'Вопросы к интервью

А.Нарышкин Всем здравствуйте! В эфире радиостанции «Эха Москвы» и RTVi программа «Особое мнение». Мой сегодняшний гость Владимир Сунгоркин, главный редактор газеты «Комсомольская правда». Приветствую вас!

В.Сунгоркин Добрый день!

А.Нарышкин От «Матильды» вы устали?

В.Сунгоркин Да нет. По-моему, забавная история.

А.Нарышкин А что забавного? Летят «коктейли Молотова», уже радикализмом попахивает. Что хорошего и забавного?

В.Сунгоркин Подождите. Я настаиваю, что забавная история. Дальше будем разбираться, что такое термин «забавная». Забавная — наверное, от глагола «забавляет», «развлекает». Потому что результат всей этой кампании со стороны Поклонской, он получился в точности до наоборот. Она вышла с прекрасными тезисами: «Защитим образ батюшки царя», и чтобы этот фильм не показывали.

В итоге мы получили уже на сегодня такой результат, — мы – это российская действительность, — что, насколько я знаю ко вчерашнему дню по всяким замерам это уже самый смотрибельный фильм года через всякие ресурсы, я имею в виду интернет-ресурсы. И, судя по всему, он будет за последние много лет вне конкуренции с точки зрения огромного количества просмотров. На него идут и собираются идти те люди, которые ни при какой погоде, ни на какие фильмы не ходят. Это меня забавляет.

В.Сунгоркин: Кинотеатры – это очень маленькая доля зрителей. Важнее то, что «Первый канал» купил этот фильм к показу

А.Нарышкин Владимир, вы же знаете, что крупные киносети в столице отказываются его демонстрировать.

В.Сунгоркин Я думаю, еще не вечер. Сегодня они отказались. Завтра вмешаются различные силы, которые скажут: «Слушайте, что значит отказались? Это, получается, что у нас милиция не может обеспечить безопасность. Фильм же получил прокатное удостоверение. И давайте все-таки разберемся», — скажут всякие, кто отвечают… В частности уже министр культуры Мединский сделал резкие заявления. Это, я думаю, и некая претензия на то, чтобы высказался министр внутренних дел Колокольцев или его ведомства, что «слушайте, мы что, не можем обеспечить безопасность кинотеатров в Москве, в столице нашей родины?» Поэтому, я думаю, они проведут там переговоры и будут показывать фильм.

И самое главное, все-таки кинотеатры – это очень маленькая доля реальных зрителей наших. На самом деле, важнее то, что «Первый канал» купил этот фильм к показу. И вот когда «Первый канал» будет его показывать, я вам спокойно прогнозирую – они там все время долями меряются между главными каналами – что это будет самая высокая, может быть, даже рекордная доля смотрения, когда «Первый канал» начнет его показывать. И это будут миллионы людей.

Ну, что такое доля 32, допустим, будет? Это означает, что 32% тех, кто сидит у экранов в этом время, смотрит. И это значит, что это счет плюс-минус миллионов 15-20 будут сразу смотреть. Вот это уже цифры.

А.Нарышкин А вы где себя определяете в этой ситуации: вы в кино пойдете смотреть или будете на диване у себя?

В.Сунгоркин Нет, я на диване посмотрю его.

А.Нарышкин Жалко денег на билет просто…

В.Сунгоркин Но вынужден буду посмотреть. А, может быть, в кинотеатр схожу. Посмотрим, когда он будет, насколько это комфортно. Но вынужден буду посмотреть, потому что как-то я тоже поддаюсь влиянию этой всей свистопляски. Не посмотреть – тоже как-то не по-людски. А, может быть, только фрагменты злосчастные посмотрю.

А.Нарышкин Будете не в теме. С вашим положением…

В.Сунгоркин Да, да, с моим положением…

А.Нарышкин А «коктейли Молотова», они же как бы прилетели уже?..

В.Сунгоркин А по «коктейлям Молотова» для меня тоже все абсолютно понятно. В наше время метателей «коктейля Молотова» очень легко поймать и посадить их в кутузку. Я тут никаких проблем не вижу, потому что все это происходит в людных местах общественных, где стоят всякие камеры слежения и наблюдения, где есть всякие дяденьки милиционеры. И, в принципе, те, которые склонны метать «коктейли Молотова», они у нас все давно переписаны, должны быть, во всяком случае. Мне кажется, переписаны уже. Уже знают: вот этот кинет, наверное – за ним надо присмотреть; а этот – нет, порет и…

А.Нарышкин Я, может быть, что-то упустил, но те люди, которые сожгли, например, машину у адвоката Учителя и те люди, которые кидали «коктейль Молотова» в киностудию Алексея Учителя — их, по-моему, не нашли. Может быть, у вас другие сведения?

В.Сунгоркин Если их не нашли… Ну, их не должны найти в течение 20 минут, но я уверен, что если у милиции будет такая задача, их найдут. Потому что радикально настроенной публики, вот этих метателей, ее не так много, и она просто обязана быть переписана. Если не сам метнул, но, возможно, условно говоря, какой-нибудь гастарбайтер из солнечного Таджикистана пошел и кинул, но ему же кто-то это поручил и кто-то оплатил.

А.Нарышкин Почему сразу вы подозреваете?

В.Сунгоркин Я не подозреваю, я просто думаю, что вероятность высока, потому что это распространенная…

А.Нарышкин Потому что приезжие из Таджикистана не любят кино?

В.Сунгоркин Да нет, просто это распространенная, скажем так, технология – привлекать наших гастарбайтеров для такой неприятной работы – что-нибудь кинуть, поджечь что-нибудь…

А.Нарышкин То есть наемники.

В.Сунгоркин Ну, наверное, можно сказать слово «наемники».

А.Нарышкин Слушайте, а вот ответственность Натальи Поклонской самой? Вот смотрите, она человек, который всю эту историю начала довольно давно. Сейчас мы видим, как люди те же самые «коктейли Молотова»… люди на митингах, есть реакция со стороны киносетей, о которой я уже сказал. Но вот ей, человеку, который все это замутил, ей же должно как-то прилететь, наверное, или нет?

В.Сунгоркин Хороший вопрос.

А.Нарышкин Чисто по-человечески, не с точки зрения закона.

В.Сунгоркин О! Вот чисто по-человечески… я бы тут чисто по-человечески тут не рассуждал. Потому что здесь бы порассуждать все-таки, мне кажется, правильно — потому что, чисто по-человечески нас очень далеко может увести: у вас свои представления о человеческом, у меня свои –, может быть, все-таки надо смотреть с точки зрения закона, тем более, она депутат Государственной думы, она законодатель, посмотреть с точки зрения закона, существует ли какая-то ее – вы сказали слово «ответственность», но я бы перевел в термин — вина в происходящем. Но, я думаю, с точки зрения закона… она же не призывала пока еще бросать и «коктейли Молотова» или «Вперед!» — «Свобода на баррикадах» такая – «Вперед! Вперед!»

В.Сунгоркин: Единственная возможность, чтобы мы тут не одичали все, – смотреть на все с точки зрения закона

А.Нарышкин Ведь Наталья Поклонская, она, может быть, не призывала ничего бросать, но Наталья Поклонская до своей аудитории, до россиян доносила на протяжении насколько месяцев один и тот же месседж: в этом фильме (который никто еще не видел), оскорбляют царя… оскорбляют царя, он святой, святой царь…. Она даже пишет – я видел у нее в Фейсбуке – большими буквами: «Святой Государь», по-моему. Оба слова с большой буквы. И вот же результат. Она как будто бы людям напоминает, что они могут оскорбляться: Оскорбляйтесь! Не сидите без дела.

В.Сунгоркин Все равно я бы здесь выступил адвокатом Натальи и защищал бы ее…

А.Нарышкин Вы в хорошей компании вместе с Вячеславом Володиным, которые тоже заступился за нее.

В.Сунгоркин Я этого не знал, но для меня это судьбоносно, с кем я в компании. Ну, просто мало ли кто к чему призывает в рамках законности и кто как истолковывает эти призывы. Это разные вещи. Иначе мы можем… даже наш с вами разговор какой-нибудь не очень психически уравновешенный послушает, причем хорошо бы, из ваших слов сделает вывод, что «пойду-ка я брошу «коктейль Молотова» в офис Поклонской»

А.Нарышкин – Мм.

В.Сунгоркин – Аа. О! И мы будем говорить о вашей ответственности. Вам же, я так понял, она не нравится, Поклонская?

А.Нарышкин Мне?

В.Сунгоркин Да. Ну, мне так показалось.

А.Нарышкин Вам показалось. А мне показалось, что вам таджики не нравятся.

В.Сунгоркин Чисто по-человечески. Вот пошло-поехало.

А.Нарышкин Если кажется – будем креститься и молиться…

В.Сунгоркин Для этого есть суд и судья, который решит.

А.Нарышкин Владимир Сунгоркин, главный редактор газеты «Комсомольская правда» сегодня в эфире «Эха Москвы».

Про… не то чтобы про радикалов – про персонажей околополитических или политических, которые свинчивают табличку на доме Немцова.

В.Сунгоркин Это из той же серии, видимо.

А.Нарышкин Зачем свинтили? Почему не стали дожидаться, пока мэрия Москвы сама, скажем так, выполнит требования закона? В мэрии-то сказали, что это вроде как незаконно? Пришли какие-то активисты, скрутили.

В.Сунгоркин У нас есть, как я понимаю устройство нашего общества, в обществе радикально настроенные из политических тусовок или партий, которые проповедуют – неважно на стороне они демократии или авторитаризма, за батюшку-царя они или, наоборот, за анархию – мать порядка, — они всегда декларируют следующее: «Мы не должны уподобляться просто болтунам, — условно говоря, вроде нас с вами, которые сидят и рассуждают, — мы должны идти и дело делать». Вот они делают дела. Один бросает «коктейль Молотова», другой свинчивает эту вывеску.

А.Нарышкин А другой привинчивает эту вывеску.

В.Сунгоркин А другой привинчивает с таким же азартом. Ну, это есть реальность жизни.

А.Нарышкин А вы в этой ситуации с кем чисто по-человечески?

В.Сунгоркин Я в этой ситуацию с Уголовным кодексом Российской Федерации.

А.Нарышкин По-моему, в этой ситуации Уголовный кодекс вообще…

В.Сунгоркин В любой ситуации я с Уголовным кодексом Российской Федерации и прочими кодексами законов. Точка. А все остальное будет тогда у нас чисто по-человечески. Можно этих понять или тех, или вон тех, которые бросают, поджигают…Мне кажется, это единственная возможность, чтобы мы тут не одичали все – смотреть на все с точки зрения закона. Очень, кстати, мне кажется, нормальная гарантия того, чтобы не поубивали друг друга. Чисто по-человечески.

А.Нарышкин Владимир Сунгоркин, главный редактор газеты «Комсомольская правда» в эфире «Эха Москвы» и RTVi. Скоро вернемся.

РЕКЛАМА

А.Нарышкин Мы в короткий перерыв все равно успели даже коротко обсудить Наталью Поклонскую. Хотите вернуться к ней? Может быть, как-то я вас перевел резко?

В.Сунгоркин Нет, я у вас в гостях, поэтому любая тема…

А.Нарышкин Хозяин-барин. Хорошо. Владимир Сунгоркин, главный редактор газеты «Комсомольская правда» здесь, напротив меня.

Все-таки — про табличку Немцова. Он же по-человечески опять же заслуживает какого-то памятного знака?

В.Сунгоркин Конечно, в свое время, когда он был губернатором и вице-премьером, делал очень много полезного для строительства нашей молодой российской демократии. Я, вообще, к нему относится всегда скорее доброжелательно, чем нет. Последние годы, конечно, он был более такой, неистовый революционер, и это была уже другая история. Но заслуги его, безусловно, велики перед молодой российской демократией. Поэтому, почему нет? Тем более, трагически погиб человек все-таки, погиб, выражаясь пафосно, за свои идеалы. Его же убили не для того, чтобы в карманы к нему залезть или часы с него снять. Поэтому я считаю, что он вполне достоин памятной доски.

А.Нарышкин Но при всем при этом надо соблюдать требования закона.

В.Сунгоркин Конечно.

А.Нарышкин Мэрия Москвы говорит, 10 лет надо подождать.

В.Сунгоркин Конечно. Если есть такой закон. Или добиваться отмены.

А.Нарышкин А исключение сделать? Два с лишним года сторонники Бориса Немцова не отпускают эту тему, они собираются на Большом Москворецком мосту, где убили политика, по-прежнему там дежурят и требуют: «Давайте — памятный знак либо там, либо на доме». На дом повесили – ее скрутили. Может быть, пойти на уступки? Ведь мэрия же видит, что на пустом месте происходит какая-то эскалация.

В.Сунгоркин: Немцова же убили не для того, чтобы в карманы залезть. Поэтому я считаю, что он достоин памятной доски

В.Сунгоркин Как наверняка говорил и Борис Ефимович Немцов, демократия — это процедура. Если говорить о порядке исключения, наверняка должна быть процедура, по которой это исключение принимается. Исключение существует. Любой активист вспомнит про какие-то наименования в честь Кадырова отца, у нас улицу называли его именем не через 10 лет после его гибели и так далее. Таких историй много.

А.Нарышкин В Санкт-Петербурге – мост.

В.Сунгоркин В Петербурге – мост. Что-то именовали в честь Солженицына не через 10 лет после его смерти, а гораздо раньше.

А.Нарышкин Была бы воля.

В.Сунгоркин Была бы воля.

А.Нарышкин А почему нету воли?

В.Сунгоркин Почему нет воли, спросите мэрию Москвы: «Почему у вас нет воли?» Я думаю, это не воля, а это какие-то взвешивания на каких-то весах: этот более достоин, этот мене достоин… Мне кажется, это прерогатива даже не мэрии — Московской городской думы. Она же у нас, по идее, выразитель чаяний жителей Москвы. Я не знаю процедуры. Но я верю в то, что должно быть все по процедуре, а не по воле.

А.Нарышкин А вы бы как отнеслись к тому, что Большой Москворецкий мост был переименован в Немцов мост — как москвич?

В.Сунгоркин Вы знаете, я спокойно бы к этому отнесся, тем более он, действительно, с некоторых пор ассоциируется с гибелью Бориса Немцова. Но опять это должно быть что-то, я не знаю… референдум, решение Мосгордумы… Но это должны принимать решение не мы с вами и не группа активистов, иначе мы сойдем с ума, потому что группы активистов есть во всех слоях нашего общества. И вот они как на нижегородском вече будут — кто кого переорет, или у кого больше ресурсов в медиа — принимать решение.

Я просто знаю точно, что точно так же, как я считаю, что ничего страшного, если мы назовем именем Бориса Немцова этот мост, точно так же есть огромное количество людей, живущих в той же самой Москве, которые готовы будут выходить с бутылкой «коктейля Молотова» и бросать ее куда прикажут или куда сочтут они, в знак протеста против наименования Немцова… Немцов и популярен и непопулярен, его многие любят и обожают, его многие ненавидят. И этот фактор надо просто учитывать.

Мы не учитываем… Мы думаем, что если «я такой весь демократически настроенный, значит, все остальные должны быть такими». А они говорят: «А мы не хотим».

А.Нарышкин Демократически настроенный – это вы про себя?

В.Сунгоркин Нет, я говорю — если… собирательно, да. Но я все-таки демократически настроенный. Я просто призываю вас как демократически настроенный человек учитывать мнение, которые существует в обществе. У нас демократически настроенными себя объявляют люди, которые представляют интересы 3% зачастую, и говорят: «Вот мое представление о прекрасном правильное, все остальные – ватники…».

А.Нарышкин Подождите, это интересно. 3%. Мы знаем про 3% дерьма, или как там говорили у нас в телевизоре?..

В.Сунгоркин Я не автор этих…

А.Нарышкин У вас 3%. Кто ваш социолог? Ваши собственные какие-то исследования?

В.Сунгоркин Моя жизнь – мой социолог. По моим ощущениям у нас существует, действительно, очень тонкий слой, пленка — я на аптекарских весах не взвешивал, но, я думаю – процента 3 населения с очень радикально-демократическими убеждениями.

А.Нарышкин Ну, что такое «радикально»? Кто это, кого вы себе представляете?

В.Сунгоркин Это вот… при слове «Немцов» надо говорить: «Немцов – это наш символ всего светлого, всего самого яркого…».

А.Нарышкин А где тут?.. Ой, ну помилуйте! А где тут радикализм-то?

В.Сунгоркин Нет, я имею в виду… слово «радикализм»… я имею в виду, они очень категоричны. Хорошо, уберем слово «радикализм», оно тоже имеет много значений. Ну, так скажем, категоричны в своих оценках всего и вся. Это те, для кого светоч — Немцов, Новодворская, Константин Боровой. Я думаю, таких людей процента три, может быть, даже меньше. Но они очень агрессивны были всегда в доказывании того, что именно они правы в любых оценках общественных движений, процессов, власти и так далее. Вот и всё. Я про это.

А.Нарышкин А почему такой странный у вас ряд?

В.Сунгоркин Вы меня поймать на чем-то хотите – на чем, сами не понимаете. «Но на чем-то я его поймаю», — говорит Нарышкин.

А.Нарышкин Ну, конечно. Видите, я даже стенографирую по ходу эфира.

В.Сунгоркин Да-да-да. «А вот 3%, а вот кто-то сказал…». А кто сказал про дерьмо-то – кто?

А.Нарышкин Я не помню.

В.Сунгоркин Вы не помните? И я не помню. Видите…

А.Нарышкин Неизвестный какой-то автор.

В.Сунгоркин Не-не-не, кто-то из известных, но как раз с другой стороны. Категорически настроенные, слово «радикально» уберем.

А.Нарышкин Да. Про Мосгордуму вы говорили, туда выбирали депутатов. А тут выбирали в минувшие выходные муниципальных депутатов.

В.Сунгоркин Да, было дело.

А.Нарышкин Наблюдается мной лично ликование в социальных сетях по поводу победы…

В.Сунгоркин Мною тоже наблюдается.

А.Нарышкин И что, ваши соображения? Вы где? Вы ликуете или, может быть, вы переживаете, что явка была низкая?

В.Сунгоркин Нет, я вас уверяю, я ни за что не переживаю в данной ситуации.

А.Нарышкин Сами-то ходили?

В.Сунгоркин Я зарегистрирован в Московской области. Был в деревне. Погода же чудесная. За грибами ходил.

Я не переживаю. Мне, в принципе, наоборот, нравится то, что произошло, очень нравится. Потому что идет многолетняя болтовня, что идти на выборы бесполезно, то там все схвачено, все куплено. И вот эти слои населения постоянно что-то оплакивают и не идут на выборы. Кстати, явка была не очень большая. Сколько там?

А.Нарышкин 15%

В.Сунгоркин 15%, да. Но я считаю, очень хорошо то, что получилось. Потому что всех участников политического процесса как-то приободрит, поведет на новые битвы. Но я на это смотрю не как гражданин Российской Федерации, скажу честно, а как главный редактор «Комсомольской правды». Мне хочется, чтобы у нас было больше политических борений, чтобы у нас люди защищали свои идеалы на парламентской трибуне, на уровне хотя бы местных депутатов. Мне нравится вся эта движуха, потому что она создает новостные поводы.

В.Сунгоркин: У нас демократически настроенными себя объявляют люди, которые представляют интересы 3% зачастую

А.Нарышкин Как вам кажется, почему на парламентских выборах движухи не получается, а вот на муниципальном уровне вдруг вышло? Ваш взгляд главного редактора.

В.Сунгоркин Я думаю, что в значительной степени то, что случилось 10 сентября в Москве – это такое новое явление, которого не было на парламентских выборах в следующих пунктах. Первое: блог этого парня Гудкова и примкнувший к нему Максим…

А.Нарышкин Парень… Взрослый уже политик! Ну, что вы уничижительно так?

В.Сунгоркин Ой, началось…

А.Нарышкин Ладно, я-то парень…

В.Сунгоркин Но вы-то парень… Хорошо, я тоже парень.

А.Нарышкин Договорились.

В.Сунгоркин Они отрабатывали вполне серьезно – они этого не скрывали – некие избирательные технологии работы с избирателями, работы в интернете, пропаганды и агитации…

А.Нарышкин Это хорошо.

В.Сунгоркин И слава богу. Эти технологии не отрабатывались до сих пор. И они молодцы, они весело признавались, что, как они говорят, «уберизация» выборов. Они говорили, что «мы отнеслись примерно как к маркетинговой такое задаче». И вот таких маркетинговых задач не решали в предыдущие выборы в парламент.

Второй фактор, который, мне кажется, будет уже существовать после этих выборов – что люди многие, которые сидели на диване, они вдруг поверят, то от них что-то зависит. Кстати, поверят с двух сторон: не только те, кто за блок Гудкова, назовем так, а и те, которые говорили: «А чего там идти? Там все уже решено, все уже нормально». И вот то, скажем, провластное большинство может тоже слезть с диванов. Оно говорило: «Мы за эту власть. Нас все устраивает. Чего ходить? Там без нас все решат». И вот когда они увидят, что – опаньки! – тут «проклятующая оппозиция побеждает — надо и нам сходить. Вот, я думаю, эти факторы и приведут к росту посещаемости избирательных участков следующий раз, мне так кажется.

А.Нарышкин Следующие выборы у нас президентские. Как эта движуха отразится на результатах?

В.Сунгоркин Слушайте, с точки зрения такой, популярной на «Эхе Москвы», в том числе, конспирологии это все на руку президенту Путину – всё что случилось.

А.Нарышкин Это кто такое говорит? Я первый раз слышу.

В.Сунгоркин Это явно я сейчас могу… Вы первый раз…Я очень много всего читаю, вас уверяю…

А.Нарышкин Вы очень много слушаете «Эхо Москвы» — это хорошо.

В.Сунгоркин В том числе, сайт «Эхо Москвы» я читаю. Ну, посмотрите, на президентских выборах существует проблема, которая всеми признана – авторами вашего сайта «Эхо Москвы» — то, что нужная явка. Как вывести людей, непонятно. Просто на референдум о доверии? Ну, скучновато, маловато будет…

А.Нарышкин Подождите, Владимир, вы пересказываете точку зрения авторов сайта «Эхо Москвы» или они совпадают?

В.Сунгоркин Я не претендую на авторство. Я, скажем, согласен с теми, кто так говорит. Вы же меня спросили про президентские выборы, насколько это угроза и что… Я считаю, что не угроза, а, наоборот, большая радость для президентских выборов, что это может привести к повышению явки. А повышение явки – это очень важно .

А.Нарышкин Давайте разговор этот продолжим через три минуты после новостей и рекламы. Владимир Сунгоркин, главный редактор газеты «Комсомольская правда» сегодня в нашей студии.

НОВОСТИ

А.Нарышкин Владимир Сунгоркин, главный редактор газеты «Комсомольская правда» сегодня в эфире «Эха Москвы» и телеканала RTVi. Мы с вами говорили о выборах до перерыва. Вам вот, все-таки, хотелось, если честно, чтобы Путин был после 2018-го, что-то мне подсказывает?

В.Сунгоркин Ну, в сложившейся конфигурации, которая у нас есть, конечно, Путин, потому что, а кто? У нас есть еще какие-то вариант?

А.Нарышкин А разве нет скамейки запасных? Медведев был. Что? Отличный парень, как вы говорите.

В.Сунгоркин Нет, я говорил про Гудкова. Но, все-таки, Путин, если опять выбирать между Медведевым и Путиным. Но такой же выбор у нас не будет в бюллетене, я думаю. Представляете, приходим, а там – Медведев и Путин! Можете вы такое представить? Я – нет.

А.Нарышкин Да, сложно представить. А вам Путин был бы интересен в качестве президента как главному редактору или как гражданину? Это разные ампула, согласитесь.

В.Сунгоркин Да, это разные амплуа. Скорее даже, что интересно, как главному редактору опять же нужна какая-то интрига, но как гражданину, как обывателю, а я все-таки отношу себя к обывателям, конечно, Путин – это предсказуемость, это спокойное консервативное развитие, все-таки, хотя у вас тут принято говорить, что нас ничего не развивается, все разваливается…

А.Нарышкин У нас разное говорят.

В.Сунгоркин Ну вот представляете, мы придем на избирательные участки… Мы, действительно, с этого начали перед перерывом, что проблема, чтобы пришли на избирательные участки. Потому что, когда в списке стоят предсказуемый набор фамилий, понятно, что Путин побеждает с разгромным счетом в первом туре. Что с этим делать?

Вот, кстати, выборы, которые прошли в Москве, показали, что угроза, которая может возникать действующей власти, может привлечь на избирательные участки гораздо больше народу, чем сейчас можно прогнозировать. А сейчас можно прогнозировать, если бы выборы были завтра, что на участки пришло бы процентов 25, что плохо…

А.Нарышкин В Москве, в России?

В.Сунгоркин: Мне хочется больше политических борений, чтобы люди защищали свои идеалы на парламентской трибуне

В.Сунгоркин Да, я думаю, в Москве и в России тоже. В России за счет Кавказа и Мордовии там будет другое. Но, все равно, если пришло мало людей на избирательные участки, то легитимность национального лидера, президент, она не такая высокая, как было бы красивее, если бы пришло процентов 45 на участки. И вот то, что произошло в Москве, это обнадеживает с точки зрения того, что на участки придет побольше народу всякого-разного.

А.Нарышкин А вы за Путина?

В.Сунгоркин Я за Путина, да.

А.Нарышкин А вы «пехотинец Путина»?

В.Сунгоркин Нет, я не «пехотинец Путина»! Я просто считаю, что в той конфигурации кандидатов, которая существует, у нас совершенно безальтернативно выглядит нынешний президент.

А.Нарышкин Но он устал. Или не устал?

В.Сунгоркин У вас Венедиктов постоянно настаивает, что Путин должен дать ему интервью. Надо его спросить. Я-то откуда знаю, устал он, не устал. У нас была встреча месяца два назад у главных редакторов…

А.Нарышкин Закрытая?

В.Сунгоркин Ну да, закрытая, наверное, можно сказать…

А.Нарышкин Конечно, тем более, что она закрытая. Рассказывайте всё!

В.Сунгоркин …Такую страшную вещь, что президент был весел, бодр, энергичен и в прекрасном настроении. Так что у меня нет ощущения, что он устал. И по графику его передвижения видно. Это же нечто, что-то с чем-то – количество его передвижений, количество мероприятий, которые он проводит. Так что, может быть, он и устал, но он этого не показывает.

А.Нарышкин Суд по делу Алексея Улюкаева – интересно?

В.Сунгоркин Интересно.

А.Нарышкин А что запомнилось? Мне, например, нравится каждое заседание.

В.Сунгоркин Мне, конечно, понравились эти откровения прокурора, который пересказал в трех частях, по-моему, сегодня прослушки.

А.Нарышкин Прямо пьеса готовая.

В.Сунгоркин Прямо пьеса. И знаете, я давно живу. И я что-то не припомню ничего подобного.

А.Нарышкин То есть это шоу и движуха, которую вы как главный редактор любите и приветствуете.

В.Сунгоркин Такого не было никогда.

А.Нарышкин Слушайте, я понял: это специально для нас с вами – для СМИ.

В.Сунгоркин Да-да-да.

А.Нарышкин Чтобы мы радовались.

В.Сунгоркин Нет, ну мы с вами можем погадать — или кто-то другой придет, может, уже гадали, – а зачем это все было?

А.Нарышкин Давайте гадать.

В.Сунгоркин Самый интересный вопрос: а зачем это было?

А.Нарышкин На кофейной гуще там…

В.Сунгоркин Нет, я не настолько тут глубоко копаю, но я думаю , прежде всего…

А.Нарышкин Подождите. А зачем читали вот эти расшифровки?

В.Сунгоркин Зачем читали, да. Почему не делали это в закрытом режиме…

А.Нарышкин Потому что это в деле есть.

В.Сунгоркин Мало ли что в деле есть. Я думаю, что такого рода вещи решались где-то на очень высоком уровне. Хотя всякое бывает… простота – хуже воровства. Мне кажется, что вряд ли это решалось на каком-то низком уровне местном: «А давайте зачитаем прослушку». Обычно прослушка – дело деликатное. Тем более, эта прослушка, она непонятно в чью пользу, но уж точно не во вред Улюкаеву. Потому что они разговаривают про какие-то там «колбаски», обнимаются друг с другом…

А.Нарышкин Это не самое главное…

В.Сунгоркин Но все равно как-то все это очень далеко от вымогательства взятки, согласитесь. Как-то это не разговор вымогателя взятки с дающим взятку под дулом пистолета.

А.Нарышкин Владимир, а можете себе представить ситуацию, когда Улюкаев, обычный министр вымогает взятку у «великого и ужасного» Игоря Сечина? Вот в иерархии Сечин же гораздо выше стоял, стоит.

В.Сунгоркин Ну, конечно, и стоял и стоит.

А.Нарышкин Как же так? Я вас сейчас подвожу к тому, что как-то дело странное…

В.Сунгоркин Дело странное. Надо дальше следить, куда оно вырулит. Но, конечно, в нем очень много странностей. И поэтому я говорю – я с этого и начал, — что, вообще-то, история беспрецедентная, и надо за ней смотреть с большим интересом. Это та самая движуха, о которой мы тут периодически говорим. Это очень интересное, новаторское дело.

А.Нарышкин А вот сумка же с наличными – это же тоже странно. Это прошлый век.

В.Сунгоркин Сумка, да, с наличными. Там странность на странности и странностью погоняет. И прошлый век, и сума… и наличных маловато для таких серьезных дядек.

А.Нарышкин Вы же понимаете, что в XXI веке солидные люди такого уровня, они же по каким-нибудь оффшорам… Маловато… А сколько для серьезных дядек?

В.Сунгоркин Опять… сумок не хватит, понимаете!

В.Сунгоркин: В конфигурации кандидатов, которая существует, совершенно безальтернативно выглядит нынешний президент

А.Нарышкин Сумок не хватит… «КамАЗ» должен был приезжать.

В.Сунгоркин Ладно, «КамАЗ», «Газель» хотя бы. Всё какой-то паноптикум. Но тем интересней. Оказывается, вот, в чем жизнь-то бывает.

А.Нарышкин Скандал с участием сыном Владимира Жириновского Игоря Лебедева, который, в общем, комментировал видео в Твиттере, где ребенок без рук ест ногами. И Лебедев высказался, что, в общем, это мучение, а на жизнь, и как бы современная медицина позволяет эти вещи предотвратить. Вы поняли, вообще, месседж Лебедева, вы поняли, что он хотел сказать?

В.Сунгоркин Вы знаете, я бы не демонизировал Лебедева. По-моему все, что он сказал, было не от большого ума, что называется, не от большого политического чутья. По-моему, он сказал то, что он хотел сказать. Вот он увидел это всё и говорит: «Слушайте, это же можно было всё в утробе матери на уровне зародыша выяснить медицине». Он выразил, я бы сказал, простодушное удивление человека, которого зовут Лебедев… Игорь, по-моему. А что, тут можно из этого делать какие-то далекие выводы, далеко идущие, нет?

А.Нарышкин Нет. Лебедев же предлагает, и, собственно, он это сделал – предложил подискутировать, на самом деле, на тему: если ты знаешь, что ребенок будет больной, без рук родится, надо ли его рожать?

В.Сунгоркин Я бы эту тему, вообще, оставил бы за скобками любой дискуссии, потому она может далеко увести. Но это не та тема, которая должна дискутироваться на уровне нынешнего общества, в нынешней цивилизации. То, что он предложил дискутировать, опять же моя оценка этого, — это просто глупо, более ничего. Всё. А что тут еще? Всерьез давайте подискутируем, откроем рубрику на сайте «Эхо Москвы»…

А.Нарышкин Не, давайте на сайте «Эхо Москвы» и «Комсомолки». Сейчас выйдем, с Венедиктовым обсудим.

В.Сунгоркин ИТАР ТАСС… Зачем это всё? Есть вещи, которые правильней не обсуждать. Вот это к таким вещам относится. И решение должны принимать родители. Всё.

А.Нарышкин Вы какое решение приняли? Я не знаю, ваши внуки… Ваша супруга чуть раньше… Вот вы бы увидели такую картинку…

В.Сунгоркин Не-не-не. Я в этой дискуссии не участвую. Всё. Вот оставляем за скобками и все. Вот просто не участвуем. Ну, зачем мы лезем в такие интимные дела. Для меня, вообще, все, что касается детей, это такая тема недискуссионная. Я их всех очень люблю, всех детей, поэтому… всё. Зачем нам дискутировать… да еще на моей супруге… Ужас какой… Давайте что про политику.

А.Нарышкин Из политики, что вас взволновало?

В.Сунгоркин Конечно, Улюкаев и «Роснефть» — это такая прелесть.

А.Нарышкин Мы это уже обсудили.

В.Сунгоркин По-моему, все с вами обсудили. Можно…

А.Нарышкин Расходиться. Никита Белых. Тоже параллельно идет процесс.

В.Сунгоркин Никиту, знаете, мне по-человечески как-то жалко. Я с ним встречался совсем незадолго до его ареста. Мы сидели, обсуждали всякие абсолютно вегетарианские дела. Пил он сок, сидел у всех на глазах в обычной кафешке.

И вы знаете, в чем ужас… я с ним встречался, наверное, дня за четыре-пять до ареста, и это был абсолютно спокойный, сбалансированный, расслабленный человек; и я вот с ужасом думаю: ну как это все получилось?

Я к нему тоже с симпатией какой-то относился, мне его ужасно жалко. Мы направляем своего корреспондента тоже на этот суд, смотреть… Я честно скажу, не верю в его виновность почему-то.

А.Нарышкин Зачем же его убрали?

В.Сунгоркин Я думаю, что это всё, как принято у нас в России, борьба кланов, политическая борьба, я думаю, что это что-то по разделу обострения политической, классовой борьбы.

А.Нарышкин А борьба кланов – это не из-за того, что Путин долго?.. Слушайте, ну, в США власть меняется каждые четыре года. Там нет никакой борьбы кланов.

В.Сунгоркин: Эта прослушка, она непонятно в чью пользу, но уж точно не во вред Улюкаеву

В.Сунгоркин Вы меня рассмешили. Слушайте, если не дай бог по каким-то причинам появится сейчас другая кандидатура… вернее, другой президент в России, неважно, какая будет его фамилия, — у нас начнется борьба, что мало не покажется. Вот это будет борьба. А так… борьба всегда есть, она всегда была, есть и будет. Это все очень вегетариански – то, что сейчас происходит. А вот если начнется обострение классовой борьбы в виде смены президента, то там – О-о! Там тектоника пойдет.

А.Нарышкин Время вышло. Спасибо огромное. Владимир Сунгоркин, главный редактор газеты «Комсомольская правда» был сегодня гостем нашей студии.

В.Сунгоркин Спасибо!

А.Нарышкин Всего доброго!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире