'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 27 октября 2017, 19:05

О.Пашина Я приветствую всех, кто смотрит нас и слушает. Это программа «Особое мнение». Меня зовут Оксана Пашина. В студии – журналист Леонид Радзиховский. Здравствуйте!

Л.Радзиховский Добрый вечер!

О.Пашина Буквально последних часов новость: парламент Каталонии проголосовал за резолюцию о провозглашении независимости от  Испании. Что это значит?

Л.Радзиховский Вы знаете, я в этом очень слабо разбираюсь. А что значит, независимость от Испании? В их резолюции это что означает?

О.Пашина Это значит, всё.

Л.Радзиховский Всё – это как – граница…, другое государство?

О.Пашина Отделяются, да.

Л.Радзиховский Я думаю… опять же меня об этом спрашивать, примерно, как об астрофизике – столько же информации получите. Но какой-то общий здравый смысл даже здесь не совсем безнадежен, попробую его использовать.

Насколько я помню, в референдуме о независимости участвовало, насколько я помню, примерно 50% жителей Каталонии или чуть меньше, из которых 92% от числа участников проголосовали за эту самую независимость, из этого легко посчитать, что всего лишь 45% от списочного состава жителей Каталонии проголосовали за независимость.

Очевидно, тема важная и вряд ли остальные были вполне равнодушны. Допустим, 10-15% к этому равнодушны к этому. Но, следовательно, остальные, тоже по рядка 40% — противники независимости, по крайней мере, так мы можем предположить. Почему они не пошли голосовать, я не знаю. То ли потому, что этот референдум изначально правительство Испании объявило незаконным, и они поэтому не захотели, то ли по каким-то другим причинам, но факт тот, что, насколько я могу предположить, раскол в Каталонии примерно 50 на 50.

Значит в такой ситуации, как, мне кажется, есть два варианта реализовать идею независимости. Вариант первый: следовать скрупулезно и точно всем запятым всех законов испанских, общеевропейских, любых. Если у вас референдум, то этот референдум должно разрешить правительство Испании, на нем должны быть все международные наблюдатели.

То есть, короче говоря, первый вариант: взять процедурой, взять легитимностью процедуры. В конце концов, Трамп получил меньше голосов, чем Клинтон, но никто не сомневается в его легитимности, потому что процедура была полностью соблюдена. Значит, первый вариант: взять легитимностью и процедурой. От этого они отказались, потому что референдум был запрещен правительством Испании, и  они не пригласили наблюдателей.

В общем, конечно, референдум был не совсем такой хулиганский, как, допустим, в Донецкой республике, но, тем не менее, нелегитимный, юридически грязный. Это вариант номер один.

Вариант номер два: просто грубая сила. Та часть, которая за отделение с помощью правительства, с помощью грубой силы подавляет ту часть, которая против отделения, но это в переводе с каталонского на русский называется гражданская война, которую Испания уже когда-то имела. Насколько я понимаю, жители Каталонии не стремятся уничтожить свою республику даже  ради такой штуки, как независимость.

О.Пашина А, на ваш взгляд, они, действительно, хотят независимости или это просто инструмент, чтобы шантажировать испанские власти?

Л.Радзиховский А кто, они-то?

О.Пашина Каталонцы, правительство Каталонии.

Л.Радзиховский Я думаю, что да, во-первых, это инструмент шантажа. Во-вторых, они наобещали столько своим избирателям, на этой истерической волне они пришли к власти, что если они потом всех кинут и скажут: «Да нет, это мы так пошутили. Какая независимость? Это просто были понты», — то это политическая смерть для них. Иногда в Европе можно врать, нагло врать, так же как у нас, не менее нагло, кидать избирателей через всякие бедра, руки и ноги. Но иногда, особенно в таких ситуациях, за базар приходится отвечать. Вы разворошили осиное гнездо, вы понавыписывали огромные векселя сами себе, а теперь, когда дело дошло до погашения векселей, вы скажете, что вы пошутили? Ради бога говорите, но тогда вы сами превращаетесь в шутку, вы сами становитесь бронзовым векселем, который никогда никто к уплате не примет.

Л.Радзиховский: Та часть, которая за отделение с помощью грубой силы подавляет часть, которая против

Поэтому, я думаю, что правительство Каталонии в плену своих собственных обещаний. Отступать ему некуда. Но они постараются, мне кажется, не доводить дело ну, не до войны – все-таки трудно себе представить в 2017 году гражданскую войну в Испании, — но я думаю, экономическая блокада теоретически возможна.

В общем, трудно сказать, как дальше пойдут события. Ясно одно – тут очень важны тонкости формулировок. Не относительного того, что есть независимость – вы сказали, что уже всё, а относительно того, на каких условиях. Ну, вот они ее провозгласили – и что? С этой секунды они отказываются налоги платить, они отказываются выполнять законы или как? Это надо знать, понимаете, точно переводить с испанского. Есть такая фраза, которую я очень люблю: «Всякое сообщение только выиграет, если докладчик представляет, о чем он говорит». Вот ко мне по поводу Каталонии это в полном объеме относится. Поскольку я очень плохо представляю, о чем я говорю, то то, что я могу выжать из этого тюбика с помощью здравого смысла, я выжал.

О.Пашина Если принять версию, что они выполняют свои обещания избирателям, у них есть прекрасная возможность сказать: «Да, мы хотели провести референдум  — видите: испанские власти нам не дают. Мы готовы, но это они…».

Л.Радзиховский Оксана, я не знаю. Меня и вас там не было, посоветоваться им было не с кем, поэтому они сделали то, что сделали.

Во всяком случае, три фактора очевидны. Просто так угомонить сепаратистское движение очень трудно. Там были рациональные мотивы, насколько я понимаю: Каталония платит — это регион донор – они платят в испанский бюджет, и они хотят не платить — рациональные мотив.

Там были иррациональные национальные мотивы: «Мы другой народ, мы хотим самостоятельности». Когда включаются эти нейроны, их отключить уже трудно, потому что люди не любят говорить, «мы дураки, мы ошиблись, мы сваляли дурака…» и так далее. Это люди никогда никто не говорят. Дураками никто не являются. Все кругом дураки, я один умный. Поэтому, когда включаются национальные эмоции, задний ход труден. Это, с одной стороны.

С другой стороны, и страх никто не отключал. И, все-таки, как мне кажется, с 36-го года, когда была война в Испании, «безоблачное небо», которое над всей Испанией, все-таки значительно изменилось. Все-таки, мне кажется, что законопослушность, легитимность и тому подобные штуки для них не пустые слова.

Ясно, что Евросоюз будет категорически против этого отделения, против всей этой истории по многим причинам, прежде всего, по той простой причине, что развал Испании означает, по всей видимости, финансовую катастрофу для Испании. А Евросоюз только-только из финансовой катастрофы, которая была с Грецией. И новая финансовая катастрофа, причем большего масштаба – испанская – дырки которой надо затыкать, наверное, вряд ли это сильно вдохновит и Юнкера и французов и немцев. Поэтому, я думаю, что начнется там какое-то перетягивание каната.

Вообще, тут можно какой-то выстроить ряд. Вот абсолютно стопроцентно легитимная, вялая, квелая процедура. Шотландия. Законнейший референдум. Английское правительство бесновалось, но ничего поделать не могло. Максимум, что они могли, это вести пропаганду. Это одна точка.

Противоположная точка – это Донбасс: вошли иностранные наемники, стрельба, пальба, референдум, который непонятно, что означает, в условиях гражданской войны и так далее. Вот две крайние точки. А Каталония, видимо, застряла где-то посредине между ними. Но, я думаю, что все-таки ближе к Шотландии и географически и психологически, чем к Донбассу.

Поэтому в события, еще раз повторяю, в гражданскую войну-2 я плохо верю, но в то, что они угомонятся, заткнутся, и всё это удастся спустить совсем уж безболезненно на тормозах, тоже как-то плохо вериться, потому что люди свои ошибки, тем более, в национальном вопросе признают крайне неохотно, то есть вообще никогда не признают.

О.Пашина Это особое мнение журналиста Леонида Радзиховского. Мы продолжим через несколько секунд и поговорим уже о наших насущных и внутренних проблемах.

РЕКЛАМА

О.Пашина В нашей студии – журналист Леонид Радзиховский. Что называется, про Ксению Собчак мы еще не спрашивали. На мой взгляд, единственный положительный момент в этой ситуации, что она, действительно, стала появляться на федеральных каналах и говорить там правильные вещи. Как вы?

Л.Радзиховский «Я не знаю, кому и зачем это нужно, но в бездарной стране»,  — Вертинский, не Собчак. Положительный момент тот, что нам с вами есть что жевать. Отрицательный момент – что мы жуем только Собчак и уже дожевали ее до такой степени, что мы зубы стерли, а ее изжевали просто до дыр. Но она этому стремилась. Она об этом мечтала, поэтому, я думаю, она счастлива, что ее жуют. У нее монополия на жвачку, что из нее делают.

Что значит, положительный и что значит, отрицательный момент? Я так понимаю, что Ксения Анатольевна подзасиделась в положении шоуменши, плюс семейная житуха, видимо, тоже довольно скучновата. И поэтому хочется перейти в другую весовую категорию, что она и сделала: из шоумена просто перешла в  разряд политического шоумена, то есть нормально усилила свою весовую категорию; скачком, одним ударом в разы увеличила свою пиар-капитализацию, потому что такого бума и тарарама представить трудно.

Но это естественно — в нашей стране идеальная политическая акустика: полная тишина, полная мертвичина. И, естественно, что в этой ситуации любой шорох гремит, как взрыв атомной бомбы. Поэтому свою пиар-капитализацию она увеличила скачком, рывком. Я думаю, что основных своих целей, таким образом, она уже в значительной степени достигла: она сменила амплуа, она в разы увеличила свой вес. Но после этого же надо тянуть дальше, она же не может сказать: «Всё, я свое дело сделала, до свидания». Тогда она потеряет всё, что она пробрела. Поэтому она, естественно, будет тянуть, show must go on, шоу будет продолжаться, естественно, до дня голосования.

Л.Радзиховский: Иногда в Европе можно врать,так же как у нас, кидать избирателей через всякие бедра

Но то, что это сделано по договоренности, — на самом деле, конечно, по приказу администрации президента, точнее, не администрации, а лично Путина – это вещь абсолютно самоочевидная. Просто даже говорить-то не о чем. Ну, представьте – я читал где-то, – что стоимость ее кампании определяется в миллиард рублей. Ну, допустим. Конечно, это не так. Когда говорят, миллиард, считай – 2. Но, допустим, миллиард. 16-17 миллионов долларов. Естественно, что для близких знакомых Ксении Анатольевны — таких как Прохоров, Фридман и так далее – деньги эти на карманные расходы. Но какой же дурак будет выбрасывать 17 миллионов долларов против себя, чтобы поиметь неприятности на 17 миллиардов долларов? Таких идиотов просто нет.

О.Пашина Ну да. А почему не разрешают говорить всё то, что она говорит, никому и никогда в последнее время на федеральных каналах такого говорить не разрешали.

Л.Радзиховский Ну, по роли – по роли разрешают.

Значит, ясно, что люди, которые оплачивают ее кампанию, оплачивать это могут в одном единственном случае: когда они твердо знают, что они не только не будут от этого иметь неприятности за свои деньги, а, наоборот, эти деньги правильно вложены и принесут какой-то профит. Это возможно в одном единственном случае, когда им представлены твердые доказательства, что это делается по распоряжению лично Путина. Президентские все эти штучки  — это, во-первых, вообще, интересует Путина. Это вам не какая-то там мелочь, это не пенсия.

А, во-вторых, Собчак относится к его узкому кругу, естественно, она не может ничего делать… Она может это делать или против него или с его разрешения, третьего варианта нет. Безотносительно к нему, это делать нельзя. Нельзя сделать так, что она делает в большой политике. А он не знает.

Значит, если она сделает это против, еще раз повторяю, никто ей ни копейки не даст. Если она делает это по его приказу, по его распоряжению, согласованию с ним, то ей, естественно, деньги дадут.

В чем ее роль, которую она согласовала с Путиным, с Кириенко и компанией? Ну, это роль, по-моему, совершенно очевидная. Она двойная. На первом этапе – зажечь невыносимое танго инвалидов первой группы — Зюганов, Жириновский и Явлинский, — которые путаются костылями, у них челюсти выпадают, они подбирают другу-другу эти вставные челюсти и дают, и путают кому какая челюсть – ну, это невыносимо. Вот эту невыносимую картину должен зажечь и оживить, действительно, специалист по шоу, крупный шоумен. Она и зажигает.

О.Пашина То есть просто зажечь избирателей перед выборами.

Л.Радзиховский Да. В любых выборах есть два элемента: элемент шоу и элемент выбора.

О.Пашина Второго у нас нет.

Л.Радзиховский Второго у нас нет, следовательно, должен тем более быть увеличен элемент шоу. Вот они и усиливает элемент шоу. Это первая ее задача, с которой, я думаю, она блестяще справится, как, действительно, опытный и талантливый шоумен и лично заинтересованных шоумен. Это программа минимум – зажечь.

Программа максимум: сжечь в этом бенгальском огне не только Навального, но и вообще всю либеральную тусню, просто показав, какие они бессмысленные клоуны и что, кроме, если ваш лидер Собчак, — как говорил Чехов: «Если лучшая семья в городе так бездарна, то каков же весь город?»  — если ваш лидер вот такой шоумен, то о чем можно говорить вообще? Отсюда эти эпатирующие заявления, что Крым принадлежит Украине. Понятно, что это не только для 86% населения красная тряпка, но и для значительной части либерально ориентированной публики это чересчур: «Ну как это, Крым принадлежит Украине? Что ж завтра-то выяснится: что Курилы принадлежат японцам, что Калининград – немцам?»

В общем, все понятно. Скрепы. Вот скрепа насчет Крыма – эта скрепа, она торчит в головах не только у 86% «крымнаших», но и у доброй половины «крымваших». Во всяком случае, очевидно, это заявление, которое не добавит ей голосов.

Но ей не нужны голоса. Ей цель вовсе не в том, чтобы собрать много голосов. Ее цель в том, чтобы зажечь. Это заявление зажигает, это заявление опаляет и довольно болезненно значительную часть политизированной публики, это заявление показывает звериный оскал «пятой колонны», тех самых «спящих» — вот они проснулись. Вот вам показывают сериал «Спящие». Вот они проснулись, вот, что они говорят. Первой, что они говорят: «Крым – украинский». Завтра, если они придут к власти, они отдадут и ракеты и Царь-пушки, и Царь-колокол и могилу Николая II и вообще… Это вторая задача: показать в натуральную величину всю мерзость либеральной тусни.

Л.Радзиховский: Мы жуем Собчак и уже дожевали до такой степени, что зубы стерли,а ее изжевали просто до дыр

Третья мелкая задача, но тоже технически важная, для нее лично важная: такими заявлениями она у части публики создает впечатление о своей независимости от Кремля, о том, что матч не договорной. Поскольку всегда есть та часть зрителей, которые верят, что на спектакле «Макбет» героя убили по-настоящему, и страшно изумляются, когда после спектакля видят, что Макбет и Макдуф пьют пиво в буфете.

О.Пашина Слушайте, если бы матч был не договорной, я думаю, что после этого заявления Ксению бы встретили представители прокуратуры.

Л.Радзиховский Это вы думаете.

О.Пашина Да. Потому что были прецеденты: людей за подобные высказывания… они уже находятся в местах, в каких надо местах…

Л.Радзиховский Это вы думаете. А часть людей, которая хочет верить.. «Ах обмануть меня не трудно, я сам обманываться рад…». Люди хотят верить в непорочное зачатие, в чистых, бескорыстных шоуменов, в то, что Собчак отчаянно бросает вызов «кровавому режиму» и так далее. Хотят верить… Вы хотите? Вы хочете песен? Их есть у  меня. Это задаче мелкая, ее собственная задача, тем не менее, задача номер три.

И, собственно говоря, все это работает на ее итог личный. Итогов, как я понимаю, может быть два. Если она просто дотянет на бреющем полете до конца кампании, замах, с которого она начала – вот этот уровень пиара, уровень шума упадет, то ну что? – она провела кооператив, провела как могла. С ней расплатились. До свидания.

Если же она сумеет довести дело до блестящего финиша – опять-таки абсолютно неважно, сколько она получит голосов – больше, чем Прохоров, меньше, чем Прохоров – но будет зажигать до конца; если она не  осрамиться, стоя рядом с Зюгановым и Жириновским, и слыша истерические вопли Жирика: «А кто брал? Папа римский брал? Ваш папа брал? А квартира у вас откуда? А сколько стоят ваши часы? А вы… Да вы знаете!.. Да вы!.. Да я… да мы…» — вот если она все это сумеет отбить, вступить, поразить, перебить, в общем, держать публику в напряжении, то тогда, я думаю, будет совсем другая расплата, вовсе не обычный гонорар за корпоратив, а совсем другая награда.

О.Пашина Какая-то должность.

Л.Радзиховский Да упаси господи! Какая ей должность?

О.Пашина А что? Вы же сказали, что она решила повысить свой статус и из шоумена как-то…

Л.Радзиховский Из шоумена превратиться в государственного шоумена. Какая должность? Разве что Патриарха Всея Руси, Всешутейного Патриарха Всея Руси.

Нет, должность – имеется в виду гигантское качественное изменение ее статуса в рамках СМИ. Это может быть программа на любом из федеральных каналах, политическое шоу. Это будет фантастика, это будет полная фантастика, потому что она одним махом станет абсолютным диктатором на всей либеральной тусне. Программ на телевидении много. Но, понимаете, программ таких, как у Соловьева и Киселева, навалом — программ, на которые Гозман и еще какие-то люди ходят, чтобы о них ноги вытирали, чтобы они были мальчиками для битья. А вот программ, куда они могли бы прийти не в качестве мальчиков для битья, либеральных политический программ – таких программ не будет, будет она одна.

О.Пашина А не опасно показывать людям такие программы?

Л.Радзиховский Опасно.

О.Пашина Они посмотрят, послушают и что-то там себе подумают.

Л.Радзиховский Опасно. Есть такой момент. Это зависит от ее мастерства. Это и определяется ее мастерством. Опасно, не опасно – она должна делать опасную вещь безопасной

О.Пашина То есть нужно быть либеральным и в то же время отвратительным. Это особое мнение журналиста Леонида Радзиховского. После небольшого перерыва мы вернемся в эту студию.

НОВОСТИ

О.Пашина Это особое мнение журналиста Леонида Радзиховского. Чтобы уже совсем закончить с Ксюшей…

Л.Радзиховский Совсем закончить до марта месяца, я думаю, не допустят.

О.Пашина Хотя бы в рамках нашей передачи.

Л.Радзиховский: В нашей стране идеальная политическая акустика: полная тишина, полная мертвичина

Л.Радзиховский Это зависит от того, какое решение примет Путин лично, поскольку такие вопросы решает только он лично. А решение Путина во многом зависит и от того, как свое мастерство продемонстрирует Ксения Анатольевна. Она должна одновременно и на трубе играть и муку во рту держать. Это искусство, которым многие владеют, но в разной степени.

Она должна аккумулировать либеральную бесовщину. При этом никак не поджечь пятки лично Путину, то есть избегать любых обидных и неприятных для него лично моментов. Этим, кстати, она отличается от Навального. Главное отличие – что она лично на Путина никогда наезжать не будет.

Она должна быть шоуменом, но таким шоуменом, который в одну секунду из шоумена превращается в серьезного политического лидера. А если у нее будет программа своя, то она, безусловно, будет абсолютным лидером на всем либеральном фланге. И все те, кто ее сегодня ругает, говорят, что она такая-сякая, продажная, на брюхе приползут в Останкино и будут долго лизать ей подошвы, потому что болезненное желание всех политиков или околополитических тусовщиков, всех этих «союзов меча и орала», всех этих викторов михайловичей полесовых, которые носятся и орут: «Надо что-то делать! Надо делать…» — делать они хотят одно: стоять в Останкино и говорить в микрофон. А такой возможности у них нет, а она им, если у нее будет своя программа, эту возможность даст.

Поэтому она автоматически становится политическим и идеологическим лидером без всякой партии либеральной тусовки, если Путин захочет вот такой легитимный центр для них создать, попросту говоря, увеличить аудиторию «Эха Москвы» до размеров телевидения.

И другие варианты возможны. Например, я слышал про такое, что можно создать холдинг, в который войдет, допустим, «Эхо Москвы», «Новая газета», еще кто-то – и во главе этого холдинга, допустим, оказывается Ксения Анатольевна. Тоже один из вариантов.

Короче говоря, ясно одно, что если кроме денег, кроме личной политической капитализации она что-то хочет получить… А ведь личная политическая капитализация, она требует продолжения: вот ты стала еще более… в 10 раз более известной, чем до, но прошла вся эта игра в имитацию выборов, и что дальше – возвращаться назад, на кухню, или возвращаться в какие-то там «Дома-2» или «Дома-22»? Это значит, проколоть пузырь и выпустить воздух. Нет, должно быть развитие сюжета. А развить сюжет возможно опять-таки, как мне кажется, только в СМИ.

Ну не такая она дуреха, чтобы создавать 128-ю партию. Финал всех этих анекдотических партий всем известен: бессмысленная грызня с какими-то районными отделениями в Йошкар-Оле, мелкое воровство денег мелкими людишками, идиотские претензии и, в конце концов, полны крах. Кому это надо? Никому.

О.Пашина То есть какой-то государственный пост, вы считаете, исключен: сенатор, губернатор, депутат?

Л.Радзиховский А зачем ей это?

О.Пашина Сенатором является ее мама. Много счастья, по-моему, это семье не принесло. Становиться чиновником… Вот государственный пост, допустим, как у Тины Канделаки — это ведь государственный пост. Она возглавляет, насколько я понимаю, государственную телерадиокомпанию, да? Вот такой государственный пост, разумеется – да. Государственный пост в СМИ, то есть в ее родной сфере – да. Но что она будет министром образования? Сидеть на скучнейших заседаниях правительства и слушать деньги между школами?

О.Пашина Министром культуры. Там повеселей.

Л.Радзиховский Министром культуры повеселей, правильно. Но министр культуры – она тоже, я думаю, это прекрасно понимает, — это должность глупая. Потому что, сколько бы она там не либеральничала, сколько бы она там козу не показывала, очень быстро ей придется или превратиться в Мединского-2 или убираться с этой должности. А убираться куда? Не домой же к себе, не на улицу.

Вот СМИ – это её. Все-таки каждый человек должен заниматься своим. Вот я не могу быть шоуменом, а она может. И, естественно, что человек старается реализовать себя в своей сфере. Другое дело – пойдут ли ей навстречу, — это другой вопрос. Но опять-таки, еще раз повторяю, это зависит от того: а) как она проведет свою работу, как разыграет свою роль, б) от того, каковы общие намерения Путина на следующий год: хочет он раздуть, увеличить силу «Эха», чтобы это было громкое «Эхо»; хочет он сделать вид, что какие-то гайки отвинчиваются, или он хочет дополнительно завинчивать…

О.Пашина Но говорят, что после выборов завинчивать будет.

Л.Радзиховский Ну, кто это говорит, Путин говорит?

О.Пашина Нет, Путин даже еще не говорит, что на выборы идет.

Л.Радзиховский На  выборы он и не идет. Поскольку выборов у нас нет, он  на них и не идет. Свой выбор он сделал: он остается.

О.Пашина Давайте про других еще кандидатов.

Л.Радзиховский Давайте. Кандидатов?

Л.Радзиховский: Программа максимум: сжечь не только Навального, но и вообще всю либеральную тусню

О.Пашина Ну, кандидатов, шоуменов, конкурентов, претендентов в этом шоу. Говорят, что Жириновский обиделся на Ксению Собчак, и Жириновскому подарили здание академии наук, чтобы он тоже пошел на выборы. Это правда?

Л.Радзиховский Естественно, что он обиделся. То есть он не обиделся – на молодость обижаться поздно.

О.Пашина Расстроился.

Л.Радзиховский «Молодость – это возмездие». Александр Блок. Старым стал – плохим стал. Если у тебя челюсть выпадает, то сколько ты этой челюстью не матерись, эффект выпадающей челюсти не исправишь. Время тикает. На кого обижаться-то?

А то, что ему подарили здание гостиницы академии наук – это решение очень правильное, потому что хотя бы какой-то практический результат от реформы академии наук мы увидели. До сих пор их не было видно. Я думаю, это только начало.

Вот Ксения Анатольевна органична в качестве крупного шоумена или организатора СМИ. Владимир Вольфович – это политический мыслитель. У него есть серия книг, которая называется «Политическая. классика». И вполне естественно, что он украсил бы собой академию наук. Поэтому ФГУП академии наук передает ФГУП ЛДПР какое-то здание. Но, мне кажется, что разумнее потом это здание вместе с Вольфовичем вернуть бы в академию, а он был прекрасным, действительно, тем академиком, который резко усилил бы интеллектуальный потенциал академии наук.

Да и вообще, если бы он привнес в академию наук атмосферу шоу Соловьева на заседание президиума… Предположим, академик Жириновский, академик Никонов, академик…ну, Соловьев не имеет ученого звания…

О.Пашина Но после скандала с диссертацией уже ученые звания вообще дискредитированы.

Л.Радзиховский Да. Ну, почему же… защитит. Академик Мединский. Куда ему уходить из министерства? И вот группа таких академиков, она бы значительно оживила и оздоровила академию наук. Потому что академики занимаются, допустим, какой-то теорией струн. А чего стоит теория струн без теории скреп? И вот теорию скреп в академии вполне мог бы развивать Жириновский. Тем более, годы его такие, что пора от суеты и толкотни на шоу Соловьева переходить в президиум академии наук. Пора о вечном… Там ему, тем более, Собчак не конкурент. Когда она дорастет до этого возраста и станет академиком, Жириновскому будет уже лет 120, и тогда он вряд ли различит…

Поэтому, мне кажется, что это очень здоровая идея оздоровления, исправления академии наук и приближении ее… Говорят, что она должна давать практические результаты – вот практически результаты. А потом, его институт, который называется…

О.Пашина Мировых цивилизаций.

Л.Радзиховский Институт межгалактических контактов?

О.Пашина Мировых цивилизаций.

Л.Радзиховский – Аа…

О.Пашина Но там выпускники замечательные: они работают и в Государственной думе, и в Макдональдсе и в психиатрической больнице. Востребованные кадры.

Л.Радзиховский Работают кем в психиатрической?

О.Пашина Бог его знает. «Выпускники работают…», — говорится на сайте этого учебного заведения, а должности не указаны.

Л.Радзиховский Находятся в больнице… Вот видите, я и говорю, не межгалактических цивилизаций, а межгалактического диалога или как?..

О.Пашина Мировых цивилизаций.

Л.Радзиховский Мировых цивилизаций. Ну, правильно, мир в масштабах Жириновского – это Вселенная, Млечный путь, созвездие Гончих псов… То есть пора соединить, наконец, настоящую, современную политологию  — политологию черных дыр, политологию темного вещества – вот пора ее соединить с квантовой физикой. И, таким образом, кстати, мы  сразу сделаем рывок, недоступный западной науке, потому что конкурировать с ними в рамках обычной физики нам трудновато стало. А надо выйти туда, куда они выйти не могут – перейти на другой уровень, в другие пространства и миры. И пусть они потом нас догоняют.

Так что, мне кажется, первый контакт Владимира Вольфовича с академией наук обещает очень многое и академии наук и Владимиру Вольфовичу и нам всем.

О.Пашина Мы еще забыли академика Кадырова.

Л.Радзиховский Да, вот, кстати, тоже, да. Геохимия, горные породы.

О.Пашина Например. И мне очень нравится вот  эта идея: Пусть они нас еще догоняют, пусть еще проверят, были мы там или нет. Они-то не были там, как на Луне… Пусть они и поверят.

Л.Радзиховский Пусть залезут в черную дыру, пообщаются с нами там…

О.Пашина Не так много времени у нас остается, но хочу спросить о ваших впечатлениях от фильма «Матильда», потому что вчера, наконец, в широкий прокат вышел фильм. Как я знаю из новостей, он уступил сборам сказке «Последний богатырь» — что-то такое…

Л.Радзиховский Ну, один к одному.

О.Пашина Практически да.

Л.Радзиховский Да, эта история интересная, потому что отец Всеволод Чаплин обедал, что в день, когда выйдет фильм, Россию поразит божественный огонь, она сгорит как Содом и Гоморра. А более прозаические люди, как отец-основатель «Христианского государства» Калинин говорил, что оскорбленные в своих чувствах верующие сожгут кинотеатры и побьют кощунников.

Так вот божественный огонь не поразил кинотеатры, толпы, оскорбленных в своих лучших чувствах верующих, не напали на эти кинотеатры. Что же произошло после выхода фильма «Матильда» на экраны? Ни-че-го. Как? Было такое волнение. Миллионы люди, как утверждала Поклонская, были оскорблены в лучших чувствах и с портретами нашего государя Николая Александровича собирались бить кощунников…

Л.Радзиховский: Что же произошло после выхода фильма «Матильда» на экраны? Ни-че-го

О.Пашина Но Поклонская сейчас отвлеклась. Она занимается пикировкой с Собчак. Уже всё, «Матильда» уже не актуальна.

Л.Радзиховский Она пытается ухватить Собчак за юбку, но этот номер у нее не пройдет. Если ты, старуха, назвалась Романовой, то Романовой и оставайся. Извини, в  Собчаки тебя не возьмут. Оставайся в своем Петербурге, в своей Ливадии, бейся портретом своего государя на 9 мая…

Так вот слухи об оскорблении святых чувств, о гневе народа оказались, мягко говоря, преувеличенными. И это наводит меня на такую мысль, что если бы об оскорблении чувств не говорило государство и оскорбленные чувства не оплачивались прямо или косвенно просто из госбюджета, то эти чувства не то что бы не оскорблялись, но, по моим подозрениям, носители чувств понятия бы не имели, что у них эти чувства где-то есть.

Это чувства чисто государственные, конкретно оплаченные. И вот этот вывод из жуткого, бездарного фильма «Матильда» очень важен. Вообще, это идеальная комбинация: бесталанный фильм, бездарный царь, безумный депутат – идеальная законченная картина.

О.Пашина Но это мнение журналиста Леонида Радзиховского. Всего вам доброго, до свидания!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире