'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 14 сентября 2017, 19:08

И.Землер В студии – Инесса Землер. И сегодня здесь и сейчас со своим особым мнением журналист Максим Шевченко. Здравствуйте!

М.Шевченко Здравствуйте, Инесса!

И.Землер И главная, наверное, тема последних нескольких дней – это даже не волна, а шквал телефонных звонков с сообщениями о заминировании тех или иных зданий. Только за сегодняшний день только в четырех города России проверяли 48 зданий, эвакуировано более 20 тысяч человек. Что это такое, по вашему мнению?

М.Шевченко Есть несколько версий. Первая версия – что это какие-то прямо вот террористы, которые используют современные средства коммуникации, обзванивая и заставляя власти нервничать, людей – переживать, бояться и так далее. Уже даже какие-то запрещенные террористические организации типа ИГИЛ* якобы взяли на себя эту ответственность.

М.Шевченко: Если это террористы, то это какие-то страшно одичавшие и беспомощные террористы

Вторая версия – что это всё делается кем-то, кто хочет нам показать, что без контроля анонимайзеров и разного рода интернет— и телефонных устройств терроризм будет просто гулять, знаете, как по Питерской, по Тверской-Ямской таким широким разгуляем по нашей стране; и вот если сию секунду прямо не передать в руки спецслужбам все права вскрывать любой телефон, контролировать — ну, специалисты знают, что именно они хотят, я даже это перечислять не буду, я не большой знаток этого дела – то вот нас будет прямо захлестывать такой телефонный терроризм.

Хотя, казалось бы, на самом деле, если они такие крутые и у них столько возможностей выяснения кто, откуда, куда звонит, есть столько возможностей фиксации этого, то как они допустили, чтобы это шло несколько дней?

Поэтому, я думаю, что если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно. Если этот шквал идет несколько дней, десятки тысяч людей запуганы и страна живет в ощущении какого-то непонятного кошмара, значит кому-то это надо.

И.Землер есть еще одна версия что цель – наоборот, усыпить бдительность. То есть если каждый день так кричать: «Волки! Волки!..»

М.Шевченко То есть вы верите, что это все-таки террористы?

И.Землер Я не верю, я просто наблюдаю за лесом…

М.Шевченко Если это террористы, то это какие-то страшно одичавшие и беспомощные террористы, которых надо быстрей выявить и сурово наказать, я считаю. Потому что отвлекать людей от работы и заставлять их эвакуироваться – это достаточно серьезное правонарушение.

Но я что-то подозреваю, что все-таки те, кто хотел бы продавить жесточайший контроль за всеми нашими устройствами.

И.Землер А что, нет шанса продавить этот контроль просто так? У нас Дума вроде и так готова это сделать.

М.Шевченко Ну, общественное мнение – это общественное мнение, знаете, все-таки.

И.Землер Но при этом версия про то, что все звонки совершены из-за рубежа лицами, связанными с ИГИЛ*, — передает нам агентство РИА «Новости» со ссылкой…

М.Шевченко: Полагаю, что этот шквал звонков – это неспроста

М.Шевченко Интересно, откуда это ИГИЛ* звонит. ИГИЛ* там как бы последние часы доживает, судя по тому, что нам рассказывают. Под Дейр-эз-Зора идут страшные бомбардировки, бои. Под Рамкой курды тоже, в общем… Ну, в Ракке не ИГИЛ*… Где там у них второй их какой-то… их столице, где они находятся… Все убиты. Убит этот Таджики, убит этот Багдади. Все убиты, а они вот организуют такие прямо веерные атаки.

Ну, говори слово «ИГИЛ»*, запрещенной в России террористической организации – и как ты опровергнешь, ИГИЛ* не ИГИЛ*? Кто докажет, кто? Там еще на украинцев тоже списывали, что бандеровцы тут всё обзванивают в России.

И.Землер А давно ли ИГИЛ* в последний раз занимался телефонным терроризмом? Давно ли предупреждал?

М.Шевченко Я, честно говоря, не слежу за деятельностью этой крайне неприятной организации. Часто этот бренд, запрещенный в России, используют, безусловно, для мистификаций и оправдания чего бы то ни было, в частности, для запугивания общества. У нас теперь в мире что ни произойдет – тоже ИГИЛ*.

У нас Федор Михайлович Достоевский должен был бы свой роман «Преступление и наказание» тоже назвать «ИГИЛ»*, в скобках, конечно, добавить: «Запрещенная в Российской империи террористическая организация». Потому что, в принципе, то, что написал – по-другому проинтерпретируй действия Раскольникова – вот и всё.

Поэтому я все-таки полагаю, что этот шквал звонков – это неспроста.

И.Землер А что делать должны спецслужбы и власти?

М.Шевченко Выявить тех, кто это организует и объяснить нам, откуда это происходит, что с этим делать, почему это так случается, назвать виновных и все такое прочее.

И.Землер Наказать непричастных… И, насколько власти могут остановить это? И, вообще, стоит ли реагировать?

М.Шевченко Мы посмотрим, насколько они могут остановить. Мы-то с вами, откуда знаем, насколько они могут остановить? Мы же с вами, слава богу, не какие-то там люди в погонах, которые сидят и важно рассуждают о том, кто может, кто не может. Пусть останавливают, а мы посмотрим, насколько они могут это остановить.

М.Шевченко: Общество сейчас кошмарят со всех сторон

И.Землер Стоит ли реагировать на подобный шквал телефонных звонков, когда, в общем, в принципе, понятно, что это просто шквал телефонных звонков?

М.Шевченко Нет, это не понятно. Никогда не понятно. Всегда есть 50 на 50. Может быть, это просто какой-нибудь хулиганский звонок, а, может быть, это терроризм. Это никогда до конца не понятно. Поэтому, естественно, проводятся меры безопасности, эвакуация…

Но как системно решить такую проблему? Наверное, все-таки какая-то доля электронного контроля или отслеживания, инфильтрация в общей системе — я еще раз говорю, что я не специалист в этих вопросах – каких-то специальных программ, которые могут проанализировать, откуда идет трафик, кто звонит и помочь выявить преступников или их заблокировать на каком-то этапе или нанести какой-то вирусный удар. Ну, это я фантазирую просто, я не знаю. Чтобы у них компьютеры, с которых они это делали, прекратили работать, внезапно задымились и запищали жалобно.

Мне кажется, что этой задачей должны заниматься те, кто у нас в прошлом году летом согласно «закону Яровой» требовал такие полномочия. Очевидно, сейчас эти полномочия нуждаются в дополнительном подтверждении.

И.Землер У меня был еще один вопрос. Он был связан с тем, почему именно сейчас это пошло ни с того ни с сего, на ровном месте. Ничего же вроде не происходит.

М.Шевченко Мы видим, что, вообще общество сейчас кошмарят со всех сторон. Эти крестные ходы, понимаете, со здравицами губернатору и с проклятиями неизвестно кому, кто порочит память государя их императора. Вот этот психоз вокруг фильма «Матильда», вот эти звонки.

Я опять-таки полагаю, что всякого рода подобные вещи – подобные поджогу Рейхстага нужны для того, чтобы где-то кто-то взял в свои руки какие-то чрезвычайные полномочия; обвинил в этом каких-то коммунистов, запретил какого-то гипотетического Эрнста Тельмана и какую-нибудь коммунистическую партию Германии, пришел к Гинденбург, и какой-нибудь Гинденбург бы вручил ему с поклоном лавры канцлера, допустим, Германии, завершив, таким образом, демократический эпизод Веймарской республики.

М.Шевченко: Любые законы, которые они хотят принять, они все равно примут

Ну, просто мы же в истории ищем всегда аналогии. Ситуация, которую нам описал, допустим, Эрих Мария Ремарк в своих великих романах – «Черный обелиск» — которая предшествовала 33-му году, она была ситуация такого тоже кошмарения населения и такого террора, который шел со всех сторон.

Мне представляется, что при наличии миллиона с лишним силовиков разных форматов – Росгвардии, ФСБ, МВД… кого там только нету, кто там только не обладает полномочиями вязать и не пущать… То есть, я думаю, что пол количеству силовиков разного уровня, в том числе, обладающими оперативными полномочиями, наша страна превосходит все что только можно представить на земле. Может быть, только США уступает. Собственно, вся система и делалась под американскую копирку.

Так вот, при наличии такого количества людей, обеспечить безопасность общества, мне кажется, вполне было бы возможно. И в целом мы видим, что да, какой-то элемент обеспечен. Допустим, разгромлено реально террористическое подполье на Кавказе. Там нету Доку Умарова, нету других.

Но во всем остальном – нам уже не верится, что это делают террористы. Честно скажу, что уже хочется каких-то объяснений и каких-то комментариев. Уже хочется, чтобы они приняли все эти законы, наконец, из-за которых они нам так жизнь портят.

И.Землер И начали их исполнять.

М.Шевченко Чтобы эта драматическая ситуация как-то разрядилась. Чтобы они объяснили, чего они хотят: монархии, диктатуры, пожизненного правления? Пусть нам расскажут.

И.Землер Через несколько секунд продолжим.

И.Землер Если будут приняты эти законы, наконец, все получал необходимые полномочия, есть ли гарантия, что не придет-то аппетит во время еды?

М.Шевченко Любые законы, которые они хотят принять, они все равно примут. С нами они советоваться не будут. Даже если мы все будем против, они все равно примут, и скажут, что это целесообразно в какой-то мере.

Россия – страна, в которой все реагируют постфактум. Как всякие позитивные вещи… Знаете, вот обсуждался, допустим, манифест об освобождении крестьян. Был проект, как известно, черноземный, нечерноземный проект, с выкупом земли и так далее.

Царь все выслушал, как мы знаем из учебников истории отнюдь не советских и сделал по-своему все равно, понимаете. А тогда общество было не чета современному обществу. Тогда это были люди, обладавшие очень большими полномочиями и возможностями влияния, в том числе, и на двор.

Поэтому, я думаю, что мы тоже будем реагировать постфактум на все, что нам будут предлагать. Тенденция к тому, что определенные силы хотят навязать нашей стране что-то вроде диктатуры или какой-то типа империи Наполеона III, которая тоже пришла на развалинах демократии 48-го года, — эта тенденция прослеживается очевидно. Причем она исходит не только из консервативного лагеря. Мы помним, как наши видные либеральные теоретики типа Юлии Латыниной или Владимир Рыжкова очень призывали Пиночета. Вот Юля, я помню, Латынина, очень, очень хотела Пиночета…

И.Землер И где сейчас Юлия Латынина?

М.Шевченко: Россия – страна, в которой все реагируют постфактум

М.Шевченко Так там, где обычно люди бывают, когда призывают Пиночета, понимаете. Вот она очень хотела, чтобы был Пиночет. Они очень – либералы – гордились Пиночетом, говорили, что России нужен Пиночет. Пиночета получили.

А Владимир Рыжков очень, очень хвалил Ли Куан Ю и сингапурского диктатора. Ну, следующий этап – это, очевидно, нас сделают большим Сингапуром. А вслед за этим, как правило, если уж люди становятся Ли Куан Ю и Пиночетами, то почему бы им на себя, допустим, не надеть корону Российской империи, например? Какая разница? В обществе спектакля же все возможно.

И.Землер Вернемся к нашим современным реалиям с короны Российской империи. От Ильи из Ярославля пришел вопрос: «Максим, как вам кажется, история с фильмом «Матильда» достигла своего апогея, или будет еще продолжение?»

М.Шевченко Нет, конечно. Это, конечно, легитимирует монархическую тематику. Вся эта история затеяна для того, чтобы сделать, казавшийся нам еще недавно монархизм уделом маргиналов, как бы реальной политической проблематикой, реальной политической темой, которая будет обсуждаться на самом высоком уровне. Для этого инфильтрована в Думу Поклонская, украинская прокурорша бывшая. Для этого проходит вся эта кампания. Для этого общество заставляют это обсуждать.

На мой взгляд, в обществе постмодерна есть один нюанс, который отличает это от, допустим, начала XX века. В обществе постмодерна капитал эмансипировался давно уже от политического дискурса. То есть мы не можем сказать, что данный капитал, он консервативен или либерален. Капитал имеет собственный интерес. И вполне возможен консенсус либеральных финансовых капиталистов и сырьевиков-промышленников в том, что… ну, какая разница? Мы же работаем с мировым рынком. Мы же свои деньги будем при любой власти перетаскивать туда-сюда. Пусть в России будет монархия, допустим. Давайте монархию возродим?

Монархия позволит правящим элитам назвать себя баронами, графами… Герцог Абрамович, барон Соловьев, граф Сечин…

И.Землер А всем остальным назвать себя крепостными.

М.Шевченко Ну, почему крепостными? Горожане, обыватели. Сословия… Вот у вас какое сословие, например, будет?

И.Землер Журналисты, наверное.

М.Шевченко Ну, значит, городское мещанство. Готовьтесь.

И.Землер Ну ладно, будем считать так.

М.Шевченко: Мировой капитал, конечно, ищет авторитарные режимы

М.Шевченко И это семьи, которые пожизненно будут владеть банками, местами в крупных корпорациями, землями огромными, которыми они владеют. И это же понятно, что это все декорация; что на самом деле это не такая монархия, которая была, допустим, в XIX веке романовская, которая была, на мой взгляд, очень плохая монархия в России. Или в мечтах Солоневича народная монархия с таким вождизмом, царем, который как бы выдвигается народной волей такой консервативной.

Это будет монархия, которая будет таким спектаклем, ширмой, прикрытием господства крупного капитала транснационального или национального, партнерствующего с каким-то мировыми центрами над этой огромной территорией, которая была поделена на РФ, на Украину, какие-то другие страны с пожизненными уже… Ведь фактически в других постсоветских республиках есть же пожизненное правление: в Средней Азии, допустим, в Азербайджане, в Белоруссии… А в России почему-то до сих пор нету. Как-то отстают.

И.Землер Вот смотрите, я как неспециалист в вопросах монархии, вот мое стереотипное восприятие…

М.Шевченко Это фейк, не настоящая монархия. Это фейк. Но зачем как бы правящей буржуазии, правящему капитализму реальная монархия?

И.Землер Вот все-таки это наследственный какой-то институт. Откуда в XXI веке в нашей современной России, где нет, в общем, настолько дееспособных прямых наследников царской семьи, взяться монархии?

М.Шевченко Откуда взялась монархия, допустим, на Аравийском полуострове?

И.Землер Не знаю.

М.Шевченко Жили себе арабы – курайшиты и хашимиты в районе Мекки. Потом пришла династия Неджда при поддержке англичан, британских спецслужб, выгнала османов, победила потом курайшитов, которые закрепились в Иордании. И вот объявили себе королями Саудовской Аравии. Там есть король Брунея. Откуда они взялись?

М.Шевченко: Чем быстрее этот фильм будет показан, те быстрее разродится этот Солярис

И.Землер Ну, то есть у нас, если переименовать должность президента в должность царя…

М.Шевченко Ну и что? Был Наполеон III. Сначала он был, понимаете, президентом, потом он стал императором. Возьмем историю Бонапарта. Он сначала был генералом, потом был консулом, потом стал первым консулом, потом в 1804 году стал императором, правда ведь? И бывшие якобинцы, между прочим… Вот Фуше, допустим, министр тайной полиции, он был членом Якобинского клуба и голосовал за казнь короля, между прочим. Да и сам Бонапарт, знаете, в молодости входил в Якобинский клуб и даже дружил с братом Максимилиана Робеспьера, он был с ним в близких отношениях.

Но прагматизм, он заставляет человека менять свои взгляды и назначать своего какого-нибудь брата Жозефа или детей своей жены Жозефины Богарне тоже какие-нибудь принцами и монархами.

Но бонапартистская система соответствовала тогдашнему развитию французского империализма, французского капитала, как ни странно. И поэтому, несмотря на то, что она, конечно, была по схеме, которую реализовывал Бонапарт, чтобы войти в консенсус с королями и царями той эпохи, — по схеме она была регрессивна, а по сути, так как он нес в себе Гражданский кодекс, который он сам написал, она была прогрессивна частично.

В современно же мире это просто постмодернистский выверт, который будет скрывать господство тех или иных корпоративных и финансовых интересов на той или иной территории. Это будет просто декорация.

И.Землер И логики в этом нету?

М.Шевченко Нет, в этом есть логика.

И.Землер Я имею в виду логика развития.

М.Шевченко Потому что это мир разделится на разные типы управления. Я помню когда-то, лет семь назад мне довелось обедать с Хенком Гринбергом, одним из крупнейших мировых страховщиков. Это выдающийся человек, один из выдающихся американских бизнесменов и теоретиков именно страхового бизнеса. И я его тогда спросил: «Мистер Гринберг, как вам кажется, в ближайшие годы, что будет наиболее безопасным с точки зрения глобальных инвестиций?» Он на меня посмотрел и сказал: «Конечно же, авторитарные режимы».

М.Шевченко: Закончится Матильда, начнется что-нибудь еще

Мировой капитал, конечно, ищет авторитарные режимы, и, конечно, мир опять подходит к порогу новой фашизации. Фашизм — это не просто какой-то национализм, какая-то ксенофобия. «Фашизм – это, прежде всего, — как сказал когда-то Георгий Димитров, выступая на процессе, который против него затеяли фашисты, — фашизм – это крайне реакционная шовинистическая диктатура в интересах крупного финансового капитала. Финансовый капитал стоит за этим. Но тогда ему надо было заключать соглашение с Гитлером, с Муссолини и тому подобными людьми. Потому что это было время модерна, когда огромные человеческие силы реально вовлекались в политику.

Теперь нет нужды вовлекать огромные массы в политику. Теперь можно имитировать вовлечение масс с помощью массмедиа. И капиталу нет нужды заключать соглашение. Достаточно просто создавать иллюзию наличия, допустим, национального подъема, «украинского мира», «русского мира» какого еще мира – германского, зулусского мира, в конце концов.

И.Землер А кого сейчас капитал готов признать классическим авторитарным режимом, к которому надо тянуться?

М.Шевченко К тому, кто обеспечит капиталу максимальную прибыль, и той системе, которая обеспечит капиталу максимальную безопасность инвестиций при максимальной доходности. Поэтому и получалось, что люди вроде либеральных взглядов славили Пиночета и Ли Куан Ю. Это я и называю либерал-фашизм, когда люди на словах выступают за свободу, за демократию, а, по сути, призывают к достаточно жесткому авторитарному режиму, который будет действовать в интересах капитала, на стороне которого они как теоретики…

М.Шевченко: Литва сегодня является американской марионеткой

И.Землер Я поняла. Вы можете сейчас называть конкретно страну или, может быть, господин Гринберг называл конкретную страну?

М.Шевченко Ну, вот у вас есть Средняя Азия, бывшие советские республики, где, безусловно, люди обладали большими социальными правами до 91-го года и имели право на всеобщее высшее образование, разные другие права. Безусловно, эти права были у них отняты. Мы видим пожизненные практически правления практически во всех среднеазиатских государствах.

И.Землер Тем не менее, которые как Казахстан дают, например, свободу инвестиций.

М.Шевченко Они все дают. Туркменистан тоже дает свободу инвестиций. Американские кампании вполне сотрудничают с этими режимами. Вот чем более жуткий режим, чем больше режим зажимает своих граждан, чем более он к ногтю прижучивает оппозицию, тем с большим удовольствием американские «демократические» корпорации туда инвестируют свои деньги. Это, вообще идеал неоколониализма.

И.Землер Тогда как вписывается в эту концепцию Белоруссия, допустим, Россия, Северная Корея?

М.Шевченко Северная Корея стоит особняком. Северная Корея не определилась, она торгуется. И этот ряд, он неправильно выстроен. И Белоруссия — это очень маленькая страна с очень маленьким населением, где, безусловно, стабильность власти является для многих… Ведь, на самом деле, там социализм только на словах. Вполне с Сулейманом Керимовым торговали калийными удобрениями… самые большие в Европе и так далее.

Россия просто очень сложная страна, она многофакторная и многоукладная. Тут много регионов с разными народами, с разными языками, с разными культурами, что делает Россию сложной системой. Поэтому, кстати, последние несколько лет и проводится пропаганда упрощения: есть русские, «Русский мир», вот мы защищаем права русских. Мы не защищаем права татар, кавказцев, понимаете, жителей Средней Азии, якутов или алтайцев или угро-финнов. «Мы за русских», — говорят нам официальные массмедиа, хотя в России проживает 192 народа.

И если бы следовать логике российской Конституции, то мы должны были говорить: «Мы за граждан и за права, которые дарует российская Конституция». Кто-то, очевидно, хочет в сторону убрать эти как бы надоевшие крупному капиталу форматы демократизма.

И.Землер Еще на несколько минут прервемся.

НОВОСТИ

И.Землер Я напомню, что в студии – журналист Максим Шевченко и я, Инесса Землер. Максим, мы вернемся все-таки к ситуации вокруг еще так и не состоявшейся премьеры фильма «Матильда».

М.Шевченко: Правящие элиты отбирают у людей возможности развития

М.Шевченко То есть будем помогать активно монархической пропаганде. Давайте. В мире постмодерна. Это забавно.

И.Землер Не-не-не. Мы сейчас будем пока обсуждать наши светские дела. Потому что в последние дни, например, лидер некой организации, незарегистрированной «Христианское государство Святая Русь» Александр Калинин дал порталу «Медуза» интервью, в котором высказал ряд очень интересных, на мой взгляд, мыслей: «Если покажут фильм в кинотеатре – завтра кинотеатр сгорит. Покажут в другом кинотеатре – другой кинотеатр сгорит».

М.Шевченко Он арестован?

И.Землер Нет.

М.Шевченко Ну, тогда какие вопросы? Тогда вопросы к кураторам в погонах. Если человек открыто призывает к терроризму, открыто угрожает другим и не арестован, значит, у него есть кураторы в погонах. Значит, к ним и вопросы.

И.Землер Тогда чем вы объясните то, что со стороны всяких наших государственных институтов от Кремля до Государственной думы – сегодня целый комитет по культуре уже просто криком кричал, что в данном случае Наталье Поклонской надо взять как-то взять себя в руки и угомониться…

М.Шевченко Нынешний состав Министерства культуры, который, на мой взгляд, достаточно профессиональный и очень качественный – я хорошо знаю и Владимира Мединского и Владимира Аристархова я с ними спорил, и в чем-то не соглашался, — это люди современные, интеллигентные, с которыми можно спорить, дискутировать, которые способны принять чужую точку зрения. Очевидно, кто-то хочет их поменять и скинуть. Там называют фамилии госпожи Ямпольской и так далее.

Очевидно, они не устраивают кого-то, кто их устраивает в публичные дискуссии. Но, позиция министра культуры в данном случае, она безупречна.

Безусловно, что люди, которые угрожают сетям кинотеатров или театрам, или еще кому-то, эти люди должны быть как-то нейтрализованы, хотя бы с ними какие-то беседы должны быть проведены, они должны быть вызваны в какие-то кабинеты, где какие-то капитаны, майоры или полковники или кто там положен по званию, им скажет: «Так больше не делайте».

И.Землер Только ли кураторством в погонах объясняется то, что до сих пор их…

М.Шевченко Только кураторством. Другого объяснения нету. Лермонтов нам оставил безупречную формулу: «И вы мундиры голубые, и вы, им преданный народ». Вот мундиры голубые, которые мечтают о лаврах Бенкендорфа и его, скажем так, продолжателей, — вот о ни это все организовывают, это просто нет сомнений. А какие именно «мундиры голубые» — их в России несколько, этих компаний в мундирах, и все между собой враждуют. Это уж, как говорится, пусть разбираются специалисты и эксперты.

И.Землер На ваш взгляд, чем и когда может закончиться это всё?

М.Шевченко Показом фильма «Матильда». Чем быстрее этот фильм будет показан, те быстрее разродится этот Солярис каким-то новым образом, который будет наш мучить. Закончится Матильда, начнется что-нибудь еще, понимаете, такое. Что-нибудь еще придумают. А когда будет показана «Матильда»? Я не знаю.

И.Землер 25 октября вроде как?

М.Шевченко Серьезно? Значит, они это еще приурочили и к такой по старому стилю как бы годовщине Революции. Видите, как они боятся революции. Даже, спустя столько лет, уже затоптав, растоптав, разграбив и разворовав все ее завоевания и достижения, они все равно трясутся от страха перед памятью о том порыве народа, который воплотился в большевизме и союзных ему мировоззрениях и идеологиях в 17-м, 18-м и 19-м году, которые поставили под ружье к 20-му году порядка 2 миллионов человек в Красную Армию; и позволили возникнуть стране, которая впервые в истории человечества сделала людей, в ней живущих, хозяевами этой страны, дала им возможности развития и потом победила фашизм.

Мне кажется, что да, их страх перед народом и его властью, он огромен и чудовищен. Они пойдут на любые провокации, на любые инсинуации и на любые спекуляции лишь бы люди не вспоминали о том, что было время, когда нард реально взял в свои руки власть.

И.Землер Раз мы заговорили об этом времени. Завтра в Литве вынесут приговор в отношении жителя республики за демонстрацию советской символики и прославления советского периода. Это связано с тем, что 9 мая на своей странице в Фейсбуке он поздравил с Днем Победы на фоне флага Советской Литвы с пятиконечной звездой. Ему грозит наказание. Прокурор потребовал оштрафовать на 225 евро.

М.Шевченко Фашисты больше всего бояться социализма и коммунизма. То, что Литва сегодня является американской марионеткой, то, что в Литве славятся и чествуются люди, которые убивали советских солдат; то, что в Литве Советская Армия и Красная Армия объявлены оккупантами и чуть ли не приравнивают их к нацистам, – это пусть будет на их совести. Ну что же, будут мученики, а что ж делать? Начинается новый виток истории. Начинаются новые Димитровы, новые Тельманы. Начинаются новые Сакко и Ванцетти. Начинается новый этап большой социальной борьбы. Левые поднимают головы везде в Европе. В Англии – Корбин, во Франции – Меланшон. В Германии – Linken. В Греции – СИРИЗА. В других странах везде тоже.

Поэтому, естественно, капитал будет отвечать активизацией фашизма во всех видах и борьбой с левым движением, которое единственное выступает как социальный некий лидер и организатор борьбы людей за свое будущее. Сегодня уже нет людей трудящихся в том виде, в котором они были на рубеже XIX, XX века. Уже нет больших промышленных агломераций с рабочим классом и так далее.

Но суть осталась прежняя: правящие элиты отбирают у людей возможности развития. Вам дали в зубы машину, кредит, потребление… И да, нам кажется, что мы живем лучше, чем жили рабочие или крестьяне в начале XX века, естественно.

В начале XX века 80% населения России жило в грязных соломенных хижинах и понятия не имели, что на земле есть какие-то «Темные аллеи» и какие-то страдания Пьера и Наташи Ростовой. Они таким фоном проходили вокруг культурной жизни правящего класса, который составлял менее 7% от всего населения Российской империи.

Но сейчас, конечно, потомки тех крестьян и рабочих, благодаря во многом советскому эксперименту, живут гораздо лучше. У них есть там «Лада Калина», НРЗБ, никто не голодает. Можно пойти в «Пятерочку» или какой-нибудь там «Магнит» и купить там продукты, которые есть нельзя, на мой взгляд.

Но нам всем, большинству, дали в зубы корочку хлеба – три корочки хлеба, как в знаменитом фильме – но отобрали будущее. Возможность развития будущего принадлежит только правящим элитам. Только их дети будут получать хорошее образование, только их потомки будут богатыми, владеть землей, воздухом, лесом, водой и так далее. Только им будут доступны технологии биологического бессмертия, замены печени, сердца – это всё стоит огромных денег. Нам с вами это не по карману, например, скажу честно. А им это по карману.

В своих интересах они проводят все эти эксперименты. Они хотят стать живыми богами на земле. Когда-то хотели римские императоры. Но у римских элит времен империи Северов или Клавдиев не было такого инструмента в виде массмедиа, который в ту же долю секунды достигал любого человека; не было таких система вооружения, которые позволяют, находясь, допустим, в Риме, убить любого человека в любой точке земного шара, как сейчас есть у правящих элит. Не было такой системы силового контроля, никакие Афрании, вспоминая Роман Булгакова, не могли даже мечтать о том, чтобы контролировать психоповедение людей и большим масс людей.

Поэтому мы находимся перед невиданной в истории диктатурой угнетения, которая стоит на пороге человечества, которая будет нам представляться благом, свободой, демократией, потреблением…

Еще раз говорю: нам будет сунута в рот какая-то «корочка хлеба». Но у нас будет отнято будущее, и история нам принадлежать не будет. Мы станем просто мусором, а у них будет жизнь. Поэтому думайте сами, хотите ли вы жить в таком будущем, хотите ли вы, чтобы ваши дети жили в таком будущем? Что-то вроде муравьев под ногами больших людей, которые гуляют по огромному лесу.

И.Землер Пессимистическая картина, но я бы хотела затронуть современный вопрос и совсем на таком, приближенным к нам уровне.

М.Шевченко Давайте.

И.Землер После муниципальных выборов в Москве мы здесь встречаемся, в студии первый раз. Как вы оцениваете прошедшую кампанию?

М.Шевченко Поздравляю либеральную оппозицию с возможностью красить скамейки и заниматься газонами. Это огромное политическое достижение. Никакого муниципального фильтра они, конечно, контролировать не будут. Никто им этого не позволит. Там максимум за хорошее поведение, как в свое время Навальному, «Единая Россия» подарит 49 голосов. А так, пожалуйста, занимайтесь детскими площадками и скамейками. Мои поздравления!

У меня есть другой вопрос. Вот эти выборы показали полную неспособность левых партий – КПРФ и «Справедливая Россия» — работать с социальным пространством. Мне очевидно, что левое движение в России… ну просто проиграли, их там просто нет. Там нет депутатов от КПРФ практически, там нет депутатов от «Справедливой России», от тех, кто называет себя социалистами.

Значит, надо менять левое в России, левый дискурс должен меняться. Главный результат политический этих выборов – это полная дискредитация современного левого движения. Они должны полностью поменяться, или с ними поступят так, как поступили в Украине с КПУ после Майдана, когда вроде как партия, имевшая парламентское представительство и имевшее представительство во всех регионах Украины, предпочла в лице своих вождей свои дачи и дома, а не сопротивление откровенно фашистскому перевороту.

И.Землер Не можете ли вы это объяснить, например, провалом самой кампании, как вели эти партии свою кампанию?

М.Шевченко Конечно. Они никак ее не вели. Выяснилось, что у них нет вообще актива, что у них нет молодежи на низовом уровне. Потому что либеральные партии ведут свою кампанию в интернете, это весело, креативно и так далее.

И.Землер И, как показала практика, довольно эффективно.

М.Шевченко Скамейками и газонами они займутся хорошо. Хотя бы скамейками и газонами… Это огромный политический результат. Я их поздравляю.

И.Землер Если их до сих пор не было в наших муниципалитетах и никто скамейками и газонами не занимался, может быть, они займутся?

М.Шевченко Почему? Я не могу сказать, что не занимались. Вы, наверное, в центре Москвы тоже живете…

И.Землер Нет, я не в центре живу.

М.Шевченко А я живу в центре. Я не знаю, как на окраине, но в центре – великолепные детские площадки, очень ухоженные дворы в целом. Причем не в каком-то богатом центре, а где живут простые люди, которых еще не выселили из этого центра, чтобы заменить их богатеями, но, наверное, это тоже предстоит.

И.Землер Хорошо еще один вопрос, как раз связанный с центром Москвы. «Только-только открылся парк «Зарядье» и в первые же дни у нас вандалы уничтожили около 10 тысяч растений, в том числе, включенных в Красную книгу», — это рассказ руководителя отдела садово-парковой службы «Зарядье» Игоря Сафиуллина. Что случилось? Почему люди набежали и все растоптали?

М.Шевченко В интернете достаточно подробно эта ситуация обсуждается. И к сведению господина Сафиуллина там есть и такое мнение, что дорожки вокруг этих растений были очень узкие. Эти растения никак не отделялись от этих дорожек заграждениями. Если вы высаживаете растения из Красной книги, то, пожалуйста, из защитите от людей.

Потому что да, в первые дни туда пришла целая толпа посмотреть на это «Зарядье» и начала ходить по этим газонам. Я не думаю, что это злая воля людей. Просто люди, как это было на Ходынке, неуправляемые. Поэтому здесь — то же самое. Считайте, что это «либеральная Ходынка», только, слава богу, в этой Ходынке погибли не люди, а погибли редкие растения.

И.Землер Это было особое мнение Максима Шевченко. Я Инесса Землер. Всего доброго!

ИГИЛ* — запрещенная на территории РФ организация



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире