США. Я думаю, что очень выгоден.

О. Журавлева В таком случае может на Олимпиаду им стоит действительно поехать.

А. Красовский А зачем? С какой приблизительно целью.

О. Журавлева Продемонстрировать успехи северокорейского спорта.

А. Красовский Может и стоит. Но им же никто не запрещает там особо ехать на эту Олимпиаду. Никто особо не интересуется этой самой Северной Кореей. Такая же история на самом деле и с Россией. Глобально никто, это нам кажется, что нами все интересуются. А нами не особо люди интересуются. Ну живут какие-то там сумасшедшие люди в тайге, их там 140 миллионов. Нам кажется, что это много. Но с точки зрения Дании и Норвегии это много. А с точки зрения Бразилии и Индии это вообще ни о чем. Нас в 2,5 раза меньше, чем американцев. Почему нами должны как-то особо интересоваться. Мы там ничего не делаем кроме леса и нефти.

О. Журавлева Мы можем им газ не давать.

А. Красовский Кому мы можем газ не давать?

О. Журавлева Европе.

А. Красовский Ну какой Европе. Европа уже довольно плавно с русского газа слезает.

О. Журавлева Но пока еще 30%.

А.Красовский: Этой ядерной кнопки уже никто не боится

А. Красовский 30% это не 70%. То есть никакой монополии российского газа на самом деле не существует. Все прекрасно понимают, как прекрасно сейчас начинает, вернее производиться сжиженный газ. Он производится не в России, потому что для этого нужны технологии, которых сейчас в России нет повсеместно. И Россия не будет импортером этого сжиженного газа. Я уверен, что вообще наше представление о собственной значимости, оно очень сильно преувеличено. Я неоднократно это говорил и сам повторяю, что, честно говоря, никого там особо мы не интересуем. То есть мы как бы кого-то интересуем, но в качестве какой-то такой страшилки, потому что людям вообще приятно, когда их иногда попугивают. Так на расстоянии. Держать себя в каком-то тонусе важно. Кем бы тебя ни попугивали. Путиным или Ким Чен Ыном. Но мне неприятно, конечно, что пугалкой являемся мы. Действительно образованный хороший европейский народ, а не какие-то там, в общем, чужие дальневосточные монстры. И людям действительно в западном мире непонятно, а почему, собственно говоря, такими чудищами вдруг являются люди, которые живут от них в полутора часах лету. А не в 12 часах где-то там…

О. Журавлева Ну некоторые в 12. И это тоже наши люди.

А. Красовский Да, безусловно. Но все-таки эти наших людей довольно мало. А наших людей, которые живут в полутора часах довольно много. То есть все-таки большинство русских живет здесь. В европейской части России. И то, что они расселились туда на Дальний Восток, это такая необычная случайность. Но про это люди не думают, а люди думают действительно, что все-таки надо каким-то образом уже решить эту проблему русского ужастика. Люди устали пугаться русских.

О. Журавлева Но это же тонизирует.

А. Красовский Безусловно, но в то же время есть много тонизирующих действительно вещей. Иран, Северная Корея и так далее. Поэтому я думаю, что так или иначе эти санкции и направлены на это и, так или иначе, поверьте, эти санкции…

О. Журавлева Чтобы нас просто придушить.

А. Красовский Не нас, почему нас-то с вами. То есть, конечно, и нас с вами, потому что если у нас с вами сейчас отключат СВИФТ и все наши долларовые счета, которые имеем в российских банках, будут конвертированы по какому-нибудь нелепому внутрироссийскому курсу, и обвалятся все наши представления о ценах. Ну слушайте, ну они же у нас обвалились там пару лет назад или три года назад. И ничего, пережили как-то это. Мы и это переживем. Мы большие. Мы привыкли к тому, что нам плохо.

О. Журавлева Да нас просто таких, о которых ты говоришь не так много.

А. Красовский Да. Собственно против нас таких направлены эти санкции.

О. Журавлева А что мы должны сделать в ответ? Чтобы не было так плохо нам.

А. Красовский Ты знаешь, я думаю, что у тысяч людей, которые потеряют всё, и у которых при этом до санкций это всё было, они знают, что сделать. Скажу я так аккуратно. В общем, на самом деле людям неприятно, когда вся их жизнь, все судьбы, миллиарды зависят от одного человека. На самом деле. Они прекрасно знают и та паническая и истерическая сейчас попытка сохраниться на Западе именно, а не здесь. Вот не в Валдайском клубике. А на своих Манхеттенах, где они там улицами напокупали, теперь они разводятся с женами, чтобы показать и чтобы сейчас попытаться все через американские суды на этих жен записать. Чтобы попытаться сейчас как-то отстраниться от своих детей, чтобы их детей не выгнали из университетов. Чтобы их офшоры не были закрыты через ФБР. Наверное, эти люди понимают, что с этим сейчас сделать. В конце концов, все их миллиарды заработаны здесь в России. И они, наверное, заработав эти миллиарды в России, понимают, как эта страна управляется. Вот пусть и решают проблему. Это нормальная американская совершенно такая логика. Это ваша страна. Делайте в ней что хотите и решайте свои проблемы сами. Мы вам можем только таким образом помочь это понять. Если люди, которые сейчас на этих санкциях потеряют заработанные сотни миллиардов, может быть, это им как-то сигнализирует. Они в принципе понимают, как это сделать.

О. Журавлева Но интересно, а если действительно есть какие-то механизмы прятанья зарубежного, разводов и так далее. Может, они просто все соберутся, бросят нас с тобой, Антон…

А. Красовский: Все понимают, что Ким Чен Ын это просто такой очень странный и долбанутый вассал Китая

А. Красовский Механизмы есть, но они очень сложные. И то, что я сейчас вижу – что все старые механизмы не работают больше. Видимо, санкции будут такие. Человек думает, вот я сейчас разведусь со своей женой и просто все на свою жену запишу. Нет. Его жена даже в разводе тоже в этих санкциях. Просто потому что она его жена. И вот сейчас, например, один известный олигарх развелся сразу после того как эти санкции были объявлены, как вообще стало понятно, что санкции будут. Он на следующий день объявил о своем разводе с женой, с которой еще позавчера держался за руку. Так вот сейчас они ждут, видимо, решения суда в США, чтобы суд присудил американский это все как бы бывшей жене. Но чего-то не присуждает. Нет пока суда. Я уверен, что суд не состоится. Я уверен, что и он попадет в эти санкции, и жена его. И дети попадут в эти санкции. Все попадут в санкции. Вот каждый из этих людей. И они это знают, у них сейчас паника. Поверьте, с кем ни разговариваю – все разговоры за всеми столами в ресторанах с этими людьми только об этом. О том, что всё, сейчас всё. Остался месяц. Там люди посмотрите, я не называю сейчас этого человека, хотя имею в виду Романа Аркадьевича Абрамовича, конечно. Вот у Михаила Прохорова посмотрите, какой сейчас огромный скандал с кипрским банком. У которого вообще весь бизнес уже в Америке, «Барклайс-арена». «Бруклин нетс» и так далее. Казалось бы, уж он-то никакого отношения к этому не имеет. А раз уже американцы накрыли весь офшорный банк этот кипрский. Который сейчас они приписывают Михаилу Прохорову и объявляют его официальной отмывочной схемой, действовавшей еще с 90-х годов и в которую попадают тысяч людей в эту схему. А инициатором и управляющим этой схемы называется открыто Михаил Прохоров.

О. Журавлева Мы вернемся после небольшого перерыва.

НОВОСТИ

О. Журавлева И  снова с вами программа «Особое мнение». Всю первую часть передачи мы нагнетали ужас.

А. Красовский Я готовлю вообще людей к ужасу. Был отличный 17-й год, а 18-й будет плохой.

О. Журавлева Прекрасно. Что отличного было в 17-м году?

А. Красовский У меня лично все было хорошо в 17-м году. Я очень доволен 17-м годом, благодарен 17-му году. А в 18-м я жду подвоха, конечно, и говна.

О. Журавлева Тебя-то санкции не коснутся.

А. Красовский Вот, Ольга. Это очень важный момент. Еще три месяца назад мы тоже так сидели с ребятами и очень богатые какие-то люди боялись, что их коснется. А все остальные говорили: нет, не коснется. Я еще раз вам говорю, в этом списке 50 тысяч человек, говорят. И сейчас я уже вижу как люди, которые 4 месяца назад даже об этом не думали, первое, что говорят, начинают разговор, когда вспоминают про этот список: нет, ну меня-то, слава богу, в этом списке нет. Потому что каждый человек, который может добраться сейчас до каких-то источников, пытается сейчас найти этот предположительный список.

О. Журавлева Список будут сокращать, из него будут что-то выбирать.

А. Красовский Откуда ты знаешь? Пока список только растет. Скажем честно.

О. Журавлева Было интервью с одним из людей в журнале «The New Times» с тем, кто занимается этими списками. Там три организации. В казначействе, еще где-то. Они максимальные свои какие-то предложения подают, потом это сводится воедино, и кого-то включают, кого-то нет. Это не значит, что нас всех 140 миллионов туда включат.

А. Красовский 140 миллионов не включат. Но 10 тысяч человек там окажутся. Это достаточно.

О. Журавлева Хорошо, если там будет 5 тысяч, если будет 2 тысячи.

А. Красовский И 5 тысяч очень много, 2 – уже мало.

А. Красовский: Никакой монополии российского газа на самом деле не существует

О. Журавлева Недостаточно. Хорошо, следующий этап, как ты это видишь. Всем в течение полугода просто наступили на горло. И что, они побегут в Кремль скажут: Владимир Владимирович, надо все менять.

А. Красовский Нет, они не побегут. Во-первых, вот, Ольга, давайте же назовем вещи своим именами. Все-таки цель санкций не в том, чтобы они попросили о чем-то, а в том, чтобы они попытались это изменить.

О. Журавлева А как?

А. Красовский Вот как они это будут делать, я не буду говорить. Пусть они сами думают, как это меняется. Они лучше знают, в конце концов. Я Владимира Владимировича Путина никогда не видел вообще. С ним не то что не разговаривал, Я его не видел никогда в жизни. Только по телевизору, как и вы, друзья мои. Один раз только на большой пресс-конференции. И еще один раз. Видел я его издали. Но эти люди с ним регулярно общаются. Они знают, наверное, как на всю эту систему влиять. И цель санкций еще раз повторю, подтолкнуть людей, пусть отобрав у них всё. Для того чтобы они попытались изменить ситуацию в России. Да, ситуация в России, в нынешней России людей не устраивает. И да, они находят абсолютно любые даже смехотворные, как нам кажется или вам кажется поводы для того, чтобы Россию унизить, поставить на колени. Не допустить. И вообще сделать ее козлом отпущения. Да, это так. И происходит это, конечно, потому, что западные лидеры и вообще Запад в широком смысле утратил контакт лично с Владимиром Путиным. Лично Владимир Путин…

О. Журавлева Что речь шла о том, что мы вообще особо никого так не беспокоим

А. Красовский Нет, нет. Мы, конечно, не беспокоим, то есть глобально бразильцев, например, русские не беспокоят. Но непосредственно менеджмент, который управляет или как сказали бы элиты, которые управляют США или вообще цивилизованным миром, конечно, очень беспокоит, что когда-то динамично, быстро, ярко развивающаяся в сторону европейских ценностей и в евроатлантическом направлении страна с ядерной кнопкой вдруг стала реакционным религиозным военизированным отщепенцем, который начал перекраивать карту Европы. Это конечно людям не нравится. И нравиться не может. Я вас уверяю, неоднократно говорил, что как только если прямо сейчас Владимир Путин сменится на Дмитрия Медведева – вся история с этими санкциями и вообще с отношениями к России поменяется враз.

О. Журавлева Да ладно.

А. Красовский Абсолютно это очевидно.

О. Журавлева Крым-то с Украиной останутся.

А. Красовский: Я готовлю вообще людей к ужасу. Был отличный 17-й год, а 18-й будет плохой

А. Красовский Да причем тут Крым с Украиной останется. Украина не существует в данном случае. Нет проблемы Крыма, никого не интересует Крым. И никогда не интересовал никого Крым. Интересует война на Донбассе, десятки тысяч погибших людей на Донбассе. Все готовы и украинцы, и русские и на Западе поступиться этим Крымом. Этот статус может быть нейтральный. Можно всегда договариваться. Можно на десятки лет устроить переговорный процесс. Как это бесконечно всегда существует. Вопрос не в Крыме. То есть, есть уже статус-кво, он должен быть таким. Но нужен человек, физический человек и физические элиты, с которыми можно будет разговаривать и договариваться. Проблема Владимира Путина сейчас в западном представлении в том, что с ним нельзя ни разговаривать, ни договариваться. Вот и все. Понимаете, и когда страной абсолютно безапелляционно, бесконечно авторитарно руководит человек, с которым невозможно ни договариваться, ни разговаривать, значит, с этой страной будет происходить бесконечное количество мытарств, санкций и унижений. И их будет только больше. Они будут идти по нагнетанию. Никакого расслабления не будет и не ждите. Никаких поблажек не будет и не ждите. Никаких визовых тебе возвратов к нормальному визовому режиму с США не будет. Не ждите. Пока здесь есть Владимир Путин. Это абсолютно принятое решение. Это решение принимает не Дональд Трамп, не Ангела Меркель. Это решение, которое принимается управляющими структурами и элитами этого самого цивилизованного мира. Происходит это потому что Россия была частью этого цивилизованного мира и перестала ей быть. Россия хотела быть этой частью и расхотела быть. Здесь в России мы бесконечно говорим по кругу, что ой, нас не пустили, нас туда не взяли. Мы обиделись. Это не так. Просто Россия считала с самого начала, что мы здесь номер один на этом континенте и если мы сейчас руку поднимем, нас тут же пересадят на первую парту и поставят пятерку. Нет, друзья мои. Нам просто предложили идти по ровно тому же самому графику, по которому шли все остальные страны. Нам предлагали дорожные карты, разоружение, нам, в общем, предлагали статус демилитаризованной державы. Нам правда предлагали отказаться от ядерного статуса и ничего плохого в том, чтобы отказаться от этого ядерного статуса, вообще-то говоря, нет. Вам оно зачем ядерное оружие. Вы что боитесь?

О. Журавлева Мы хотим, чтобы нас боялись.

А. Красовский Ну правильно. Вот, пожалуйста, хотите, чтобы вас боялись – welcome… Корея. Пожалуйста, без проблем. В итоге через 5 лет вы будете получать, вы и сейчас уже получаете, но в итоге будете жить с этими фотоснимками, когда ваш президент сидит один в пустыне, а там взлетает последняя еще взлетающая ракета. Возможно, прифотошопленная. Потому что никто не знает, реальная она или нет. Пока мы видим, что ракеты, которые отсюда запускаются, не летают. Вот что мы видим.

О. Журавлева Не все.

А. Красовский А при Хрущеве летали. А Хрущев был, понимаете, 60 лет назад. Нет это важно понимать. Это те же самые ракеты, летающие ровно так же, то есть 60 лет они пускают одни и те же ракеты. Только при Хрущеве они летали немножко лучше. Видимо, были новее. Сейчас только так смогут топить, кстати, говорят, что такса эта умерла.

О. Журавлева Да ладно.

А. Красовский Через 4 дня после того, как ее притопил человек с образованием журфака Рогозин, который сейчас управляет всей военной индустрией в России.

О. Журавлева Скажи мне, пожалуйста, а что должно почувствовать так называемое население. Все остальные люди. Не элиты. Они как должны на все это реагировать.

А. Красовский А на что – на все на это?

А. Красовский: Все готовы и украинцы, и русские и на Западе поступиться этим Крымом

О. Журавлева Ну ты рисуешь картину, как нас никуда не пущают, наших обижают…

А. Красовский Нет, смотрите. Население то есть, скажем так, население — плохое слово, обыватель – плохое слово.

О. Журавлева Ну что на выборы должны прийти и что сделать. Граждане.

А. Красовский Люди, которые живут бедно. Так скажем. Люди, которые вынуждены семьями думать только об одном – о том, как прокормиться. Таких людей в России очень много. В Америке поменьше. Но тоже довольно много. То есть такие люди везде есть. Они конечно будут думать о том, чтобы прокормиться. Потому что когда людям нечего жрать физически, они не могут думать о геополитике и о Крыме. Понимаете, на самом деле. Что они должны пойти на выборы, не пойти на выборы. Да это вообще не тот вопрос. Это вопрос даже не к ним, а это вопрос к тем людям, которые, например, сейчас эти выборы планируют, так или иначе. И которые, например, говорят, вот Собчак сейчас говорит о Крыме, что Крым украинский. И на полном серьезе от огромного количества либеральных умных московских людей слышал, что это ее ошибка. Потому что народ ее не поймет. Начнем с того, что вообще очень странно, что эти либеральные умные люди привыкли врать своему народу и вообще считают, что ложь это хорошо. Когда ложь во благо. А во-вторых, они серьезно думают о том, что людей волнует Крым. Их не волнует Крым вообще. Их волнует, что кефир стал стоить 76 рублей. Вот это их волнует. Их волнует, что новогодние скидки в «Копеечке» закончились. Это их волнует. Их волнует, что они получают пенсию 11 500, и при этом платят за однокомнатную квартиру на первом этаже в хрущевке где-то в Нижнекамске 3 500. Или живут в этой квартире вчетвером. И вот у них пенсия скажем 11 500, у бабки, а ребенку за детский сад надо каждый месяц платить, а вот в этом самом Татарстане это почему-то в два раза больше, чем по России. Средняя стоимость детского сада. 2 500 надо платить за детский садик в месяц. И вот у них общий суммарный бюджет на семью, скажем, 40 тысяч рублей. Это в лучшем случае на 3-4 человек. А может и 30 тысяч рублей. И вот это их действительно волнует. И когда они идут в магазин, чтобы купить самое дешевое, что там есть, и они идут вдоль этих прилавков, на которых и так лежит дерьмо, которое невозможно жрать. Эти макароны русские за 63 рубля. И вот они смотрят, нет ли на эти макароны за 63 рубля какой-то скидки сезонной. Например, чтобы эти макароны, которыми они могут, например, неделю своего ребенка кормить, стоили вдруг 49 рублей. Вот это их реально волнует. Это действительно то, что волнует людей здесь в России. И людей здесь в России таких живет, не таких, а вообще живет сейчас уже с Крымом и Севастополем т около 150 миллионов человек. И вот из этих 150 миллионов человек вот так как я вам описываю, живет 130 миллионов человек.

О. Журавлева А о них кто-то думает?

А. Красовский Никто конечно о них не думает. Они вообще никого на самом деле не волнуют. Действительно. На самом деле их благосостояние никого не волнует. Собственно говоря, а кто о них должен думать. А о них должны были думать те люди, которые сейчас попадут в санкционные списки. Те люди, которые управляли всеми этими регионами, те люди, которые качали эти бабки из бесконечных горнодобывающих, нефтедобывающих, металлообрабатывающих. Бесконечно этой (неразборчиво) русской, которые угробили русский Урал ровно на том, что просто выкачивали оттуда бабки, сокращая рабочие места. Не думая вообще ни о какой социальной программе развития, например, Свердловской области никто никогда не думал. Из всех этих Мордашовых, которые этим управляли. И прекрасно, что они сейчас попадут все в санкционные списки. Может они и подумают, попав в эти списки, что они делали бесконечно с русским народом. От которого качали эти деньги. И пойдут, может, хотя бы на фоточке посмотрят вот в этом магазине «Пятерочка», почем там русские люди покупают макароны.

О. Журавлева Новый год – время подумать о важном. Это Антон Красовский со своим особым мнением. Всем спасибо, всего доброго.

Комментарии

136

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


izogr 05 января 2018 | 23:57

И что такого?
Старо как мир призвание награбленное грабить.
Так было и так будет, расслабтесь и получайте удовольствие от расставания с мильенами...


goreske 06 января 2018 | 20:51

Опять скулёж: заграница помоги нам власть в России взять, а то нас элитой в стране никто не считает)))))) противненько Красовский))))))))))))))


irustir 10 января 2018 | 15:20

Если люди, которые сейчас на этих санкциях потеряют заработанные сотни миллиардов, может быть, это им как-то сигнализирует//

не "заработанные", а наворованные с помощью придуманных под себя воровских законов.

//люди, которые управляли всеми этими регионами, те люди, которые качали эти бабки из бесконечных горнодобывающих, нефтедобывающих, металлообрабатывающих. Бесконечно этой (неразборчиво) русской, которые угробили русский Урал ровно на том, что просто выкачивали оттуда бабки, сокращая рабочие места. //

вот это уже ближе к делу.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире