'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 11 декабря 2017, 17:05

М. Наки Здравствуйте. Это программа «Особое мнение». Веду эфир я – Майкл Наки. И в гостях сегодня Алексей Венедиктов, главный редактор радиостанции «Эхо Москвы». Скажите, пожалуйста, сегодня все обсуждают этот повторный вывод войск из Сирии и насколько это действительно похоже на то заявление, которое было раньше или есть какое-то принципиальное отличие сейчас.

А.Венедиктов: Путин принял правильное решение, потому что войсковыми операциями с террористами не борются

А. Венедиктов Я не слежу за разными заявлениями. Я их не сравниваю. Совершенно очевидно, что Владимир Путин, поняв, что может возникнуть вьетнамский синдром у российской армии, принял правильное решение, потому что войсковыми операциями с террористами не борются. С террористами борются спецслужбы. Поэтому основной контингент военнослужащих российской армии должен быть выведен и будет выведен в ближайшие дни, насколько я знаю, довольно быстрыми темпами. Проблема заключается в том, что есть две составляющие сирийской операции. Одна составляющая это борьба с террористами, другая – это поддержка режима Асада. А вот тут воинский контингент как раз нужен. Поэтому я думаю, что довольно крупные войсковые части как в Афганистане в конце 70-х, конечно базы, где будет построен полноценный военный городок, я так думаю, останутся. И останутся силы а) которые борются с терроризмом, это разведка, контрразведка, спецназ и б) воинские подразделения, которые в случае чего придут на помощь президенту Асаду. Я думаю, исходя из этих двух позиций, президент и принял решение об осуществлении вывода войск, дабы повторю, не возник вьетнамский синдром. Это правильное решение, его надо поддерживать.

М. Наки Та форма, в которой это было сделано, то есть он приехал в Сирию и там об этом заявил. Там все это было суперсекретно, об этом никто не знал. Пока мы ни увидели по телевидению, как он выступал. Вот та форма, как это сделано, несет в себе какой-то смысл?

А.Венедиктов: Есть две составляющие сирийской операции

А. Венедиктов Она несет в себе смысл безопасности. Потому что и когда президент Буш приезжал в Афганистан и в Ирак, и когда президент Олланд, по-моему, приезжал в Ливию, об этом сообщалось позже. Дабы террористы не смогли подготовить теракты против президента воюющей страны. Поэтому ничего не удивило, совершенно я бы сказал банальная позиция спецслужб, которые обеспечивают безопасность верховного главнокомандующего. Ничего не вижу особенного.

М. Наки Сам факт того, что он решил сделать это заявление там в Сирии. Он же мог как в прошлый раз под камерами…

А. Венедиктов В прошлый раз он заявил о введении войск в Сирию в Нью-Йорке. Напомню на Генассамблеи ООН. Не имеет никакого значения. Не придавайте значения этим символическим жестам. Конечно, важно, что президент там был, это важно для военных, при которых он верховный главнокомандующий. Есть еще один аспект очень важный – там себя очень хорошо зарекомендовал нынешний командующий войсками в Сирии, который был назначен только-только, полгода назад. Генерал Суровикин. И я предположу, что генерала Суровикина в новой каденции президентства ждет высокое повышение, либо начальника генштаба, либо министра обороны. Ему нужно было это продемонстрировать. Путину.

А.Венедиктов: Предположу, что генерала Суровикина в новой каденции президентства ждет высокое повышение

М. Наки Сама ситуация в Сирии то, что мы там сделали и что теперь, чтобы не было вьетнамского синдрома, оттуда как бы уходим. Мы добились той цели, ради которой вводили или об этом сложно пока говорить.

А. Венедиктов На мой взгляд, насколько я знаю, насколько мне рассказывали люди, которые этим занимались, вообще введение войск в Сирию было многоцелевое. Одна из главных целей была поддержание президента Асада и не дать возможность его свергнуть силам коалиции и противникам режима. Что и было достигнуто. И эта цель была выполнена. Еще одна цель была для этого, нужно было значительно потеснить и очистить от противников Асада территорию Сирии. И эта цель не до конца надо признать, но, в общем, была выполнена. Но сохранить единство Сирии не удалось. В Сирии существуют дипломатически называемые зоны деэскалации, одна из которых контролируется Россией вместе с Ираном и «Хезболлой», другая – контролируется силами коалиции во главе со Штатами. Там нет контроля войск Асада, не забудем о курдской проблеме, где курды контролируют огромную часть территории Сирии. И поэтому добиться возвращения Сирии под Дамаск с президентом Асада, — эту проблему российская армия не решила. Да и не могла решить, потому что это гражданская война. Граждане государства Сирии, которые воевали между собой. И курды, и друзы, шииты, сунниты, и разные части призывали себе на помощь разных иностранцев. Асад призвал иранцев. Шиитов. Иранцы привели с собой «Хезболлу». Призвал нас. Сопротивление призвало соответственно коалицию во главе с США. Антиасадовское сопротивление. Курды призвали курдов из Турции. То есть территория Сирии по-прежнему является территорией такого разложенного государства, где возможны всякие неожиданности. Да, еще вокруг Евфрата остались зоны, удерживаемые, кто присягнул на верность ИГИЛ*, это разные отряды. Это разные полевые командиры и как Афганистан разорванная страна, так и Сирия до сих пор на мой взгляд разорванная страна.

М. Наки Если мы берем тут аспект именно России, и вас как главного редактора СМИ хочется спросить о следующем. Огромное количество информационной повестки и по федеральным каналам и в СМИ остальных было заполнено успехами, которые есть у нас в Сирии. Это пространство будет заполнено чем-то другим и чем оно может быть заполнено?

А.Венедиктов: Сирия до сих пор на мой взгляд разорванная страна

А. Венедиктов Оно будет заполнено очевидно предвыборной кампанией и в первую очередь предвыборной кампанией президента Путина. Президент, если вы пропустили, на прошлой неделе объявил о своем желании баллотироваться в четвертый раз. Я думаю, мы видим сейчас, как даже Украина потеснилась, уже пошли кандидаты в кандидаты, еще нет регистрации, на центральных каналах обсуждается та повестка дня, которая навязывается разными кандидатами. За исключением, к сожалению, Алексея Навального, которого по-прежнему нет на центральных каналах, хотя его кампания наиболее я бы сказал такая экспансивная сейчас и наиболее успешная в этом смысле. Поэтому я думаю, слушайте, повестку дня можно найти, олимпийским движением, это же люди живут в информационном мире, мы можем пообсуждать Трампа опять, например, на центральном канале. Наверное, вдруг возникнет интерес к какому-то там президенту Макрону, который приедет или не приедет в мае сюда. Не вопрос, чем заполнить эфир.

М. Наки Но Сирия была и наши успехи там это была позитивная повестка. То есть наши какие-то достижения. Многие, например, говорят, что история…

А. Венедиктов Вы, по-моему, не смотрите федеральные каналы, Майкл. Что вам не в плюс, не в минус. Никакой позитивной повестки в Сирии не было. Была как раз в Сирии борьба с террористами и борьба с США.

М. Наки Ну как стреляют наши ракеты хорошо.

А.Венедиктов: Новость не имеет последствий. А событие последствия имеет

А. Венедиктов Борьба с врагом. Ракеты где-нибудь еще постреляют, это неважно. У нас и Корея слева и Украина справа. И на юге разные тоже интересные государства и люди. Я не думаю, что есть проблема. Давайте не будем волноваться за продюсеров федеральных каналов. Они найдут, чем ответить.

М. Наки Раз уж мы заговорили о выборах, кандидат теперь определился еще один. Это Владимир Путин. Собственно, вы, наверное, видели, как это происходило, его выступление, рабочие. Это что-то значит, почему именно такой формат, почему он выдвинулся именно на заводе?

А. Венедиктов Знаете, Екатерина Шульман очень точно определяет в эфире, в том числе и нашем, чем новость отличается от события. Новость не имеет последствий. А событие последствия имеет. Совершенно неважно, где он выдвинулся, если вы через два месяца спросите: а где выдвинулся президент Путин, — никто не вспомнит. Какая разница, где он выдвинулся. Да хоть в детсаду. Содержательной частью, событием является то, что он наконец, как это сказать, снял беспокойство со своих противников я бы сказал, что вдруг будет наследник. И выдвинулся. А кто, постановки, театральность — не имеет никакого значения для сути. Вот вообще никакого. Ноль, зеро.

М. Наки Нам теперь слушателям и нам и вам в принципе интересно следить за предвыборной кампанией после того, как главная интрига хоть какая-то вроде как ушла и ушла ли она.

А.Венедиктов: Главная интрига это дискуссия вокруг повестки дня, что ожидает Россию в следующую пятилетку или шестилетие

А. Венедиктов Я считаю, что главная интрига это дискуссия вокруг повестки дня, что ожидает Россию в следующую пятилетку или шестилетие. Россия стремительно отстает, стремительно. Мы это видим по технологическому развитию. Все больше и больше впадает в изоляцию, в самоизоляцию я бы добавил. Не в изоляцию, а именно самоизоляцию. И дискуссия между кандидатами на федеральных каналах, то есть для всего населения мне кажется гораздо важнее. Ну а потом что говорить о результате до того, как он даже предварительный будет. Мы же не знаем, что будет зарегистрирован. О чем мы тогда сегодня можем говорить. Мы не знаем список людей. Будем наблюдать.

М. Наки Будем наблюдать. И мы сейчас прервемся на небольшую паузу и вернемся к программе «Особое мнение». * — запрещенная на территории РФ организация



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире