'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 06 февраля 2017, 19:08

О.Журавлёва Добрый вечер. Это программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлёва, свое мнение сегодня высказывает писатель Виктор Ерофеев. Здравствуйте.

В.Ерофеев Здравствуйте.

О.Журавлёва Ну, самая актуальная тема современности – надо ли запрещать гомеопатию официально? И кому от этого будет хорошо?

В.Ерофеев Да я думаю, что не надо запрещать официально. И не официально не надо. Мне кажется, что любая таблетка издревле и до сих пор это, все-таки, таблетка надежды, верности этой таблетки и веры в эту таблетку. И существует миллион историй о том, что просто дают какие-то пустые таблетки и они лечат. А есть таблетки, которые должны быть эффективны, и люди умирают. И мне кажется, что трогать это нельзя, тем более что все эти травы и все эти размышления о травяных таблетках – это же вписывается настолько глубоко в нашу историю, начиная просто от создания человека, что было бы странно, что мы взяли бы и ее кастрировали обязательно вот сегодня, взяли так и сказали «Хватит».

О.Журавлёва Ну, подождите. Вы считаете, что просто это традиция такая народная и ее поэтому нельзя попирать?

В.Ерофеев Ну, вы знаете, ну, ведь традиция народная не просто берется ниоткуда, да? Ведь, все-таки, у меня в детстве тоже бабушка лечила всякими травами. Там, подорожник срывала, чтобы бородавку убрать, и всё.

О.Журавлёва Это настоящее средство.

В.Ерофеев Хорошо.

О.Журавлёва К гомеопатии претензия то, что там разведения таковы, что, на самом деле, никакой ни травы, никакого материала там не содержится. Что это просто пустышка.

В.Ерофеев Тогда мы скажем так, что, значит, есть реальная и есть жульническая гомеопатия. И тогда будем бороться, как мы всей страной боремся с коррупцией и прочее-прочее, будем бороться с лже-гомеопатией и, наверное, никогда ее не победим.

О.Журавлёва Ну, хорошо. Вы сами-то прибегаете к разным средствам?

В.Ерофеев Нет, я не прибегаю. Ну, иногда, когда срывался как-то, было. Но не помогает. Мне не помогает. Видимо, у меня что-то такое как раз вместе с антигомеопатами что-то есть общее. Но я до оргвыводов не дохожу.

О.Журавлёва Ну, а если есть люди, верующие в таблетку, я не знаю, в сахарный порошок и так далее, может быть, их чувства тоже должны защищаться законом о защите прав верующих?

В.Ерофеев Что-то мы очень много в последнее время говорим про и чувства, и веру. Мне кажется, что это какая-то… Тут двойная и очень жесткая неприятная игра. С одной стороны, это, конечно, властная, это Power Game, такая игра, когда власть говорит «Вот здесь права вы нарушаете и поэтому отвечайте в Следственном комитете. А вот здесь вы не нарушаете, всё нормально». Это первый ход.

А второй ход, мне кажется, что вообще у всех неофитов, знаете, всегда колеблются эти чувства. Вот, я поверил вчера в бога, и если мне сегодня вы скажете, что бога нет, то я обижусь на вас. Просто потому, что вы меня как-то нервируете этими своими признаниями.

В.Ерофеев: Любая таблетка издревле и до сих пор это таблетка надежды, верности этой таблетки и веры в эту таблетку

У нас вся страна по какому-то… Ну, только что были все советские люди. Ну, конечно, где-то кто-то крестился подпольно, но, все-таки, православных реально страдающих было не много. А теперь все стали православными, но такая турбуленция православия началась в стране, да? И, естественно совершенно, под это дело можно подогнать закон или уложение, или указ о чувствах верующих, потому что они неустойчивы.

Вот, представьте себе, например бы, кто-то при мне стал бы ругать литературу, да? При мне, писателе сказали бы «Литература – это дрянь вообще, вымысел, ерунда. И вообще все вы дураки и идите вон». Ну, что? Они бы оскорбили мои чувства писателя или чувства литератора? Да нифига бы подобного! Я бы сказал «Ребят, ну, не хотите, не читайте» или «Вы просто подумайте. Может быть, в другой раз? Или давайте поговорим». То есть, есть разные пути, да? Но не то, что я бы подал петицию кому-то и сказал… Ну, я не знаю, у нас же есть какие-то права, защищают там ведомства по литературе и коммуникациям? Я бы написал Григорьеву, моему приятелю: «Дорогой Володя, меня оскорбили, сказали, что писатели не нужны. Давай подавать на них в суд и посадим их».

Ну, вот, это же видно, что вторая часть – она такая, зыбкая. А первая, Power Game – она совсем не зыбкая. То есть если решили, что писатели необходимы для патриотического движения, то, естественно, те, кто был бы против литературы и писателей, те бы загоняли.

Но у нас же как-то… У нас, вот, анализ не принят, считается, что мы такая синкретическая нация, а не аналитическая. У нас только сдают анализ мочи, и это считается положительным фактором. А все остальные анализы – это только в КГБ были. Вот.

Поэтому такие простые вещи вызывают очень много каких-то вокруг этой турбуленции, потому что, действительно, ну, у нас не принято заниматься анализом. Ну, как-то считается, что это западное такое, это искушение, это прелесть. Анализ – это прелесть.

О.Журавлёва И чтобы не впадать в прелесть, лучше издать какой-нибудь закон.

В.Ерофеев Угу. Точно.

О.Журавлёва А скажите, пожалуйста, вообще вот вы говорите, что это какая-то государственная идея. Зачем государству религия вообще какая бы то ни было, любой конфессии?

В.Ерофеев Ой, это серьезный вопрос, и каждое государство понимает, что ему необходима какая-то моральная подпорка. А моральная подпорка без религии – она слабая. Ну, вот, лучше всего сказал об этом Владимир Соловьёв. Про гуманизм атеистический он сказал: «Так что же, если мы все произошли от обезьян, мы должны по этому поводу любить друг друга?» Значит, следовательно, если у нас общее божественное, то, конечно, тут любовь к ближнему имеет другое содержание.

В.Ерофеев: У меня что-то такое как раз вместе с антигомеопатами есть общее. Но я до оргвыводов не дохожу

О.Журавлёва А если от котиков произошли, то можем.

В.Ерофеев Ну, вот, если от котиков или от крыс, то тогда как-то сложнее с этим. И поэтому здесь вот этот момент тоже, действительно, Power Game, безусловно. Чего-то мы в этой передаче, действительно, говорим о серьезных Power Game. Тут государство берет религию как кувалду и забивает своих граждан как гвозди в стену.

О.Журавлёва А в случае с…

В.Ерофеев И в стену укрепления своего государства собственного.

О.Журавлёва Ну, вот, скандал с Исакием каким образом государству на пользу?

В.Ерофеев Ну, с Исакием там, наверное, вот какая история. Дело в том, что вот этот маховик религиозно-православный раскрутился. Видимо, Кирилл – человек умный, он понял, что это уникальный шанс в истории, когда можно набрать вообще в карманы огромное количество всего, потому что придет следующий и сказать «Ну, хватит». И здесь вот это «Ну, хватит» у него, наверное…

О.Журавлёва То есть пока губернаторов не поменяли?..

В.Ерофеев Не губернаторов. Я думаю, немножко повыше.

О.Журавлёва: Мм-м!..

В.Ерофеев Пока не поменяли, то надо брать. А потом уже или делиться, или держаться. И поэтому они набирают, потому что в истории они так… Ну, были случаи. Сейчас не будем вспоминать всяческие исторические эти подробности. Но были случаи, когда церкви много выдавали. Но чтобы прямо аж вот так вот, что… И Исакий попадает под это. Это такая, в общем, монета. Или даже не монета – это такой золотой, и они его берут, раз получается, и еще возьмут, наверное, пока не остановят. Ну, видимо, при новом режиме…

О.Журавлёва А государству это выгодно?

В.Ерофеев А государство с них за это берет лояльность: «Будьте с нами всегда, во всех конфликтах, во всех против оппозиции, против того-то, сего-то, против…» Теперь уже нельзя сказать «против американцев», теперь уже американцы у нас друзья стали как и турки.

О.Журавлёва Про американцев поговорим всё равно, потому что опять есть повод для разговора. Это программа «Особое мнение», писатель Виктор Ерофеев. Встретимся после небольшого перерыва.

РЕКЛАМА

О.Журавлёва И снова с вами программа «Особое мнение», в студии писатель Виктор Ерофеев, меня зовут Ольга Журавлёва. Ну, раз уж вы сказали про американцев, надо, все-таки, еще одну тему обязательно отработать. В Кремле ждут извинений от телеканала Fox News, которые задали вопрос Трампу, назвав в этом вопросе Владимира Путина «убийцей». Кто здесь прав, кто не прав? Кто должен извиниться и как?

В.Ерофеев Вот интересно, Обама ждет от наших федеральных каналов извинений за всё то, что…

О.Журавлёва За «чмо»?

В.Ерофеев Ну, за «чмо»! Это самое мягкое, что… За все 8 лет как его грузили и как его нагрузили? Ну, вот, мне кажется, что извинений, наверное, не поступит, а Трамп как-то неуклюже очень ответил. Ну, прямо скажем.

О.Журавлёва Ну, почем ж неуклюже? Он прям правду-матку в лоб.

В.Ерофеев Ну, я думаю, что правду-матку в лоб и неуклюже иногда совмещается. Вот. Неуклюже ответил, потому что перевел стрелки на саму Америку. В общем, почти такой… Кто первый бросит в него камень, получается, что все мы грешны. Вот.

Конечно, корреспондент жестко и беспощадно поставил вопрос, очевидно имея в виду дела, связанные с Украиной и с Сирией. И это в любом случае, конечно, метафора, хотя это и жесткая метафора. А Трамп не хотел ни очернять, ни обелять президента Путина и поэтому, в общем, свернул американскую, в общем, политику.

Вообще я настолько не большой любитель Трампа, что мне кажется, что он делает одну ошибку за другой. И с этими иммигрантами ему довольно ловко судьи вставили палки в колеса. Ну, это, мне кажется, вот так вот не пускать людей из стран вообще… Это какое-то безумие. Я уверен, что Америка не впадет в мракобесие. Я уверен, что Трамп практически не доживет до конца своей каденции, потому что он совершенно не понял смысла демократии и современного общества. Но он, как я говорил на «Эхо Москвы» и хочу повторить, он подсознание Америки, потому что, действительно, накопилось очень много проблем. И я много там выступал, работал в университетах и могу сказать, что они не лишались ни либеральным, ни консервативным. Они их опускали. И опустили вплоть до подсознания. И это касалось и политкорректности, хотя, во многом политкорректность была необходима в борьбе с расизмом и в борьбе с оскорблениями меньшинств и социальных, и сексуальных, и прочего-прочего.

В.Ерофеев: Очень много в последнее время говорим про и чувства, веру. Тут двойная и очень жесткая неприятная игра

Но! Дело в том, что они не вырулили, и Трамп всплыл как труп этого подсознания. Но с другой стороны, он же какой-то такой, грубый, такое, хтоническое чудовище и в этом смысле…

О.Журавлёва Может, просто неприятно видеть правду?

В.Ерофеев Дело в том, что какая-то правда им, действительно, высказывается. И в этом смысле он положил на стол те вещи, которые в самом деле скрывались. Это верно. Но дело в том, что можно было с этими неприятными вещами, с этими гнусными даже тайнами можно было бы разыграть другую игру. Он разыграл вот такую хамскую, такую сексистскую игру-матч, и это как-то совсем… Вот, насколько я вижу, представляю себе Америку, ну, это как-то совсем никуда не ложится с точки зрения образованной публики. Но, действительно, там не знаю, Средний Запад, черные на Юге, которые имеют тоже большое количество самых разных проблем, они подумали: «А вдруг этот парень сковырнет эту всю дрянь и чего-то сделает?»

Но я думаю, что не получится. Некоторые сравнивают его с Рейганом. Да, Рейган тоже пугал, но, все-таки, у Рейгана были какие-то всё равно взгляды те, которые его связывали с мейнстримом американским. А здесь это какая-то маргинальность такая, если говорить о сознании.

О.Журавлёва А, может быть, время образованной публики-то прошло уже?

В.Ерофеев Ну, я думаю, что если прошло время образованной публики, то тогда, конечно, надо уже лезть в бомбоубежища, спасаясь не от ядерной катастрофы, а от тех обезьян, которые придут нам на смену.

О.Журавлёва Вы имеете в виду в буквальном смысле обезьян?

В.Ерофеев В буквальном смысле обезьян.

О.Журавлёва Ничего такого?

В.Ерофеев Да, ничего такого.

О.Журавлёва Хорошо. Я на всякий случай спросила.

В.Ерофеев А я на всякий случай сказал.

О.Журавлёва Хорошо. Была тут у нас еще история, тоже такая, вот, странная, неоднозначная. Мы всё никак не можем определиться, чьи мы наследники. И вот очередной случай. Судья районного суда приняла решение, что адмирал Колчак недостоин памятной доски, потому что было вынесено еще в 1999 году решение другим судом о том, что он, действительно, воевал против Советской России и правильно был расстрелян. И поэтому вечной памяти…

В.Ерофеев Не расстрелян – его утопили.

О.Журавлёва Смертный приговор.

В.Ерофеев Да.

О.Журавлёва Вот, смертный приговор был правильный.

В.Ерофеев Да.

О.Журавлёва Ну, вот, некоторые считают, что в этом есть какое-то безумие, потому что есть еще множество заслуг у того же самого Колчака, которые не относятся к этому эпизоду. С другой стороны, воевать против Советской России – это всё еще серьезное преступление?

В.Ерофеев Ну, у нас вот история как, действительно, как горячая лава такая – никак не остынет, и поэтому всё время на поверхности самые разные возникают картины, изображения, порой неприличного содержания (в смысле политики). Я думаю, что вот это неприличное содержание – это осуждение Колчака, потому что Колчак, конечно, был один из тех редких людей России, который, видимо, действительно, мог бы принести большую пользу, если бы победил и Россия оказалась бы связана с его именем. То есть не понимать это – это значит просто не понимать каких-то очевидных вещей. Это был образованный, честный и хорошо воюющий генерал. Но, видимо, все-таки, популизм в нашей стране как, впрочем, порою бывает и в других странах, он тут победил. Победил же у нас не коммунизм, а популизм ленинский. Но когда говорят, там, «землю – крестьянам», каждый крестьянин скажет: «Я за тех, кто дает землю». А потом через 10 лет послали в колхозы и в лагеря. Вот. Поэтому тут столько обманов…

А Колчак как раз был тот самый человек, который бы, наверное, сделал такую Россию, чтобы мы не метались и не думали о том, как к нам относится Америка и чем мы ей не угодили.

Я хочу только, Оль, одну секундочку сказать про Америку. Я-то как раз считаю, что очень хорошо, что сбавили такой накал антиамериканизма. Я целиком за это. Я считаю, что американцы – великая нация, замечательные вообще в целом люди. И вообще так их поливать как поливали в последнее время и оскорблять – это был позор нам всем, которые с этим либо молча согласились, либо поддерживали.

А что касается Колчака, то мне кажется, что всё равно время покажет. Памятники уже там и Столыпину появляются. Ну, я имею в виду, конечно, с намеками там есть памятники. Естественно совершенно. Те памятники, которые говорят о консерватизме, о стабильности, о антиреволюционности. Но Колчак в данном случае – он, как ни странно, человек скорее с демократическими идеями, хотя и готов был быть диктатором. Это человек, который…

В.Ерофеев: Наша история – лава, никак не остынет, на поверхности самые разные картины, порой неприличного содержания

О.Журавлёва Ну, преступления против мирных жителей тоже упомянуты в решении этого суда.

В.Ерофеев Война списывает всё, и это страшно. Вот. Но с другой стороны, мне кажется, что уж если смотреть на Гражданскую войну таким, спокойным взглядом, трезвым, то мне думается, что Колчак – один из самых ярких людей.

А что касается, Советской России еще не было – была Совдепия, кусочки России, которые принадлежали большевикам. Они случайно победили. Мы все знаем, что Деникин уже доходил до Москвы, уже прятали золото опять. И тут вот Махно врезался в Деникина со стороны Украины и, в общем-то, нанес поражение.

О.Журавлёва А есть абсолютно однозначный для вас герой Гражданской, которого стоит чтить и вспоминать?

В.Ерофеев Однозначного нету, потому что в войне нет героев. В войне нет героев. Потому что герой – это тот, который крови не проливает. Я бы сказал, что для меня герой Гражданской войны – это Гумилёв, который был прекрасным поэтом и который при этом не смог смириться с большевиками, решил, все-таки, поучаствовать в заговоре, хотя бы так, гипотетически, и был за это расстрелян. Вот герой Гражданской войны для меня.

О.Журавлёва Виктор Ерофеев, писатель со своим особым мнением. Мы встретимся после небольшого перерыва.

НОВОСТИ

О.Журавлёва И снова с вами программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлёва, у нас в студии писатель Виктор Ерофеев и мы всё пытаемся разобраться, кто главный и от кого, собственно, мы ведем свою историю? Вот, мы только что говорили про Колчака и про Гражданскую войну. У нас вообще год столетия революции, у нас фильм «Матильда» многострадальный уже на каждом заборе обругали и уже пригрозили, и уже там что-то, какие-то люди уже обещали поджигать кинотеатры. Так мы чьи наследники-то? Николая Второго? Колчака? Чапаева? Ленина? Мы вообще что собою представляем? Чья память для нас священна?

В.Ерофеев Кстати насчет «Матильды». Любопытно, что Николай Второй еще до того, как женился, его первое увлечение было не очень принято хорошо во дворе в царском, и Победоносцев, в общем, можно сказать столп православия российского сказал, что молодому человеку надо, в общем, найти какую-то девушку, чтобы он понял, как и что в этой жизни, и все были довольны Матильдой. Поэтому те, которые недовольны Матильдой, как раз идут против и Николая Второго, и Победоносцева. И я думаю, Победоносцев для них – это вообще должен главный авторитет русской истории. Поэтому какая-то ерунда и невежество.

Здесь с «Матильдой» просто какое-то закольцованное невежество даже. Потому что молодому человеку, прекрасному, интересному, эрудированному юноше, человеку, который потом станет наследником, конечно, была необходима какая-то любовная история. А она была очень трогательная. Ведь, известно, что потом царь, уже женатый, вместе с женой, с немецкой своей избранницей – они на конях подходили к даче, где жила Матильда, и он махал ей рукой. Ну, в общем-то, это говорит только о благородных высоких чувствах.

Так что мне думается, что просто те, которые это не понимают, должны, ну, хотя бы чуть поглубже нырнуть в историю, понять, все-таки, что помимо грязи, которую они сами нагоняют в эту историю, были совсем другие исторические чувства и у царя, и у Матильды. Матильда – естественно совершенно, всю жизнь она там в Париже жила, и встречалась потом…

О.Журавлёва Ну, там еще были великие князья, там всякое такое.

В.Ерофеев Да. Были. Были тогда, когда Николай стал царем. Тогда были. Ну а почему бы им не?.. Ей понравились Романовы – это тоже, в общем, скорее в плюс ей, чем в минус. Вот.

В.Ерофеев: Я не любитель Трампа, он делает одну ошибку за другой. И с иммигрантами ему ловко вставили палки в колеса

Ну и не знаю. Я думаю, что это, все-таки, от невежества. Но мы, кажется, Матильду только слегка тронули. А какой вопрос у вас был более глубокий?

О.Журавлёва Вы говорите, вот, кстати, упомянули Победоносцева, да? Вот, что это должен быть там столп. А, вот, на кого? Где у нас столп-то?

В.Ерофеев Нет, ну, у нас половина населения нашего замечательного считает, что нашим столпом является Сталин. И верит в него как в исторического героя. И это, конечно, оторопь берет, потому что, ну, вот, он и столп, и палач, и вообще кто угодно. Вот уж реально убийца, если говорить про того, кто в русской истории способствовал убиению лучших людей отечества. Вот. И вот так вот вырулить.

И весь стиль правления в России – он сталинский. Начиная от самой мелкой конторы и кончая самой крупной конторой.

О.Журавлёва В чем это выражается? Объясните, что такое сталинский стиль?

В.Ерофеев Сталинский стиль выражается в том, что это презрение ко всем тем, кто ниже тебя, это власть страха. То есть выгоню, уничтожу, отправлю в ссылку, на каторгу и так далее. И это абсолютное нежелание воспринимать любого другого человека, который ниже тебя, как человека, у которого равные интеллектуальные способности. То есть если ты главный, то ты самый умный, ты самый храбрый и так далее, и так далее. В результате этого всего появляется скособоченное очень сознание, и это скособоченное сознание нами и правит. Вот это как раз сознание, сознание страха, сознание презрения.

В.Ерофеев: В войне нет героев. Герой крови не проливает. Для меня герой Гражданской войны – Гумилёв

Почему вот сейчас обсуждает, там, Белоруссия от нас побежала или еще что? Так потому что достаточно внимательно а, может быть, даже чуть-чуть более внимательно чем обычно почитать высказывания наших замечательных людей о Белоруссии, о белорусах, чтобы понять, что если ты белорус, то ты, в конце концов, обидишься на то, что так к тебе относятся.

О.Журавлёва Ну, Батька-то человек гораздо более тонкий и расчетливый, чем просто обижаться.

В.Ерофеев Ну, Батька и пообижался тоже. Но потом, видимо, из этих обид еще родилась определенная концепция. Но обида тоже. Когда человеку говорят о том, что ты меньшой брат только потому, что у тебя территория меньше и бомб нету атомных, это, конечно, звучит не по-человечески.

Вот, сталинский стиль… А помните, как Сталин сказал?

О.Журавлёва А разве Лукашенко, кстати, сталинский стиль не любит?

В.Ерофеев Нет, он тоже…

О.Журавлёва Или он Хрущевым работает?

В.Ерофеев Он тоже впитал в себя сталинские методы. Но дело в том, что просто там, что называется, не вытянешь на них, просто не хватает этого ресурса. В то время как… И слава богу, что не хватает. Там, где хватает ресурса, там сталинский стиль процветает, и всё построено, действительно, на страхе и пресмыкании.

Вот, мой отец, который работал в Кремле в сталинские годы, он, на самом деле, говорил, что было маленькое количество людей (в этот круг он тоже входил), которым давали свободу думать. Иначе, но только в маленьком кругу.

То есть, например, они в секретариате Молотова прорабатывали систему вхождения Советского Союза в план Маршалла. Естественно, вообще вой стоял, а они прорабатывали. Была также еще проработка и насчет НАТО. Ну, понятно, разложение НАТО изнутри. Была идея, чтобы, все-таки, по крайней мере, некоторые страны народной демократии были нейтральными. Была идея нейтральной ГДР. Была идея, которая была доведена до конца, нейтральной Финляндии, да? То есть, значит, какие-то шли (НЕРАЗБОРЧИВО).

Мне кажется, что даже это сейчас угасло.

О.Журавлёва Ну, это то, что своего рода шарашка интеллектуальная.

В.Ерофеев Это шарашка, да. Но она была. Я не говорю, что это замечательная система, но она была. Но мне кажется, что сейчас только угодничество и вообще лизоблюдство.

О.Журавлёва Ну, почему? Тоже есть виды шарашек. Есть всякие форумы, где собираются люди, говорят о том, как должно быть. Там экономисты, например, или еще кто-то.

В.Ерофеев Да, я, кстати говоря, поучаствовал в таком.

О.Журавлёва И ничего.

В.Ерофеев Да. Я поучаствовал, и на таком экономическом однажды был в Красноярске, и на Валдайском был пару раз. И надо сказать, что, действительно, там такая сложная связь. Разные направления. Там есть ностальгия иностранных делегатов, которые просто…

У нас поразительно. Страна такая прекрасная и много людей иностранцев, которые не могут просто жить без воспоминаний о России.

Вот, Оль, я приезжаю в Париж, и журналисты, которые всё время ругают Россию, они уезжают, а потом сидят и скучают. И когда я приезжаю, они прям все собираются вот такие…

О.Журавлёва А почему, вот, можно скучать?

В.Ерофеев А вот тут уже загадка такая. Тут загадка.

О.Журавлёва Ну, вы занимаетесь загадкой России, я не знаю, сколько лет.

В.Ерофеев Нет, ну, дело в том, что… Понимаете, наверное, все-таки, вот, Россия еще… Вот, мы чего-то сегодня говорим о подсознании, в смысле Трамп – это такое, дурное подсознание. Но есть еще, вот, Гройс Борис, наш философ, который живет в Германии, правильно сказал, что Россия – это подсознание Европы. То есть, понимаете, есть вещи, которые ты в России чувствуешь и ярко чувствуешь, пламенно чувствуешь и которые гасишь в Европе по поводу того, что ты цивилизованный, спокойный, сдержанный и прочее-прочее господин. И ты попадаешь в эти эмоции не политические, да? В эмоции дружбы, в эмоции влюбленности, в эмоции, если хотите, адюльтера, еще чего-то такого.

О.Журавлёва А, может быть, еще и ксенофобии?

В.Ерофеев Нет-нет, я сейчас не беру идейные, я имею в виду такие эмоции, которые связаны с какими-то человеческими чувствами. И ты потом приезжаешь и видишь, что в твоей стране тебе этого недодают. И может быть, эти эмоции тоже не совсем культурные, может быть, эти эмоции тоже не совсем правильный эмоции. Но, видимо, в человеке есть и такое направление, которое ждет этих неправильных эмоций или таких нестандартных. И это прорывается.

Другое дело, политика. Тут они все каменная такая стена, это они не любят. И они со мной, кстати говоря, это не обсуждают. А чего обсуждать? А вот там вот какие-то вещи, связанные… И очень ценят, конечно, русскую культуру, целиком ее, всю, ту культуру, которая реальная культура, не выдуманная.

Ведь, русская культура тоже несет какой-то эмоциональный заряд, который не всегда свойственный западной культуре, хотя, там тоже есть своя подсознанка в культуре. Но не важно.

В.Ерофеев: Страну невозможно не любить, в силу исторических, культурных причин, она вбирает эмоции, нужные человеку

В общем, понимаете, дело в том, что тут и раскалывается это всё. Раскалывается на то, что есть удивительная страна. А с другой стороны, вот, есть, за стеной живут люди, которые руководят и говорят, что «будьте патриотами», показывая на себя, а не на ту страну, не на ту культуру, которая заслуживает того, чтобы, действительно, ее ценили, любили и даже где-то преклонялись.

Ну, вот, тоже, кажется, не очень сложная структура (переключать, переводить стрелки на себя), но все так ... «Так, подожди. Если я этих не люблю, так я, значит, не патриот?» Нет, как раз ты патриот, если этих не любишь. А страну невозможно не любить, потому что она, благодаря самым разным историческим и культурным причинам, она вбирает в себя те эмоции, которые человеку нужно.

О.Журавлёва Об эмоциях…

В.Ерофеев Хорошо я сказал?

О.Журавлёва ...красиво сказал писатель Виктор Ерофеев. Мы ему очень признательны, это его особое мнение. Всем спасибо, всего доброго.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире